«Шри Шри Премадхама-дева-стотрам» (стихи 1-10). Поэзия Шрилы Б. Р. Шридхара Дев-Госвами Махараджа (на русском и английском языках)

Ш́рӣла Бхакти Ракш̣ак Ш́рӣдхар Дев-Госва̄мӣ Маха̄ра̄дж

Ш́рӣ Ш́рӣ Премадха̄ма-дева-стотрам

(под редакцией Ш́рӣлы Бхакти Па̄вана Джана̄рдана Маха̄ра̄джа)

(Поется каждый вечер по десять стихов, начиная с субботы)

 

Суббота

(1)

дева-сиддха-мукта-йукта-бхакта-вр̣нда-вандитам̇
па̄па-та̄па-да̄ва-да̄ха-дагдха-дух̣кха-кхан̣дитам
кр̣ш̣н̣а-на̄ма-сӣдху-дха̄ма-дханйа-да̄на-са̄гарам̇
према-дха̄ма-девам эва науми гаура-сундарам

Небожители, совершенные души, искатели освобождения, йоги-мистики и возвышенные слуги Абсолютной Истины, Шри Кришны, постоянно прославляют Шри Гаурасундара!

Шрила Рупа Госвами в своей «Шри Чайтаньяштакам» приводит следующий стих:

садопа̄сйах̣ ш́рӣма̄н дхр̣та-мануджа-ка̄йаих̣ пран̣айита̄м̇
вахадбхир гӣр-ва̄н̣аир гириш́а-парамеш̣т̣хи-прабхр̣тибхих̣

«Небожители, во главе с Господом Шивой и Господом Брахмой, облачившись в одежды обычных людей, участвовали в играх Шри Чайтаньядева, чтобы поклоняться Ему с искренней нежностью».

Шри Чайтаньядев — воплощение безбрежного океана нектара, берущего начало в Святом Имени Господа Кришны, которое не что иное, как чистое Имя самого Шри Гауранги. Шри Чайтаньядева сравнивают с великим молочным океаном, который в результате пахтанья явил нектар. Нектар, раздаваемый Махапрабху, — святые имена Господа Кришны, которые устраняют невзгоды материального существования, такие как беспокойства, возникающие из греховных поступков, уводящих прочь от Господа, и тройственные страдания, усиливающие лесной пожар, сжигающий искателей чувственных удовольствий, спасения и совершенств мистической йоги. Я склоняюсь в почтении перед прекрасным Золотым Господом, Гауранга Сундаром, божественным воплощением кришна-премы!

 

(2)

сварн̣а-кот̣и-дарпан̣а̄бха-деха-варн̣а-гауравам̇
падма-па̄риджа̄та-гандха-вандита̄н̇га-саурабхам
кот̣и-ка̄ма-мӯрччхита̄н̇гхри-рӯпа-ра̄са-ран̇гарам̇
према-дха̄ма-девам эва науми гаура-сундарам

Чарующее сияние божественного тела Шри Гаурасундара подобно блеску миллионов ослепительных золотых зеркал. Само благоухание цветов лотоса и париджата возносит смиренные молитвы аромату, исходящему от прекрасного тела Шри Чайтаньи Махапрабху. Миллионы и миллионы купидонов теряют сознание у стоп грациозной фигуры Шри Чайтаньядева. Они потрясены тем, что вселенская слава их блистательной красоты померкла... Шри Гаурасундар совершает Свой радостный танец, и Его божественное тело грациозно двигается. Плавно, подобно течению воды, руки и ноги Господа движутся в ритм различным чарующим оттенкам чувств преданности, бхавы, завладевшей Им. Я склоняюсь в почтении перед прекрасным Золотым Господом, Гауранга Сундаром, божественным воплощением кришна-премы!

