«Верность прасаду». Лекция Шрилы Б. Н. Ачарьи Махараджа (на английском и русском языках). 10 февраля 2015 года. Навадвип Дхам, Индия

Ш́рӣла Бхакти Нирмал Āча̄рйа Маха̄ра̄дж

Верность прасаду

(Оригинал: http://scsmathinternational.com/guidance/2015/SAchM-150210-ChastityToPrasad.php)

Шри Навадвип Дхам, 10 февраля 2015 года

 

Без служения наша жизнь — ничто, она бессмысленна…

Место, которое мы посетили вчера, — обитель чистой преданности. Но не всякое место является благоприятным. Например, в следующую субботу я собираюсь посетить обитель ложных отреченцев, сахаджиев. В этом мире существуют разные места, встречаются разные люди и разные типы преданных: некоторые из них преданы алкоголю, некоторые — матери Кали, другие — Господу Шиве, и так далее. Существует карма‑мишра бхакти, гьяна‑мишра бхакти, гьяна‑шунья бхакти, но чистая преданность, шуддха бхакти, очень редка. Многие пришли к лотосным стопам Гурудева, но среди них всегда есть гуру‑бхоги, гуру‑тьяги и гуру‑севи: кто-то использует своего Гуру, кто-то отрекается от него, и лишь очень малый процент преданных желает служить своему Гуру.

Деревенские жители очень искренни и заботливы… Вы видели вчера, как эта пожилая женщина пыталась ухватить меня. Такова ее преданность. Было множество людей вокруг, но она не постеснялась и буквально силой пригласила меня в свой дом.

Преданный: Она знала вас прежде?

Ачарья Махарадж: Да, она приходила сюда много раз, и я также проповедовал в тех местах на протяжении двадцати лет. После ухода Гурудева возникли некоторые проблемы — сам я не мог приходить туда, но я направлял туда кого-то другого. Вчера вечером преданные также приглашали меня к себе домой, они ждали меня, но уже было поздно, чтобы принять их приглашения.

В той местности есть несколько учеников Шрилы Шридхара Махараджа, но в основном ученики Гурудева. Гурудев не проповедовал в Индии от дома к дому. Он ездил с проповедью лишь в одно место в Бенгалии в 1990 году, но позднее тамошние люди утратили веру в их Гуру. И, несмотря на то, что Гурудев останавливался там, я более не навещаю их дом, ведь они не следуют надлежащей линии, и даже во времена Гурудева они также не регулярно участвовали в программах, не посещали храм. Несколько раз я пытался отправиться в те места с целью дать им хоть какое-то благо, но они никогда не принимали его. И, если сейчас я поеду туда, я буду вынужден принять из их рук стакан воды, но если я не могу дать им хоть какое-то благо, я не вправе принять от них даже воду. Поэтому я больше не появляюсь там.

В этот раз я не особо собирал пожертвования от дома к дому, от двери к двери: мы обошли, быть может, десять-двенадцать домов, не более, — люди сами выходили и предлагали нам пожертвования. Иногда кто-то насильно может затащить в свой дом. Приходится идти. Во времена, когда я был еще брахмачари, я обходил за день восемьдесят домов: пятьдесят утром и тридцать после полудня. Поэтому этот раз больше напоминал прогулку. При Гурудеве я проповедовал от двери к двери, от дома к дому, собирая в качестве пожертвования рис, картошку и тому подобное. Обходя по восемьдесят домов в день, я был вынужден много есть. В каждом из домов мне предлагали расагуллы, и я должен был съесть хотя бы один: восемьдесят домов — восемьдесят расагуллов

Люди обладают преданностью, в них заключены и любовь, и нежность, в этом наше счастье: прāн̣а-ачхе тāр се хету прачāр1, покуда вы живы, покуда жизнь теплится в вашем теле, вы должны проповедовать. Однажды этому телу также придет конец, всему придет конец, все исчезнет. Мы всегда вспоминаем строки: ш́арӣра авидйа̄-джа̄л, джод̣ендрийа та̄хе ка̄л, джӣве пхеле вишайа-са̄горе2, тело подобно сети заблуждений, сети из материальных чувств — чакшу, карна, насика, джихва, твак, манн, буддхи, аханкара — глаза, уши, нос, язык, кожа, ум, разум, эго — все это враги живого существа, которые низвергают душу в пучину мирских страданий.

В следующую субботу мы снова отправимся на проповедь. Вы не устали?

Преданный: Я нет, но так много было конфет…

Ачарья Махарадж: А зачем же ты столько их съел? Не ешь.

Преданный: Но ведь они настойчиво предлагали их.

