«Положение Шри Гададхара Пандита». Отрывок из книги «Сердце и сияние» Шрилы Б. Р. Шридхара Дев-Госвами Махараджа (на русском и английском языках)

Шрила Б. Р. Шридхар Дев-Госвами Махарадж

Положение Шри Гададхара Пандита

(из книги «Сердце и сияние»)

 

В Гаура-лиле правит Гададхар Пандит – все принадлежит ему. Тем не менее, он вынужден признать, что у него ничего нет – все забрал Гауранга! Он всецело посвятил себя Гауранге. Поэтому Шрила Кавирадж Госвами говорит: техо лакшмӣ-рӯпа̄, та̄ра сама кеха на̄и – «Он представляет главную си­лу Гауранги, и никто не может сравниться с ним». Таково заключение Шрилы Кавираджа Госвами о Шри Гададхаре. Он – гаура-према-майя, воплощение любви Шри Гауры.

Гададхар Дас представляет сияние Радхарани, а Гададхар Пандит – Ее настроение, Ее природу, Ее сердце1. Как если бы Махапрабху забрал душу Гададхара Пандита, а тело все равно бы осталось! Таково положение Гададхара Пандита: он совершенно пуст и следует за Махапрабху. Он не полон в себе. Нечто самое важное – его сердце – забрал Махапрабху, поэтому ему не остается ничего другого, как следовать за Ним. Он полностью отдал себя Махапрабху. Положение Гададхара Пандита, роль, которую он иг­рал, была чем-то похожа на роль Радхарани: Ее сердце похищено Криш­ной, но, тем не менее, опустошенное тело остается. Ра̄дха̄-бха̄ва-дйути-субалитам̇ науми кр̣шн̣а-сварӯпам: он был всецело погружен в концепцию Шри Гау­ран­ги2. Гауранга забрал у него все, поэтому у него не оставалось иного вы­­бора: он был полностью поглощен, во всех отношениях пленен Им.

Мы находим, что на протяжении всей своей жизни он поступал в таком ду­хе. Некоторые спутники Махапрабху получили повеление отправлять­ся во Вриндаван, иные же – разрешение идти туда. Но хотя Гададхар Пандит желал отправиться во Вриндаван вместе с Самим Махапрабху, ему было отказано: «Нет, ты не пойдешь». Когда Джагадананда Пандит попро­сил разрешения пойти туда, Махапрабху, хотя и с некоторыми колебаниями, даровал ему Свое согласие: «Да, отправляйся туда, но всегда действуй под руководством Рупы и Са­на­таны». Также Он дал ему некоторые особые указания: «Делай то и это, но не де­лай того». Но Гададхару Пандиту не было позволено идти во Вриндаван.

Он представлял Саму Шримати Радхарани, но, тем не менее, его положение было особенным: Царица Вриндавана, ныне перемещенная в Навадви­пу. Его положение стало прямо противоположным – он не мог вступить во Врин­да­ван! Он молил о разрешении, но Махапрабху не давал его. Он говорил: «Нет, оставайся и живи здесь». И Шри Гададхару Пандиту пришлось подчиниться. Он представляет подвластную Половину Целого. Целое состоит из вла­ды­чест­вующей и подвластной Половин, и он представляет подвластную Половину. Он – одна Половина Абсолютной Истины.

В учении Шрилы Бхактивинода Тхакура, чья проповедь была вдохновлена Шри Гададхаром Пандитом и Шриманом Махапрабху, мы также находим все содержание, присутствующее на том уровне вибраций. Две эти личности, Шри Гададхар Пандит и Шрила Бхактивинод Тхакур, – наши велики­е Гуру, наши вожатые, и, предлагая свое служение им, мы можем посеять семя величайшего блага. По милости нашего великого Гуру Махараджа, Бхактисиддханты Сарасвати Госвами Прабхупады, мы обрели способность осознавать это.

В Бхактивиноде Тхакуре, хотя он занимает свое особое положение, Праб­хупада Бхактисиддханта Сарасвати Тхакур, как явствует из суждения ученика, видел Шримати Радхарани: «относительное» видение. Однажды он сказал, что в Радхарани представлена полная игра ашта-найики, восемь харак­теристик героини. Мы видим, что все они совершенным образом представлены в Ней. В других личностях мы можем найти только их частичные проявления, но лишь в Ней они явлены во всей полноте.

