«Всевышний Шри Кришна Чайтанья» (часть 2). Статья из журнала «The Harmonist» под редакцией Шрилы Бхактисиддханты Сарасвати Тхакура (на русском и английском языках).

Всевышний Шри Кришна Чайтанья
(часть 2)

Статья из журнала «The Harmonist»,
издаваемого под редакцией
Шрилы Бхактисиддханты Сарасвати Тхакура
в 20–30-е годы XX столетия

(из одиннадцатого номера XXV тома за апрель 1928 года)

 

Однажды Он несколько раз съел рис, который готовил странствующий брахман, гостивший в их доме, в то время, когда этот странник в медитации предлагал свое подношение Шри Кришне. В другой раз Его похитили два вора, которых привлекли украшения Малыша, однако, сбившись с пути, они заблудились и, сделав круг, принесли Господа назад к дому Его отца. Он уговорил Своего отца принести Ему то подношение, что было приготовлено для Шри Кришны в день Экадаши в доме пандитов Джагадиша и Хираньи, хотя от дома Мишры до их дома было несколько километров и ребенок в столь юном возрасте просто не мог знать о том, что происходит в доме пандитов.

Он часто проказничал, подшучивая над юными девочками. Он забирал у них цветы, гирлянды, сандаловую пасту и другие подношения, наслаждаясь всем этим и говоря, что Ганга и Дурга — Его служанки, а Шива — Его слуга.

Порой Он сильно гневался и ломал без разбора все подряд в доме, при этом мог ненароком задеть и матушку Шачи. Однажды Шачи Деви упала в обморок, а Он очень быстро принес кокос (что было не так-то просто, поскольку произошло не в разгар сезона) и помог ей прийти в себя. Шри Вишварупа, старший брат Гаурасундара, обладал глубочайшими познаниями во всех шастрах и проводил все Свое время с общении в другими вайшнавами, которые собирались в доме Шри Адвайты, и настолько не обращал внимание на все остальное, что Его постоянно приходилось звать домой на обед. Шри Гаурасундара часто отправляли в толу Адвайты Ачарьи с подобным поручением, и все присутствовавшие там всегда поражались Его необычайной красоте. После того как Вишварупа отрекся от мира и стал санньяси, Нимай стал более сдержанным и посвятил всего Себя учебе. Пораженный до глубины души санньясой Вишварупы, Джаганнатха Мишра испугался, что Нимай также может последовать этому примеру и запретил Ему учиться. Это сделало Нимая еще более неугомонным, чем раньше. Однажды Он взобрался на гору выброшенной посуды, которая после использования считалась нечистой смарта-брахманами, а когда Его матушка повелела Ему покинуть это грязное место, Он заявил, что глиняные горшки, в которых готовилось подношение для Вишну, не могут считаться нечистыми, и в том месте, где восседал Сам Господь, соединяются все святые тиртхи.

Для Нимая провели церемонию пранаяна, и Он стал изучать санскритскую грамматику в школе великого учителя Гангадаса Пандита из Ганга-нагара, которая находилась в нескольких кварталах от Шри Майяпура. Экстраординарный интеллект Мальчика изумил и озадачил всех. Однажды Нимай упал в стопы Своей матушки и попросил ее больше никогда не есть риса в день Экадаши. Джаганнатха Мишра увидел во сне будущую санньясу Нимая, и это настолько его сломило, что он вскоре оставил этот мир. С великой нежностью и заботой Нимай утешил Свою скорбящую мать. Однако Он продолжал предъявлять Своей матушке непомерные требования и часто гневался. Однажды Он узнал, что в доме совсем не осталось денег и тут же принес откуда-то две толы золота и вручил Своей матери.

Постепенно Шри Гаур-Нараяна вырос и началась Его лила семейной жизни. Шри Банамали Гхатак предложил Шачи Деви женить Шри Гаурасундара на Лакшми Деви, дочери Балавачарьи. Свадебная церемония была проведена в благоприятный день и благоприятный момент, одарив Гауру и Лакшми всевозможными благословениями.

Приблизительно в это время Шри Ишвара Пури, ученик Шри Мадхавендры Пури, пришел в Навадвипу и остановился погостить в доме Адвайты Прабху. Встретив его на улице, Гаурасундар пригласил святого принять пищу в Своем доме. Как-то Шри Ишвара Пури попросил Махапрабху исправить ошибки в своем труде, озаглавленном «Шри Кришна-лиламрита», но Махапрабху отклонил это предложение, сказав, что в священных писаниях или высказываниях Гурудева или вайшнавов школы шраута не может быть недостатков, а тот, кто, распираемый от гордости за свое мирское знание, начинает выискивать какие-либо ошибки в их словах или писаниях, несомненно принадлежит к категории пашанди (богохульников).

