«Care of Srila Gadadhara Pandita and Srila Bhakti Vinod Thakur». Srila Bhakti Sudhir Goswami Maharaj. Thailand, 8th of July, 2013

Get the Flash Player to see this player.
скачать (формат MP3, 13.3 МБ)

Shrila Bhakti Sudhir Goswami Maharaj

Care of Shrila Gadadhar Pandit and Shrila Bhaktivinod Thakur

(8th of July 2013, Thailand)


Goswami Maharaj: Gurudev would always say when some special day comes, that... He would say, “Something is better than nothing.” Very humbly he would say that. Sometimes he would take the simplest words and they became new and profound in a new way. Because if the Vaishnava repurposes something with Krishna-conception, it has a new meaning. And he maybe told, “One word from Guru is impossible to repay.” We give pranami as symbolic. Actually the only thing you do is offer yourself. And we don’t consider that is enough, cause we don’t consider that we are... jiva, has no wealth on her own.

But... So we’re told, “You can offer the world as pranami, it’s not equal to a word from Gurudev, Guru.” So it is said, “Something is better than nothing.” I think about this, it saves me time and time. And little instructions, that Maharaj gave had become very meaningful to me in time. And sometimes I also talk to him to express some appreciation for that. I thought once, if ever the expression “something is better than nothing” is true, it’s in relation to Krishna consciousness. Because something—back to that one word, you can’t pay back with the whole world—so he is right to the infinite degree, something of Krishna consciousness is infinitely better than nothing of Krishna consciousness.


And we have our duty, responsibility—on the basis of what’s been extended to us—to try and extend that to others. We don’t consider we have any independent wealth but we can’t deny, we got something from Guru. So we try—however inadequately—to pass that on to others. And we don’t judge the success of that by any other metric or standard, that attempt to please the guru-varga and the upper world. Have you think about Bhaktivinod Thakur had a handful of disciples—sometimes Guru Maharaj says, six or seven—was/has he a success? And those six or seven it’s not like they were the ones who went on to..., I mean exalted souls no doubt... but they were not the ones who went on to do astonishing extension of Krishna-consciousness.

Guru Maharaj said, in his final days, after he [Bhaktivinod] given the whole wealth of the Krishna consciousness movement and [unclear] Sarasvati Thakur everything, “The wealth—Gurudev said—in a melted heart of Bhaktivinod Thakur that’s what attracted Saraswati Thakur to come down in this world and distribute that.” That Bhaktivinod Thakur left the world, lamenting, saying, “I could not serve You, my Lord.” He was crying, taking himself to be a failure—that’s the mood of a devotee, who gave everything. That would later, all the substance that would later become Krishna-consciousness movement.


And you will hear at different times, we say, everything comes from Mahaprabhu, everything from Krishna, we need Nityananda Prabhu’s grace, Advaita and Haridas brought Mahaprabhu down, right? But—you know—Shachimata gave her Nimai, Vishnupiya from—you know...

tyaktvā su-dustyaja-surepsita-rājya-lakṣmīṁ...1

From the imperial throne in love of heart of Vishnupriya. In one sense Mahaprabhu is her gift to the world. But then we say, “Oh, we owe everything to Prabhupad Swami Maharaj and Saraswati Thakur [...] Bhaktivinod Thakur!” And it’s all truth.

And it’s not co-incidence that it’s also the disappearance day of Gadadhar Pandit. The wealth of Bhaktivinod Thakur belongs to Gadadhar Pandit. Its all Gagaghar Pandits wealth. Who is Gadadhar Pandit? Shrimati Radharani. The remainder after She has given the wealth of Her heart which is the Krishna consciousness, that is Krishna consciousness, krishna-prem. We say, “Oh, Mahaprabhu came to give krishna-prem!” All right. Krishna is Krishna, He is enjoyer. Krishna-prem means love of Krishna. So Guru Maharaj [wrote] so perfectly, guru-rūpa-hariṁ gauraṁ, rādhā-ruci rucāvṛtam2, the guru-rūpa of Hari, of Krishna is Gauranga, who is what? Rādhā-ruci rucāvṛtam, covered by the heart, the taste, what She is tasting, feeling, expiriencing, Her heart covered by that, then He is distributing krishna-prem. Why? It’s what is in Her, He is saying, “I don’t find anything better than this.” So we take it from Krishna Himself. He is saying, “It’s better to be a devotee than to be Me. I’m telling you. I am the only person who can know that. It’s superior to be a devotee of Krishna than to be Krishna. I prefer it.” What/One an astonishing thing!


So Guru Maharaj identified this in the Bhaktivinod Viraha Dashakam: śrī-rādhā-pada-sevanāmṛtam aho tadAho means “Oh!”—dātum īśo3. Bhaktivinod Thakur, this is your gift to the world. What Mahaprabhu came down with, that only Swarup knows fully (that’s why Chaitanya-caritamritam is based on his notes) Sanatan worshipped, Rupa distributed, Raghunath Das and Krishna [Das] they tasted that, enhanced the substance, Jiva and Baladev protected it, Brahma, Shuka, Shiva and Uddhava, they aspire for a drop of it, what is it? Śrī-rādhā-pada-sevanāmṛtam aho tad dātum īśo bhavān. This is Bhaktivinod Thakur’s gift to the world. The reason we’re all in this room is the mercy of Bhaktivinod Thakur.



