«Служение трансцендентному учителю» (часть 1). Статья из журнала ‘The Harmonist’ под редакцией Шрилы Бхактисиддханты Сарасвати Тхакура (на русском и английском языках)


Russian


Профессор Джатиндра Мохан Гхош 

Служение трансцендентному учителю
(часть 1)

Статья из журнала ‘The Harmonist’,
издаваемого под редакцией
Шрилы Бхактисиддханты Сарасвати Тхакура
в 20–30-е годы XX столетия 

(из седьмого номера XXVII тома за декабрь 1929 года)

 

Все священные писания, такие как шрути, смрити и пураны, постоянно прославляют служение ачарье, истинному духовному учителю. Это не пустое восхваление, преследующее какой-либо скрытый мотив, а искренняя декларация из безграничной милости к несчастным созданиям, пребывающим в рабстве этого мира. Служение истинному учителю — единственный метод, благодаря которому порабощенные живые существа могут обрести избавление от пагубного влияния майи и вновь обрести служение абсолютному Господу Кришне, которое является сутью самой жизни индивидуальной души (дживы). Священные писания называют ачарью вторым «я» Бога или же самим Богом, но занимающим положение дарующего прибежище (ашрая джатия), поскольку это положение не может занимать никто, кроме высочайшей божественной Личности. Ачарья приходит в этот земной мир в облике совершенного слуги Бога, чтобы напомнить порабощенным душам (дживам) о том, что, посвятив себя вечному служению Богу, они непременно вернутся в свой трансцендентный дом, где их ждет абсолютная свобода и счастье. Предавшись этому второму «я» Бога, джива достигает Всевышнего. Непрестанное служение трансцендентному учителю приводит к тому, что все невежество порабощенной души исчезает, зеркало ее сердца становится чистым от всего бренного, а затем в этом девственно чистом сердце пробуждается трансцендентное знание о Боге, приносящее высочайшее благо.

Но самое странное в том, что джива не заботится об этом. Пока в ней сильны желания чувственных наслаждений, она даже не помышляет о том, чтобы предаться духовному учителю. Священные писания гласят: «Насладившись в различных мирах теми радостями, что он заслужил своими благочестивыми делами, и осознав всю тщетность этих удовольствий, брахман должен решительно отвергнуть такие (кармические) поступки, поскольку благодаря им никогда не достичь (трансцендентной) реальности. Затем этот отрешенный брахман, желающий обрести знание об Абсолютной Истине, должен полностью посвятить себя служению ачарье, который сведущ в священных писаниях и безраздельно предан абсолютному Господу».

Далее в шрути говорится: «Эти слова (относительно трансцендентных истин) открывают себя (то есть свой истинный смысл) тем возвышенным личностям, кто обладает такой же высочайшей преданностью духовному учителю, что и Всевышнему».

Кришнадас Кавирадж Госвами говорит в «Шри Чайтанья-чаритамрите»: «Служа Кришне и Гуру, человек сбрасывает с себя оковы майи и достигает святых стоп Кришны».

Все эти цитаты единодушно указывают на первостепенную истину, согласно которой любой, кто серьезно стремится быть допущенным к вечному служению Господу, должен предаться и служить духовному учителю и под его руководством научиться этому божественному служению. Иного пути не существует. Истинный духовный учитель постепенно очищает от всех желаний возвышения (райского наслаждения в последующих рождениях) и освобождения (отождествления и последующего слияния индивидуальной души с Богом) сердце предавшегося ему ученика, прививая ему горячее стремление к самозабвенному служению абсолютному Господу и уча его, как это делать правильно. Но такие отношения между духовным учителем и его учеником, а также само обучение беспримесному служению Господу не имеют ничего общего с той ситуацией, когда учитель и ученик сознательно или несознательно используют друг друга ради своих личных эгоистических целей. В этом случае невозможно ни предание Гуру, ни служение ему, ни обучение служению Господу. Невозможно совмещать поиск удовольствий для своих чувств и стремление насладить чувства абсолютного Наслаждающегося, Кришны. Поэтому такой учитель забывает о своем высочайшем долге и утрачивает понимание подлинной природы служения Господу. Таков жалкий удел псевдо-гуру всех мастей, которые провозглашают себя «спасителями людей», обманывая всех, кто доверчив и не искушен в делах духовных. Подобные отношения наставников и их учеников с легкостью обрекают человека на вечные муки, тогда как искреннее служение истинному трансцендентному учителю — это возвышенный путь, ведущий в царство вечного счастья. Поскольку истинный учитель с твердой верой погружен в непрестанное служение Богу, он также непременно посвящает своего ученика в это божественное служение. Истинный учитель каждое мгновение своей жизни отдает служению Богу, и поэтому его ученик также не знает ничего, кроме этого служения. Следовательно, служение сат-гуру — это одновременное служение Гуру и служение Богу. И эта духовная практика — самая высочайшая, авторитетная, естественная и простая. Более того, эта практика не имеет альтернатив, которые также помогали бы достичь подлинной духовной жизни.