Приблизительно в это время Шри Гаурасундар проявил божественную любовь к Богу под предлогом нервного расстройства.

Махапрабху проливал Свою милость на всех, принимая подношения от ткачей, пастухов, бакалейщиков, цветочников, торговцев бетеля и раковин, а также других горожан, приглашавших Его в свои дома. Так Махапрабху посетил астролога и попросил его вычислить Его предыдущее рождение. Погрузившись в расчеты и повторяя Гопала-мантру, астролог обрел мистическое видение четырехрукой и двурукой формы Божества. Махапрабху также посетил дом Шридхара, который торговал маленькими кусочками пальмовой коры. Господь называл его продавцом Шридхаром. Шридхар пообещал Махапрабху давать Ему бесплатно плоды, листья и кору бананового дерева, а также редис и другие овощи и фрукты из своего сада.

Постепенно Махапрабху стал известен как ведущий преподаватель Навадвипы. Именно в то время Он победил в диспуте знаменитого пандита, носящего титул дигвиджай, который указывал на то, что он не встретил еще ни одного ученого, кто бы мог превзойти его. Богиня мирской учености [Сарасвати], которой поклонялся побежденный пандит, явилась к нему во сне и отрыла причину его поражения, сказав своему приверженцу, что у нее нет силы противостоять могуществу Нараяны, и посоветовала ему без промедления предаться Гаура-Нараяне. Проснувшись на рассвете, побежденный пандит поспешил к Махапрабху и, предавшись Его стопам, поведал о том, что произошло. Махапрабху наставил удачливого пандита в служении Кришне и помог ему понять, что служение Вишну и вайшнавам — цель всего обучения. Ученик этого известного ученого Гангули Бхатты впоследствии принял ученика по имени Кешава Бхатта из Кашмира, который стал очень знаменит и возродил современную школу Нимбарки согласно тем наставлениям, которые дал Махапрабху о методе поклонения.

Став знаменитым наставником, Нимай Пандит отправился в странствие по Восточной Бенгалии с внешней целью заработать средства преподаванием, но при этом желая распространить повсюду санкиртану Святого Имени Господа. Его слава как великого учителя привлекла к Его стопам тысячи учеников. В то время к нему обратился брахман по имени Тапан Мишра, вдохновленный на встречу с Махапрабху своим сном, и попросил Господа разрешить его сомнения относительно метода и цели духовной практики, поскольку был полностью сбит с толку противоречивыми толкованиями различных муни (мыслителей). Господь сказал ему, что санкиртана Святого Имени Господа Хари — единственный метод и одновременно цель духовной практики, и направил этого брахмана в Бенарес.

По возвращению из Восточной Бенгалии Господь узнал о том, что Лакшми Деви покинула этот мир, отправившись на Вайкунтху. Он скорбел, подобно обычным смертным, и наставил Свою матушку в бренности и мимолетности мирского существования.

Когда Махапрабху видел, что кто-то из Его учеников приходил на занятия без знака тилаки на своем лбу, Он тут же отправлял его домой нанести тилаку, говоря при этом, что лоб, не украшенный знаком тилаки, подобен кладбищенской земле.

Лила свадьбы Махапрабху с Шри Вишнуприей Деви, дочерью Раджпандита Шри Санатаны Мишры, также жившего в Навадвипе, была проведена в благоприятный день и благоприятное время. В качестве плода благочестивых поступков в прошлом неописуемо удачливый Буддхиманта Кхан добровольно взял на себя все расходы свадебной церемонии Лакшми и Гаур-Нараяны.

Заболев, Гаурасундар пил воду, оставшуюся после омовения стоп брахманов, подобно тем, кто хочет возвыситься и ищет выгоды из своих поступков. Он отправился в Гайю, где предложил пинду и припал к лотосоподобным стопам Гададхара. Там он встретился с Шри Ишварой Пури и смиренно стал его учеником, получив десятибуквенную мантру от него. Каждое из этих событий имеет величайшую значимость.

