«Шри Шри Дайита Дас Дашакам». Молитва Шриле Бхактисиддханте Сарасвати Тхакуру, составленная Шрилой Шридхаром Махараджем, в исполнении Шрилы Б. С. Говинды Дев-Госвами Махараджа (на русском и английском языках)

Get the Flash Player to see this player.
скачать (формат MP3, 10.6 МБ)

Ш́рӣ Ш́рӣ Дайита Да̄с Даш́акам

(молитва Шриле Бхактисиддханте Сарасвати Тхакуру, составленная после завершения его проявленных игр Шрилой Бхакти Ракшаком Шридхаром Дев-Госвами Махараджем)

(в исполнении Шрилы Б. С. Говинды Дев-Госвами Махараджа)

 

нӣте йасмин ниш́а̄нте найана-джала-бхараих̣
                                        сна̄та-га̄тра̄рвуда̄на̄м̇

уччаир уткрош́ата̄м̇ ш́рӣ-вр̣ш̣акапи-сутайа̄-
                                        дхӣрайа̄ свӣйа-гош̣т̣хӣм

пр̣тхвӣ га̄д̣ха̄ндхака̄раир хр̣та-найана-
                                        ман̣ӣва̄вр̣та̄ йена хӣна̄

йатра̄сау татра ш́ӣгхрам̇ кр̣пан̣а-найана хе
                                        нӣйата̄м̇ кин̇каро ’йам

(1) Когда ночь Шри Шри Вришабханунандини близилась к концу, Она неожиданно призвала его к себе, отняв у многих убитых горем душ. Великий скорбный плач охватил Землю, и потоки слез омыли их тела. Когда его похитили, мир погрузился в непроглядную тьму, как если бы лишился глаз (хрита — украденный; найана-мани — драгоценность для глаз; сокровенное имя Сарасвати Тхакура — Наяна-мани).

О спаситель падших (Дина-наяна), где бы ни была та великая душа, молю, поскорей отведите этого слугу к ней! (Хотя он — мой учитель по имени Наяна, или «Приближающий нас к себе», по своей милости он проявляет немилость ко мне, не допуская в свое общество.)

 

йасйа ш́рӣ-па̄да-падма̄т правахати джагати
                                       према-пӣйӯш̣а-дха̄ра̄

йасйа ш́рӣ-па̄да-падма-чйута-мадху сататам̇
                                       бхр̣тйа-бхр̣н̇га̄н вибхарти

йасйа ш́рӣ-па̄да-падмам̇ враджа-расика-джано
                                       модате сампраш́асйа

йатра̄сау татра ш́ӣгхрам̇ кр̣пан̣а-найана хе
                                       нӣйата̄м̇ кин̇каро ’йам

(2) Река нектара божественной любви берет начало у его лотосоподобных стоп и течет через всю Вселенную. Его слуги, словно пчелы, поддерживают свои жизни, вкушая нектар, струящийся с его лотосоподобных стоп. А чистые преданные, нашедшие прибежище в сокровенных настроениях Враджи, наслаждаются счастьем воспевания славы его лотосоподобных стоп. О Дина-наяна, где бы ни была та великая душа, молю, скорей отведи этого слугу к ней!

 

ва̄тсалйам̇ йач ча питро джагати бахуматам̇
                                  каитавам̇ кевалам̇ тат

да̄мпатйам̇ дасйутаива сваджана-ган̣а-кр̣та̄
                                  бандхута̄ ван̃чанети

ваикун̣т̣ха-снеха-мӯртех̣ пада-накха-киран̣аир
                                  йасйа сандарш́ито ’сми

йатра̄сау татра ш́ӣгхрам̇ кр̣пан̣а-найана хе
                                  нӣйата̄м̇ кин̇каро ’йам

(3) Родительская любовь, столь превозносимая в этом мире, — великий обман, ибо она препятствует Хари-бхакти. Почитаемая обществом супружеская любовь — не что иное, как разбой (потому что она отнимает у мужа и жены стремление обрести сокровище любви, не оскверненной поверхностными семейными предрассудками). А мирская дружба — всего лишь ложь. Я бережно собрал искры этих мыслей из сияния лучей, исходящих от кончиков пальцев на святых стопах той великой личности, которая олицетворяет собой надмирную любовь. О Дина-наяна, где бы ни была та великая душа, молю, скорей отведи этого слугу к ней!