Ачарья Махарадж: Не везде…

виш̣айӣра анна кхāиле малина хайа манна
малина мана хаиле нахе кр̣ш̣н̣ера смара
н̣а

[«Вкушая пищу из рук материалиста, ум оскверняется, а в таком состоянии ума человек не способен памятовать о Кришне» («Ш́рӣ Чаитанйа‑чаритāмр̣та», Антйа‑лӣлā, 6.278).]

Не везде мы можем принимать предложенное. Иногда я беру только листочки Туласи. Если вы принимаете что-то из рук непреданного — карми, гьяни, йога, — к вам придет соответствующая реакция за это. По этой причине мы не принимаем сторонней пищи без разбору. Если вы живете дома, то также можете готовить пищу, предлагать ее Господу, вашему Гуру, а затем вкушать прасадам — и вы будете счастливы, ваша преданность не будет побеспокоена.

Не везде вам предложат роскошный прасад. Некоторые места являются обителью майявади, некоторые — обиталищем отреченцев или сахаджиев. Мы находимся в обители чистой преданности, но собираемся пойти в обитель ложного отречения. Там будут касаться ваших стоп и лить слезы, но эти люди и одной копейки не дадут для Божеств, для Господа или Гуру. Они лишь демонстрируют свою «отрешенность». Вы все это увидите…

По этой причине мы не принимаем всё без разбора, даже если это прасадам — кто-то предлагает пищу матери Кали, матери Дурге, Лакшми Деви, полубогам. Но мы не почитаем такой прасадам, иначе к нам придут реакции. Возвышенные вайшнавы конечно же могут преобразить все что угодно, но мы всего лишь практикующие…

Переводчик: Кришна Чайтанья Дас
Редактор: Аннапурна Деви Даси


 

Śrīla Bhakti Nirmal Āchārya Mahārāj

Chastity to Prasad

(From: http://scsmathinternational.com/guidance/2015/SAchM-150210-ChastityToPrasad.php)

Sri Nabadwip Dham, 10 February 2015

 

Without service, our life is nothing, our life is useless...

The place we went to was a place of pure devotion, but not everywhere the place is good. For example, next Saturday I am going to a place of false renunciation, sahajiya.

There are many kinds of areas, many kinds of people, and many kinds of devotees in this world—some have devotion for alcohol, some for Mother Kali, some for Lord Shiva, etc. There is karma-mishra bhakti, jnana-mishra bhakti, jnana-shunya bhakti, but pure devotion (shuddha bhakti) is very rare. Many come to the lotus feet of Gurudev, but there are guru-bhogi, guru-tyagi, and guru-sevi—some use their Guru, some renounce their Guru, and only a very little percent serve their Guru.

These villagers have so much love, affection... You saw how yesterday an old lady grabbed me. This is her devotion. There were many people around, but she was not ashamed—she forcefully took me to her house.

Devotee: Does she know you from before?

Acharya Maharaj: Yes, she has come here many times, and I also have been going to that area for twenty years. After Gurudev disappeared there was some problem, and I could not go, I sent somebody else to that area. So, the devotees were waiting for me—even yesterday at night they were also asking me to come to their houses, but it was too late to visit any more houses.

In that area, there are a few disciples of Srila Sridhar Maharaj, and mostly Gurudev’s disciples. Gurudev did not go house to house in India. He only went for preaching to one place in Bengal, in 1990, but after that they lost faith in their Guru. Although Gurudev had stayed there, I do not go to that house any more because they do not follow the proper line—even in Gurudev’s time also they did not come regularly, did not attend the programmes, etc. I tried to go there a few times, tried to give them some benefit, but they did not accept it. If I went there now, I would have to take a glass of water from them, but if I cannot give any benefit to them, why will I take water from them? This is why I do not go there any more.

This time I did not go collecting house to house, door to door so much—we only went to maybe ten-twelve houses, not more, and people came themselves and gave me some donation. Sometimes, somebody would forcefully take me to their house, then I would go. Before, when I was a brahmachari, I would go to eighty houses a day—fifty houses in the morning, thirty in the afternoon. This time it was like relaxing. When Gurudev was there I would go door to door, house to house, collect rice, potato, etc. At that time I could also eat much—I would go to eighty houses, and every house they gave five-ten pieces of rasagulla, and I had to take at least one: eighty houses, eighty rasagullas...

People have devotion, have love and affection, and that is our happiness: prāṇa achhe tār, se hetu prachār3, as long as you are alive, as long as you keep your jiva soul in the body, you must continue preaching, continue your preaching movement. One day this body will also be finished—everything will be finished, demolished. We always remember, śorīra avidyā-jāl, joendriya tāhe kāl, jīve phele viaya-sāgore4: “the body is a net of illusion, and the material senses—chaksu, karna, nasika, jihva, tvak, man, buddhi, ahankar, eyes, ears, nose, tongue, skin, mind, intelligence, ego—are one’s enemies; they throw the soul into the ocean of mundanity.”