Really it’s he... dharmmaś-charmma-gato ’jñataiva satatā yogaś cha bhogātmako4. Guru Maharaj—if you look another part in the Ashtakam—he is saying, “How far off the sampradaya had become before the appearance of Bhaktivinod Thakur, the Vaishnavas did not have a good name. And everything was being modified, adulterated, imitated, it was a tragedy. And Bhaktivinod Thakur did the course correction to bring the Krishna consciousness movement back on course.” It were (?) identified on the basis of Totaram Das Babaji thirteen types of sahajiya sampradayas. How fine is substance of Krishna consciousness! Thirteen different types of counterfeit substance plaguing like a plague upon the people of Bengal and Vrindavan and India—all wrong, all going in the wrong direction, what—I mean—worst in what’s going on in the world. Had actually(?). As Guru Maharaj said—better just be... and Bhaktivinod said, “I’d rather have the association of an enjoyer than a mayavadi of by extension these people. That person has a chance to connect with a proper agent.”


So Bhaktivinod Thakur brought it back on course and at the same time has a family. There’re like twelve children. It’s India, you have to merry you daughters and do the whole thing. He is a district magistrate. Sometimes we hear, he rest from eight o’clock at night, he takes some chapatis and milk, thick rotees and milk in evening, then rest from eight till midnight. Then from midnight till sunrise write, compose, do all these things, those magical things that he did. And then some three-four clock crying out, krishna-nam. Then the sunrise come, he rest a little longer and then go to work. So he did all of this, has a full family, love it too (?). How extraordinary. As Guru Maharaj said, when we consider the wealth, the magnitude of wealth of Bhaktivinod Thakur we can only conclude, he descended from the upper world. He is not a practitioner, who achieved something in this lifetime. He shows that like that he comes here and—just like—what might it been relatively speaking an ordinary Bengali of the day. From that position he starts to assort himself. Not as—you know—a sadhu, baba from day one—not like that. In his forties he says—you know—he gets a Chaitanya-charitamritam, starts considering the eastern savior. “The western savior—he said—was Jesus, the eastern saviour—Gauranga.”


The man who was trying to combine Hinduism and Christianity, they called it Bramhoism, there was a name Ram Mohan Roy. He thought—Bhaktivinod—he is the one, who will carry on the line ... That’s why that Bhagavat speech, that he gave was a parting of the ways, that’s where he came out as a Vaishnava. It was shocking to Ram Mohan Roy. Bhaktivinod Thakur, that’s when he came out and said, “Yes, the western saviour... but our eastern saviour Gauranga.” And he shifted everything in Mahaprabhu’s direction. And Ram Mohan Roy was crushed by it. And that’s when Bhaktivinod came out.

In the rest is just, you look at his writings, even you look at the one, and we say, “Oh, this is for the West, the addunikibha (?), the westerners.” Krishna-samhitam, you know, little beginning and little end. Look in the middle part—all original Sanskrit composition of the highest, most profound said (?) inaccessible. But an interesting introduction, and an interesting summary conclusion. But in between—incredible. In Jaiva-Dharma... Read one chapter of anyone of these books and you’ll conclude, this is not the word of a man, of a human being, but divine revelation descended through an agent, of course based on his qualification.


So... And Gadadhar Pandit—remember, Saraswati Thakur says in his concluding words of Madhya-lila—that, if I look very deeply in my Guru, I see the ashta-naika. It means as (?) ashta-sakhis, eight principal servitors, he sees, but, going deeper they’re all considered like aspects of Shrimati Radharani. He said, “On the deepest level I see Radharani Herself, when I look deeply at my Gurudev.”

And Guru Maharaj points out—and not to take this in the wrong way—really, substantially the Guru of Saraswati Thakur is Bhaktivinod Thakur. Bhaktivinod says, “You go to Gaurakishor Das Babaji.” And there is some reasoning (?) behind that and Gaurakishor Das Babaji infinitely divine person. But really Bhaktivinod Thakur is everything to Saraswati Thakur. So even that includes Babaji Maharaj.

And so he says beautifully there, “I see Gaurakishor Das Babaji Maharaj as Swarup Damodar, Lalita Sakhi. And I see Bhaktivinod Thakur as Gadadhar Pandit.” So that’s a double. Bhaktivinod Thakur—this day, Gadadhar Pandit—this day. Just like Guru Maharaj once said, remember, “Janmashtami, Krishna-ashtami, ashtami means eight, [...] so that Krishna on eight, Radhashtami on eight. So if you combine Radha and Krishna—what you get—purnima, Gaura Purnima.” So, but in a mysterious way, Bhaktivinod Thakur would leave the world on the time of Gadadhar Pandit; as I say, it’s not a coincident. And that Gadadhar Pandit is Radharani Herself after Krishna is lent (?) Her heart and halo, and She on the banks... Guru Maharaj wrote the beautiful shloka, Gadadhar-pranam... Just on the Vyas (?) he wrote a few introductory shlokas. It could help us, it gives you a hint, the criteria of his selection for this special work on a Bhagavat, to extract the Bhagavatam. We should never ever think that we understand these things or know these things, just respectfully make our approach; and sometime some glimpse—Bhaktivinod Thakur says, it’s like lightning—a glimpse. That’s why Guru Maharaj said, Swami Maharaj said, you’ll faint, meaning, you won’t be able to maintain consciousness there (?), it’s beyond your conscious capacity to sustain.


