«Автобиография Кали». Статья из журнала «The Harmonist» под редакцией Шрилы Бхактисиддханты Сарасвати Тхакура (на русском и английском языках)


Кишори Мохан Пал

Автобиография Кали

Статья из журнала «The Harmonist»,
издаваемого под редакцией
Шрилы Бхактисиддханты Сарасвати Тхакура
в 20–30-е годы XX столетия

(из шестого номера XXVII тома за ноябрь 1929 года)

 

Меня зовут Кали. Всем известно мое имя. Хотя я друг нечестивым, но праведникам лучше известно о моем величии. Позвольте мне поведать вам об одном случае, произошедшем давным-давно, в ту пору, когда в Индии правил Махарадж Парикшит. Однажды он стал свидетелем совершенного мной преступления и изгнал меня из своего царства. Но вняв моим мольбам и сжалившись надо мной, он позволил мне жить в четырех местах: (1) там, где играют в азартные игры; (2) где употребляют опьяняющие вещества; (3) где властвует безнравственное общение с женщинами и (4) где убивают животных. Хорошо все обдумав, я пришел к выводу, что не смогу комфортно жить лишь в этих совершенно несхожих местах. Тогда я пал к нему в стопы и попросил о возможности жить еще и в каком-нибудь пятом месте, где были бы проявлены характеристики всех четырех, упомянутых выше. Махарадж Парикшит позволил мне жить в золоте и сказал: «Там все твои желания исполнятся». Затем из этого золота появились пять «драгоценностей»: лживость, высокомерие, вожделение, гнев и вражда. Я пребываю там, где играют в карты, кости, шахматы и любые другие настольные игры. Также мне нравится наждаться и отдыхать на скачках и тотализаторе, которые так любят богатые люди. Как я сказал прежде, мое присутствие можно ощутить везде, где дело касается золота. Цари, такие как Нала, Пушкар, Юдхиштхира, Дурьодхана, Шакуни, и императоры Дели почитали излюбленные мной места и так привели себя к погибели. Также мои обители вызывают почтение во многих придорожных забегаловках, магазинах и клубных отелях у тех, кого называют мала-тилака-дхари, то есть у тех, кто носит четки и тилаку.

Теперь я расскажу о своем втором месте отдыха. Этот порок чрезвычайно разнообразен. Одни опьяняющие вещества представлены в жидкой форме, тогда как другие в форме листьев или дыма. Они внушают огромное почтение так называемым садху-вайраги, которые являются садху лишь номинально, но не имеют и крупицы достоинств истинных святых. Они сами отдают себя в мое распоряжение и в качестве самозащиты начинают называть эту мою обитель особо благоприятной для своей вайрагьи (отрешенности от мирской суеты!) и бхаджана (любовного служения Богу!), однако истинные садху достаточно проницательны, чтобы сразу меня обнаружить, и поэтому я не в силах к ним даже приблизиться. Величие этой обители так описывается в тантра-шастрах: «Опьяняющие вещества, такие как орехи ареки и бетеля, табак, ганджа и вино разрушают религиозные обеты. Привязанные к ним люди лишь усиливают свое неконтролируемое вожделение. Орех арека приводит к психической неустойчивости. Табак потворствует лени, негативно сказывается на мыслительных способностях и рождает отвращение к Богу. Ганджа разрушает разум. Опиум и другие виды опьяняющих веществ очень быстро превращают двуногое животное в четвероногое. Все это — продукты Кали, призванные свести на нет набожность материалистичных джив».