Искателям духовной истины несомненно знакомо имя великого вайшнавского ачарьи Шри Рамануджи, который спас мир от власти майявады Шри Шанкары и камавады смартов, и вместо этого проповедовал о сладости служения Богу, которую ощущает Его преданный. Однажды он направился на гору Шри в сопровождении своих учеников и всю дорогу громко пел Святое Имя Господа Хари. Через несколько дней они достигли деревни, в которой жили два ученика Рамануджи. Одного звали Яджнеш, и он был богачом, тогда как другой, Варадарай, был беден. Шри Рамануджа заранее отправил двух учеников предупредить Яджнеша о своем приходе. Услышав эту новость, Яджнеш был вне себя от радости и тотчас же удалился во внутренние покои своего дома, погрузившись в размышления о том, как надлежащим образом принять своего учителя, совершенно позабыв о двух своих духовных братьях, которые принесли эту новость, и которых он оставил ждать на улице. Эти два ученика вернулись к своему учителю сильно огорченными и поведали ему обо всем. Это известие также больно ранило сердце Шри Рамануджи, и он отправился со своими спутниками в дом бедного Варадарая.

Варадарай каждое утро ходил собирать подаяние и в конце дня предлагал все это Гуру и Господу Нараяне, а затем принимал этот прасад (остатки их пищи). Его жена, Лакшми, была очень красива и к тому же предана своему супругу. Она искренне помогала мужу во всех его религиозных обязанностях. Когда Шри Рамануджа со своими учениками достигли обветшалого дома Варады, хозяина не было дома, поскольку он собирал ежедневное подаяние. В то время Лакшми как раз закончила свое омовение и обернулась куском старой, протершейся во многих местах ткани, в то время как ее сносившееся повседневное сари сушилось на солнце. Она не смогла даже выйти и предложить своему учителю должное почтение. Она поведала своим гостям о своем затруднении, сопроводив его хлопком руки. Тогда Шри Рамануджа сразу же бросил в комнату свою собственную накидку. Завернувшись в эту накидку, Лакшми вышла к своему учителю и смиренно склонилась перед ним со словами: «Мой господин, прошу вас, присядьте и отдохните с дороги. Моего мужа сейчас нет, он собирает подаяние, но я сейчас же подготовлю подношение для Господа Вишну».

Но увы! В доме не было даже горсти риса. Она знала об этом, когда пригласила в дом этих почтенных гостей, но теперь не могла придумать, как достойно их принять. Однако одно она ясно понимала: ее высший долг позаботиться о гостях-вайшнавах — ее учителе и его учениках, и это непременно следует исполнить даже ценой собственной жизни. Оказавшись в этом совершенно беспомощном состоянии, она все время молилась Господу Нараяне, и наконец на ум ей пришла одна идея, единственно возможная в данный момент.

Поблизости жил один богатый торговец сомнительного поведения, который положил глаз на Лакшми. Очарованный ее необычайной красотой, этот торговец много раз добивался ее благосклонности и обещал золотые горы в награду за удовлетворение его похоти, что непременно освободило бы их от бедности и позволило надолго запастись пищей. Однако эта целомудренная женщина была выше всех искушений и соблазнов и не обращала никакого внимания на слова этого торговца. Но сегодня то была единственная возможность воспользоваться этой временной красотой плоти, которая предназначена стать пищей для собак и шакалов.

Она начала размышлять: «Сегодня нам улыбнулась удача, ведь наш дорогой учитель и сопровождающие его вайшнавы оказали нам свою милость, неожиданно решив посетить наш дом. Все священные писания и великие мудрецы утверждают в один голос, что служение абсолютному Господу можно обрести и исполнять его надлежащим образом лишь через служение истинному духовному учителю и беспримесным вайшнавам. Шри Гурудеву и этим вайшнавам, которые являются близкими спутниками абсолютного Господа, следует служить всеми возможными способами, даже пожертвовав эту ничтожную смертную оболочку или, если понадобится, нарушив социальные или нравственные устои. Именно в этом и состоит правильное использование этого бренного тела, а также успех всей человеческой жизни. Я так долго не соглашалась на бесстыдные предложения этого торговца, стремящегося утолить свои эгоистичные желания. Но сегодня все совершенно по-другому. Если, предложив свое тело этому торговцу, я обреку себя на вечный ад, я с готовностью приму это, поскольку этот мой поступок, выглядящий аморально в глазах невежественных и глупых людей, поможет своевременно послужить вайшнавам, пришедшим ко мне в дом, и тем самым я удовлетворю этим и Господа. Священные писания утверждают, что желание насладить свои чувства является вожделением, тогда как желание насладить трансцендентные чувства абсолютного Господа Кришны — божественной любовью. Поэтому я не стану столь глупо отказываться от этой возможности послужить Шри Гурудеву и вайшнавам, хотя это может привести меня в ад».

