День явления Шрилы Б. Р. Шридхара Махараджа. Шрила Б. А. Данди Махарадж. Утро 2 ноября 2018 года. Киев, Украина




Russian

Шрила Бхакти Ашрай Данди Махарадж

День явления Шрилы Б. Р. Шридхара Махараджа

(Утренняя лекция 2 ноября 2018 года. Киев, Украина)

 

[Шрила Данди Махарадж читает перевод поэмы «Шри Гуру-прашаcтих. Во славу Шри Гурудева» Шрилы Б. С. Говинды Дев-Госвами Махараджа, в которой он прославляет своего учителя Шрилу Б. Р. Шридхара Дев-Госвами Махараджа:]

«...[Мой божественный господин, владыка и прибежище всех надмирных добродетелей] низошел в этот мир в селении Хапания, святой земле Шри Гаура-мандалы[1]. Ньяяратна Видьяпитх — известнейшее место, где живут образованные люди. Оно распложено не берегах святой реки Ганги, которая очищает всю вселенную[2]. Здесь жил бриллиант среди брахманов, Шри Упендра Чандра Видьяратна»[3].

Шрила Данди Махарадж: Умиротворенный и могущественный Шри Упендра Чандра Видьяратна — отец Шрилы Шридхара Махараджа. Он тоже жил в Хапании. Название селения Хапания переводится как «сладкая вода». Или «чистая вода». Потому что там кокосы дают сладкий вкус, там особый вкус у кокосового сока. Это особая святая земля, Хапания-дхама. Там явился Шридхар Махарадж. И Гурудев, Говинда Махарадж, построил там очень большой храм Шри Шри Радхи-Гопинатхи-джиу. Теперь, когда мы посещаем Хапания-дхаму, мы всегда этот храм приветствуем. Постройке этого храма способствовали братья Шридхара Махараджа.

Но сам Шридхар Махарадж не особо любил место своего рождения. Много раз его просили туда приехать, но он все не соглашался. Но потом, по особой просьбе Гурудева, он все-таки туда приехал на несколько дней, провел там какое-то время. Гурудев выпытал у Шридхара Махараджа подробности о том, где именно он явился — в каком доме и т. д. Поэтому мы об этом знаем. Гурудев сам очень хотел прославить Шрилу Шридхара Махараджа. После того как Шрила Шридхар Махарадж посетил Хапания-дхаму, туда стал ходить Кришнадас Бабаджи Махарадж и кататься в пыли Хапания-дхамы. Он говорил: «Я катаюсь в пыли Хапания-дхамы потому, что она неотлична от Голоки. Ты здесь явился, поэтому это место неотлично от Голоки». Это совершенно особое место.

И там явился отец Шрилы Шридхара Махараджа. Его имя было Шри Упендра Чандра Видьяратна. Видьяратна означает «драгоценный камень среди всех образованных людей», «бриллиант среди всех образованных людей». Видьяратна. Это особый брахманский титул, и он у Упендры Чандры был недаром, потому что Упендра Чандра был известнейшим ньяиком, очень образованным человеком.

Шрила Шридхар Махарадж говорит в своих воспоминаниях, что он явился в очень строгой семье, семье логиков, ньяиков, семье очень серьезных людей. И он всегда относился к жизни очень серьезно. Поэтому он был очень нетерпим к малейшим отклонениям от сиддханты. И в этой семье Шрила Шридхар Махарадж стал первым ярким вайшнавом, который пришел к Махапрабху. Когда Шрила Шридхар Махарадж пришел в Гаудия Матх, Шрила Сарасвати Тхакур был просто счастлив. Он процитировал стих из Бхагавад-гиты:

йад йад а̄чарати ш́реш̣тхас,
тат тад эветаро джанах̣
са йат прама̄н̣ам̇ куруте,
локас тад анувартате[4]

Он сказал: «К нам пришла великая личность. К нам пришел великий человек. Он происходит из рода бхаттачарьев. Великий человек пришел к нам, встал под знамена Махапрабху. Насколько это прославит нашу миссию, насколько это прославит учение Махапрабху! Такая личность стала последователем Махапрабху».