Наконец пришло время явить Свою подлинную природу. После возвращения из Гайи поведение и настроение Махапрабху совершенно изменились. Неугомонность, высокомерие и гордость великого ученого, а также Его бурная деятельность — все это осталось в прошлом. Поведав о том, что произошло в Гайе, лишь нескольким преданным, Махапрабху стал проводить Свои дни, проливая потоки слез в непрерывном повторении святых имен Кришны. Его тело часто охватывал трепет, Он непрестанно вздыхал и не говорил ни о чем, кроме как о Кришне. Он объяснял Своим ученикам возвышенную природу святых имен Кришны, как суть каждого текста священных писаний, каждого комментария и примечания, говоря, что во всех шастрах нет иных слов, кроме Имени Кришны. Однажды, подобно Капиле, Он рассказал Шачи Деви о тех страданиях, что испытывает джива, пребывая в утробе матери, и поведал Своей матушке о необходимости постоянного воспевания святых имен Кришны в обществе садху. Когда же Его ученики попросили Его рассказать о значении дхату, глагольных корнях, Господь объяснил, что все глагольные корни — это энергия Кришны. Господь повелел Своим ученикам слушать и постоянно петь святые имена Кришны, оставив все другие устремления, и Сам учил их санкиртане.

Чтобы научить людей служить вайшнавам, Он Сам смиренно делал многое для вайшнавов. Иногда Он посыпал Свою голову пылью со стоп преданных и принимал их благословения, тем самым показывая, что служение Кришне можно обрести лишь по милости вайшнавов.

Однажды, восседая на троне Вишну, Господь сказал Шачи Деви о том, что она оскорбила Шри Адвайту Ачарью, и по этой причине ей не обрести любовную преданность Богу. Под влиянием сильной материнской любви Шачи Деви решила, что Адвайта Ачарья убедил Вишварупу принять санньясу. Преданные сообщили об этом Адвайте Ачарье, и тот стал прославлять возвышенные качества Матери, полностью погрузившись в настроение любовной преданности. Это дало Шачи Деви возможность получить прощение за свое оскорбление, и она поместила на свою голову пыль со стоп Шри Адвайты Ачарьи. Этим Своим поступком Махапрабху недвусмысленно дал всем понять, что невозможно обрести любовную преданность Богу, если человек не получил прощение за оскорбление стоп вайшнавов.

В ответ на молитвы Адвайты Ачарьи Махапрабху явил Ему на заднем дворе дома Шриваса Вселенскую форму Кришна-лилы. В другой раз преданные собрались вместе в доме Шриваса Пандита и совершили церемонию поклонения Махапрабху как Высшему Божеству. Господь, восседая на троне Вишну, проявил все Свое могущество как Высший Властитель всех миров. В этот день Махапрабху даровал всем Своим преданным все те благословения, которых те желали.

Махапрабху повелел разыскать Нитьянанду, который в то время остановился в доме Нанданы Ачарьи. Шри Нитьянанда, первое проявление Всевышнего, во всем равный сыну Рохини, явился в доме Хадай Пандита из утробы Падмавати в деревне Экачакра округа Бирбхум. Санньяси-вайшнав Лакшмипати Тиртха попросил Его родителей отпустить Нитьянанду с ним, когда Тот был еще ребенком, и взял Его с собой. С тех пор Нитьянанда стал странствовать по различным провинциям в обществе этого санньяси и долго жил в Матхуре, откуда Его призвал Махапрабху в Навадвипу. Затем Махапрабху повелел Тхакуру Харидасу и Прабху Нитьянанде проповедовать Святое Имя Кришны всем и каждому в Навадвипе.

Однажды, проповедуя Святое Имя Господа от двери к двери, Нитьянанда встретил двух пьяниц, Джагая и Мадхая. Эти два брата принадлежали к возвышенному брахманическому роду, но сбились с пути, пустившись во все тяжкие, и погрязли в пьянстве, мясоедении, разбое, прелюбодеянии и других греховных поступках. Проводя все свое время в компании других пьяниц, эти двое никчемных брахманов однако никогда не оскорбляли святые стопы вайшнавов. Нитьянанда, преисполненный безграничного сострадания, Спаситель падших, и Тхакур Харидас решили пролить милость на Джагая и Мадхая, однако им пришлось спасаться бегством от них. В другой раз Нитьянанда встретил ночью этих братьев. Как только Мадхай услышал слово «авадхут» («величайший из аскетов»), он пришел в гнев и ударил кулаком по голове Прабху Нитьянанду. Увидев это, Джагай попытался удержать Мадхая от такого оскорбления. В этот момент появился Сам Махапрабху вместе со Своими спутниками и в гневе призвал Сударшана-чакру. Но Нитьянанда сказал Махапрабху, что Джагай защищал Его, и поэтому его следует простить. Махапрабху пролил на Джагая Свою милость. В этот момент сердце Мадхая также изменилось. Нитьянанда Прабху простил Мадхая. Оба они глубоко раскаялись и пообещали никогда больше в своей жизни не совершать ничего, кроме служения Кришне. Махапрабху и преданные даровали им свое расположение. По милости Махапрабху даже такие два негодяя и пьяницы стали величайшими из вайшнавов. Махапрабху повелел Своим последователям не относиться больше к этим братьям непочтительно и не вспоминать впредь о их прошлой греховной жизни. 