Придя к такому заключению, Лакшмидеви сразу же направилась к этому богачу и сообщила к его великой радости и удивлению о своем решении удовлетворить этой ночью его давнишнее желание. Выслушав предложение Лакшмидеви, этот торговец тут же быстро велел отнести ей в больших количествах все, что было необходимо для достойного приема ее учителя и вайшнавов, которые неожиданно почтили своим визитом ее дом. Она очень быстро приготовила подношения для Господа Вишну, а затем накормила этим роскошным прасадом святых гостей. Все они были несказанно удивлены, когда увидели, какими изысканными блюдами их угощают в этой обветшалой хижине бедняка.

(продолжение следует)

Переводчик: Вриндавана Чандра Дас
Редактор: Традиш Дас



English

Prof. J. M. Ghosh, M. A., B. L.

The Service of the Transcendental Preceptor
(part 1)

Journal ‘The Harmonist
Edited by
Srila Bhaktisiddhanta Saraswati Thakur

(No. 7, Vol. XXVII, December 1929)

 

ALL the Scriptures such as Srutis, Smritis, Puranas etc. sing throughout the glory of the service of Acharya, the true preceptor. It is no vain laudation with any ulterior motive, but it is their sincere declaration out of infinite mercy for poor creatures of the world in bondage. For the service of the true preceptor is really the only means without any alternative whatsoever for a creature in the state of bondage for getting rid of the evils consequent on embracing Maya and regaining the service of Godhead Absolute, Krishna, which is the very essence of the real life of an individual soul or Jiva. The Scriptures declare the Acharya as associated counterpart of Godhead, or the Godhead Himself in the form of the subject class and as such is no other than the Divinity Himself. The Acharya descends to the mundane plane in the form of the perfect servant of Godhead with the mission of reminding the fettered Jiva Souls of their absolute freedom in the blissful transcendental home and making the same available to them by the eternal service of Godhead. By surrendering to this serving associated counterpart of the Godhead a Jiva can attain to the subjective Godhead. By constant service of the transcendental teacher, all ignorance of the mind of an enthralled soul disappears, the mirror of his heart becomes purged of all dross and then only in his chastened heart dawns spontaneously the transcendental knowledge of the Brahman, capable of yielding the highest good.

But strangely enough a Jiva would never care for, nor can come within the range of, a good preceptor so long as his desire for sensuous enjoyment continues strong. The Scripture says,—

A Brahmin after having enjoyed the worlds earned by his meritorious deeds and realised their worthlessness should have a feeling of disgust at such deeds, as the (transcendental) world which is not a reward of virtuous acts, is never attainable by them. Then such a disgusted Brahmin should, with the purpose of knowing the absolute Truth, completely surrender himself in a serving mood to the Acharya who is a master of the scriptures and is also firmly devoted to Brahman, the Absolute Godhead. It is further said in the Sruti,—

These words (with regard to transcendental truths) reveal themselves (i.e. their true import) to the high-souled one who has as much superior devotion to the true preceptor as to the Supreme Godhead.

Accordingly Kaviraj Goswami says in Sri Charitamrita,—“As one serves Krishna and the Guru, the bondage of Maya goes off and one gains the feet of Krishna.”

All these quotations unanimously point to the one paramount truth that one seriously intent upon getting the eternal unalloyed service of the Godhead must have to learn and practise it by submission to the guidance of the true preceptor and by serving him as well, and that there is no other way. The true preceptor gradually drives off all earthly desires of elevation (i.e., superior enjoyments in higher worlds in future births) and salvation (i.e., identification with and ultimate merging of the individual soul in Brahman) from the mind of the surrendering disciple, instils in him a hankering for really unselfish service of the Absolute Godhead and teaches him how to serve Him. But such a relation between the preceptor and the disciple, and the teaching of the pure service of Godhead are quite out of question where the teacher and the taught consciously or unconsciously exploit each other for self-gratification. In such a case there is really no submission to Guru and so no service of him, nor any teaching of the service of Godhead. The teacher in seeking the gratification of his own senses cannot seek the pleasures of the senses of the Absolute Enjoyer, Krishna, and totally forgets this supreme duty and loses even the capacity for understanding the true nature of the service of Godhead. Such has been the miserable lot of the class of professional pseudo-gurus and of unprofessionals too who pose them, selves as saviours of the people who are generally credulous and ignorant in respect of matters spiritual. The relation of preceptor and disciple of this class is only a royal road to eternal perdition, whereas the sincere service of the true transcendental preceptor is the high way to the transcendental realm of eternal bliss. For the true preceptor is perpetually and firmly established in the constant service of Godhead, and so he cannot but engage the disciple too in such service. As the true preceptor has indeed, no other task for a single moment than the service of God, he can find out none but such service for his disciples too. Hence the service of the Sat-Guru is simultaneously the service of Guru and the service of God. And this is the best, surest, most natural and simplest of means. Nay, this is the only means, and there is no other, for being reinstated in the truly spiritual life.