Шрила Шридхар Махарадж был настолько тонок… На самом деле мы сейчас совершенно не понимаем менталитета настоящих индийских садху. Мы даже не знаем, что это за культура. Шрила Шридхар Махарадж был настолько эффективен! Он говорил: «Я хотел принять посвящение у Гуру Махараджа, но была небольшая тонкость. Я происходил из рода бхаттачарьев, а он происходил из рода каястх». Каястхи иногда считаются вайшьями, иногда даже ниже. Это не очень высокая каста в Индии. Шридхар Махарадж говорил: «Мой Гуру Махарадж был по рождению каястхой. Но по своей духовной природе он был чистым вайшнавом».

киба̄ випра киба̄ нйа̄сӣ ш́ӯдра кене найа…[5]

«Кем бы ни был твой наставник по происхождению, если он говорит тебе о Кришне, если он дает тебе чистое понимание Кришны, ты должен принять его своим духовным учителем». Так говорил Махапрабху.

Но все-таки есть еще социальный аспект личности духовного учителя. И он [Шрила Шридхар Махарадж] говорил: «Было это препятствие. Но потом, в конце концов, я принял это указание Махапрабху как высшее». Он относился к этим вопросам с очень большой щепетильностью — ко всем этим вопросам, связанным с дхармой. Он ценил благородство, великодушие. Он был прекраснейшим существом. Это не был ординарный садху. Это был образованный человек.

Кто-то из великих людей Индии пришел на даршан к Шриле Бхактивиноду Тхакуру. Он увидел, что Бхактивинод Тхакур был в одеждах бабаджи и был полностью безумен от любви к Кришне. И этот человек сказал: «Я знал Бхактивинода. Я знал, кто такой Кедаранатх [имя Бхактивинода Тхакура в миру], он был великим человеком [в общественной жизни]. Он родился в бедной семье, но достиг всего своим трудом, своим образованием. Он работал в правительстве. Долгое время он был администратором храма в Джаганнатха Пури. Затем он занимал высокий правительственный пост. И такой человек стал теперь бабаджи! Я пришел на даршан к такой личности. Это великий человек. У него простые одежды — он носит всего лишь одну каупину. Но я понимаю, что это великий человек, величайшая личность. Он написал такие [значительные] книги, сделал столько всего ценного для моей родины. И теперь, когда он стал бабаджи, принял высший уклад, я пришел, чтобы поклониться этому человеку, пришел к нему на даршан». Такие в целом были люди и такие отношения.

Шрила Бхакти Ракшак Шридхар Махарадж носил простую одежду и жил очень просто на самом деле. Очень скромно, очень аскетично. У Оскара Уайльда лорд Генри говорит: «Простая пища — последнее прибежище для сложных натур». Это была высочайшая личность, и все это понимали. У него был скромный быт, но он высочайшая личность по уровню сознания, по уровню нравственности и по своей духовной силе. Высочайшая личность, которая действительно принадлежала к очень высокому брахманскому роду бхаттачарьев. То, что он пришел в Гаудия Матх, то, что он принял это [учение Махапрабху] всерьез, — это было очень значимо для всей интеллигенции Индии. Таких учеников у Сарасвати Тхакура было немного на самом деле, такого высокого происхождения. Еще был Госвами Махарадж, Бхакти Саранга Госвами Махарадж. Он тоже был брахманом и, кроме того, потомком Нитьянанды Прабху. Госвами Махарадж ставил свою подпись и говорил: «Это я поставил свою подпись. Я потомок Нитьянанды Прабху». И это принималось всеми как нечто очень возвышенное.