 

(3)

према-на̄ма-да̄на-джанйа-пан̃ча-таттвака̄тмакам̇
са̄н̇га-дивйа-па̄рш̣ада̄стра-ваибхава̄вата̄ракам
ш́йа̄ма-гаура-на̄ма-га̄на-нр̣тйа-матта-на̄гарам̇
према-дха̄ма-девам эва науми гаура-сундарам

Явившись в образе пяти ипостасей Панча-таттвы, Шри Гаурангадев смог раздать всем сладостные имена Господа Кришны, воспеванием которых можно достичь наивысшего совершенства жизни: чистой любви к Абсолютной Истине, Шри Кришне, пятой и высшей цели. (Имеется в виду «пятая цель», находящаяся за пределами достижения совершенства через религиозность, богатство, чувственные наслаждения и освобождение.) Господь лично явился на Земле вместе со Своими экспансиями, такими как Нитьянанда Прабху и Адвайта Ачарья, и близкими спутниками, такими как Гададхар Пандит и Шривас Тхакур. Господь приходит, вооруженный Святым Именем Кришны! Танцуя в глубочайшем восторге чистой любви, Господь Гаурангадев, который есть никто иной, как Шьямасундар, воспевал Свои собственные имена, словно обычный житель округа Надия. Я склоняюсь в почтении перед прекрасным Золотым Господом, Гауранга Сундаром, божественным воплощением кришна-премы!

 

(4)

ш́а̄нти-пурйадхӣш́а-калйадхарма-дух̣кха-дух̣сахам̇
джӣва-дух̣кха-ха̄на-бхакта-саукхйада̄на-виграхам
калйагхаугха-на̄ш́а-кр̣ш̣н̣а-на̄ма-сӣдху-сан̃чарам̇
према-дха̄ма-девам эва науми гаура-сундарам

Шри Гаурангадев явился в облике Божества, чтобы прекратить страдания живых существ и принести счастье Своим преданным. Господь воплотился по просьбе Шри Адвайты Ачарьи, главы деревни Шантипур, воплотился потому, что больше не мог выносить его горя от разлуки с Ним. Шри Адвайта Ачарья оплакивал этот бездуховный век, охваченный безбожием. Чтобы сдержать безнравственную деятельность в Кали-югу, Господь щедро раздавал сладостный нектар святых имен Господа Кришны. Я склоняюсь в почтении перед прекрасным Золотым Господом, Гауранга Сундаром, божественным воплощением кришна-премы!

 

(5)

двӣпа-навйа-га̄н̇га-бан̇га-джанма-карма-дарш́итам̇
ш́рӣнива̄са-ва̄са-дханйа-на̄ма-ра̄са-харш̣итам
ш́рӣ хариприйеш́а-пӯджйадхӣ-ш́ачӣ-пурандарам̇
према-дха̄ма-девам эва науми гаура-сундарам

Шри Гаурангадев явился в Западной Бенгалии в святом месте, известном как Навадвип, расположенном на берегу Ганги. В святой обители Навадвипа Шри Гаура играл роль домохозяина, благословив тем самым его дом и прекрасный двор, окружавший жилище Шриниваса Пандита, а Своими ночными играми совместного воспевания Святого Имени в глубочайших вкусах чистого самопредания Он доставил удовольствие Своим самым дорогим спутникам. Гаурасундар, испытывающий глубокое чувство любви к матери Шачидеви и отцу Джаганнатху Мишре, — господин всей жизни Лакшмиприи Деви и Вишнуприи Деви. Я склоняюсь в почтении перед прекрасным Золотым Господом, Гауранга Сундаром, божественным воплощением кришна-премы!

 

(6)

ш́рӣш́ачӣ-дула̄ла-ба̄лйа-ба̄ла-сан̇га-чанчалам̇
а̄кума̄ра-сарва-ш́а̄стра-дакш̣а-тарка-ман̇галам
чха̄тра-сан̇га-ран̇га-дигджигӣш̣у-дарпа-самхарам̇
према-дха̄ма-девам эва науми гаура-сундарам

Шри Гаурангадев, сын Шачидеви, проводил Свои озорные детские забавы в обществе больших проказников. (Нимай был подобен маленькому Кришне, сыну матери Яшоды.) Шалости Нимая были приятны не только Ему, они также радовали сердца всех Его преданных.

В отроческие годы Господь достиг непревзойденного мастерства в знании заключений священных писаний. Вооруженный непобедимой логикой, Господь Вишвамбхара искусно обосновал несущее благо, всеблагое учение шуддха-бхакти, полного посвящения себя Прекрасной Абсолютной Истине, Господу Кришне, тем самым разгромив систему сухой логики, которую в то время изучали гордые логики-знатоки, ставшие почти атеистическими учеными. Затем, в юные годы Господь в присутствии Своих учеников (изучавших грамматику) на берегу Ганги разбил гордыню известнейшего знатока санскрита того времени Дигвиджая Пандита. Я склоняюсь в почтении перед прекрасным Золотым Господом, Гауранга Сундаром, божественным воплощением кришна-премы!