Seekers of spiritual truth are certainly acquainted with the name of the great Vaishnava Acharya Sree Ramanuja who saved the world from the clutches of Mayavada of Sree Shankara and Karmavada of the Smartas, and preached instead the sweetness of the service of Godhead by the devotee. Once he set out for Mount Sree in the company of his pupils and proceeded on his way with loud singing of the Name of Hari. In two or three days they came to a village where two disciples of Ramanuja had their home. One of them, Yajnesha, was very rich, and the other Varadaraya happened to be very poor. Sri Ramanuja sent in advance two of his disciples to inform Yajnesha of their coming. On hearing of the news Yajnesha was beside himself with joy and at once went inside the house and busied himself in speculating over the kind of a befitting reception to be given to his preceptor, quite unmindful of his two spiritual brothers who had brought the news and whom he had left waiting outside. The two disciples with wounded feelings returned to their preceptor and reported the matter to Sri Ramanuja, whereupon Sri Ramanuja too was much pained at heart and proceeded with his party to the house of the poor Varadaraya to avail himself of his hospitality.

Varadaraya used to go out every morning for begging, and what he would get after the day’s toil he would offer to his Guru and Narayan and then honour the prasad or the remains of their food. His wife, Lakshmi, who was devotedly loyal to her husband was a lady of great beauty and a truly spiritual companion and help-mate of her husband in his devotional activities. When Sri Ramanuja with his party reached the tottering cottage of Varada, the latter was as usual out on his daily business of begging. Lakshmi had finished her bathing by that time, and protecting herself somehow from nudity with a rag of a hundred tear was drying in the sun the original piece of dirty worn-out cloth, her only usual wear. She was unable to come forward in such condition and make due obeisance to her preceptor. She indicated to her guests her predicament by drawing their notice with clap of hand. At this Sri Ramanuja at once threw his own wrapper into the room. With this Lakshmi covered herself, came out to the presence of her preceptor, and having made repeated prostrations, with humility made the submission, “My Master, may you all mercifully take your seat. My husband is gone out for begging but I will just now prepare the offerings for Vishnu.”

But, alas! there was not a grain of rice in the hut. She was quite aware of it when she offered hospitality to the worshipful guests, but now she could not think out any means, too. But one thing was clear in her mind that it was her supreme duty to entertain the guests who were all Vaishnavas—her preceptor with his disciples, and that this duty had to be performed even in exchange of her life. Altogether helpless she was all along praying to Narayana, and at last a means, the only possible one at the moment, suggested to her mind.

A very rich merchant of questionable character was living nearby, and he had an eye at Lakshmi. Captivated by the exquisite beauty of her person the merchant had many a time prayed for her favour and promised as reward for the satisfaction of his lust, enormous sums of money which would at once relieve them of their poverty and wants for food. But the chaste lady was above all temptations and seductions and the words of the merchant always fell flat upon her ears. But today here was a unique opportunity to utilise to the best the most transient beauty of flesh which is but a feast for dogs and jackals. She then argued in her mind thus:—

Today to our great good fortune our revered preceptor and the Vaishnavas have graced our house quite unexpectedly and of their own accord. All the scriptures and the great sages declare with one voice that the service of the Absolute Godhead is attainable and properly done only through the service of the true Preceptor and pure Vaishnavas. That Sree Gurudeva and trite Vaishnavas who are but the associated counterparts of the Absolute Godhead are to be served by all means available on this earth—even at the cost of this insignificant mortal frame and of social and moral virtues too, if necessary. Therein lie the true utility of this mortal body and the success of human birth, I have not so long acquiesced in the immoral proposal of the merchant as that would have been for the gratification of the senses. But to-day the case is quite different. If my offering of this body to the merchant hurl me in to eternal hell, I will readily welcome it, for my act however immoral it may be in the eye of the ignorant society and the unwise, would ensure my service of the Vaishnavas at my door with out delay, and it will please the God. head thereby. For the scriptures say, the desire for the gratification of one’s senses is lust, whereas the desire for and seeking of the gratification of the transcendental senses of the Absolute Godhead Krishna is love Divine. So I will not commit the folly of abandoning this opportunity of the service of Sree Gurudeva and the Vaishnavas although it may lead me to hell.

With this conclusion and resolve Lakshmidevi at once proceeded to the merchant and informed him to his great joy and surprise her decision to satisfy that night his long-standing desire. And no sooner did Lakshmidevi intimated her immediate need for all necessary things required for the performance of the duty of hospitality to her Preceptor and the Vaishnavas who had come to her house than they were dispatched by the merchant to her cottage with great alacrity and in huge quantities. She prepared the dishes very promptly, offered them to Vishnu and then with the prasad fed her saintly guests sumptuously. And they were all surprised to find such rich dishes in a poor cottage.