Когда Шридхар Махарадж пришел в миссию [Гаудия Матх], Сарасвати Тхакур немедленно отнесся к нему с очень большим вниманием. Мы знаем, что он пришел в Гаудия-миссию не без проблем — его сначала даже считали английским шпионом и хотели даже выгнать из миссии. Это говорит также о том, что бхакты — очень простые люди. Они хотели выгнать из миссии Шрилу Шридхара Махараджа, они думали, что он английский шпион. Простосердечные люди. Они думали: «Кто это такой?» Шридхар Махарадж рассказывал, как он стоял, и Сарасвати Тхакур был в отдалении со своими учениками и не подходил. Он послал своего ученика, который спросил у Шридхара Махараджа: «Кто вы, и зачем вы пришли к нашему Прабхупаде?» Шридхар Махарадж сказал: «Я просто нищий, который хочет попросить вас о милости». Этот ответ тронул сердце Сарасвати Тхакура. Он подошел и стал спрашивать… Он очень близко принял Шридхара Махараджа как своего ученика.

Мы пели «Бхактивинода-вираха-дашакам». Шридхар Махарадж написал это для своего духовного учителя на его Вьяса-пуджу. Вернее, это был день явления Бхактивинода Тхакура. Он прочел эту поэму и Сарасвати Тхакур слушал ее. Он прослушал несколько стихов и после этого вздохнул с облегчением и стал кивать головой — дескать, все правильно. И он тогда сказал: «Нашелся, по крайней мере, один человек, который понял меня во всей полноте». Когда он выслушал это, он сказал: «По крайней мере, один человек понял меня на все сто процентов. Теперь я уверен, что моя миссия в безопасности. Теперь мне есть кому ее передать».

Также история с рупануга-дхарой — все это показывает, насколько высоко ценил Сарасвати Тхакур Шридхара Махараджа, какое особое положение он занимал среди своих духовных братьев. Шрила Шридхар Махарадж постоянно объяснял своим духовным братьям то, что сказал [на лекциях] Прабхупада. Его духовные братья были образованными людьми, это была элита общества. Но даже среди них мало кто понимал то, о чем говорил Сарасвати Тхакур. И Шрила Шридхар Махарадж часто после его лекций сидел и доносил до своих духовных братьев то, что сказал их духовный учитель. Таково было его положение.

Поэтому здесь [во втором и третьем стихах поэмы «Шри Гуру-прашастих»] говорится: «Ньяяратна Видьяпитх — это место, где явился Упендра Чандра Видьярантна. Ньяяратна Видьяпитх на берегу Ганги в Хапании».

[Шрила Данди Махарадж читает:]

«Подобно сияющему солнцу в линии бхаттачарьев, он был исключительно образован и всегда был погружен в божественное служение Верховному Господу и Его супруге — Шри Шри Лакшми-Нараяне»[6].

Шрила Данди Махарадж: С самых ранних лет он поклонялся Лакшми-Нараяне. В традиции ньяя тоже поклоняются Божествам. Когда мы говорим «ньяики», это не значит, что они просто логики, подобно нынешним логикам в университете. Это тоже определенная религиозная традиция, они поклоняются Божествам. Но они немного по-другому понимают Божества. У них немного другая концепция, нежели чем вайшнавская. Тем не менее они тоже поклоняются Божествам. И его отец с самого детства поклонялся Лакшми-Нараяне.

[Шрила Данди Махарадж читает:]

«Его преданная жена была прославленной Шримати Гаури Деви. Это великая святая женщина, мать всей вселенной. Она была матерью моего господина[7]. 1817 год эры Шака, месяц Ашвина, суббота, 26 число — это святой день его явления»[8].

Шрила Данди Махарадж: 1817 год эры Шака — это по нашему исчислению 1895 год. В этот осенний месяц Ашвин [октябрь-ноябрь] 26 числа явился Шрила Шридхар Махарадж. Гурудев был прекрасным астрологом, и здесь он приводит сведения из джйотиша. Каджаншан — это соединение, йога Солнца и Меркурия.

[Шрила Данди Махарадж читает:]

«Солнце, Меркурий, Луна и Юпитер, а также многие звезды заняли свое лучшее положение. И мой господин избрал день явления Шри Вирачандры Прабху. Он явился, приняв прибежище того же самого знака, что и Господь Рамачандра[9]. В этот самый благоприятный момент восьмой звезды Пушья, т. е. пушья-накшатры, на девятый день месяца Картики мать земля получила его благословение и поцеловала лотосоподобные стопы моего господина[10]».