(продолжение следует)

автор неизвестен
переводчик: Вриндаван Чандра Дас

редактор: Традиш дас

 

 

The Supreme Lord Shri Krishna-Chaitanya
(part 2)

Journal 'The Harmonist'
Edited by
Shrila Bhaktisiddhanta Saraswati Thakur 

(No. 11, Vol. XXV, April 1928)

 

ON a certain day He ate up several times the cooked rice of a pilgrim Brahman who happened to be a guest at the house while the latter was absorbed in meditation in the act of offering it to Shri Krishna. On another day the Lord was stolen by two thieves who attempted to rob the ornaments worn by the Child but was brought back to His father’s house by those very thieves through a curious mistake on their part. He induced His father to fetch the offering to Shri Krishna prepared on the Ekadashi day at the house of Pundits Jagadish and Hiranya which was two miles distant from the house of Mishra, although, by reason of the distance, a boy of His tender age could have ordinarily no means of knowing what was going on at the Pundits’ house.

He played many a prank on little girls. He would forcibly take away their flowers, garlands, sandal-paste and offerings accepting those Himself He used to tell them that Ganga and Durga were His maid-servants and Shiva His servant.

He was often angry, broke everything in the house and beat His mother. When one day Shachi Devi had fainted away He procured coconuts, scarce in that season, to aid her recovery. Vishwarup, the elder brother of Gaursundar, who was deeply versed in all the shastras cultivated constant association with the Vaishnavas whose meeting-place was the house of Advaita and was so unmindful of everything else that he had to be fetched home for his meals. Shri Gaursundar often went up to the tol of Advaitacharyya on this errand when all present would be invariably struck with His extraordinary beauty. After Vishwarup renounced the world and became a sannyasin Nimai became restrained in His conduct and devoted Himself wholly to His studies. Deeply shocked by the sannyas of Vishwarup Jagannath Mishra was frightened by this sudden change in Nimai and altogether stopped His studies. This made the Boy more turbulent than ever. One day He seated Himself on the top of a pile of discarded, used up cooking pots which are regarded as unclean by the smarta Brahmans, and, when his mother asked Him to come away from that foul place maintained that the earthen pots having been used in cooking offerings for Vishnu car never be unclean and the spot where God Himself is seated is the meeting place of all the holy tirthas.

The npanayana ceremony of Nimai was duly performed and the Boy was sent to the chatuspathi of the great teacher Gangadas Pandit of Ganga-nagar very close to Shri Mayapur quarters to study Sanskrit Grammar. The extraordinary intelligence of the Boy astonished and baffled everybody. Nimai persuaded His mother by falling at her feet, to give up eating cooked rice on the Ekadashi day. Jagannath Mishra was upset by being apprised in a dream of the future sannyas of Nimai and shortly afterwards left the world. Nimai consoled His mother with great tenderness. But He continued to be unreasonable in His demands to His mother and was often angry. One day on learning that there was no money in the house He procured from somewhere two tolas of gold and gave it to her.

Shri Gaur Narayan now entered upon the lila of a householder’s life. Shri Banamali Ghatak proposed to Shachi Devi the marriage of Shri Gaursundar with Lakshmi Devi, the daughter of Ballavacharyya. On an auspicious day and in an auspicious moment the nuptial ceremony, laden with every blessing of Gaur and Lakshmi was duly consummated.

Shri Ishvara Puri, the disciple of Shri Madhabendra Puri at this time arrived at Navadwip and stayed as guest at the house of Advaita Prabhu. Meeting him on the way Gaursundar invited him to meal at His house. One day Shri Ishvara Puri asked Mahaprabhu to correct the errors of Shri Krishna-lilamrita a work composed by Puri himself, Mahaprabhu declined to do this giving as His reason that there can be no defect in the inspired writings or utterances of the Gurudeva and the Vaishnavas belonging to the shrauta school and that those persons who, actuated by pride of worldly knowledge point out any defects in their words or writings undoubtedly belong to the class of pashandis.