But Guru Maharaj so beautifully wrote this shloka, and he is utter it (?) many times when in the afternoon, I love this time so much to be... Guru Maharaj is in his chair, the plantation chair. The afternoon, he looks towards the deities, in the morning toward Mayapur. He is on the bed in the morning, in the chair in the afternoon. Anyway. And sometimes we just... he, Gururdev and I or other (?) fortunate. One day I little mischievous said, “What are those things, that would make one faint?” And Guru Maharaj like, “What?” And Govinda Maharaj with that beautifully—haha!—he starts laughing in a very jolly way, and he is saying in Bengali, “Goswami Maharaj want you to make him faint.” And they like, “What?” And I said, “Well you... I just... could you’ll a sample of what that would be.” And then it was very beautiful, you see, the two of them start discussing many possible things that he could say. It goes on for some time []. And then Guru Maharaj starts with this.

nilāmbhodhi-tae sadā sva-virahā-kepānvita bāndhava
śrīmad-bhāgavatī-kathā madirayā sañjīvaya
m bhāti ya
sadā sva-nayanāśrū-pāyanai pūjayan
goswāmi-pravaro gadādhara-vibhur-bhūyāt mad-ekā-gati5

He said, “On the shore of that broad blue ocean...” Here nila, nila means blue, nilachala, nilambhodhi, tate tatha, like chi-tatanilāmbhodhi-taṭe sadā sva-virahā... Mahaprabhu is on the shore of that broad blue ocean, feeling what—sva-viraha, separation from Himself. What is that? Separation from Himself means in a mood of Radharani feeling separation from Krishna. He can’t, He wanted to know, what is that. Now He knows what that is like, and it’s devastating. He is on the verge of death, the ten stage of separation is death. Sva-virahā-kṣepānvitaṁ bāndhavaṁ, in the company of His friend, and there is Gadadhar Pandit with the BhagavatamŚrīmad-bhāgavatī-kathā madirayā sañjīvayam bhāti yaḥ, and supplying shlokas from the Bhagavatam [are] like intoxicants. The way one friend is broken-hearted, another friend comes gives them some intoxication to relive their pain. So the what is intoxicating are these shlokas from the Bhagavatam and only Gadadhar knows, because that’s Radharani. Imagine, this is Radharani’s Bhagavatam, She is saying, “These, these are the ones that help Me. When I feel just like You feel, these are the ones that come to save Me.” She can only know that, and Lalita. But Radharani Herself, this is Radharani Bhagavatam.


And what sanjivayam, sanjivayam is this like medicine, that brings one back from the death. Remember, that ayurvedic doctor in Kolkata told me once, “Yes, there is one ayurvedic medicine, sanjivayam-ras, it will bring a dead man back to life.” Who is like just died a few minutes ago.

Anyway. Madirayā sañjīvayam bhāti yaḥ śrīmad-bhāgavataṁ sadā sva-nayanāśrū-pāyanaiḥ pūjayan. And while Gadadhar Pandit is reading this, tears are streaming down his face, like lotus tear offerings onto the pages of the Bhagavatam, washing away those shlokas. That’s why later when Shrinivas Acharja comes, Gadadhar Pandit says, “What I want to teach you is washed away.” Why is it not there? Because the tears of Gadadhar Pandit washed it away. And I say, as if we cannot know that, as if we’re not yet ready to know, what they are, cause when Shrinivas comes back, gone, only Guru Maharaj and by extension Gurudev, and it’s allright, it’s not time to know that. Its beyond our capacity. Goswāmi-pravaro gadādhara-vibhur. And he says, Gadadhar—who is he? Goswāmi-pravaro, the best of the Goswamis. We seing/think (?), the six, and he is saying, the best Gadadhar Pandit. Goswāmi-pravaro gadādhara-vibhur-bhūyāt mad-ekā-gatiḥ. And what I will select here let those being offering to please that Gadadhar Pandit. So in this way Guru Maharaj given an indication of what the quality of those shlokas, and what the subject matter, the tasting matter would be, and [afterwards] it’s we would faint, we faint to be there. And hearing this—what I say now—is aparadh, vakya/bhaktya-aparadh, compared to what Guru Maharaj actually expressed, but I just spinned off (?) against the wall, and like had my head against the wall for around fifteen minutes, I came (?) fainted condition. And when I came back Gurudev and Guru Maharaj they having a normal discussion.


So anyway, today’s Gadadhar Pandit dissapearance day and Bhaktivinod Thakur dissapearance, to go through the Bhaktivinod-viraha Dashakam is very helpful.

Avadhut Maharaj: We’re lucky to hear this today...

Goswami Maharaj: Yes, and we always talk about particular shloka but there’re many there. And one of the things he says to, it’s not fully comes through in translation, he’s saying, “What you have given has exceeded Ramanuja and Madhva,”—that is what he’s saying. “You’re greater then them,”—that’s what Guru Maharaj’s saying. “You’re greater acharja, than Madhavacharja and Ramanuja, cause what you’ve given to the world exceeds what they gave.” Thats what he is saying. And many things are there. And just one, one of the most poetic ones there is like Kali-das (?), where he is talking about, he is like the moon, as moon rays nourish the live-giving herbs (?) in this world, he is like moon light nectar pouring (?) from Bhaktivinod Thakur revive the sampradaya, brought it back from death. There is many beautiful. Every shloka is a jewel mind (?). So many can be extracted from there, but that one about the moon shining on the herbs, giving them life an nourishment... And many many things, that’s why when Saraswati Thakur read that, he said, “I may leave the world, but one man got it, what I came to give.” And that’s Shridhar Maharaj. “Now I’m happy at least one man remains behind who can represent me fully.