Шрила Данди Махарадж: Очень поэтично. [Согласно вайшнавскому календарю] это месяц Картика. И сегодня пушья-накшатра. В этот день явился Шрила Шридхар Махарадж.

[Шрила Данди Махарадж читает:]

«Когда он явился, весь дом Ачарьи Видьярантны наполнился ликованием, восторженным пением, звуками музыкальных инструментов»[11].

Шрила Данди Махарадж: Благочестивые женщины пришли, и они дули в раковины и звенели колокольчиками. Все очень радовались.

[Шрила Данди Махарадж читает:]

«Его облик был исключительно прекрасен, он сиял солнечным светом. У него были прекрасные длинные тонкие руки. У него были все признаки величайшей души. И когда он играл на коленях своей счастливой матери, сияние, исходящее от его тела, очаровывало всех вокруг»[12].

Транскрипцию выполнил Винод Бандху Дас
Редактор: Традиш Дас



1  Ш́рӣ гаураман̣д̣ала-ма̄джхе ха̄па̄нийа̄ гра̄ма / йа̐хи аватӣрн̣а мора прабху гун̣а дха̄ма («Шри Гуру-прашаcтих», 1).

2  Патита па̄ванӣ ган̇га̄ тӣра саннихита / ‘нйа̄йаратна-вид̣йа̄пӣт̣ха’ бхувана-видита («Шри Гуру-прашаcтих», 2).

3  Та̐хи ваисе виправара праш́а̄нта уда̄ра / ш́рӣ упендра чандра ‘вид̣йа̄ратна’ на̄ма йа̐ра («Шри Гуру-прашаcтих», 3).

4  «Что бы ни делал великий человек, обыкновенные люди следуют его примеру. И какие бы нормы ни устанавливал он своим поведением, их придерживается весь мир» (Бхагавад-гита, 3.21).

5  Киба̄ випра киба̄ нйа̄сӣ ш́ӯдра кене найа / йеи кр̣ш̣н̣а-таттва-ветта̄, сеи ‘гуру’ хайа — «Кем бы ни был человек — брахманом, санньяси или шудрой, если он сведущ в науке о Кришне, его следует принять как Гуру» («Шри Чайтанья-чаритамрита», Мадхья-лила, 8.128).

6  Бхат̣т̣а̄ча̄рйа-кула-рави парама видва̄на / нирантара сева̄ пара лакш̣мӣ-на̄ра̄йан̣а («Шри Гуру-прашаcтих», 4).

7  Та̐ра патнӣ гаурӣ девӣ парама па̄ванӣ / маха̄ са̄дхвӣ джаганма̄та̄ прабхура джананӣ («Шри Гуру-прашастих», 5).

8  А̄т̣ха̄раш́а сатера ш́аке саура̄ш́вина ма̄са / ш́анива̄ра, чха̄виш́а диваса парака̄ш́а («Шри Гуру-прашастих», 6).

9  Будха̄дитйа-джӣва йоге тун̇га граха ган̇е / ра̄мачандра-ра̄ш́йа̄ш́райе вӣрачандра-дине («Шри Гуру-прашастих», 7).

10  Ш́убхан̇карӣ пуш̣йа̄ ан̇ке ка̄ртикӣ навамӣ / дхаран̣ӣ хаила дханйа прабхупада чуми («Шри Гуру-прашастих», 8).

11  Ут̣хила а̄нанда-рола а̄ча̄рйа-бхаване / ш́ан̇кха-гхан̣т̣а̄ джайадхванӣ дейа на̄рӣган̣е («Шри Гуру-прашастих», 9).

12  А̄джа̄нуламвита бхуджа пурат̣а сундара / девӣ ан̇ке ш́обхе дивйа джйоти манохара («Шри Гуру-прашастих», 10).