(To be continued)




←  День памяти ухода Шрилы Бхакти Сундара Говинды Дев-Госвами Махараджа. 16 апреля 2019 года. Сухум, Абхазия ·• Архив новостей •· «Качества, которые помогут достичь цели жизни». Шрила Б. Р. Мадхусудан Махарадж. 31 июля 2015 года | Киев, Украина | Фестиваль VEDALIFE →

Russian


Профессор Джатиндра Мохан Гхош 

Служение трансцендентному учителю
(часть 1)

Статья из журнала ‘The Harmonist’,
издаваемого под редакцией
Шрилы Бхактисиддханты Сарасвати Тхакура
в 20–30-е годы XX столетия 

(из седьмого номера XXVII тома за декабрь 1929 года)

 

Все священные писания, такие как шрути, смрити и пураны, постоянно прославляют служение ачарье, истинному духовному учителю. Это не пустое восхваление, преследующее какой-либо скрытый мотив, а искренняя декларация из безграничной милости к несчастным созданиям, пребывающим в рабстве этого мира. Служение истинному учителю — единственный метод, благодаря которому порабощенные живые существа могут обрести избавление от пагубного влияния майи и вновь обрести служение абсолютному Господу Кришне, которое является сутью самой жизни индивидуальной души (дживы). Священные писания называют ачарью вторым «я» Бога или же самим Богом, но занимающим положение дарующего прибежище (ашрая джатия), поскольку это положение не может занимать никто, кроме высочайшей божественной Личности. Ачарья приходит в этот земной мир в облике совершенного слуги Бога, чтобы напомнить порабощенным душам (дживам) о том, что, посвятив себя вечному служению Богу, они непременно вернутся в свой трансцендентный дом, где их ждет абсолютная свобода и счастье. Предавшись этому второму «я» Бога, джива достигает Всевышнего. Непрестанное служение трансцендентному учителю приводит к тому, что все невежество порабощенной души исчезает, зеркало ее сердца становится чистым от всего бренного, а затем в этом девственно чистом сердце пробуждается трансцендентное знание о Боге, приносящее высочайшее благо.

Но самое странное в том, что джива не заботится об этом. Пока в ней сильны желания чувственных наслаждений, она даже не помышляет о том, чтобы предаться духовному учителю. Священные писания гласят: «Насладившись в различных мирах теми радостями, что он заслужил своими благочестивыми делами, и осознав всю тщетность этих удовольствий, брахман должен решительно отвергнуть такие (кармические) поступки, поскольку благодаря им никогда не достичь (трансцендентной) реальности. Затем этот отрешенный брахман, желающий обрести знание об Абсолютной Истине, должен полностью посвятить себя служению ачарье, который сведущ в священных писаниях и безраздельно предан абсолютному Господу».

Далее в шрути говорится: «Эти слова (относительно трансцендентных истин) открывают себя (то есть свой истинный смысл) тем возвышенным личностям, кто обладает такой же высочайшей преданностью духовному учителю, что и Всевышнему».

Кришнадас Кавирадж Госвами говорит в «Шри Чайтанья-чаритамрите»: «Служа Кришне и Гуру, человек сбрасывает с себя оковы майи и достигает святых стоп Кришны».

Все эти цитаты единодушно указывают на первостепенную истину, согласно которой любой, кто серьезно стремится быть допущенным к вечному служению Господу, должен предаться и служить духовному учителю и под его руководством научиться этому божественному служению. Иного пути не существует. Истинный духовный учитель постепенно очищает от всех желаний возвышения (райского наслаждения в последующих рождениях) и освобождения (отождествления и последующего слияния индивидуальной души с Богом) сердце предавшегося ему ученика, прививая ему горячее стремление к самозабвенному служению абсолютному Господу и уча его, как это делать правильно. Но такие отношения между духовным учителем и его учеником, а также само обучение беспримесному служению Господу не имеют ничего общего с той ситуацией, когда учитель и ученик сознательно или несознательно используют друг друга ради своих личных эгоистических целей. В этом случае невозможно ни предание Гуру, ни служение ему, ни обучение служению Господу. Невозможно совмещать поиск удовольствий для своих чувств и стремление насладить чувства абсолютного Наслаждающегося, Кришны. Поэтому такой учитель забывает о своем высочайшем долге и утрачивает понимание подлинной природы служения Господу. Таков жалкий удел псевдо-гуру всех мастей, которые провозглашают себя «спасителями людей», обманывая всех, кто доверчив и не искушен в делах духовных. Подобные отношения наставников и их учеников с легкостью обрекают человека на вечные муки, тогда как искреннее служение истинному трансцендентному учителю — это возвышенный путь, ведущий в царство вечного счастья. Поскольку истинный учитель с твердой верой погружен в непрестанное служение Богу, он также непременно посвящает своего ученика в это божественное служение. Истинный учитель каждое мгновение своей жизни отдает служению Богу, и поэтому его ученик также не знает ничего, кроме этого служения. Следовательно, служение сат-гуру — это одновременное служение Гуру и служение Богу. И эта духовная практика — самая высочайшая, авторитетная, естественная и простая. Более того, эта практика не имеет альтернатив, которые также помогали бы достичь подлинной духовной жизни.