Avadhut Maharaj: This idea of full-fledged theism is come [actually] from Krishna-samhita, Bhaktivinod Thakur, he actually revealed the ontology of rasa how it’s, how many different world […] of different religions, […] fully Mahaprabhu teaching. So we can understand that he is not only a divine person, also able to represent the magnitude of Mahaprabhu conception anyway all filled. That’s like his ability. It’s what he say, “First part of book I wrote for intellectual, second part of book for one, reading classical scripture, so that I wanted to accommodate two groups of people: one—intellectuals and one—those who has mind setted for religious studies and appreciate different shlokas and... So he is like perfectly fulfill any kind of group.

Goswami Maharaj: Right, but then it makes you wonder, what is his group? He is doing this to... But Guru Maharaj explain that also in his birthday song for Saraswati Thakur: guṇamañjari-garimā-guṇa-harivāsanavayanam—line about Vrindavan, vrajakānana-bahumānana-kamalapriyanayanam6... Anyway where he says—and we’ll finish with this—in the spiritual world there is a kunja, that is Yudheshvari(?), that group leader is Kamala Manjari, who is Bhaktivinod Thakur. And in the group is Guna Manjari, Gaura Kishor Das Babaji Maharaj and Nayanami Manjari, Shrila Saraswati Thakur likes the same the glories of Guna Manjari. So the gunas of guna, cause the name Guna is her name and guna means quality. But guna also means thread. We’re said, so with each qualities like a thread, thread, thread, creating a web, and he says, creates the tent, a chinmoy tent, that’s irresistible to Krishna and he likes to—harivasana—he wants to live inside the tent of the glorification of the qualities of Guna Manjari by Nayanami Manjari. So what is the spiritual? And that’s the kunja predominated by Kamala Manjari.

And that Bhaktivinod Thakur when he revealed Mayapur Vrindavan had births (?) of the Dham to attract people, bramins wouldn’t go there, they were afraid because of Muslim area, he can only get some lower-class people, had to prepare ganja by his own hands for them to get them, like to do the job, many things.

So when Saraswati Thakur time, vaikuntha-vritti, no limitations on the extention of Krishna consciousness to others. It’s in the line of Bhaktivinod Thakur anyway.

Avadhut Maharaj: Maharaj, are we giving talk tonight?

Goswami Maharaj: This was my talk.

Captured by Nilambari Devi Dasi
Edited by Tradish Das



Шрила Бхакти Судхир Госвами Махарадж

Забота Шрилы Гададхара Пандита и Шрилы Бхактивинода Тхакура

(8 июля 2013 года, Чиангмай, Таиланд)


Госвами Махарадж: Когда наступал какой-либо особенный день, Гурудев всегда говорил: «Что-то лучше, чем ничего». Он говорил это чрезвычайно смиренно. Иногда он использовал самые простые слова, и они становились свежими и по-новому глубокими. Потому что когда вайшнав изменяет нечто в свете Кришна-концепции, это обретает новый смысл. И, вероятно, он говорил: «Невозможно отплатить за одно слово Гуру». Мы символически предлагаем пранами. На самом деле единственное, что мы делаем — это предлагаем себя. И мы не считаем, что этого достаточно, потому что не считаем, будто у нас, джив, есть свое собственное богатство.

Нам говорят: «Вы можете предложить [весь] мир в качестве пранами, и это не будет равноценно [одному] слову Гурудева, Гуру». Потому говорится: «Что-то лучше, чем ничего». Я об этом размышляю, это снова и снова спасает меня. И небольшие наставления, которые давал Гуру Махарадж, со временем стали для меня очень значительными. Иногда я разговаривал с ним, выражая признательность за это. Однажды я подумал, что если выражение «что-то лучше, чем ничего» когда-нибудь и является истиной, то точно в отношении сознания Кришны. Потому что, — возвращаясь к этому «одному слову [Гуру], за которое вы не можете расплатиться и целым миром», — в бесконечной степени истинным будет то, что что-то в сознании Кришны бесконечно лучше, чем ничего в сознании Кришны.

Также у нас есть долг, ответственность — возложенные на нас вместе с тем, что нам было явлено, — стараться передавать это другим. Мы не считаем, что обладаем каким-либо собственным достоянием, но не можем отрицать, что получили нечто от Гуру. Поэтому мы пытаемся — какими бы несовершенными ни были эти попытки — передать это другим. И мы не оцениваем успешность этого, этой попытки угодить гуру-варге и высшему миру, иными мерами или стандартами. Вы задумывались о том, что у Бхактивинода Тхакура была горстка учеников — иногда Гуру Махарадж называл число: шесть или семь — это успех? И те шесть или семь — бывшие, без сомнений, возвышенными душами — навряд ли были теми, кто продолжил делать поразительные успехи в распространении сознания Кришны. Гурудев говорил, что растопленное [любовью] сердце Бхактивинода Тхакура — это то, что привлекло Сарасвати Тхакура, благодаря чему он низошел в этот мир и распространил это. Гуру Махарадж говорил, что в свои последние дни, покидая мир, передав Сарасвати Тхакуру все, все сокровище движения сознания Кришны, Бхактивинод Тхакур сокрушался, говоря: «Я не смог услужить тебе, мой Господь». Он плакал, считая себя падшим, — таково настроение преданного, который отдал все, все существо, что позднее станет движением сознания Кришны.