←  «День явления Шрилы Шридхара Махараджа». Шримати Бхакти Лалита Деви Даси. 28 октября 2013 года. Чиангмай, Таиланд ·• Архив новостей •· «Положение духовного наставника. День явления Шрилы Шридхара Махараджа». Шрила Б. С. Говинда Дев-Госвами Махарадж. 15 октября 2006 года. Лахта, Санкт-Петербург →


Russian

Шрила Бхакти Ашрай Данди Махарадж

День явления Шрилы Б. Р. Шридхара Махараджа

(Утренняя лекция 2 ноября 2018 года. Киев, Украина)

 

[Шрила Данди Махарадж читает перевод поэмы «Шри Гуру-прашаcтих. Во славу Шри Гурудева» Шрилы Б. С. Говинды Дев-Госвами Махараджа, в которой он прославляет своего учителя Шрилу Б. Р. Шридхара Дев-Госвами Махараджа:]

«...[Мой божественный господин, владыка и прибежище всех надмирных добродетелей] низошел в этот мир в селении Хапания, святой земле Шри Гаура-мандалы[1]. Ньяяратна Видьяпитх — известнейшее место, где живут образованные люди. Оно распложено не берегах святой реки Ганги, которая очищает всю вселенную[2]. Здесь жил бриллиант среди брахманов, Шри Упендра Чандра Видьяратна»[3].

Шрила Данди Махарадж: Умиротворенный и могущественный Шри Упендра Чандра Видьяратна — отец Шрилы Шридхара Махараджа. Он тоже жил в Хапании. Название селения Хапания переводится как «сладкая вода». Или «чистая вода». Потому что там кокосы дают сладкий вкус, там особый вкус у кокосового сока. Это особая святая земля, Хапания-дхама. Там явился Шридхар Махарадж. И Гурудев, Говинда Махарадж, построил там очень большой храм Шри Шри Радхи-Гопинатхи-джиу. Теперь, когда мы посещаем Хапания-дхаму, мы всегда этот храм приветствуем. Постройке этого храма способствовали братья Шридхара Махараджа.

Но сам Шридхар Махарадж не особо любил место своего рождения. Много раз его просили туда приехать, но он все не соглашался. Но потом, по особой просьбе Гурудева, он все-таки туда приехал на несколько дней, провел там какое-то время. Гурудев выпытал у Шридхара Махараджа подробности о том, где именно он явился — в каком доме и т. д. Поэтому мы об этом знаем. Гурудев сам очень хотел прославить Шрилу Шридхара Махараджа. После того как Шрила Шридхар Махарадж посетил Хапания-дхаму, туда стал ходить Кришнадас Бабаджи Махарадж и кататься в пыли Хапания-дхамы. Он говорил: «Я катаюсь в пыли Хапания-дхамы потому, что она неотлична от Голоки. Ты здесь явился, поэтому это место неотлично от Голоки». Это совершенно особое место.

И там явился отец Шрилы Шридхара Махараджа. Его имя было Шри Упендра Чандра Видьяратна. Видьяратна означает «драгоценный камень среди всех образованных людей», «бриллиант среди всех образованных людей». Видьяратна. Это особый брахманский титул, и он у Упендры Чандры был недаром, потому что Упендра Чандра был известнейшим ньяиком, очень образованным человеком.

Шрила Шридхар Махарадж говорит в своих воспоминаниях, что он явился в очень строгой семье, семье логиков, ньяиков, семье очень серьезных людей. И он всегда относился к жизни очень серьезно. Поэтому он был очень нетерпим к малейшим отклонениям от сиддханты. И в этой семье Шрила Шридхар Махарадж стал первым ярким вайшнавом, который пришел к Махапрабху. Когда Шрила Шридхар Махарадж пришел в Гаудия Матх, Шрила Сарасвати Тхакур был просто счастлив. Он процитировал стих из Бхагавад-гиты:

йад йад а̄чарати ш́реш̣тхас,
тат тад эветаро джанах̣
са йат прама̄н̣ам̇ куруте,
локас тад анувартате[4]

Он сказал: «К нам пришла великая личность. К нам пришел великий человек. Он происходит из рода бхаттачарьев. Великий человек пришел к нам, встал под знамена Махапрабху. Насколько это прославит нашу миссию, насколько это прославит учение Махапрабху! Такая личность стала последователем Махапрабху».