Искателям духовной истины несомненно знакомо имя великого вайшнавского ачарьи Шри Рамануджи, который спас мир от власти майявады Шри Шанкары и камавады смартов, и вместо этого проповедовал о сладости служения Богу, которую ощущает Его преданный. Однажды он направился на гору Шри в сопровождении своих учеников и всю дорогу громко пел Святое Имя Господа Хари. Через несколько дней они достигли деревни, в которой жили два ученика Рамануджи. Одного звали Яджнеш, и он был богачом, тогда как другой, Варадарай, был беден. Шри Рамануджа заранее отправил двух учеников предупредить Яджнеша о своем приходе. Услышав эту новость, Яджнеш был вне себя от радости и тотчас же удалился во внутренние покои своего дома, погрузившись в размышления о том, как надлежащим образом принять своего учителя, совершенно позабыв о двух своих духовных братьях, которые принесли эту новость, и которых он оставил ждать на улице. Эти два ученика вернулись к своему учителю сильно огорченными и поведали ему обо всем. Это известие также больно ранило сердце Шри Рамануджи, и он отправился со своими спутниками в дом бедного Варадарая.

Варадарай каждое утро ходил собирать подаяние и в конце дня предлагал все это Гуру и Господу Нараяне, а затем принимал этот прасад (остатки их пищи). Его жена, Лакшми, была очень красива и к тому же предана своему супругу. Она искренне помогала мужу во всех его религиозных обязанностях. Когда Шри Рамануджа со своими учениками достигли обветшалого дома Варады, хозяина не было дома, поскольку он собирал ежедневное подаяние. В то время Лакшми как раз закончила свое омовение и обернулась куском старой, протершейся во многих местах ткани, в то время как ее сносившееся повседневное сари сушилось на солнце. Она не смогла даже выйти и предложить своему учителю должное почтение. Она поведала своим гостям о своем затруднении, сопроводив его хлопком руки. Тогда Шри Рамануджа сразу же бросил в комнату свою собственную накидку. Завернувшись в эту накидку, Лакшми вышла к своему учителю и смиренно склонилась перед ним со словами: «Мой господин, прошу вас, присядьте и отдохните с дороги. Моего мужа сейчас нет, он собирает подаяние, но я сейчас же подготовлю подношение для Господа Вишну».

Но увы! В доме не было даже горсти риса. Она знала об этом, когда пригласила в дом этих почтенных гостей, но теперь не могла придумать, как достойно их принять. Однако одно она ясно понимала: ее высший долг позаботиться о гостях-вайшнавах — ее учителе и его учениках, и это непременно следует исполнить даже ценой собственной жизни. Оказавшись в этом совершенно беспомощном состоянии, она все время молилась Господу Нараяне, и наконец на ум ей пришла одна идея, единственно возможная в данный момент.

Поблизости жил один богатый торговец сомнительного поведения, который положил глаз на Лакшми. Очарованный ее необычайной красотой, этот торговец много раз добивался ее благосклонности и обещал золотые горы в награду за удовлетворение его похоти, что непременно освободило бы их от бедности и позволило надолго запастись пищей. Однако эта целомудренная женщина была выше всех искушений и соблазнов и не обращала никакого внимания на слова этого торговца. Но сегодня то была единственная возможность воспользоваться этой временной красотой плоти, которая предназначена стать пищей для собак и шакалов.

Она начала размышлять: «Сегодня нам улыбнулась удача, ведь наш дорогой учитель и сопровождающие его вайшнавы оказали нам свою милость, неожиданно решив посетить наш дом. Все священные писания и великие мудрецы утверждают в один голос, что служение абсолютному Господу можно обрести и исполнять его надлежащим образом лишь через служение истинному духовному учителю и беспримесным вайшнавам. Шри Гурудеву и этим вайшнавам, которые являются близкими спутниками абсолютного Господа, следует служить всеми возможными способами, даже пожертвовав эту ничтожную смертную оболочку или, если понадобится, нарушив социальные или нравственные устои. Именно в этом и состоит правильное использование этого бренного тела, а также успех всей человеческой жизни. Я так долго не соглашалась на бесстыдные предложения этого торговца, стремящегося утолить свои эгоистичные желания. Но сегодня все совершенно по-другому. Если, предложив свое тело этому торговцу, я обреку себя на вечный ад, я с готовностью приму это, поскольку этот мой поступок, выглядящий аморально в глазах невежественных и глупых людей, поможет своевременно послужить вайшнавам, пришедшим ко мне в дом, и тем самым я удовлетворю этим и Господа. Священные писания утверждают, что желание насладить свои чувства является вожделением, тогда как желание насладить трансцендентные чувства абсолютного Господа Кришны — божественной любовью. Поэтому я не стану столь глупо отказываться от этой возможности послужить Шри Гурудеву и вайшнавам, хотя это может привести меня в ад».