It was at this time that Sri Gaursundar manifested the love of God in the guise of nervous malady.

Mahaprabhu showered His mercy on all by accepting the offerings of weavers, cow-herds, grocers, garland-makers, betel sellers, conch dealers and the other people resident in the town, presenting Himself at their houses. Mahaprabhu in this manner visited an astrologer in the latter’s house and asked him to calculate His previous birth. Where-upon as the latter, having repeated the mantra of Gopal, engaged in the calculation he had forthwith the beatific vision of the four-armed and two-armed Forms of the Divinity. Mahaprabhu also visited the house of Shridhar who sold small pieces of the plantain-bark being called ‘plantain-bark seller Shridhar’. On this occasion Mahaprabhu made Shridhar promise Him a free supply of the core, bark and fruit of the plantain, radishes etc. from his garden.

During this period Mahaprabhu became renowned as the leading professor of Navadwip, He defeated in controversy a certain famous Pundit who had acquired the title of ‘Conqueror of all quarters’ by his victories in learned contests over the scholars of all parts. The goddess of worldly learning whom the vanquished conquering Pundit worshipped, disclosing in a dream the cause of his discomfiture on this occasion, told her votary that she herself has not the power of confronting Narayana and advised him to make his submission to Gaur-Narayana without delay. Thus enlightened the defeated Pundit in the early dawn next clay hastened to Mahaprabhu and having made his submission informed Him of what had happened. Mahaprabhu instructed the fortunate Pundit in the service of Krishna and enabled him to realize that the service of Vishnu and Vaishnavas is the goal of all learning. The disciple of this defeated savant Ganguly Bhatta had a disciple afterwards named Keshab Bhatta of Kashmere who is alleged to have figured well and revived the Modern Nimbarka school according to Mahaprabhu’s views of worship.

The great professor Nimai Pundit now went out on a peripatetic tour in Eastern Bengal ostensibly for the purpose of earning money by teaching pupils, and established everywhere the samkirtan of the Holy Name. The fame of His great learning soon attracted hundreds of scholars to His feet. At this time a Brahman named Tapan Mishra, directed by a dream, came to Mahaprabhu to obtain from Him the solution of his doubts regarding spiritual method and object having become perplexed by the conflicting interpretations of different munis (mentalists). The Lord told him that the samkirtan of the Name of Hari is the only method as well as the object and also commanded him to proceed to Benares.

On His return from East Bengal He was informed of the departure of Lakshmi Devi to Baikuntha Dhama. The manifested grief after the manner of mortals suited to the occasion and instructed His mother about the transitoriness of the worldly sojourn.

Whenever Mahaprabhu detected any of His pupils without the tilaka mark the very first thing He did was to send the student back to his home to attend to tilaka observing that the forehead unmarked with the tilaka sign is like the charnel ground.

The lila of the marriage of Mahaprabhu with Shri Vishnupriya Devi, the Daughter of the Rajpandit Shri Sanatan Mishra who also resided at Navadwip, was celebrated on an auspicious day and in an auspicious moment. A most fortunate person, Buddhimanta Khan, as the fruit of many good deeds performed by him, undertook voluntarily to bear all the expenses of this lila of the marriage of Lakshmi and Narayana.

Gaursundar drank the washing of the feet of Brahmans during His illness after the manner of elevationists who are the seekers of the fruits of their works. He made His way to Gaya where He offered pinda and visited the lotus feet of Gadadhar. It was here that He met Shri Ishvara Puri and submitted to be his disciple receiving from him the ten-lettered mantram. Everyone of these acts have a deep significance.

At last the time of manifesting Himself arrived. After His return from Gaya Mahaprabhu’s mood underwent a complete change. The restlessness, the arrogance and pride of the great scholar, the turbulence, of the past suddenly disappeared. Attempting to communicate in strictest privacy to a few select devotees the happenings at Gaya He was drenched in a torrent of tears continuing to repeat the Name of Krishna. He was found frequently to shiver, to sigh incessantly and utter no words except those about Krishna. He explained to His pupils, as the meaning of every passage of text, commentary and annotation, the Name of Krishna telling all persons that in the whole of the shastras there is no other word except the Name of Krishna. Once, after the manner of Kapila, He described to Shachi Devi the sorrows of the jiva during confinement within the mother’s womb and instructed her as to the advisability of constantly taking the Name of Krishna in the company of sadhus. When His pupils ask Him the meaning of ‘dhatu ‘the verbal root’ the Lord explains that the verbal root is the power of Krishna. The Lord commands His pupils to listen to and chant constantly the Name of Krishna giving up all other endeavours and Himself teaches them samkirtan.