Он сказал: «Я вижу моего Гурудева как Гуну-манджари, и в этом образе манджари он до некоторой степени представляет Радхарани. Но если я попытаюсь заглянуть глубже, то увижу, что он полностью тождественен Ей: в нем пребывают восемь видов качеств, проявляемых в служении Кришне (ашта-найика). Если я выше подниму свою голову и посмотрю на него, то смогу увидеть, что он един с Радхарани. А̄ча̄рйам̇ ма̄м̇ виджа̄нӣйа̄н: “Знай ачарью неотличным от Меня Самого”3. Если я более внимательно отнесусь к этому указанию шастры и постараюсь постичь его смысл, то обнаружу, что Радхарани приходит, чтобы явить Себя в личности моего Гурудева». Подобным же образом, в Бхактивиноде Тхакуре он видел самое полное проявление религии Шри Гау­ран­ги.

Это осознание выражено в его стихотворении, где он говорит, что узрел Сварупу Дамодара Госвами в Гауракишоре Дасе Бабаджи, а Шри Гададха­ра Пандита – в Шриле Бхактивиноде Тхакуре. В одном месте он пишет: гада̄дхара-дин дхари’ па̄ийа̄ччхе гаурахари – он принял день ухода Шрилы Бхак­ти­винода Тхакура тождественным дню ухода Шри Гададхара Пандита. В дру­гом месте, в стихотворении, завершающем его комментарии к «Шри Чайтанья-чаритамрите», он написал: «Здесь, в Навадвипа Дхаме, вечные игры протекают непрестанно: только обладающие глубоким духовным видением способны их вос­принять».

гада̄дхара митра-вара, ш́рӣ сварӯпа дамодара,
            сада̄ ка̄ла гаура-кр̣шн̣а йадже
джагатера декхи’ клеш́а, дхарийа̄ бхикшука-веш́а,
             ахарахах̣ кр̣шн̣а-на̄ма бхадже

ш́рӣ гаура иччха̄йа дуи, махима̄ ки кава муи,
               апра̄кр̣та па̄ришада-катха̄
пракат̣а хаийа̄ севе, кр̣шн̣а-гаура̄бхинна-деве,
            апрака̄ш́йа катха̄ йатха̄ татха̄

Он говорит: «Очень трудно постичь сладостную волю Шри Гауранги, но ес­ли мы сможем возвыситься до того уровня, то увидим, что Сварупа Дамодар Госвами и Шри Гададхар Пандит всегда совершают свое служение здесь, в Навадвипе. Иногда это сокрыто, но временами выходит на поверхность. На том уров­не все происходит по сладостной воле Шри Гауранги – без каких-либо ог­ра­ничений. Сейчас же я обнаружил, что те двое проявились как Шри­ла Гауракишор Дас Бабаджи и Шрила Бхактивинод Тхакур. Я увидел это свои­ми собственными глазами божественного служения, но сие не следует разглашать везде и повсюду – люди будут смеяться над этим. Однако это искреннее заключение моего сердца». Так он писал в своем стихотворении, завершающем «Шри Чайтанья-чаритамриту».

Таким образом, Гададхар Пандит был отождествлен со Шрилой Бхактивинодом Тхакуром. Таким было вúдение нашего Гурудева, Шрилы Бхактисиддханты Са­расвати Тхакура. Он мог видеть в них одну и ту же личность. Он считал шикша-гуру-парампару самым значимым явлением. Отбросив сахаджия-ваду, при­даю­щую слишком большое значение внешней оболочке, попытайтесь посмотреть внутрь и обрести бо­лее глубокое вúдение. Постарайтесь почувствовать более глубокие вибрации окружающей действительности, а также загляните внутрь самих себя. Погрузитесь вглубь и вы откроете уровень тончайшей вибрации, которая донесет до вас эту весть – тогда вы узрите истину.

 

 

Śrīla B. R. Śrīdhar Dev-Goswāmī Mahārāj 

Position of Śrī Gadādhar Paṇḍit 

(from Heart and Halo)

 

In Gaura-līlā, Gadādhar Paṇḍit is holding the helm, everything belongs to him; still he has to admit he’s dispossessed, that Gaurāṅga has taken everything! He is exhaustively dedicated to Gaurāṅga. So Śrīla Kavirāja Goswāmī says: teho lakṣmī-rūpā, tāra sama keha nāi, that he represents the main potency of Gaurāṅga, and no one is to be compared with him. This is the conclusion of Śrīla Kavirāja Goswāmī about Śrī Gadādhar. He is gaura-prema-maya, the embodiment of Śrī Gaura’s love.