 

(7)

варджйа-па̄тра-са̄рамейа-сарпа-сан̇га-кхеланам̇
скандха-ва̄хи-чаура-тӣртха-випра-читра-лӣланам
кр̣ш̣н̣а-на̄ма-ма̄тра-ба̄лйа-копа-ш́а̄нти саукарам̇
према-дха̄ма-девам эва науми гаура-сундарам

В Своем детстве Нимай являл такие игры: сидел среди выброшенных глиняных горшков, в которых до этого готовили еду для Господа Вишну, играл с нечистыми животными, такими как собаки, а однажды лег на кобру, как если бы она была Ананта Шешей. Однажды Нимая похитили два вора, которые хотели украсть украшения с Его прекрасного тела. Один из них посадил маленького Нимая на плечи, и они бросились бежать. Однако под воздействием энергии Господа, Йога-майи, они неожиданно вновь оказались у дома Нимая.

Позже дом Джаганнатхи Мишры посетил известный монах-брахман. Когда он предлагал Господу Гопалу приготовленные им блюда, Нимай принял подношение, съев его. Монах вновь предложил пищу Господу. Трижды приняв подношения брахмана, Господь явился перед ним в Своем четвероруком облике.

Всякий раз, когда малыш Нимай сердился или плакал, только воспевание святых имен Господа Кришны успокаивало Его. Я склоняюсь в почтении перед прекрасным Золотым Господом, Гауранга Сундаром, божественным воплощением кришна-премы!

 

(8)

сна̄на-га̄н̇га-ва̄ри-ба̄ла-сан̇га-ран̇га-кхеланам̇
ба̄лика̄ди-па̄риха̄сйа-бхан̇ги-ба̄лйа-лӣланам
кӯта-тарка-чха̄тра-ш́икш̣ака̄ди-ва̄да-татпарам̇
према-дха̄ма-девам эва науми гаура-сундарам

В детстве Нимай устраивал веселые забавы со Своими школьными товарищами в Ганге. Иногда Нимай дразнил пришедших поплавать в Ганге девочек. И тот же самый мальчик часто представлял веские аргументы и контраргументы школьным товарищам и профессорам. Я склоняюсь в почтении перед прекрасным Золотым Господом, Гауранга Сурдаром, божественным воплощением кришна-премы!

 

(9)

ш́рӣ нимаи-пан̣д̣итети-на̄ма-деш́а-вандитам̇
навйа-тарка-дакш̣а-лакш̣а-дамбхи-дамбха-кхан̣д̣итам
стха̄пита̄ртха-кхан̣д̣а-кхан̣д̣а-кхан̣д̣ита̄ртха-самбхарам̇
према-дха̄ма-девам эва науми гаура-сундарам

Во время, когда Господь являл Свои юношеские деяния, Он стал известен во всех краях как самый большой ученый, Нимай Пандит. Господь срывал покров необоснованной гордыни тысяч самодовольных, заносчивых ученых логиков. Господь лишал их дара речи, разбивая и опровергая выдвинутые ими утверждения, критикуя затем Свою собственную точку зрения и вновь обосновывая их отвергнутые прежде доводы. Я склоняюсь в почтении перед прекрасным Золотым Господом, Гауранга Сундаром, божественным воплощением кришна-премы!

 

(10)

ш́лока-га̄н̇га-вандана̄ртха-дигджигӣш̣у-бха̄ш̣итам̇
вйатйалан̇кр̣та̄ди-дош̣а-таркита̄ртха-дӯш̣итам
дхваста-йукти-руддха-буддхи-датта-дхӣмада̄дарам̇
према-дха̄ма-девам эва науми гаура-сундарам

После того, как великий знаток санскрита Кешава Кашмири покорил с помощью своего разума все десять сторон света, он предстал перед Шри Чайтаньей Махапрабху на берегу Ганги. По просьбе Господа он тотчас же, без подготовки, составил и продекламировал множество прекрасных молитв во славу священной Ганги. Шри Гаурангадев указал на некоторые риторические ошибки в его сочинении, чем поразил ученого. Кешава Кашмири умело привел в свою защиту много логических аргументов, но, в конце концов, потерпел поражение. Когда же была разоблачена полная несостоятельность Кешавы Кашмири, а его разум пришел в полное замешательство, Господь Гауранга милосердно выразил ему почтение как великому ученому, чтобы предотвратить насмешки со стороны присутствовавших там учеников Господа. Я склоняюсь в почтении перед прекрасным Золотым Господом, Гауранга Сундаром, божественным воплощением кришна-премы!