Next Saturday we are again going for preaching. Are you tired?

Devotee: I’m not, but so many misti (sweets)...

Acharya Maharaj: Why are you eating so many misti then? Do not eat it...

Devotee: They are giving it forcefully.

Acharya Maharaj: Not at all places...

viayīra anna khāile malina haya mana
malina mana haile nahe k
ṛṣṇera smaraa

[“When a materialist offers you some food, your mind becomes contaminated, and when the mind becomes contaminated, you cannot remember Krishna.” (Śrī Chaitanya-charitāmta, Antya-līlā, 6.278).]

We cannot take things at all places. Sometimes I take only the Tulasi leaves. If you take something from the hands of someone who is not a devotee—karmi, jnani, yogi—that reaction will come to you. This is why we do not take things from outside without discrimination. If you stay alone, you can cook in your room, offer to the Lord, to your Guru, and take that prasadam—you will be happy, and your devotion will be all right.

You will not get so much opulent prasadam at every place. Some place is a mayavadi place, some is a false renunciation, sahajiya, place. You have been to the place of pure devotion, and now we are going to the place of false renunciation—they will touch your feet and cry, but they will not spend one rupee for the Deities, for the Lord, or the Guru. They only show false renunciation. You will see...

For this reason we do not accept things from everywhere without discrimination, even if it is prasadam—somebody offers something to Mother Kali, Mother Durga, Lakshmi Devi, demigods and godesses, but we do not take that prasadam. Reaction will come if we do. Big-big Vaishnavs have the power to digest anything, but we are practitioners...

 

1 Стих полностью: браджабāсӣган̣ прачāраки дхан / пратиш̣т̣хā-бхикш̣ук тāра нāхе саба / прāн̣а-ачхе тāр се хету прачāр / пратиш̣т̣хā-сахӣн-кр̣ш̣н̣̣а-гāтхā саба / ш́рӣдайите дāс, кӣртанете аш́ / кара уччāи-сваре харинāма раба / кӣртана-правāбе сварана хоибе, се кāле бхаджан нирджан самбхāв — «Браджа-баси — сокровище Вриндавана — суть истинные проповедники Имени Кришны. Те смиренные преданные не пассивны, но исполнены любви. Они не соблазняются преходящим, они воплощают собой прославление Кришны. С горячим желанием все они воспевают Святое Имя. Такое чудесное совместное воспевание позволяет достичь того же самого результата, который можно обрести уединенным поклонением» (строки, написанные Ш́́рӣлой Бхактисиддха̄нтой Сарасватӣ Ṭха̄куром; приводятся в сборнике «Величие Ш́рӣ Харинāма и оскорбления, которых следует избегать», 38).

2 Стих целиком: ш́арӣра авидйа̄-джа̄л, джод̣ендрийа та̄хе ка̄л / джӣве пхеле вишайа-са̄горе / та̄’ра мадхйе джихва̄ ати, лобхамой судурмати / та̄’ке джета̄ кат̣хина сам̇са̄ре — «Это бренное тело подобно сети. Опутанные невежеством, наши глупые чувства влекут нас к смерти в море объектов чувств и наслаждений плоти до тех пор, пока мы полностью не потонем в пучинах невежества. И из всех этих смертоносных чувств язык контролировать труднее всего, ибо он самый алчный» (Ш́рӣла Бхактивинод Т̣ха̄кур, «Ш́́рӣ Прасāда-севāйа Гӣти», 1).

3 From the verse by Śrīla Bhakti Siddhа̄nta Saraswatī Ṭhākur.

4 The whole verse: śorīra avidyā-jāl, joḍendriya tāhe kāl, / jīve phele viṣaya-sāgore / tā’ra madhye jihvā ati, lobhamoy sudurmati, / tā’ke jetā koṭhina saṁsāre — “This material body is a network of ignorance, and the senses are one’s deadly enemies, for they throw the soul into the ocean of material sense enjoyment. Among the senses, the tongue is the most voracious and verily wicked; it is very difficult to conquer the tongue in this world(Śrīla Bhaktivinod Ṭhākur, “Śrī Prasāda-sevāya Gīti”, 1).

← Лекции Шрилы Мадхусудана Махараджа в Москве ·• Архив новостей •· Тур «Йоги в дороге». Мадхусудан Махарадж посетил Ярославль →
Главная | Миссия | Учение | Библиотека | Фотогалерея | Контактная информация
Пожертвования