Шрила Шридхар Махарадж был настолько тонок… На самом деле мы сейчас совершенно не понимаем менталитета настоящих индийских садху. Мы даже не знаем, что это за культура. Шрила Шридхар Махарадж был настолько эффективен! Он говорил: «Я хотел принять посвящение у Гуру Махараджа, но была небольшая тонкость. Я происходил из рода бхаттачарьев, а он происходил из рода каястх». Каястхи иногда считаются вайшьями, иногда даже ниже. Это не очень высокая каста в Индии. Шридхар Махарадж говорил: «Мой Гуру Махарадж был по рождению каястхой. Но по своей духовной природе он был чистым вайшнавом».

киба̄ випра киба̄ нйа̄сӣ ш́ӯдра кене найа…[5]

«Кем бы ни был твой наставник по происхождению, если он говорит тебе о Кришне, если он дает тебе чистое понимание Кришны, ты должен принять его своим духовным учителем». Так говорил Махапрабху.

Но все-таки есть еще социальный аспект личности духовного учителя. И он [Шрила Шридхар Махарадж] говорил: «Было это препятствие. Но потом, в конце концов, я принял это указание Махапрабху как высшее». Он относился к этим вопросам с очень большой щепетильностью — ко всем этим вопросам, связанным с дхармой. Он ценил благородство, великодушие. Он был прекраснейшим существом. Это не был ординарный садху. Это был образованный человек.

Кто-то из великих людей Индии пришел на даршан к Шриле Бхактивиноду Тхакуру. Он увидел, что Бхактивинод Тхакур был в одеждах бабаджи и был полностью безумен от любви к Кришне. И этот человек сказал: «Я знал Бхактивинода. Я знал, кто такой Кедаранатх [имя Бхактивинода Тхакура в миру], он был великим человеком [в общественной жизни]. Он родился в бедной семье, но достиг всего своим трудом, своим образованием. Он работал в правительстве. Долгое время он был администратором храма в Джаганнатха Пури. Затем он занимал высокий правительственный пост. И такой человек стал теперь бабаджи! Я пришел на даршан к такой личности. Это великий человек. У него простые одежды — он носит всего лишь одну каупину. Но я понимаю, что это великий человек, величайшая личность. Он написал такие [значительные] книги, сделал столько всего ценного для моей родины. И теперь, когда он стал бабаджи, принял высший уклад, я пришел, чтобы поклониться этому человеку, пришел к нему на даршан». Такие в целом были люди и такие отношения.

Шрила Бхакти Ракшак Шридхар Махарадж носил простую одежду и жил очень просто на самом деле. Очень скромно, очень аскетично. У Оскара Уайльда лорд Генри говорит: «Простая пища — последнее прибежище для сложных натур». Это была высочайшая личность, и все это понимали. У него был скромный быт, но он высочайшая личность по уровню сознания, по уровню нравственности и по своей духовной силе. Высочайшая личность, которая действительно принадлежала к очень высокому брахманскому роду бхаттачарьев. То, что он пришел в Гаудия Матх, то, что он принял это [учение Махапрабху] всерьез, — это было очень значимо для всей интеллигенции Индии. Таких учеников у Сарасвати Тхакура было немного на самом деле, такого высокого происхождения. Еще был Госвами Махарадж, Бхакти Саранга Госвами Махарадж. Он тоже был брахманом и, кроме того, потомком Нитьянанды Прабху. Госвами Махарадж ставил свою подпись и говорил: «Это я поставил свою подпись. Я потомок Нитьянанды Прабху». И это принималось всеми как нечто очень возвышенное.