(продолжение следует)

 

 

Śrīla Bhakti Rakṣaka Śrīdhara Dev-Goswāmī Mahārāj

Śrī Śrī Premadhāma-deva-stotram

(Edited by Swāmī Bhakti Pāvan Janārdan)

 

Saturday

(1)

deva-siddha-mukta-yukta-bhakta-vṛnda-vanditaṁ
pāpa-tāpa-dāva-dāha-dagdha duḥkha-khaṇḍitam
kṛṣṇa-nāma-sīdhu-dhāma-dhanya-dāna-sāgaraṁ
prema-dhāma-devam eva naumi gaura-sundaram

The universal gods, perfected beings, salvationists, mystic yogis, and exalted servitors of the Absolute Truth, Śrī Krishna, constantly chanted the glories of Śrī Gaurasundar.

In regard to Lord Chaitanya’s Pastimes, Śrīla Rūpa Goswāmī has mentioned the following verse in his Śrī Chaitanyāṣṭakam:

sadopāsyaḥ śrīmān dhṛta-manuja-kāyaiḥ praṇayitāṁ
vahadbhir gīr-vāṇair giriśa-parameṣṭhi-prabhṛtibhiḥ

“The gods, headed by Lord Shiva and Lord Brahmā, accepted the garb of ordinary men in the Pastimes of Śrī Chaitanyadeva in order to eternally worship Him with heartfelt affection.” Śrī Chaitanyadeva is the embodiment of that vast nectarean ocean found in Lord Krishna’s Holy Name, which is none other than Śrī Gaurāṅga’s own pure Name. Śrī Chaitanyadeva is compared to that grand milk ocean which, after being churned, produced nectar. The nectar Mahāprabhu distributes is Lord Krishna’s Holy Names, which extinguish all the miseries of material existence, such as anxieties arising from sinful activities performed in direct opposition to the Lord, and the three-fold sufferings which fuel the grand forest fire that scorches those in search of sense gratification, salvation, and mystic yoga perfections. I offer my obeisances to that beautiful Golden Lord, Gaurāṅga Sundar, the divine form of Krishna-prema.

 

(2)

svarṇa-koṭi-darpaṇābha-deha-varṇa-gauravaṁ
padma-pārijāta-gandha-vanditāṅga-saurabham
koṭi-kāma-mūrchitāṅghri-rūpa-rāsa-raṅgaraṁ
prema-dhāma-devam eva naumi gaura-sundaram

The charming aura of Śrī Gaurasundar’s divine figure resembles the reflection of millions of radiant golden mirrors. Furthermore, the personified sweet fragrance of the earthly and heavenly lotus flowers humbly offer their prayers before the aromatic scent which permeates the air from the beautiful form of Śrī Chaitanya Mahāprabhu. Millions and millions of Cupids fall unconscious before the feet of Śrī Chaitanyadeva’s elegant figure. They are severely shocked because their sense of universal fame arising from their beautiful splendor is checked. While performing His joyful Pastimes of dancing, the divine form of Śrī Gaurāṅgadeva playfully sways to and fro. The flowing pulsations of the Lord’s limbs move in rhythm with the various charming moods of devotional sentiments, bhāva, overwhelming His graceful figure. I offer my obeisances to that beautiful Golden Lord, Gaurāṅga Sundar, the divine form of Krishna-prema.

 

(3)

prema-nāma-dāna-janya-pañcha-tattvakātmakaṁ
sāṅga-divya-pārṣadāstra-vaibhavāvatārakam
śyāma-gaura-nāma-gāna-nṛtya-matta-nāgaraṁ
prema-dhāma-devam eva naumi gaura-sundaram

By manifesting His five-fold aspect of divinity, Pañcha-tattva, Śrī Gaurāṅgadeva was able to widely distribute the sweet Names of Lord Krishna, which is the means to the ultimate attainment in human life: unalloyed love for the Absolute Truth, Śrī Krishna, the fifth end. (The ‘fifth end’ refers to that which is beyond the attainment of religiosity, economic development, sense gratification, and liberation.) The Lord personally incarnated on the Earth planet with His expansions such as Nityānanda Prabhu and Advaita Āchāryya, His intimate associates such as Gadādhara Paṇḍit, and His other general associates such as Śrīvāsa Ṭhākur. When the Lord appears, He comes armed with the weapon of the Holy Name of Krishna. While dancing in the deepest ecstasies of pure love, Lord Gaurāṅgadeva, although none other than Śyāmasundar, chanted His own Names just like an ordinary citizen in the Nadīyā district. I offer my obeisances to that beautiful Golden Lord, Gaurāṅga Sundar, the divine form of Krishna-prema.