Пришла очередь поговорить о третьей моей обители, имя которой — женщина. Она очень притягательна, поскольку в ней проявлены все мои атрибуты, и именно здесь мужчина может удовлетворить свои одиннадцать чувств. Однако у меня нет власти над теми добродетельными людьми, которые живут в законном браке и общаются со своими набожными женами лишь в согласии с наставлениями шастр. С другой стороны, те, кто сильно привязан к своим женам, находятся в моей власти. Похотливые домохозяева, привязанные к своим женам, выдвигают множество ложных аргументов, пытаясь оправдать свою склонность к этой моей обители. Бордели, театры и другие общественные заведения также являются местами моего обитания, и там я всегда пребываю со всеми своими спутниками. В настоящее время люди в одежде отрешенных монахов порой также принимают здесь прибежище. Неспособные воздержаться от искушения, они называют подобное безнравственное поведение частью своей религии. Принимая прибежище в этой моей обители, некоторые говорят, что посещать бордели — один из необходимых греховных поступков, поскольку если они будут игнорировать проституток, то те умрут от голода, и они будут ответственны за этот грех. Есть и другие, которые полагают, что никто не должен относиться к этому несерьезно, поскольку даже идол Дурги сделан из земли борделя, и, следовательно, никто не должен возражать против посещения подобных заведений. Третьи же, ссылаясь на Рая Рамананду, Чандидаса и Видьяпати, пытаются представить общение с женщинами легкого поведения как благоприятные действия, помогающие им лучше исполнять свои религиозные обязанности. Четвертые ищут женщин ради слушания чарующих любовных песен (раса-киртана). Также есть и те, кто ссылаясь на Шри Нитьянанду Прабху, Шри Адвайту Прабху и Шриниваса Ачарью, проповедуют многоженство как часть своей религии.

Давайте же теперь рассмотрим мою четвертую обитель. Это место внушает уважение каждому благодаря своим различным достоинствам. Находясь под моим влиянием, монархи воюют и убивают друг друга. Я присутствую во время всех мировых войн. Люди, неспособные контролировать ненасытные запросы своего языка, являются почитателями этого места. Большинство тех, кто приходит в соприкосновение с современной цивилизацией, питают к этому месту большое уважение. Это почитание можно увидеть даже в так называемых браминах и тех, кто носит четки и тилаку, и при этом считает это низменное пристрастие частью своей религии. Они полагают, что без поедания чужой плоти им грозит истощение. Почитатели богини Кали лучше всех используют это место во имя своей матери, неспособные сопротивляться побуждениям своего языка. Садху обличают их лицемерие, однако те, кто находятся в моей полной власти, потворствуют этому пороку, поскольку я одолел их и разрушил их разум.

Я твердо обосновался в домах богачей, где, по словам Махараджа Парикшита, могут быть обнаружены качества всех вышеупомянутых мест. Но мне нет доступа в дома тех, кто принял прибежище у садху. Например, я сильно боюсь Парикшита Махараджа и не могу пересечь границы царств Амбариша и Прахлада Махараджа. В больших городах у меня есть множество любимых мест развлечений. Я уже давно обосновался в столице Гауды, в название которой входит мое имя[1], и уже думал, что всегда буду там счастливо проводить свои дни. Но в последние несколько лет триданди садху-вайшнавы из Шри Гаудия Матха (Калькутты) попытались изгнать меня из этого места. Я не в силах даже приблизиться к ним. Они не выказывают никакого снисхождения подобным местам порока, а скорее наоборот, предостерегают людей, прося их держаться от меня подальше. Поэтому в настоящее время я очень напуган.

Так я немного рассказал о своих качествах и местах обитания. Теперь я немного расскажу о своих удивительных возможностях, и хотя у меня есть много свидетельств моей силы, но, желая быть кратким, я упомяну лишь о нескольких из них. Один индийский поэт, очарованный моим могуществом, написал следующее:

«О Кали-юга! Я благодарю тебя за твой карнавал несуразностей. Я смеюсь и в то же время чувствую вину, поскольку в эту Кали-югу любого, кто говорит истину, осыпают бранью, в то время как ложью можно очаровать весь мир. Молоко продается как дешевый товар от двери к двери, тогда как для продажи вина отведены специализированные магазины. Воров отпускают, невиновных арестовывают, а обычных прохожих отправляют на виселицу».

В другом месте тот же самый поэт сказал:

«О Кали-юга! Сколько в тебе достоинств и как удивительно твое величие! Я смеюсь и сокрушаюсь над твоими шутками. Находясь под твоим контролем, люди лишают телят молока их матерей и кормят им презренных собак; моря голодом почтенного отца, они подносят изысканные блюда тем, кто стал членом их семьи вследствие брака, и, оставляя своих целомудренных жен, они предаются разврату с гулящими городскими женщинами».