 

йа̄ ва̄н̣ӣ кан̣т̣ха-лагна̄ виласати сататам̇
                                 кр̣ш̣н̣а-чаитанйачандре

карн̣а-крод̣а̄дж-джана̄на̄м̇ ким у найана-гата̄м̇
                                 саива мӯртим̇ прака̄ш́йа

нӣла̄дрӣ-ш́асйа нетра̄рпан̣а-бхавана-гата̄
                                 нетра-та̄ра̄бхидхейа̄

йатра̄сау татра ш́ӣгхрам̇ кр̣пан̣а-найана хе
                                 нӣйата̄м̇ кин̇каро ’йам

(4) Божественное послание, пропетое Шри Кришной Чайтаньячандрой, продолжало звучать в ушах людей. Чтобы исполнить смысл имени «Наяна-мани», не явил ли он себя через звук, появившись в храме, благословленном взглядом Шри Нилачалачандры (во время фестиваля Ратха-ятры)? О Дина-наяна, где бы ни была та великая душа (маха-пуруша), молю, скорей отведи этого слугу к ней!

 

гаурендор аста-ш́аиле ким у канака-гхано
                                       хема-хр̣дж-джамбу-надйа̄

а̄вирбхӯтах̣ праварш̣аир никхила-джана-падам̇
                                       пла̄вайан да̄ва-дагдхам

гаура̄вирбха̄ва-бхӯмау раджаси ча сахаса̄
                                       сам̇джугопа свайам̇ свам̇

йатра̄сау татра ш́ӣгхрам̇ кр̣пан̣а-найана хе
                                       нӣйата̄м̇ кин̇каро ’йам

(5) Вобрав в себя чистые золотистые воды реки Джамбу, воспетой в «Шримад-Бхагаватам», не воспарило ли это золотое облако на гору, куда снизошла золотая луна (Шри Гаурачандра), чтобы пролить потоки дождя на все окрестности, поглощенные лесным пожаром (тройственных страданий), а затем неожиданно скрылось в пыли земли на месте явления Шри Гауранги? О Дина-наяна, где бы ни находилась эта великая душа, молю, скорей отведи этого слугу к ней!

 

гауро гаурасйа ш́иш̣йо гурур апи джагата̄м̇
                                  га̄йата̄м̇ гаура-га̄тха̄

гауд̣е гауд̣ӣйа-гош̣т̣хй-а̄ш́рита-ган̣а-гарима̄
                                  дра̄вид̣е гаура-гарвӣ

га̄ндхарва̄ гаура-ва̄т̣йо гири-дхара-парама-
                                  прейаса̄м̇ йо гариш̣т̣хо

йатра̄сау татра ш́ӣгхрам̇ кр̣пан̣а-найана хе
                                  нӣйата̄м̇ кин̇каро ’йам

(6) Цвет его тела тот же самый, что и у Шри Гауры. И хотя он — тот, кто несет весть о Шри Гауре, — подлинный Гуру всей Вселенной, он стал учеником великого преданного по имени Шри Гауракишор («юный Гаура»). Во всей Гаура-мандале он сокровищница славы тех, кто дарует доступ в круг чистых Гаудия-вайшнавов. Он гордо взошел на величественный трон проповеди славы того дара [служения Шри Шри Радха-Говинде во Врадже], что принес Золотой Господь Шри Гаура-вайшнавам Дравиды [преданным в Южной Индии, обычно поклоняющимся Лакшми-Нараяне]. Слава его возвышенного положения сияет даже в группе Шри Гандхарвы! Он занимает исключительное положение в кругу близких слуг Шри Гиридхари — он очень любим Господом Мукундой! О Дина-наяна, где бы ни была та великая душа, молю, скорей отведи этого слугу к ней!

 

йо ра̄дха̄-кр̣ш̣н̣а-на̄ма̄мр̣та-джала-нидхина̄-
                                    пла̄вайад-виш́вам этад

а̄млеччха̄ш́еш̣а-локам̇ двиджа-нр̣па-ван̣иджам̇
                                    ш́ӯдра-ш́ӯдра̄пакр̣ш̣т̣ам

муктаих̣ сиддхаир агамйах̣ патита-джана-сакхо
                                    гаура-ка̄рун̣йа-ш́актир

йатра̄сау татра ш́ӣгхрам̇ кр̣пан̣а-найана хе
                                    нӣйата̄м̇ кин̇каро ’йам

(7) Он затопил всю Вселенную, всех бесчисленных живых существ —брахмановкшатриеввайшьевшудр, тех, кто ниже шудр, и даже млеччх — нектаром Святого Имени Шри Шри Радха-Кришны. Хотя к нему не могут приблизиться искатели освобождения и мистических совершенств, он известен как друг падших, преображающая сила милосердия Шри Гауранги! О Дина-наяна, где бы ни была та великая душа, молю, скорей отведи этого слугу к ней!

