«Идолопоклонство» (часть 1). Статья из журнала «The Harmonist» под редакцией Шрилы Бхактисиддханты Сарасвати Тхакура (на русском и английском языках).

Нимананда Дас Адхикари

Идолопоклонство
(часть 1) 

Статья из журнала «The Harmonist»,
издаваемого под редакцией
Шрилы Бхактисиддханты Сарасвати Тхакура
в 20–30-е годы XX столетия

(из двенадцатого номера XXV тома за май 1928 года) 

 

Все три величайшие религии мира (индуизм, христианство и ислам) принимают Бога как высочайшую и неизменную Истину. Последователи этих религий верят в существование Бога как Высшей Личности и смотрят на Него как на Творца, Хранителя и Разрушителя этого бренного мира. Основное различие между индуизмом и двумя другими основными религиями (христианство и ислам) лежит в том, что индуизм проповедует поклонение Богу через определенную видимую форму, тогда как в остальных упомянутых религиях подобной практики нет. Однако, несмотря на все это, нельзя говорить, что в писаниях этих религий (Библии и Коране) содержится идея абстрактного Бога. Ошибочно полагать, что если не существует глубокой традиции поклонения Богу в определенной форме, то из этого следует, что Сам Всевышний не имеет облика и качеств. Однако, к большому сожалению, большинство приверженцев этих двух религий почти не знают истин собственных писаний и при этом насмехаются над индусами, критикуя их храмовое поклонение Богу, и называют их идолопоклонниками, а религию индусов — идолопоклонством. Подобные оскорбительные выпады — не что иное, как естественное следствие высокомерия, заставляющего человека обращать свое внимание больше на форму, чем на дух самой религии. Такая отвратительная приверженность форме указывает на поверхностное восприятие, из-за которого совершенно невозможно дать сравнительную оценку красоте различных религий. Умы таких людей просто не способны воспринять ничего нового. Афоризм «Убей, но выслушай» не вызывает в них никакого отклика. Если человек движим лишь стремлением нападать, очернять и сеять сомнения, то он вряд ли станет прислушиваться к разумным доводам. Таких людей лучше не беспокоить. Обращаться следует к тем, кто менее тщеславен и готов выслушать, и с научной точки зрения дать им сравнительный анализ философий различных религий. Если они будут непредвзятыми, то, возможно, они смогут узреть ту возвышенную истину, что объединяет все эти религии. Следует объяснить, что то, что воспринимается как непримиримое различие, — всего лишь различные аспекты одной и той же религии, правящей всем мирозданием. Тогда уже не будет никакого повода для саркастических нападок, нескончаемый поток которых льется на эту наиболее значимую религию мира — индуизм.

Также нельзя отрицать тот факт, что среди индусов есть последователи сект, практикующие идолопоклонство. Однако деятельность таких сектантов не принимается как locus standi1 — богооткровенная религия. Мы признаем, что такое положение вещей к лучшему. Однако это не имеет никакого отношения к вайшнавизму, что недвусмысленно подтверждают Веды и Пураны. Вайшнавизм — это религия души, и его может постичь и практиковать лишь душа. В нем нет места умозрительным доводам и предположениям. Это намного выше тела и выше ума. Это преданность Высшему Существу, не имеющему Себе равных. Индусы знают Его как Кришну или Вишну. Того, кто поклоняется Вишну, обычно называют вайшнавом. Господь Кришна вечно правит на Вайкунтхе, но иногда Он нисходит на Землю, и тогда все могут увидеть Его. Однако никому не известна Его истинная природа, кроме Его преданных, которые, в свою очередь, всегда присутствуют в этом мире. Восприятие мирских людей, смотрящих через призму времени, места и обстоятельств, всегда поверхностно, тогда как преданные Кришны, которых Он благосклонно наделяет трансцендентным знанием, способны увидеть саму суть вещей. Вайшнавизм — это не сектантство, как обычно думают те люди, чьи умы не в состоянии проникнуть вглубь этой возвышенной философии. Это религия всего мироздания. Все другие религии, проповедующие поклонение Богу в той или иной форме, — ее неотъемлемые составные части. Многие из них направлены на обретение служения Господу, а те, что более близки и родственны, вливаются в вайшнавизм. Вайшнавизм примиряет их всех и в вайшнавизме все приходит в гармонию. Наши священные писания на первый взгляд кажутся противоречивыми, однако все эти расхождения — лишь различные аспекты одной и той же истины, узреть которую во всей полноте можно лишь в вайшнавизме. Шри Гаурасундар, величайший и неоспоримый знаток всех наших священных писаний, дал им такое ясное толкование, которое исключает все второстепенные понимания. Любой, кому выпала удача обрести общение с истинными последователями Махапрабху Шри Чайтаньи и обсудить с ними Его учение, несомненно, направят все свои помыслы на Него, познают Его и наследуют вайшнавизм, который Он проповедовал, приняв его как единственно приемлемое вероисповедание. Все это — постоянный объект проповеди преданных Господа, и этот поток всегда чист благодаря защите совершенных и самоосознавших преданных, чья линия преемственности никогда не прерывается.