Одно время мое могущество так сильно возросло в этом мире, что асуры (демоны) стали рождаться в большом количестве и исказили святой путь преданности, что обеспокоило даже самого Всевышнего. Тогда Господь направил Своего дорогого преданного Шанкару проповедовать иллюзорную доктрину майявады (учение об иллюзорности этого мира), чтобы очаровать и одолеть асуров. С моей помощью эта доктрина распространилась по всему миру и приняла различные формы. Под моим влиянием люди, родившиеся в семьях брахманов, возгордились своим возвышенным происхождением и начали нападать на других не только из злобы и зависти, но и даже из-за нежелания отдавать должное достойным. Также благодаря моему влиянию люди перестали возносить служение Богу и посвятили себя поклонению различным божествам, и стали руководствоваться принципами, которые крайне враждебны пути преданности Господу. Сила моего замысла проявилась в том, что, хотя подлинные садху прилагали все силы для проповеди истины, люди перестали обращать внимание на их слова. Праведники описали множество методов духовного исцеления в священных трудах, пытаясь помочь дживам избавиться от моего влияния, но могут ли эти наставления помочь дживам в этом? Есть лишь одно верное средство, полностью скрытое в шастрах, однако благодаря ему джива может спастись от моей власти. Примерно четыреста лет назад, когда, казалось, пошатнулся божественный трон, сам Всевышний низошел в этот мир, чтобы милостиво раздать это безотказное средство всем дживам без исключений. Я также, при помощи своих друзей, начал производить поддельные лекарства и распространять их недалеким и неискушенным людям. Так интеллектуальная элита отвергла то лекарство, что было даровано самим Богом, и начала с большим почтением относиться к тем поддельным духовным практикам, что предлагал я.

По совету моих приспешников даже те, кто получил подлинное лекарство от этой Величайшей Личности[2], начали использовать его против холеры, чумы и мора, тем самым ограничивая себя его неправильным использованием и так лишая себя наилучшего исцеляющего эффекта. Этот великий Царь всех санньяси предписал, что это лекарство следует распространять вместе с наиболее благоприятной диетой, однако те, кто не относится с должным почтением к Его повелению, не следуют этой благоприятной диете, и, следовательно, не могут получить всю пользу от принятия этого лекарства. Вместо этого они ищут самый легкий способ заработать на этом деньги. Затем они говорят жертвам своего обмана, что, несмотря на полное несоблюдение прописанной диеты, эффект этого лекарства не утрачивается. Так похотливым людям была предоставлена неограниченная возможность удовлетворять свои бесстыдные желания. Эти люди так и не смогли понять, что они попали в мои ловушки. Затем я начал повсеместно расставлять свои многочисленные сети, чтобы поразить воображение и очаровать всех людей, не давая им возможности получить настоящий ключ к пониманию этого надежного лекарства, предлагаемого Величайшим из санньяси.

О, как же я жажду еще больше увеличить свою власть благодаря своим удивительным возможностям!

Переводчик: Вриндавана Чандра Дас
Редактор: Традиш Дас




1 Речь идет о Колкате (до 2001 года название которой было Калькутта). Гауда (Гаудадеша — «сахарная страна») — историческая область на востоке Индии, включающая в себя территории Западной Бенгалии и Бангладеш.

2 Речь идет о Шри Чайтанье Махапрабху, который принес юга-дхарму для века Кали — предписанную духовную практику для нашей эпохи — харинама-санкиртану, совместное воспевание святых имен Бога.



Sj. Kishori Mohan Pal, b. l. 

Autobiography of Kali

Journal ‘The Harmonist

Edited by
Shrila Bhaktisiddhanta Saraswati Thakur

(No. 6, Vol. XXVII, November 1929)

 