И вы в разное время услышите от нас, что все приходит от Махапрабху, все [приходит] от Кришны, что мы нуждаемся в милости Нитьянанды Прабху, что Адвайта и Харидас привели сюда Махапрабху — так? Но — как вам известно — Шачимата отдала своего Нимая. Вы знаете о Вишнуприе:

тйактва̄ су-дустйаджа-сурепсита-ра̄джйа-лакш̣мӣм̇...7

[Махапрабху сошел] с императорского трона любви сердца Вишнуприи. В определенном смысле Махапрабху — это ее дар миру. Но затем мы говорим: «О, мы всем обязаны Прабхупаде Свами Махараджу и Сарасвати Тхакуру, Бхактивиноду Тхакуру!» И все это истина.

И вовсе не случайно сегодня также и день ухода Гададхара Пандита. Сокровище Бхактивинода Тхакура принадлежит Гададхару Пандиту. Все это богатство Гададхара Пандита. Кто такой Гададхар Пандит? — Шримати Радхарани. То, что осталось после того, как Она отдала сокровище Своего сердца, коим является сознание Кришны, это сознание Кришны, кришна-према. Мы говорим: «О, Махапрабху пришел, чтобы даровать кришна-прему!» Хорошо. Кришна — это Кришна. Он наслаждающийся. Кришна-према значит любовь к Кришне. Потому Гуру Махарадж написал эти превосходные слова: гуру-рӯпа-харим̇ гаурам̇, ра̄дха̄-ручи-руча̄вр̣там8. Гуру-рӯпа Хари, Кришны, — кто это такой? Ра̄дха̄-ручи-руча̄вр̣там, укрытый сердцем, вкусом, который вкушает, испытывает, переживает Она, Ее сердце укрыто этим. И Он раздает кришна-прему. Почему? Он говорит о том, что находится внутри Нее: «Я не встречал ничего лучше!» Мы слышим об этом от Самого Кришны. Он говорит: «Лучше быть преданным, чем Мной. Это вам Я говорю. Я единственный, Кто может это знать. Быть преданным Кришны более возвышенно, чем быть Кришной. Я предпочитаю первое». Изумительно!

Гуру Махарадж установил это в «Бхактивинода-вираха Даш́акам». Ш́рӣ-ра̄дха̄-пада-севана̄мр̣там ахо тад. Ахо значит «О!» Да̄тум ӣш́о бхава̄н9. Это твой дар миру, Бхактивинод Тхакур. То, с чем низошел Махапрабху, что в совершенстве знал только Сварупа (поэтому «Чайтанья-чаритамрита» опирается на его записи), чему поклонялся Санатана, что распространял Рупа, что вкушали, чью субстанцию улучшали Рагхунатх Дас и Кришна [Дас], что оберегали Джива и Баладев, каплю чего жаждут обрести Брахма, Шука, Шива и Уддхава — что это? Ш́рӣ-ра̄дха̄-пада-севана̄мр̣там. Таков дар Бхактивинода Тхакура миру. Причина того, что мы все находимся в этом помещении — милость Бхактивинода Тхакура.


В действительности он... дхармаш́-чарма-гато ’джн̃атаива сатата̄ йогаш́ ча бхога̄тмако10. В другой части «Аштакам» вы найдете, что Гуру Махарадж говорит, насколько к приходу Бхактивинода Тхакура отклонилась сампрадая. У вайшнавов не было доброго имени. Все подверглось изменениям, порче, подделке, это была трагедия. И Бхактивинод Тхакур исправил курс, чтобы вернуть сознание Кришны обратно в русло. Согласно Тотараму Дасу Бабаджи, насчитывалось тринадцать типов сахаджия-сампрадай. Насколько возвышенна сущность сознания Кришны! Тринадцать различных типов поддельной сущности, подобно чуме мучающих жителей Бенгалии и Вриндавана, Индии — и все они ошибочны, все движутся не в том направлении, что, я имею в виду, худшее из того, что происходит в мире. На самом деле происходило. Как говорил Гуру Махарадж, лучше быть... И Бхактивинод говорил: «Я лучше буду общаться со сластолюбцем, чем с майявади, или, говоря шире, с этими людьми. У такого человека (сластолюбца/материалиста) есть шанс встретиться с подлинным представителем [Кришны]».

Итак, Бхактивинод Тхакур вернул это [движение сознания Кришны] обратно в [правильное] русло. И в то же время у него была семья. Около двенадцати детей. В Индии вы должны женить своих дочерей и выполнять прочие обязанности. Он был окружным судьей. Иногда мы слышим, что он отдыхал с восьми часов вечера. Вечером он принимал [в пищу] чапати и молоко, роти с молоком, после чего отдыхал с восьми часов до полуночи. Затем с полуночи до рассвета писал, сочинял и тому подобное, писал все эти волшебные вещи, а затем три-четыре часа выкрикивал кришна-нам. Затем, когда наступало утро, он еще немного отдыхал, после чего отправлялся на работу. Таким образом он все это делал, у него была полная семья, которую он тоже любил. Насколько это исключительно! Как говорил Гуру Махарадж, когда мы представим себе сокровище, масштаб богатства Бхактивинода Тхакура, мы сможем сделать лишь один вывод: он низошел из высшего мира. Он не практикующий, достигший чего-то за свою жизнь. Он показывает, что он пришел сюда как, условно говоря, обычный бенгалец того времени. Из этого положения он начинает разбираться в себе. Он не стал в первый же день садху, бабой, нет. Он говорит, что в сорок лет он взял в руки «Чайтанья-чаритамриту», начал почитать восточного спасителя. Он говорил, что западным спасителем был Иисус, а восточный спаситель — Гауранга.