Когда Шридхар Махарадж пришел в миссию [Гаудия Матх], Сарасвати Тхакур немедленно отнесся к нему с очень большим вниманием. Мы знаем, что он пришел в Гаудия-миссию не без проблем — его сначала даже считали английским шпионом и хотели даже выгнать из миссии. Это говорит также о том, что бхакты — очень простые люди. Они хотели выгнать из миссии Шрилу Шридхара Махараджа, они думали, что он английский шпион. Простосердечные люди. Они думали: «Кто это такой?» Шридхар Махарадж рассказывал, как он стоял, и Сарасвати Тхакур был в отдалении со своими учениками и не подходил. Он послал своего ученика, который спросил у Шридхара Махараджа: «Кто вы, и зачем вы пришли к нашему Прабхупаде?» Шридхар Махарадж сказал: «Я просто нищий, который хочет попросить вас о милости». Этот ответ тронул сердце Сарасвати Тхакура. Он подошел и стал спрашивать… Он очень близко принял Шридхара Махараджа как своего ученика.

Мы пели «Бхактивинода-вираха-дашакам». Шридхар Махарадж написал это для своего духовного учителя на его Вьяса-пуджу. Вернее, это был день явления Бхактивинода Тхакура. Он прочел эту поэму и Сарасвати Тхакур слушал ее. Он прослушал несколько стихов и после этого вздохнул с облегчением и стал кивать головой — дескать, все правильно. И он тогда сказал: «Нашелся, по крайней мере, один человек, который понял меня во всей полноте». Когда он выслушал это, он сказал: «По крайней мере, один человек понял меня на все сто процентов. Теперь я уверен, что моя миссия в безопасности. Теперь мне есть кому ее передать».

Также история с рупануга-дхарой — все это показывает, насколько высоко ценил Сарасвати Тхакур Шридхара Махараджа, какое особое положение он занимал среди своих духовных братьев. Шрила Шридхар Махарадж постоянно объяснял своим духовным братьям то, что сказал [на лекциях] Прабхупада. Его духовные братья были образованными людьми, это была элита общества. Но даже среди них мало кто понимал то, о чем говорил Сарасвати Тхакур. И Шрила Шридхар Махарадж часто после его лекций сидел и доносил до своих духовных братьев то, что сказал их духовный учитель. Таково было его положение.

Поэтому здесь [во втором и третьем стихах поэмы «Шри Гуру-прашастих»] говорится: «Ньяяратна Видьяпитх — это место, где явился Упендра Чандра Видьярантна. Ньяяратна Видьяпитх на берегу Ганги в Хапании».

[Шрила Данди Махарадж читает:]

«Подобно сияющему солнцу в линии бхаттачарьев, он был исключительно образован и всегда был погружен в божественное служение Верховному Господу и Его супруге — Шри Шри Лакшми-Нараяне»[6].

Шрила Данди Махарадж: С самых ранних лет он поклонялся Лакшми-Нараяне. В традиции ньяя тоже поклоняются Божествам. Когда мы говорим «ньяики», это не значит, что они просто логики, подобно нынешним логикам в университете. Это тоже определенная религиозная традиция, они поклоняются Божествам. Но они немного по-другому понимают Божества. У них немного другая концепция, нежели чем вайшнавская. Тем не менее они тоже поклоняются Божествам. И его отец с самого детства поклонялся Лакшми-Нараяне.

[Шрила Данди Махарадж читает:]

«Его преданная жена была прославленной Шримати Гаури Деви. Это великая святая женщина, мать всей вселенной. Она была матерью моего господина[7]. 1817 год эры Шака, месяц Ашвина, суббота, 26 число — это святой день его явления»[8].

Шрила Данди Махарадж: 1817 год эры Шака — это по нашему исчислению 1895 год. В этот осенний месяц Ашвин [октябрь-ноябрь] 26 числа явился Шрила Шридхар Махарадж. Гурудев был прекрасным астрологом, и здесь он приводит сведения из джйотиша. Каджаншан — это соединение, йога Солнца и Меркурия.

[Шрила Данди Махарадж читает:]

«Солнце, Меркурий, Луна и Юпитер, а также многие звезды заняли свое лучшее положение. И мой господин избрал день явления Шри Вирачандры Прабху. Он явился, приняв прибежище того же самого знака, что и Господь Рамачандра[9]. В этот самый благоприятный момент восьмой звезды Пушья, т. е. пушья-накшатры, на девятый день месяца Картики мать земля получила его благословение и поцеловала лотосоподобные стопы моего господина[10]».