MY name is Kali. My name is very familiar to all. Although I am a friend of the unrighteous, the righteous know my greatness better. Let me narrate to you an incident of by-gone years when Maharaj Parikshit was reigning in India and when he, detecting a certain conduct of mine with his own eyes, was about to drive me out of his kingdom. But on earnest entreaties and out of pity for me, he ear-marked four places for me to live in viz. (1) gambling, (2) drinking, (3) immoral society of women, (4) killing of animals. At this, I thought over the matter and found that it would be impossible for me to live in only one of those diverse places at a time. Hence with further entreaties I fell at his feet and begged of him a fifth place where there can be a combination of the four places mentioned above. The Maharaj then gave me a piece of gold and said, “Here, you will find your desires fully satisfied.” From this gold untruthfulness, arrogance, lust, anger and enmity—all these five jewels came out. I rest there where card, dice and satarancha (chess board) playing go on. The horse-race imported from abroad and lottery houses of these days are also my resting places, which the millionaires are very fond of. I have said before that my presence is felt along with that of gold. Rajas like Nala, Pushkar, Yudhisthir, Durjodhan, Sakuni and the Emperors of Delhi, who highly honoured my sites, brought ruin upon themselves. Still this site of mine commands respect in many road-side places, in many shops and in the club-hotels of those who are nicknamed as mala-tilaka-dhari (i.e. wearers of beads and tilak).

I will now speak about my second resting place. This place is full of varieties. In some places it is in the form of liquid, whereas in others, in the form of leaves and smoke. It commands the greatest respect from the so-called sadhu-bairagis who are sadhus in name but have the least goodness of a real sadhu in them. They have brought themselves so much under my control that for self protection they declare this place of mine as conducive to their bairagya (detachment from worldliness!) and bhajan (devoted service!) but the real sadhus are shrewd enough to detect me at once and I cannot approach them in any way. The magnitude of this place of mine is described in the Tantra Shastras thus:—“Betel, areca-nut, tobacco, ganja, wine etc. are destructive of religious vows; people are tempted more and more by their use and the taking of full doses increases uncontrollable lust. Areca-nut creates restlessness of the mind. Tobacco creates idleness, loss of intelligence and aversion to god; ganja is the destroyer of intelligence. Opium and other various sorts of intoxicants soon turn, as it were, a biped animal into a quadruped. These are the productions of Kali meant for curtailing the devotion of those jivas who are averse to God.”

Then comes my third place, which is ‘woman’. It is a very tempting because every thing that is subject to me is to be found here, and here a man can satiate his eleven organs of sense. But though I have no access to those righteous persons who, being lawfully married, deal with their religious wives according to the injunctions of the shastras, yet persons who are too much addicted to their wives are under my control. Sensual house-holders who are addicted to their wives advance false arguments in order to stick to their attachment for this place of mine. Brothels, theatres etc. are my resting places and there I live with all my comrades. Further, now-a-days, ‘people with [Sanskrit]’ (the dress of a recluse) on are seen to have taken shelter here. Not being able to forgo their temptation for the place, they profess it to be a part of their religion. Coming under my roof, some say that to go to a brothel is one of the necessary sinful acts, because, they argue in this way, that if they disregard the prostitutes, the latter will die of starvation and the sin will come upon them. There are others who are of opinion that none should be trifled with, because even the idol of Durga is made of the earth of a brothel and hence none should object going there. Others there are who, quoting Rai Ramananda; Chandidas and Vidyapati, try to establish the association of a harlot as conducive to the performance of their religion. Some are found collecting women for the purpose of rasa-kirtan (singing of amours). There are others who, quoting Sri Sri Nityananda Prabhu, Sri Adwaita Prabhu and Srinibas Acharya preach polygamy as part of their religion.

Now I come to my forth place. This place has commanded respect from every where in various ways. When they are under my control the monarchs fight and kill one another. I was in all great wordly wars. People who suffer from greediness of palate are worshippers of this place. Those who come in touch with the modern civilisation have greater respect for this place. Even it has its due respect among the so-called brahmins and the wearers of beads and tilak who consider it to be a part of their religion. They think it necessary in order to increase their physical strength. The devotees of the goddess Kali make the best use of this place in the name of their mother, when unable to resist the lust of their palates. The sadhus detect their hypocrisies but those that are under my clutches cannot do so, because I overpower them and destroy their intelligence.