Человеком, который пытался совместить индуизм и христианство (это называлось брахмоизмом), был Раммохан Рой. Бхактивинод полагал, что он тот, кто продолжит линию... Поэтому та речь по «Бхагаватам» была распутьем, где он явил себя как вайшнав. Это было шоком для Раммохана Роя. Тогда Бхактивинод Тхакур вышел и сказал: «Да, есть западный спаситель, но наш восточный спаситель Гауранга». И он обернул все в пользу Махапрабху. И поверг этим Раммохана Роя. Именно тогда Бхактивинод проявил себя.

В остальном, просто взгляните на его произведения, даже если вы взглянете на одно из них. Мы можем сказать: «Это написано для Запада, аддуникибха(?), западных людей». В «Кришна-самхите», как вы знаете, небольшое начало, небольшое заключение. [Но] загляните в середину: все наполнено возвышеннейшими санскритскими [заключениями] высшего, глубочайшего характера — недостижимыми. Интересное введение, интересные заключительные выводы. Но то, что в середине, — невероятно. Прочтите одну главу «Джайва-дхармы», любой из этих книг, и вы поймете, что это слова не мужчины, не человека, но божественные откровения, нисшедшие через посредника, конечно же в соответствии с его квалификацией.

Итак, что касается Гададхара Пандита. Помните, что Сарасвати Тхакур говорит в своих заключительных словах к Мадхья-лиле: «Если я глубже загляну в своего Гуру, я увижу ашта-наика». Это значит, что он как бы видит ашта-сакхи, восьмерых главных служительниц. Но, заходя дальше, все они считаются аспектами Радхарани. Он говорит: «В самой глубине, когда я заглядываю глубоко в своего Гурудева, я вижу Саму Радхарани».

Гуру Махарадж обращает внимание на то — не поймите это неправильно, — что на самом деле, по сути, Гуру Сарасвати Тхакура — это Бхактивинод Тхакур. Бхактивинод говорит [ему]: «Отправляйся к Гауракишору Дасу Бабаджи». И за этим стоит своя логика, и сам Гауракишор Дас Бабаджи — безгранично духовная личность. Но на самом деле Бхактивинод Тхакур — это все и вся для Сарасвати Тхакура. И это включает в себя и Бабаджи Махараджа.

И он [Сарасвати Тхакур] говорит здесь прекрасные слова: «Я вижу в Гауракишоре Дасе Бабаджи Махарадже Сварупу Дамодара, Лалиту Сакхи. И я вижу в Бхактивиноде Тхакуре Гададхара Пандита». Это двойное [событие]. Это день [ухода] Бхактивинода Тхакура и Гададхара Пандита. Как однажды сказал Гуру Махарадж, помните: «Джанмаштами, Кришна-аштами... Аштами значит „восемь“. Амавасья — это шестнадцатый день. Кришна явился на восьмой день, Радхарани — на восьмой. Таким образом, если вы сложите Радху и Кришну — что у вас получится — пурнима, Гаура-пурнима».

Мистическим образом Бхактивинод Тхакур оставил мир в день [ухода] Гададхара Пандита, и, как я сказал, это не случайность. И этот Гададхар Пандит — Сама Радхарани после того, как Кришна забрал Ее сердце и сияние, и Она на берегах...

Гуру Махарадж написал прекрасную шлоку, Гададхар-пранаму. Он написал несколько вступительных шлок. Они могут помочь нам, они дают вам намек на то, по каким критериям он отбирал [шлоки] для этого особого труда по «Бхагаватам», избранного из «Бхагаватам». Нам никогда не следует думать, что мы понимаем такие вещи или знаем их, мы просто относимся к ним со всем уважением, и иногда видим некий отблеск, — Бхактивинод Тхакур сравнивал его с молнией, — отсвет. Поэтому Гуру Махарадж говорил, Свами Махарадж говорил: «Вы потеряете сознание». То есть вы не сможете оставаться в сознании, это за пределами вашей способности вмещать.

Гуру Махарадж написал эту прекрасную шлоку, и множество раз в послеобеденное время он произносил ее. Я так любил это время. Гуру Махарадж сидел в своем кресле, плантаторском кресле. После обеда он поворачивался лицом к Божествам, утром — к Маяпуру. Утром он на кровати, днем в кресле. Как бы то ни было. Иногда мы просто [находились там]: он, Гурудев, я и другие удачливые [личности]. Однажды я немного в шутку сказал: «Что это за явления, из-за которых человек падает в обморок?» Гуру Махарадж не понял. И тогда Говинда Махарадж принялся прекрасно радостно смеяться и сказал на бенгали: «Госвами Махарадж хочет, чтобы вы довели его до обморока». И он снова: «Что?» Тогда я сказал: «Ну вы... я просто... Не могли бы вы привести пример того, что это такое?» И это было очень красиво: видеть, как они начали обсуждать множество тех вещей, которые они могли бы сказать. Это некоторое время продолжалось. И затем Гуру Махарадж начал цитировать следующее:

нила̄мбходхи-тат̣е сада̄ сва-вираха̄-кшепа̄нвитам̇ ба̄ндхавам̇
ш́рӣмад-бха̄гаватӣ-катха̄ мадирайа̄ сан̃джӣвайам бха̄ти йах̣
ш́рӣмад-бха̄гаватам̇ сада̄ сва-найана̄ш́рӯ-па̄йанаих̣ пӯджайан
госва̄ми-праваро гада̄дхара-вибхур-бхӯйа̄т мад-эка̄-гатих̣11

Он сказал: «На берегу этого широкого синего океана...» Нила здесь означает «синий», нилачала, ниламбодхинила̄мбходхи-тат̣е сада̄ сва-вираха̄. Махапрабху на берегу этого широкого синего океана переживает что — сва-вираха, разлуку с Самим Собой. Что это такое? Разлука с Самим Собой означает в настроении Радхарани, чувствующей разлуку с Кришной. Он не мог [испытать этого], Он хотел узнать, что это такое. Теперь Он знает, каково это — это опустошительно. Он на грани смерти; десятая стадия разлуки — смерть. Сва-вираха̄-кшепа̄нвитам̇ ба̄ндхавам̇ — в обществе Своего друга, рядом Гададхар Пандит с «Бхагаватам». Ш́рӣмад-бха̄гаватӣ-катха̄ мадирайа̄ сан̃джӣвайам бха̄ти йах̣, и шлоки поддержки из «Бхагаватам» подобны опьяняющим веществам. Когда у одного друга разбито сердце, другой друг приходит и дает ему опьяняющее средство, чтобы унять его боль. Здесь этим опьяняющим средством служат шлоки из «Бхагаватам», и только Гададхар знает [какие из них], потому что он — [Сама] Радхарани. Представьте себе, это «Бхагаватам» Радхарани. Она говорит: «Эти, эти помогают Мне. Когда Я испытываю то же, что и Ты [сейчас], они появляются и спасают Меня». Лишь Она знает об этом, и еще Лалита. Сама Радхарани, это «Бхагаватам» Радхарани.

Что такое сан̃джӣвайам? Сан̃джӣвайам — это такое лекарство, которое возвращает человека с того света. Помню в Калькутте доктор-аюрведист однажды сказал мне: «Да, есть один аюрведический препарат, сан̃джӣвайам-рас, он возвращает умершего к жизни». Того, кто умер несколько минут назад. Как бы то ни было, мадирайа̄ сан̃джӣвайам бха̄ти йах̣ ш́рӣмад-бха̄гаватам̇ сада̄ сва-найана̄ш́рӯ-па̄йанаих̣ пӯджайан. В то время как Гададхар Пандит читает это, слезы струятся по его лицу, как слезы-лотосы-подношения страницам «Бхагаватам», смывающие эти шлоки. Именно поэтому, когда позднее пришел Шринивас Ачарья, Гададхар Пандит говорит: «То, чему я хочу научить тебя, утекло». Почему этого больше нет? Потому что это смыли слезы Гададхара Пандита. И я говорю, словно мы не можем знать этого, словно мы не готовы знать, что это за шлоки, потому что к приходу Шриниваса они исчезают. [Знают] лишь Гуру Махарадж и Гурудев, и это нормально, еще не время знать это. Мы этого не вместим. Госва̄ми-праваро гада̄дхара-вибхур. Он говорит: кто такой Гададхар? Госва̄ми-праваро, лучший из Госвами. Мы думаем о шести, а он говорит: лучший — Гададхар Пандит. Госва̄ми-праваро гада̄дхара-вибхур-бхӯйа̄т мад-эка̄-гатих̣: и пусть те стихи, что я выбираю, будут подношением, дабы порадовать Гададхара Пандита. Таким образом, Гуру Махарадж указывает, каким качеством обладают те шлоки, и какой может быть их тема, характер, вкус. И затем мы, находясь там, потеряли сознание. И услышав это — то, что я сейчас говорю, — это апарадха, вакья/бхактья-апарадха в сравнении с тем, что в действительности выразил Гуру Махарадж, — я уперся в стену, моя голова упиралась в стену минут пятнадцать, я был в обморочном состоянии. И когда я пришел в себя, Гурудев и Гуру Махарадж вели обычный разговор.

Итак, сегодня день ухода Гададхара Пандита и уход Бхактивинода Тхакура. Очень полезным будет чтение «Бхактивинода-вираха Дашакам».

Авадхут Махарадж: Мы счастливы слышать это сегодня...

Госвами Махарадж: Да, и мы всегда говорим об определенной шлоке, но здесь их много. И одна вещь, которую он [Шрила Шридхар Махарадж] говорит — перевод не полностью сохраняет смысл — он говорит: «То, что ты [Бхактивинод] дал, превосходит [то, что дали] Рамануджа и Мадхва», — вот, что он говорит. «Ты более велик, чем они», — таковы слова Гуру Махараджа. «Ты более великий ачарья, чем Мадхвачарья и Рамануджа, ибо то, что ты дал миру, превосходит то, что дали они». Он так говорит. Он многое говорит. И одна из самых поэтичных вещей — как у Калидаса — это где он говорит, что он [Бхактивинод] подобен луне. Подобно тому, как в этом мире свет луны питает, дарует жизнь растениям, подобный лунному свету нектар, проливаемый Бхактивинодом Тхакуром, возрождает сампрадаю, возвращает ее к жизни. Там много прекрасного. Каждая шлока как драгоценность. Можно извлечь множество, но эта говорит о луне, озаряющей растения, питающей и дарующей им жизнь... И многое другое. Поэтому Сарасвати Тхакур, прочитав это, сказал: «Я могу уходить из мира, [поскольку] один человек понял то, что я принес. И это Шридхар Махарадж. Я счастлив теперь, что остался хотя бы один человек, который в совершенстве может передать мое учение».