Все другие вероисповедания, также известные под именем индуизм, едва ли могут пересечь ту тонкую грань, которая отделяет их от сектантства, и являются не чем иным, как эмпирическими доктринами тех, кто в своем постижении истины больше полагается на разум, чем на милость Бога. В дальнейшем на страницах этого журнала мы обсудим, почему умозрительные предположения даже бесспорно гениального человека не могут привести к Богу. Никакие интеллектуальные достижения не помогут нам достичь Господа, и для подобного материалистичного восприятия Он всегда будет оставаться в категории необъяснимого. Тот, кто следует эмпирическим путем, не сможет узнать об Абсолютной Истине ничего позитивного и значимого, хотя в то же самое время познание Истины — неоспоримый долг чистой души. Священные писания основных трех религий мира осуждают подобные нонконформистские доктрины. Высшая Истина трансцендентна, вечна и неизменна. Все, что говорят мыслители-эмпирики на эту тему, можно сравнить с несвязным лепетанием младенца. Бог никогда не будет таким, каким они Его пытаются представить. Он всегда таков, каков есть. Лишь Он может поведать о Себе, и познать Его может лишь тот, кого Он выберет Сам. Ошибочные доктрины множества эмпирических школ, по сути, являются одними и теми же в различных религиях.

В действительности именно эмпирики — идолопоклонники. Все, что создается силой ума, по сути, ничем не отличается от идолопоклонства. Однако вайшнавизм никак не связан с этим. Почему же? Проведя небольшой экскурс в историю идолопоклонства, господствовавшего на территории Аравии и Палестины еще до прихода Магомета и Иисуса Христа, мы увидим явное различие подобной практики с вайшнавизмом и признаем неправомочным называть его идолопоклонством. В Кабе в Мекке изначально было три главных идола по имени Лат, Монат и Гора, которым поклонялись как богам. Затем количество идолов выросло до трехсот шестидесяти. Магомет начал войну против этих трехсот шестидесяти псевдо-богов. Все они были выдуманы людьми, и поклонение им не было основано ни на одном богооткровенном писании. Эти идолы стали национальными богами всего Аравийского полуострова, и преклонение перед ними было настолько велико, что когда какая-либо часть любого из идолов разрушалась, то это становилось причиной всеобщего траура. Поврежденного идола не снимали с пьедестала, а продолжали поклонение, несмотря на существующие физические изъяны. Материальная форма обожествлялась как духовная. Все это продолжалось до того момента, пока не появился Магомет и не начал свою непримиримую проповедь против поклонения идолам. Разгневанные обитатели Аравии начали войну, и Магомет сражался с ними во множестве кровопролитных битв. В конце концов они были побеждены и вынуждены склониться перед превосходящей силой Магомета. Низвержение их физического могущества уничтожило также и все их вековые суеверия и идолопоклонство. Истина восторжествовала над вымыслом, и Магомет вскоре собрал сильную армию своих последователей, готовых жить по своей вере и умереть за нее. Его последователи так сильно возненавидели практику поклонения идолам, что как только обрели силу и влияние, то стали принудительно обращать в свою веру, безжалостно уничтожая всех непокорных. Убийство людей с тех пор перестало быть чем-то греховным, а стало рассматриваться его последователями как благочестивый поступок, дарующий убийце место на Небесах. Они даже распространили это массовое убийство на последователей индуизма, которых также считали идолопоклонниками. История идолопоклонства в соседних областях Палестины была приблизительно такой же. Иисус Христос также пытался искоренить идолопоклонство, однако старался сделать это не ненавистью, а любовью.