I have got a firm footing in the house of the rich, where, according to the directions of Parikshit Maharaj, an amalgamation of the above mentioned places is to be found. But I cannot come to those that live under the shelter of a sadhu. For example, I am much afraid of Parikshit Maharaj; neither can I cross the boundaries of the realms of Ambarish and Prahlad Maharajas. In big capitals I have grand resting places. So long I had a grand footing in the capital of Gauda in which word my name appears in the prefix and I thought I would happily pass my days there for good. But for the last few years the Tridandi Sadhu-Vaishnavas of Sri Gaudiya Math (of Calcutta) have been trying to oust me from that place. On no pretext whatsoever, can I approach them. They do not give indulgence to any of my places in any shape what-ever, rather they are warning people to keep at a distance from me. Hence now-a-days I am very much terrified.

So long I have given some description of my designation and address. Now I shall say something about my wonderful powers of which though I hold many testimonials but, to be brief, I shall mention only a few of them. A certain poet of Hindusthan charmed with my powers has written thus:—

“Oh Kaliyuga! I thank you for your exhibition of jokes; I laugh and feel sorry at the same time, because in this Kaliyuga anybody who speaks the truth is belaboured and the falsehood charms the world; milk has to be hawked uncared from door to door whereas wine is sold in its shops; the thieves are let off, the innocent are arrested and the ordinary pedestrians are sent to the gallows.”

In another place the same poet has said:—

“Oh Kaliyuga; how worthy you are and how I wonder at your greatness! I laugh and repent for your jokes. Under your control people, by depriving the calves of their mother’s milk, feed the despicable dogs with the same milk; by starving the reverend father supply dainty dishes to their brother-in-laws by forsaking their chaste wives, make love to women of the town.”

At a certain period so much of my power was manifested in the world that asuras (demons) were born in numbers and were about to corrupt the path of devotion when even God Himself felt anxious for it. It was then that God directed His dearest devotee, Shanker, to preach the imaginary gospel of mayavad (the doctrine that this world is mere illusion etc.) in order to fascinate and overpower the asuras. With my help, this doctrine has penetrated into the world in diverse forms. Under my influence persons born of brahmin parents, being proud of their heritage began to molest those other than brahmins not only that but out of spite and jealousy they felt reluctant to give even the just dues to the worthier. Such was my influence that the people instead of rendering services to Godhead engaged themselves in the worship of various deities and allowed themselves to be guided by principles quite antagonistic to the principles of devotion. Such was the force of my design that although the real sadhus tried their level best to make them understand the situation, they turned a deaf ear to their preachings. The righteous have written of many remedies in their shastras, in order that the jivas may not come under my clutches; but can a jiva get out of my influence by means of those remedies? There was one infallible remedy completely hidden within the shastras by which a jiva can save himself from my hand. That was some four hundred years back when even the throne of God was moved and when He appeared visibly in this world and began to distribute that infallible remedy from door to door to all the jivas. And I too, with the help of my comrades commenced forth with manufacturing counterfeit remedies and distributing them to the short-sighted persons. Big intellectual giants, rejecting the remedy offered by God Himself began to show greater regard for the spurious remedies manufactured by me.

With the advice of my agents, although some received the remedy offered by that Great Person they began to use it for driving out cholera, plague and pestilence—hence they confined themselves to trifling usages and thus deprived themselves of the best results. That great King of the Sannyasins directed that this remedy should be distributed along with the most wholesome diet; but those who dishonouring His mandate, did not accept the best diet, failed to have the intended effect; on the contrary they found out instead a royal road of earning money thereby. They said further to their dupes that in spite of your bad diets, you would not miss the effect of the remedy, thereby the lustful persons were given opportunities of satisfying their lusts. But these people could not understand that they had fallen into my traps. Then I began to spread broadcast numerous varieties of my nets to catch all fancies so that the people might not get any actual clue to that infallible remedy offered by that great Sannyasin.

Oh, how shall I dilate more on my own miraculous powers?





←  «Тайна женской силы». Шримати Бхакти Лалита Деви Даси. 28 июня 2016 года | Москва, Кисельный | Фестиваль Vedalife ·• Архив новостей •· «Необходимо полное самопредание». Шрила Б. Н. Ачарья Махарадж. 7 августа 2002 года. Лахта, Санкт-Петербург →
Главная | Миссия | Учение | Библиотека | Контактная информация
Пожертвования