Придя к такому заключению, Лакшмидеви сразу же направилась к этому богачу и сообщила к его великой радости и удивлению о своем решении удовлетворить этой ночью его давнишнее желание. Выслушав предложение Лакшмидеви, этот торговец тут же быстро велел отнести ей в больших количествах все, что было необходимо для достойного приема ее учителя и вайшнавов, которые неожиданно почтили своим визитом ее дом. Она очень быстро приготовила подношения для Господа Вишну, а затем накормила этим роскошным прасадом святых гостей. Все они были несказанно удивлены, когда увидели, какими изысканными блюдами их угощают в этой обветшалой хижине бедняка.

(продолжение следует)

Переводчик: Вриндавана Чандра Дас
Редактор: Традиш Дас



English

Prof. J. M. Ghosh, M. A., B. L.

The Service of the Transcendental Preceptor
(part 1)

Journal ‘The Harmonist
Edited by
Srila Bhaktisiddhanta Saraswati Thakur

(No. 7, Vol. XXVII, December 1929)

 

ALL the Scriptures such as Srutis, Smritis, Puranas etc. sing throughout the glory of the service of Acharya, the true preceptor. It is no vain laudation with any ulterior motive, but it is their sincere declaration out of infinite mercy for poor creatures of the world in bondage. For the service of the true preceptor is really the only means without any alternative whatsoever for a creature in the state of bondage for getting rid of the evils consequent on embracing Maya and regaining the service of Godhead Absolute, Krishna, which is the very essence of the real life of an individual soul or Jiva. The Scriptures declare the Acharya as associated counterpart of Godhead, or the Godhead Himself in the form of the subject class and as such is no other than the Divinity Himself. The Acharya descends to the mundane plane in the form of the perfect servant of Godhead with the mission of reminding the fettered Jiva Souls of their absolute freedom in the blissful transcendental home and making the same available to them by the eternal service of Godhead. By surrendering to this serving associated counterpart of the Godhead a Jiva can attain to the subjective Godhead. By constant service of the transcendental teacher, all ignorance of the mind of an enthralled soul disappears, the mirror of his heart becomes purged of all dross and then only in his chastened heart dawns spontaneously the transcendental knowledge of the Brahman, capable of yielding the highest good.

But strangely enough a Jiva would never care for, nor can come within the range of, a good preceptor so long as his desire for sensuous enjoyment continues strong. The Scripture says,—

A Brahmin after having enjoyed the worlds earned by his meritorious deeds and realised their worthlessness should have a feeling of disgust at such deeds, as the (transcendental) world which is not a reward of virtuous acts, is never attainable by them. Then such a disgusted Brahmin should, with the purpose of knowing the absolute Truth, completely surrender himself in a serving mood to the Acharya who is a master of the scriptures and is also firmly devoted to Brahman, the Absolute Godhead. It is further said in the Sruti,—

These words (with regard to transcendental truths) reveal themselves (i.e. their true import) to the high-souled one who has as much superior devotion to the true preceptor as to the Supreme Godhead.

Accordingly Kaviraj Goswami says in Sri Charitamrita,—“As one serves Krishna and the Guru, the bondage of Maya goes off and one gains the feet of Krishna.”

All these quotations unanimously point to the one paramount truth that one seriously intent upon getting the eternal unalloyed service of the Godhead must have to learn and practise it by submission to the guidance of the true preceptor and by serving him as well, and that there is no other way. The true preceptor gradually drives off all earthly desires of elevation (i.e., superior enjoyments in higher worlds in future births) and salvation (i.e., identification with and ultimate merging of the individual soul in Brahman) from the mind of the surrendering disciple, instils in him a hankering for really unselfish service of the Absolute Godhead and teaches him how to serve Him. But such a relation between the preceptor and the disciple, and the teaching of the pure service of Godhead are quite out of question where the teacher and the taught consciously or unconsciously exploit each other for self-gratification. In such a case there is really no submission to Guru and so no service of him, nor any teaching of the service of Godhead. The teacher in seeking the gratification of his own senses cannot seek the pleasures of the senses of the Absolute Enjoyer, Krishna, and totally forgets this supreme duty and loses even the capacity for understanding the true nature of the service of Godhead. Such has been the miserable lot of the class of professional pseudo-gurus and of unprofessionals too who pose them, selves as saviours of the people who are generally credulous and ignorant in respect of matters spiritual. The relation of preceptor and disciple of this class is only a royal road to eternal perdition, whereas the sincere service of the true transcendental preceptor is the high way to the transcendental realm of eternal bliss. For the true preceptor is perpetually and firmly established in the constant service of Godhead, and so he cannot but engage the disciple too in such service. As the true preceptor has indeed, no other task for a single moment than the service of God, he can find out none but such service for his disciples too. Hence the service of the Sat-Guru is simultaneously the service of Guru and the service of God. And this is the best, surest, most natural and simplest of means. Nay, this is the only means, and there is no other, for being reinstated in the truly spiritual life.