Однако вайшнавизм не обожествляет материю и не отрицает того, что дух также обладает формой. Наоборот, он утверждает, что дух тождественен и неотделим от своей духовной формы. В физическом мире есть различие между духом и материей, в которую дух облачается. Однако в духовном мире нет материальных тел. Там живые существа не состоят из различных элементов, как дух и материя в этом бренном мире. Дух и духовная форма тождественны и оба состоят из элемента чит [сознания]. Глубокое изучение этого вопроса позволяет ясно понять различие между душой в своем естественном состоянии на Вайкунтхе и тогда, когда она заключена в темницу материального тела.

Вначале давайте попытаемся разобраться: Бог личностен или имперсонален? Ни одна из трех основных религий мира не называет Его имперсональным. Когда мусульманин поет: «Ла ила илиллахо Мухаммед расул аллахо», он обращается к Богу как к личности. Когда Иисус Христос говорит своим ученикам: «Кто принимает Меня, принимает Пославшего Меня»2, он говорит о личностном Боге. Когда Шри Гаурасундар говорит: джӣвера ‘сварӯпа’ хайа — кр̣ш̣н̣ера ‘нитйа-да̄са’3, Он также говорит о личностном Боге, Чьим вечным слугой и является джива (живое существо).

Следующий вопрос — это: «Обладает ли Бог определенной формой?» Ответ положительный. Однако большинство мнений на эту тему крайне противоречиво. Многие эмпирики придерживаются убеждения, что Бог не имеет облика. Однако Он может принять какую-то форму, если она Ему необходима, чтобы проявиться в этом физическом мире. Но та форма, которую Он принимает, также материальна и временна, как и наши тела. В поддержку подобных взглядов они цитируют священные писания. Даже демоны цитируют писания, и никто не может им запретить это. Однако они всячески извращают их, извлекая такие толкования, которых там просто нет и быть не может. Таких мыслителей полным-полно среди мусульман и христиан. Увы, это приводит к множеству нападок на индусов. Подобные оскорбители утверждают, что Бог не имеет облика и не может принимать никакой формы. Они пытаются ограничить Безграничное и не признают силу Всемогущего Бога. Однако Господь — Тот, кто Он есть, и мы не в силах заставить Его быть таким, каким выдумали Его мы. Мы не можем принудить Его стать таким, каким Он не является, и не можем отрицать тот Его облик, которым Он обладает вечно.

(продолжение следует) 

Переводчик и составитель примечаний: Вриндаван Чандра Дас
Редактор и составитель примечаний: Традиш дас

 

 

Sj. Nimananda Das Adhicary, B. Ag., B.T.

Idolatry
(part 1)

Journal 'The Harmonist'
Edited by
Shrila Bhaktisiddhanta Saraswati Thakur 

(No. 12, Vol. XXV, May, 1928) 

 