 

(4)

śānti-puryadhīśa-kaly-adharma-duḥkha-duḥsahaṁ
jīva-duḥkha-hāna-bhakta-saukhyadāna-vigraham
kaly-aghaugha-nāśa-kṛṣṇa-nāma-sīdhu-sañcharaṁ
prema-dhāma-devam eva naumi gaura-sundaram

Appearing in his Deity form, Śrī Gaurāṅgadeva removed the miserable condition of the living entities and increased the devotional pleasure of His devotees. The Lord incarnated because He was unable to tolerate the griefstricken condition of Śrī Advaita Āchāryya, the master of that charming village of Śāntipura. Śrī Advaita Āchāryya was lamenting about this era being overtaken by the ugly influence of irreligious practices. Thus, in order to arrest the immoral activities in Kali-yuga, the Lord profusely distributed the sweet nectar of Lord Krishna’s Holy Names. I offer my obeisances to that beautiful Golden Lord, Gaurāṅga Sundar, the divine form of Krishna-prema.

 

(5)

dvīpa-navya-gāṅga-baṅga-janma-karma-darśitaṁ
śrīnivāsa-vāsa-dhanya-nāma-rāsa-harṣitam
śrī-haripriyeśa-pūjyadhī-śachī-purandaraṁ
prema-dhāma-devam eva naumi gaura-sundaram

Śrī Gaurāṅgadeva appeared in West Bengal in the sacred place known as Nabadwīp on the banks of the Ganges River. Revealing His household Pastimes in the holy abode of Nabadwīp, Śrī Gaura benedicted the beautiful courtyard surrounding Śrīnivās Paṇḍit’s residence, and pleased His dearmost associates when He manifested His nocturnal Pastimes of congregational chanting in the deepest mellows of pure dedication. The controlling life-force of Lakṣmīpriyā-devī and Viṣṇupriyā-devī was Śrī Gaurasundar, whose intelligence was couched in deep parental adoration for His mother and father, Śachīdevī and Jagannāth Miśra. I offer my obeisances to that beautiful Golden Lord, Gaurāṅga Sundar, the divine form of Krishna-prema.

 

(6)

śrī-śachī-dulāla-bālya-bāla-saṅga-chañchalaṁ
ākumāra-sarvva-śāstra-dakṣa-tarka-maṅgalam
chāttra-saṅga-raṅga-digjigīṣu-darpa-saṁharaṁ
prema-dhāma-devam eva naumi gaura-sundaram

Śrī Gaurāṅgadeva, the son of Śachīdevī, always performed mischievous childhood Pastimes in the association of the naughtiest boys. (Nimāi was like baby Krishna, the son of Mother Jaśodā.) Nimāi’s Pastimes, although naughty, were not only pleasing to Him, but also gladdened the hearts of His devotees.

During His adolescent years, the Lord acquired unrivaled mastery over the conclusions of the ancient Scriptures. With unexcelled logic at His command, Lord Viśvambhara artfully established the auspicious doctrine of śuddha-bhakti, unalloyed dedication unto the Sweet Absolute Truth, Lord Krishna, thereby defeating the doctrine of dry logic studied at that period by the proud, expert logicians who were all nearly atheistic scholars. Later, in the course of His adolescent Pastimes, the Lord vanquished the pride of the most famous Sanskrit scholar of all time, the Digvijayī Paṇḍit, in the company of His grammar students, on the banks of the Ganges River. I offer my obeisances to that beautiful Golden Lord, Gaurāṅga Sundar, the divine form of Krishna-prema.