Seekers of spiritual truth are certainly acquainted with the name of the great Vaishnava Acharya Sree Ramanuja who saved the world from the clutches of Mayavada of Sree Shankara and Karmavada of the Smartas, and preached instead the sweetness of the service of Godhead by the devotee. Once he set out for Mount Sree in the company of his pupils and proceeded on his way with loud singing of the Name of Hari. In two or three days they came to a village where two disciples of Ramanuja had their home. One of them, Yajnesha, was very rich, and the other Varadaraya happened to be very poor. Sri Ramanuja sent in advance two of his disciples to inform Yajnesha of their coming. On hearing of the news Yajnesha was beside himself with joy and at once went inside the house and busied himself in speculating over the kind of a befitting reception to be given to his preceptor, quite unmindful of his two spiritual brothers who had brought the news and whom he had left waiting outside. The two disciples with wounded feelings returned to their preceptor and reported the matter to Sri Ramanuja, whereupon Sri Ramanuja too was much pained at heart and proceeded with his party to the house of the poor Varadaraya to avail himself of his hospitality.

Varadaraya used to go out every morning for begging, and what he would get after the day’s toil he would offer to his Guru and Narayan and then honour the prasad or the remains of their food. His wife, Lakshmi, who was devotedly loyal to her husband was a lady of great beauty and a truly spiritual companion and help-mate of her husband in his devotional activities. When Sri Ramanuja with his party reached the tottering cottage of Varada, the latter was as usual out on his daily business of begging. Lakshmi had finished her bathing by that time, and protecting herself somehow from nudity with a rag of a hundred tear was drying in the sun the original piece of dirty worn-out cloth, her only usual wear. She was unable to come forward in such condition and make due obeisance to her preceptor. She indicated to her guests her predicament by drawing their notice with clap of hand. At this Sri Ramanuja at once threw his own wrapper into the room. With this Lakshmi covered herself, came out to the presence of her preceptor, and having made repeated prostrations, with humility made the submission, “My Master, may you all mercifully take your seat. My husband is gone out for begging but I will just now prepare the offerings for Vishnu.”

But, alas! there was not a grain of rice in the hut. She was quite aware of it when she offered hospitality to the worshipful guests, but now she could not think out any means, too. But one thing was clear in her mind that it was her supreme duty to entertain the guests who were all Vaishnavas—her preceptor with his disciples, and that this duty had to be performed even in exchange of her life. Altogether helpless she was all along praying to Narayana, and at last a means, the only possible one at the moment, suggested to her mind.

A very rich merchant of questionable character was living nearby, and he had an eye at Lakshmi. Captivated by the exquisite beauty of her person the merchant had many a time prayed for her favour and promised as reward for the satisfaction of his lust, enormous sums of money which would at once relieve them of their poverty and wants for food. But the chaste lady was above all temptations and seductions and the words of the merchant always fell flat upon her ears. But today here was a unique opportunity to utilise to the best the most transient beauty of flesh which is but a feast for dogs and jackals. She then argued in her mind thus:—

Today to our great good fortune our revered preceptor and the Vaishnavas have graced our house quite unexpectedly and of their own accord. All the scriptures and the great sages declare with one voice that the service of the Absolute Godhead is attainable and properly done only through the service of the true Preceptor and pure Vaishnavas. That Sree Gurudeva and trite Vaishnavas who are but the associated counterparts of the Absolute Godhead are to be served by all means available on this earth—even at the cost of this insignificant mortal frame and of social and moral virtues too, if necessary. Therein lie the true utility of this mortal body and the success of human birth, I have not so long acquiesced in the immoral proposal of the merchant as that would have been for the gratification of the senses. But to-day the case is quite different. If my offering of this body to the merchant hurl me in to eternal hell, I will readily welcome it, for my act however immoral it may be in the eye of the ignorant society and the unwise, would ensure my service of the Vaishnavas at my door with out delay, and it will please the God. head thereby. For the scriptures say, the desire for the gratification of one’s senses is lust, whereas the desire for and seeking of the gratification of the transcendental senses of the Absolute Godhead Krishna is love Divine. So I will not commit the folly of abandoning this opportunity of the service of Sree Gurudeva and the Vaishnavas although it may lead me to hell.

With this conclusion and resolve Lakshmidevi at once proceeded to the merchant and informed him to his great joy and surprise her decision to satisfy that night his long-standing desire. And no sooner did Lakshmidevi intimated her immediate need for all necessary things required for the performance of the duty of hospitality to her Preceptor and the Vaishnavas who had come to her house than they were dispatched by the merchant to her cottage with great alacrity and in huge quantities. She prepared the dishes very promptly, offered them to Vishnu and then with the prasad fed her saintly guests sumptuously. And they were all surprised to find such rich dishes in a poor cottage.

(To be continued)


Главная | Миссия | Учение | Библиотека | Контактная информация
Пожертвования