Gadādhar Dās represents the halo of Rādhārāṇī, but Gadādhar Paṇḍit represents Her mood, Her nature—Her heart4. It is as if Mahāprabhu has taken away Gadādhar Paṇḍit’s soul, and the body is still standing! That is the position of Gadādhar Paṇḍit; he is quite empty, and following Mahāprabhu. He is not full in himself. Something, the most important thing, his heart, has been taken by Mahāprabhu, so he has no other alternative but to follow Him. He is wholly given to Mahāprabhu. Gadādhar Paṇḍit’s position, the part he played, was something like that of Rādhārāṇī, Her heart stolen by Kṛṣṇa, the empty body still standing. Rādhā-bhāva-dyuti-subalitaṁ naumi Kṛṣṇa-svarūpam: He was fully engrossed in the conception of Śrī Gaurāṅga. Gaurāṅga had taken everything from him, so he had no other alternative; he was fully engrossed, captured completely by Him.

We find his activity throughout his whole life was like this. Of the other devotees, some were ordered to go to Vṛndāvan, and some were allowed to go there, but though Gadādhar Paṇḍit wanted to visit Vṛndāvan with Mahāprabhu Himself, he was denied: “No, you won’t go.” When Jagadānanda Paṇḍit asked to go there, Mahāprabhu, with hesitation, granted him permission, “Yes, go there, but move always under the guidance of Rūpa and Sanātana.” He also gave him some special instructions: “Do this, and this, and don’t do that.” But Gadādhar Paṇḍit was not allowed to go there.

He was the representation of Śrīmatī Rādhārāṇī Herself, yet his peculiar position was such: the Queen of Vṛndāvan, but now transferred to Nabadwīp. His position had become just the opposite; he could not enter Vṛndāvan! He prayed for permission, but Mahāprabhu did not give it. He said, “No, stay and live here.” And he had to do so. Śrī Gadādhar Paṇḍit represents the predominated moeity of the Whole. The Whole consists of predominating and predominated moeities, and he represents the predominated half. He is one half of the Absolute Truth.

In the teachings of Śrīla Bhaktivinoda Ṭhākura, whose preaching was inspired by Śrī Gadādhar Paṇḍit and Śrīman Mahāprabhu, we also find all the substance that is present in that plane of vibration. These two personalities, Śrī Gadādhar Paṇḍit and Śrīla Bhaktivinoda Ṭhākur, are our great Gurus, our guides, and by offering our worship to them we can sow the seed of our highest benefit. By the grace of that great Guru-Mahārāj Bhaktisiddhānta Saraswatī Goswāmī Prabhupāda, we have been able to understand this.

And Bhaktivinoda Ṭhākura, though generally he has his own position, as understood from the consideration of the disciple, Prabhupāda Bhaktisiddhānta Saraswatī Ṭhākura has seen Śrīmatī Rādhārāṇī in him: a ‘relative’ vision. He once said that Rādhārāṇī represents the full play of aṣṭa-nayikā, the eight characteristics of the heroine; we see that they are all perfectly represented in Her. In other places we may find partial representations of them, but we find them fully manifest only in Her.

He said, “I see my Gurudeva as Guṇa-mañjarī, and in that mañjarī form he has some partial representation of Rādhārāṇī. But if I attempt to look more deeply, I find him identified fully with Her; the eight kinds of qualities displayed in the service of Kṛṣṇa (aṣṭa-nāyikā) are to be found there. If I look at him with my head a little more erect, I can see that he is one with Rādhārāṇī. Āchāryaṁ māṁ vijānīyāt: know the Āchārya as Myself. If I give more attention to this śāstrich rule and try to search out the meaning, I find that Rādhārāṇī comes to take Her place there, in the position of my Gurudeva.” In this way he has seen in Bhaktivinoda Ṭhākura the fullest representation of the cult of Śrī Gaurāṅga.

This realization is expressed in his poem where he says that he saw Svarūpa Dāmodara Goswāmī in Gaura-kiśor Dāsa Bābājī, and Śrī Gadādhar Paṇḍita in Śrīla Bhaktivinoda Ṭhākura. In one place he has written: gadādhara-din dhari’ pāiyāchche gaura-hari, that he has accepted the day of the disappearance of Śrīla Bhaktivinoda Ṭhākura to be identified with that of Śrī Gadādhar Paṇḍit. In another place, in his poem at the conclusion of his Śrī Chaitanya-charitāmṛta commentary, he has written: “Here, in Nabadwīp Dhāma, the eternal pastimes are going on continuously; only those who have got that deep vision can perceive it.