In order to teach people to serve the Vaishnavas He performs with His own hands humble menial work for the Vaishnavas. Sometimes He receives on His head the dust of the feet of the devotees and their blessings proclaiming that the service of Krishna can only be gained through the mercy of the Vaishnavas.

One day, seated on the couch of Vishnu, the Lord declared that Shachi Devi had offended against Shri Advaita Acharyya, and, for that reason not till her offence against a Vaishnava was pardoned would she attain the loving devotion of God. Shri Shachi Devi, under the influence of pure maternal affection, had attributed the sannayas of Vishvarup to the prompting of Advaitacharyya. Thereupon, as the devotees fetched Advaita Prabhu to the spot the latter began to dilate on the great qualities of the ‘Mother’ and soon lapsed into the exclusive mood of loving devotion. Availing of this opportunity Shachi Devi begged for and obtained his pardon receiving on her head the dust of the feet of Shri Advaitacharyya. By this act Mahaprabhu made it perfectly clear that no one can attain loving devotion to God if his offence against the Vaishnavas remains un-pardoned.

Being entreated by Advaitacharyya Mahaprabhu showed him the Cosmic Form of the Krishna-lila in the courtyard of Shribash’s house. On another occasion the devotees met together in the house of Shribash and performed the installation ceremony of Mahaprabhu. The Lord, seated on the couch of Vishnu, made manifest His majesty as Supreme Ruler. Mahaprabhu, on this occasion, freely gave away whatever boon was desired by any supplicants.

Mahaprabhu sent for Nityananda who was at this time staying in seclusion at the house of Nandan Acharyya. Shri Nityananda, the prime representative of the Supreme Lord, the same as the son of Rohini, made his appearance at the house of Hadai Pandit from the womb of Padmavati at the village of Ekachakra in the District of Birbhum. A Vaishnava sannyasin Lakshmipati Tirtha begged for Nityananda from His father and took Him away when He was a child. From that time Nityananda traveled to many countries in the company of the sannyasin and resided for a long time in the region of Mathura from where He was drawn to Navadwip by Mahaprabhu. Mahaprabhu now employed Thakur Haridas and Prabhu Nityananda in preaching the Name of Krishna to each and every household over the whole of Navadwip.

One day as Prabhu Nityananda having preached the Name from door to door was returning at night-fall to Mahaprabhu’s residence He fell in with two drunkards, Jagai and Madhai. These two persons, born in a hereditary Brahman family, were engaged in all possible forms of sinful acts in the shape of drinking, eating beef, robbery, adultery etc. But as they spent their whole time in the society of drunkards these two worthless Brahmans had yet had no opportunity of committing the offence of maligning the Vaishnavas. Nityananda, full of boundless sympathy for the sufferings of others, the Savior of the fallen, and Thakur Haridas made up their minds to bestow their grace on Jagai and Madhai. It was as if for the purpose of showing them his favor that Prabhu Nityananda was out that night. Jagai and Madhai met Prabhu Nityananda. No sooner did he hear the name ‘abadhuta’ ‘super-ascetic’, maddened with anger, Madhai struck a blow with his strong fist on the head of Prabhu Nityananda. Noticing this Jagai tried to prevent Madhai from persisting in such offence. At this moment Mahaprabhu Himself with His associates and followers appeared on the spot and in His anger summoned the Sudarshan-chakra whereupon Nityananda said to Mahaprabhu that Jagai defended Him, and therefore, it was necessary to pardon him. Mahaprabhu was propitiated towards Jagai. At this the mind of Madhai also was changed. Nityananda Prabhu pardoned Madhai. Both of them being deeply repentant and having promised never again in life to do any other thing except service of Krishna. Mahaprabhu and the devotees were moved to be merciful to them. By the mercy of Mahapraphu even those two robbers become eminent Vaishnavas Mahaprabhu commanded His followers not to show any disrespect for them in future remembering their past sinful deeds. 

(to be continued)

the author is unknown


← 27 июня 2011 года. Лекция Шрипада Садху Прии Прабху. Таиланд ·• Архив новостей •· «Ум, разум, ложное эго». Лекция Садху Прии Прабху. СПб, Лахта. 24 октября 2010 года →
Главная | Миссия | Учение | Библиотека | Фотогалерея | Контактная информация
Пожертвования