Авадхут Махарадж: На самом деле эта идея полноразвитого теизма исходит из «Кришна-самхиты» Бхактивинода Тхакура. Он явил онтологию расы, как многие различные мировые религии находят место в учении Махапрабху. И мы можем понять, что он не только божественная личность, он способен передать величие концепции Махапрабху во всей полноте. Такова его способность. Это то, о чем он говорит: «Первую часть книги я написал для интеллектуалов, вторую — для чтецов классических писаний, так я хотел примирить две группы людей — интеллектуалов и тех, чьи умы заточены под изучение религии, кто любит разные шлоки и...» Так он совершенным образом удовлетворил все группы людей.

Госвами Махарадж: Так, но затем вы задумываетесь: а к какой же группе принадлежит он? Он это сделал для того, чтобы... Но Гуру Махарадж также объясняет это в своей песне на день рождения Сарасвати Тхакура. Гун̣аман̃джари-гарима̄-гун̣а-харива̄санавайанам — это строка о Вриндаване, враджака̄нана-бахума̄нана-камалаприйанайанам12, где он говорит, что — и на этом мы закончим — в духовном мире есть кунджа, Юдхешвари, лидер этой групы Камала Манджари, которая является Бхактивинодом Тхакуром. В группе есть Гуна Манджари — Гауракишор Дас Бабаджи Махарадж и Наянами Манджари — Шрила Сарасвати Тхакур. Так же, как и в прославлении Гуны Манджари. Гуны гуны, ее имя Гуна, и также гуна означает «качество». Но, кроме того, гуна значит «веревка». Говорится, что из каждого качества как из веревки, еще одной веревки, еще одной, она плетет сеть, она создает прекрасный шатер, чинмой-шатер, для Кришны. И он хотел бы — харивасана — жить в шатре, [сотканном из] прославлений качеств Гуны Манджари, [которые возносит] Наянами Манджари. Что такое духовное? И в этой кундже царит Камала Манджари.

И этот Бхактивинод Тхакур, когда он проявил Маяпур Вриндаван, устраивал открытие Дхамы, чтобы привлечь людей. Брамины не ходили туда, они боялись, потому что это была область мусульман. Пришли только люди низкого происхождения. Ему приходилось готовить ганджу своими собственными руками, чтобы удержать их, чтобы они выполняли работу. Он многое делал.

Поэтому во времена Сарасвати Тхакура не было ограничений на распространение сознания Кришны другим, вайкунтха-вритти. Такова линия Бхактивинода Тхакура.

Авадхут Махарадж: Сегодня вечером будет лекция?

Госвами Махарадж: Это и была моя лекция.

Переводчик: Ниламбари Деви Даси
Редактор: Традиш Дас


1 Śrīmad Bhāgavatam, 11.5.34.

2 Śrī Śri Prapanna-jīvanāmṛtam, 1.3.

3 Śrīmad Bhaktivinoda-viraha Daśakam, 9.

4 Śrīmad Bhaktivinoda-viraha Daśakam, 4.

5 “On the shore of the broad blue ocean, Gadadhara Pandita used to read Shrimad-Bhagavatam to Shri Chaitanya Mahaprabhu, who was suffering from the great internal pain of separation from Himself (Krishna). Gadadhara Pandita supplied the wine of krishna-lila to intoxicate his afflicted friend and give Him relief. As he read, tears would fall from his eyes like flower offerings onto the pages of Shrimad-Bhagavatam. May the pleasure of that brilliant personality, Gadadhara Pandita, the best of the Goswamis, be my only object in writing this book?”

6 Śrī Dayita Dās Praṇati Pañcakam.

7 Шримад-Бхагаватам, 11.5.34.

8 Ш́рӣ Ш́рӣ Прапанна-джӣвана̄мр̣там, 1.3.

9 Ш́рӣмад Бхактивинода-вираха Даш́акам, 9.

10 Ш́рӣмад Бхактивинода-вираха Даш́акам, 4.

11 «На берегу бескрайнего синего океана Гададхар Пандит читал Шри Чайтанье Махапрабху, мучимому великой внутренней болью разлуки с самим Собой [Кришной], „Шримад-Бхагаватам“. Гададхар Пандит „поил“ своего страдающего Друга „вином“ кришна-лилы, которое опьяняло и утешало Его. Читая, Гададхар Пандит непрерывно плакал, и слезы его были подобны цветам, которые он предлагал как подношение страницам „Шримад-Бхагаватам“. Пусть же моей единственной целью будет доставить радость этому сияющему Гададхару Пандиту, лучшему из Госвами!»

12 Ш́рӣ Дайита Да̄с Пран̣ати Пан̃чакам.

← Субботняя встреча в отеле Козацкий. Киев, Украина. 6 июля 2013 года ·• Архив новостей •· «Уход Шрилы Гададхара Пандита и Шрилы Бхактивинода Тхакура». Шрила Бхакти Бимал Авадхут Махарадж. Таиланд. 8 июля 2013 года →
Главная | Миссия | Учение | Библиотека | Фотогалерея | Контактная информация