Шрила Данди Махарадж: Очень поэтично. [Согласно вайшнавскому календарю] это месяц Картика. И сегодня пушья-накшатра. В этот день явился Шрила Шридхар Махарадж.

[Шрила Данди Махарадж читает:]

«Когда он явился, весь дом Ачарьи Видьярантны наполнился ликованием, восторженным пением, звуками музыкальных инструментов»[11].

Шрила Данди Махарадж: Благочестивые женщины пришли, и они дули в раковины и звенели колокольчиками. Все очень радовались.

[Шрила Данди Махарадж читает:]

«Его облик был исключительно прекрасен, он сиял солнечным светом. У него были прекрасные длинные тонкие руки. У него были все признаки величайшей души. И когда он играл на коленях своей счастливой матери, сияние, исходящее от его тела, очаровывало всех вокруг»[12].

Транскрипцию выполнил Винод Бандху Дас
Редактор: Традиш Дас



[1] Ш́рӣ гаураман̣д̣ала-ма̄джхе ха̄па̄нийа̄ гра̄ма / йа̐хи аватӣрн̣а мора прабху гун̣а дха̄ма («Шри Гуру-прашаcтих», 1).

[2] Патита па̄ванӣ ган̇га̄ тӣра саннихита / ‘нйа̄йаратна-вид̣йа̄пӣт̣ха’ бхувана-видита («Шри Гуру-прашаcтих», 2).

[3] Та̐хи ваисе виправара праш́а̄нта уда̄ра / ш́рӣ упендра чандра ‘вид̣йа̄ратна’ на̄ма йа̐ра («Шри Гуру-прашаcтих», 3).

[4] «Что бы ни делал великий человек, обыкновенные люди следуют его примеру. И какие бы нормы ни устанавливал он своим поведением, их придерживается весь мир» (Бхагавад-гита, 3.21).

[5] Киба̄ випра киба̄ нйа̄сӣ ш́ӯдра кене найа / йеи кр̣ш̣н̣а-таттва-ветта̄, сеи ‘гуру’ хайа — «Кем бы ни был человек — брахманом, санньяси или шудрой, если он сведущ в науке о Кришне, его следует принять как Гуру» («Шри Чайтанья-чаритамрита», Мадхья-лила, 8.128).

[6] Бхат̣т̣а̄ча̄рйа-кула-рави парама видва̄на / нирантара сева̄ пара лакш̣мӣ-на̄ра̄йан̣а («Шри Гуру-прашаcтих», 4).

[7] Та̐ра патнӣ гаурӣ девӣ парама па̄ванӣ / маха̄ са̄дхвӣ джаганма̄та̄ прабхура джананӣ («Шри Гуру-прашастих», 5).

[8] А̄т̣ха̄раш́а сатера ш́аке саура̄ш́вина ма̄са / ш́анива̄ра, чха̄виш́а диваса парака̄ш́а («Шри Гуру-прашастих», 6).

[9] Будха̄дитйа-джӣва йоге тун̇га граха ган̇е / ра̄мачандра-ра̄ш́йа̄ш́райе вӣрачандра-дине («Шри Гуру-прашастих», 7).

[10] Ш́убхан̇карӣ пуш̣йа̄ ан̇ке ка̄ртикӣ навамӣ / дхаран̣ӣ хаила дханйа прабхупада чуми («Шри Гуру-прашастих», 8).

[11] Ут̣хила а̄нанда-рола а̄ча̄рйа-бхаване / ш́ан̇кха-гхан̣т̣а̄ джайадхванӣ дейа на̄рӣган̣е («Шри Гуру-прашастих», 9).

[12] А̄джа̄нуламвита бхуджа пурат̣а сундара / девӣ ан̇ке ш́обхе дивйа джйоти манохара («Шри Гуру-прашастих», 10).


Главная | Миссия | Учение | Библиотека | Контактная информация
Пожертвования