GOD has been proclaimed as the highest unchallengeable truth by all the three great religions of the world, — Hinduism, Mahomedanism and Christianity. The followers of these religions believe in the existence of a personal God, and look upon Him as the creator, the maintainer and the destroyer of the world. The difference between Hinduism and the other religions — Christianity and Mahomedanism, lies in the fact that the former preaches worship of God under a definite form, whereas the latter do not. But nevertheless it is not right to say that the scriptures of these religions, namely the Bible and the Koran entertain an idea of a formless God. It is fallacious to think that because God is not worshipped under a perishable form that therefore He must be formless. It is a matter of great regret that generally the followers of these two religions show a lamentable lack of information revealed in their own scriptures when they taunt Hindus, for their conception of a definite form of God and their worship of Him in that form, as idolaters and their religion as idolatry. Insinuations of this nature are but the natural outcome of a dogmatic mind that is addicted more to the form than to the spirit of a religion. Such execrable adherence to form so dwarfs the vision that it totally incapacitates one to appreciate the comparative beauty of religions. The minds of such people are ever impervious to education. The well-known maxim ‘strike but hear,’ bears no weight with them. Now the people who have made it their business to attack, to vilify, to insinuate, it is no use to argue with them. Let them remain alone. Approach must be made to a less dogmatic section of the people who lend ears, and refer them to a comparative study of the philosophies of the different religions, which will certainly, if they happen to be unbiased, enable them to discern one sublime truth that pervades all these religions, that are fundamentally not different, but are the different phases of the one and the same religion that governs the universe. There will then be no room for these acrimonious assertions hitherto so lavishly made about a most important religion, namely, Hinduism.

There is however no denying of the fact that among the Hindus there are certain sects that do practice idolatry. Their profession has however no locus standi4 as a revealed religion. And the less we take notice of it the better. It is not to be mistaken for Vaishnavism that the Vedas and the Puranas unequivocally preach. Vaishnavism is a soul’s religion, to be grasped and practiced by the soul only. Mental speculation has no room in it. It is above the body, and above the mind. It is devotion to One Supreme Being, Who is One without a second. Hindus know Him as Krishna or Vishnu. The worshipper of Vishnu is generally known as a Vaishnava. Lord Krishna eternally reigns in Vaikuntha; but He sometimes manifests Himself on this Earth, when all see Him, but none knows Him, save His devotees to whom however He ever remains manifested. The vision of the worldly people, accustomed to view things through time, space and causality, is obstructed, but that of His devotees, who have been favored with the transcendental knowledge of Him, is never obstructed. Vaishnavism is not Sectarianism as it is generally regarded by the people whose minds are not sufficiently trained so as to penetrate into the depth of its subtle philosophy. It is the Universal Religion. All other religions, that preach God in one form or another, are part and parcel of it. The nearer they approach towards the attainment of the service to one God-head, the more akin do they become to Vaishnavism. Vaishnavism reconciles them all, and all are reconciled in Vaishnavism. All our Scriptures that, at first sight, appear to strike discordant notes, do but record the different view-points of the same truth that Vaishnavism reveals in full. Shri Gour Sundar, the greatest and undisputed exponent if our Shastras, has made such a clear exposition of them as can admit of no secondary meaning. Any one who is fortunate enough to associate himself with His real followers, and discuss with them His teachings, is sure to be drawn to think with Him, to feel with Him, and hail Vaishnavism, as preached by Him, as the only acceptable form of faith. It is being revealed to devotees from time to time, and the flow has thus been kept untainted by the realization of the never-ending line of the successive devotees. All other faiths that also go by the name of Hinduism, and that can hardly venture to cross the narrow limits of Sectarianism, are but doctrines of the Elevationists who, in the matter of investigation after truth, rely more on their intellect than on the grace of God. It has been discussed in these pages that the speculations even of a giant mind can hardly reach God. He defies all our intellectual achievements, and ever remains unexplainable. A mind, however trained it may be, cannot-assert anything positively about the Absolute Truth, which it is entirely the soul’s duty to do. The scriptures of all these three religions are one in condemning such doctrines of the non-conformists. Truth is transcendental, eternal and unchangeable. All that these people have to say about it cannot claim a higher place than the prattlings of a child. God cannot be what they want to make Him; but He is what He is. He is His own explanation; and only he, to whom He wants to be known, knows what He is. These doctrines of the different schools of elevationists are the same in the different religions. 