gadādhara mitra-vara, śrī svarūpa damodara,
             sadā kāla gaura-kṛṣṇa yaje
jagatera dekhi’ kleśa, dhariyā bhikṣuka-veśa,
            aharahaḥ kṛṣṇa-nāma bhaje

śrī gaura ichchāya dui, mahimā ki kava mui,
              aprākṛta pāriṣada-kathā
prakaṭa haiyā seve, kṛṣṇa-gaurābhinna-deve,
           aprakāśya kathā yathā tathā

He says, “It is very difficult to perceive the sweet will of Śrī Gaurāṅga, but if we can lift ourselves to that level, we see that Svarūpa Dāmodar Goswāmī and Śrī Gadādhar Paṇḍit are always engaged in their service here in Nabadwīp. Sometimes it is suppressed and sometimes it is appearing on the surface. In that plane all is going on by the sweet will of Śrī Gaurāṅga, without any restriction. But now I find that those two have appeared on the surface as Śrīla Gaura-kiśora Dāsa Bābājī and Śrīla Bhaktivinoda Ṭhākura. I have seen it with my own eye of divine service but this is not to be advertised, not to be given publicity anywhere and everywhere; people will laugh at it. But this is my heartfelt conclusion.” He has written this in his poem concluding Śrī Chaitanya-charitāmṛta.

So Gadādhar Paṇḍit was identified with Śrīla Bhaktivinoda Ṭhākura. That was the vision of our Gurudeva, Śrīla Bhaktisiddhānta Saraswatī Ṭhākura. He could see in them the same identity. He considered śikṣa-guru paramparā to be the most substantial thing. Eliminating the sahajiyā-vāda which gives much importance to the outer cover, try to look within, and see things more deeply. Try to understand the deeper vibrations of the outside environment, and see within yourself also. Dive deep, and you will find the plane of the finest vibration which will carry that news to you, and you will see that truth.

 


1 В комментариях Шрилы А. Ч. Бхактиведанты Свами Прабхупады к «Шри Чайтанья-чаритамрите» (Ади-лила, 10.15) утверждается, что Шрила Гададхар Пандит, четвертая ветвь древа Чайтаньи, – личность, объединяющая в себе Шримати Радхарани и Лалиту-сакхи. В Панча-таттве Шрила Гададхар Пандит представляет внутреннюю энергию, или энергию наслаждения Господа. В Ади-лиле «Шри Чайтанья-чаритамриты» (10.53) объясняется, что Шрила Гададхар Дас, двадцать третья ветвь древа Чайтаньи, считается объединенным образом Чандраканти, которая является сиянием Шримати Радхарани, и Пурнананды – главной из самых дорогих подруг Господа Баларамы. Таким образом, Шрила Гададхар Дас был одним из спутников как Чайтаньи Махапрабху, так и Нитьянанды Прабху.

2 «Я склоняюсь перед Ним [Шри Чайтаньей Махапрабху], ибо Он – Сам Кришна, Который проникся настроением Шримати Радхарани и обрел цвет Ее тела» («Шри Чайтанья-чаритамрита», Ади-лила, 1.5).

3 См. «Шримад-Бхагаватам», 11.17.27.

4 In the Śrī Chaitanya-charitāmṛta purports by Śrīla A.C. Bhaktivedanta Swāmī (Ādi-līlā, 10.15) it is stated that Śrīla Gadādhar Paṇḍit, the fourth branch of the Chaitanya tree, is the combination of Śrīmatī Rādhārāṇī and Lalitā-sakhī. In the Pañcha-Tattva, Śrīla Gadādhar Paṇḍit represents the internal potency or pleasure potency of the Lord. In Ādi-līlā 10.53, it is explained that Śrīla Gadādhar Dās, the twenty-third branch of the Chaitanya tree, is considered to be a united form of Chandrakānti, who is the effulgence of Śrīmatī Rādhārāṇī, and Pūrṇānandā, who is the foremost of Lord Balarāma’s very dear girlfriends. Thus Śrīla Gadādhar Dās was one of the associates of both Chaitanya Mahāprabhu and Nityānanda Prabhu.

← «Навадвип. Храм Вишнуприи бари» (часть 1). Шрипад Б. П. Тиртха Махарадж. 16 марта 2011 года. Навадвип Дхам, Индия ·• Архив новостей •· «Важность Навадвипа-Дхама-парикрамы». Утренняя лекция Шрилы Б. Н. Ачарьи Махараджа в переводе Шрипада Б. К. Тьяги Махараджа. 13 марта 2011 года. Навадвип Дхам, Индия →
Главная | Миссия | Учение | Библиотека | Фотогалерея | Контактная информация
Пожертвования