 

(7)

varyya-pātra-sārameya-sarpa-saṅga-khelanaṁ
skandha-vāhi-chaura-tīrtha-vipra-chitra-līlanam
kṛṣṇa-nāma-mātra-bālya-kopa-śānti-saukaraṁ
prema-dhāma-devam eva naumi gaura-sundaram

During His childhood Pastimes, Nimāi sat amongst discarded clay pots which had been used to cook preparations for Lord Vishnu. He would also play with unclean animals such as puppies, and on one occasion He laid upon a cobra, treating it as if it were Ananta Śeṣa. Once, Nimāi was stolen away by two thieves who were intent on robbing the ornaments decorating His charming figure. Placing Nimāi on their shoulders, they enticed the small boy to come with them and then quickly fled away with Him. However, due to the Lord’s Yogamāyā potency, they suddenly found they had arrived at Nimāi’s house.

Later, a well-known mendicant brāhmaṇ visited the residence of Jagannāth Miśra. When the brāhmaṇ began to offer some preparations he had cooked to Lord Gopāl, Nimāi spoiled the offering by eating the foodstuffs while the mendicant was offering them in meditation. After having done this to the brāhmaṇ three times, the Lord revealed His eight-armed form to him.

Whenever the child Nimāi angrily cried, He could only be pacified by the chanting of Lord Krishna’s Holy Names. I offer my obeisances to that beautiful Golden Lord, Gaurāṅga Sundar, the divine form of Krishna-prema.

 

(8)

snāna-gāṅga-vāri-bāla-saṅga-raṅga-khelanaṁ
bālikādi-pārihāsya-bhaṅgi-bālya-līlanam
kūṭa-tarka-chāttra-śikṣakādi-vāda-tatparaṁ
prema-dhāma-devam eva naumi gaura-sundaram

In His childhood Pastimes Nimāi would sportively play in the waters of the Ganges River in different ways with His schoolmates. Sometimes Nimāi, with various laughing gestures, would also tease the young girls who came to swim in the Ganges. This same small boy, however, often presented shrewd arguments and counter-arguments before His classmates and professors. I offer my obeisances to that beautiful Golden Lord, Gaurāṅga Sundar, the divine form of Krishna-prema.

 

(9)

śrī nimāi-paṇḍiteti-nāma-deśa-vanditaṁ
navya-tarka-dakṣa-lakṣa-dambhi-dambha-khaṇḍitam
sthāpitārtha-khaṇḍa-khaṇḍa khaṇḍitārtha sambharaṁ
prema-dhāma-devam eva naumi gaura-sundaram

During the Lord’s adolescent Pastimes, He became known and respected far and wide as the greatest scholar, Nimāi Paṇḍit. The Lord would dismantle the false pride of millions of conceited scholarly logicians. Rendering them speechless by canceling and reversing their forestated conclusions, the Lord would then rebuke His own opinion and rejustify their foregone logic. I offer my obeisances to that beautiful Golden Lord, Gaurāṅga Sundar, the divine form of Krishna-prema.

 

(10)

śloka-gāṅga-vandanārtha-digjigīṣu-bhāṣitaṁ
vyatyalaṅkṛtādi-doṣa-tarkitārtha-dūṣitam
dhvasta-yukti-ruddha-buddhi-datta-dhīmadādaraṁ
prema-dhāma-devam eva naumi gaura-sundaram

After that grand Sanskrit scholar Keśava Kāśmīrī had intellectually conquered all ten directions, he came before Śrī Chaitanya Mahāprabhu on the banks of the Ganges River. At the Lord’s request, he spontaneously composed and recited many wonderful prayers in glorification of the sacred Ganges. Śrī Gaurāṅgadeva then amazed the scholar when He recollected and pointed out several rhetorical errors in his compositions. Keśava Kāśmīrī skillfully presented many logical arguments in his own favour, but was ultimately defeated. Finally, when Keśava Kāśmīrī’s incompetence was exposed and his intelligence was totally perplexed, Lord Gaurāṅga compassionately respected him in a manner befitting a great scholar by preventing His students who were present from laughing at the paṇḍit. I offer my obeisances to that beautiful Golden Lord, Gaurāṅga Sundar, the divine form of Krishna-prema.

(to be continued)

 

← «Манах-шикша, Саварана-Шри-Гаура-махима, Шри Радхика-става». Шрила Бхакти Нирмал Ачарья Махарадж. Индия, Навадвип Дхам, 3 ноября 2012 года ·• Архив новостей •· «День ухода Шрилы Рагхунатха Даса Госвами». Шримати Бхакти Лалита Деви Даси. 16 октября 2013 года. Харьков, Украина →
Главная | Миссия | Учение | Библиотека | Фотогалерея | Контактная информация
Пожертвования