The elevationists do practice idolatry. Anything concocted by the mind is idolatry, and nothing but idolatry. But the Vaishnavism is not idolatry. And why? A peep into the history of idolatry as it obtained in Arabia and Palestine before the advent of Muhammad and Christ will enable any one to see the difference between it and Vaishnavism, and convince him at once of the injustice of calling the latter idolatry. In Kaba at Mecca there were originally three idols named Lat, Monat and Gora worshipped as gods. These three soon grew into three hundred and sixty. Muhammad had to wage war against these three hundred and sixty gods. They were entirely of human making, and their worship was not based on any revelation recorded in scriptures then existing. These idols were looked upon as national gods by the people of whole Arabia, and were held in such a high esteem by them that damage to any part of any of these idols used to send the whole nation into mourning. The particular idol, thus damaged, was not replaced, but was allowed to continue its existence with the deformed body. Matter was thus being deified as spirit. Things continued in this way for a very long time, when Muhammad appeared on the scene, and his preaching against the worship of the idols so enraged the people of Arabia that they arrayed themselves against him, and Muhammad had to fight many a deadly battle with them. They were at last vanquished and compelled to bow before the superior strength of Muhammad. With the breaking of their physical power their age-long superstition also broke. Truth triumphed over fiction; and Muhammad soon succeeded in mustering a strong army of believers who were ready to live by his faith and die for his faith. The aversion for idol worship ran so strong in the minds of his followers, that they, soon after his ascension, began to enforce conversion by means of the sword; and slaughtering of men, instead of being looked upon as a crime, came to be regarded by his followers as a pious act that immediately earned for the slaughterer a place in the Behest. They extended this indiscriminate slaughtering even to the door of Hinduism, which to them appeared as nothing but idolatry. Roughly the history of idolatry in the neighboring district of Palestine had been the same. And Christ attempted to obtain its eradication by love and not hatred of its followers.

But Vaishnavism does not deify matter. Neither does it deny form to the spirit. On the contrary it holds that the spirit is identical with and inseparable from, its form. In this physical world there is a difference between the spirit and the matter with which the former is clad. But in the spiritual world there is no material body. There the entity is not made up of different elements like spirit and matter as it is here. The spirit and its form are but differentiations of the same element called chit. A careful study of the problem will make clear the distinction between the soul in its natural condition in Vaikuntha and encaged in a material body.

First let us take God. Is He personal or impersonal? None of the three religions call Him impersonal. When a Mahomedan chants, “La ila ilillaho Muhammed rasul allaho” he speaks of a personal God. When Christ to his disciples said, “He that receiveth me receiveth Him that sent me,”5 he spoke of a personal God. When Shri Gaur Sundar preaches, jīvera ‘svarūpa’ haya — kṛṣṇera ‘nitya-dāsa’6, He speaks of a personal God, Whose eternal servant is the jiva.

The next question is “Has God any definite form?” The answer is in the positive. But the issue is controversial. Some among the empiricists maintain that God cannot have any definite form. He however can assume any form when there is a need for Him to be manifest in this physical world. The form or forms that He thus assumes are as material and transitory as ours. In support of their view they too quote Scriptures. Even devils quote Scriptures and no one need deprive them of the right of doing so. But they twist and torture the Scriptures and make them mean a thing which they do not and cannot mean. This class of thinkers are not wanting among the Mahomedans and Christians. Nay, they go a degree a-head of their Hindu compeers, and maintain that God can neither have a form, nor can He assume any. They thus put limitation upon the Unlimited, and deny a certain power to the Almighty. God, is what He is, and not what we want Him to be. We cannot give Him a form, if He has it not, and we cannot deny Him one if He have it.

(to be continued)
Compiler notes: Tradish das

1 (лат.) — точка зрения, букв. — «место стояния».

2 От Матфея, 10:40.

3 «Изначальное положение живого существа — быть вечным слугой Шри Кришны» («Шри Чайтанья-чаритамрита», Мадхья-лила, 20.108).

4 (Latin) — point of view, standpoint, viewpoint.

5 Matthew, 10:40.

6 “It is the living entity’s constitutional position to be an eternal servant of Krishna” (Shri Chaitanya-charitamrita, Madhya-lila, 20.108).

← «Воспевание Святого Имени Бога». Лекция Шрилы Б. С. Говинды Дев-Госвами Махараджа. 16 августа 2002 года ·• Архив новостей •· 22 июля 2011 года. Лекция Шрилы Бхакти Судхир Госвами Махараджа. Cочи →