 

апй а̄ш́а̄ варттате тат пурат̣а-вара-вапур
                                     локитум̇ лока-ш́андам̇

дӣргхам̇ нӣла̄бджа-нетрам̇ тила-кусума-насам̇
                                     ниндита̄рддхенду-бха̄лам

саумйам̇ ш́убхра̄м̇ш́у-дантам̇ ш́ата-дала-ваданам̇
                                     дӣргха-ба̄хум̇ варен̣йам̇

йатра̄сау татра ш́ӣгхрам̇ кр̣пан̣а-найана хе
                                     нӣйата̄м̇ кин̇каро ’йам

(8) И есть ли надежда, что я когда-нибудь смогу увидеть эту прекрасную золотую личность, которая способна все обратить на благо миру? Есть ли у меня хоть ничтожная надежда когда-нибудь снова увидеть его величественный облик, его голубые лотосоподобные глаза, нос, своим очарованием превосходящий цветок тила, его лоб, что способен пристыдить полумесяц, его изящное лотосоподобное лицо, его сверкающие жемчужно-белые зубы, его длинные, достигающие колен руки? О Дина-наяна, куда бы ни направилась та великая душа, молю, скорей отведи туда этого слугу!

 

гаура̄бде ш́ӯнйа-ба̄н̣а̄нвита-нигамамите
                                  кр̣ш̣н̣а-пакш̣е чатуртхйа̄м̇

пауш̣е ма̄се магха̄йа̄м амара-ган̣а-гурор-
                                  ва̄саре ваи ниш́а̄нте

да̄со йо ра̄дхика̄йа̄ атиш́айа-дайито
                                  нитйа-лӣла̄-правиш̣т̣о

йатра̄сау татра ш́ӣгхрам̇ кр̣пан̣а-найана хе
                                  нӣйата̄м̇ кин̇каро ’йам

(9) В год четыреста пятидесятый от пришествия нашего Господа Гауранги, в месяц Пауша, на четвертый день убывающей луны, когда взошла звезда Магха, на исходе ночи Брихаспативары [в 5:30 утра 1 января 1937 года], любимый спутник Шримати Вришабханунандини вступил в вечные игры. О Дина-наяна, где бы ни была та великая душа, молю, скорей отведи этого слугу к ней!

 

ха̄-ха̄-ка̄раир-джана̄на̄м̇ гуру-чаран̣а-джуш̣а̄м̇
                                   пӯрита̄бхӯр-набхаш́ ча

йа̄то ’сау кутра виш́вам̇ прабхупада-вираха̄дд-
                                   ханта ш́ӯнйа̄йитам̇ ме

па̄да̄бдже нитйа-бхр̣тйах̣ кш̣ан̣ам апи вирахам̇
                                   нотсахе сод̣хум атра

йатра̄сау татра ш́ӣгхрам̇ кр̣пан̣а-найана хе
                                   нӣйата̄м̇ кин̇каро ’йам

(10) Тогда землю и небеса сотряс плач потрясенных людей и учеников, преданных служению лотосоподобным стопам Шри Гурудева. Куда ушел этот великий учитель? Увы! Сегодня вся Вселенная кажется опустевшей в разлуке с Прабхупадой! Слуга Гурудева не может вынести и мгновения в разлуке с ним! О Дина-наяна, где бы ни была та великая душа, молю, скорей отведи этого слугу к ней! 

 

 

Śrī Śrī Dayita DāDaśakam

Prayer unto Śrīla Saraswatī Ṭhākur after his manifest Pastimes
by Śrīla Bhakti Rakṣak Śrīdhar Dev-Goswāmī Mahārāj

 

nīte yasmin niśānte nayana-jala-bharaiḥ
                                     snāta-gātrārvvudānāṁ

uchchair utkrośatāṁ śrī-vṛṣakapi-sutayā-
                                     dhīrayā svīya-goṣṭhīm

pṛthvī gāḍhāndhakārair hṛta-nayana-
                                     maṇīvāvṛtā yena hīnā

yatrāsau tatra śīghraṁ kṛpaṇa-nayana he
                                     nīyatāṁ kiṅkaro ’yam

(1) At the end of the night of Śrī Śrī Vṛṣabhānunandinī, She suddenly took him to Her entourage, withdrawing him from the company of throngs of grief-stricken souls. A great cry of lamentation arose, their bodies were bathed by their tears. When he was thus stolen away, this world was plunged into the deep darkness of one whose eyes have been stolen away (hṛta — stolen away;nayana-maṇi — jewel of the eye — the internal name of Saraswatī Ṭhākur is ‘Nayana-maṇi’).

(Bereft of the vision of my Divine Master,) Oh my sorrowful eyes (dīna-nayana), (or, Oh saviour of the fallen [Dīna-nayana],) wherever that great soul may be, please quickly take this servitor there! (Although he is my Master named ‘Nayana,’ or ‘one who brings us near,’ in his mercy he shows the miserliness of not taking me unto his company.)

 

yasya śrī-pāda-padmāt pravahati jagati
                                    prema-pīyūṣa-dhārā

yasya śrī-pāda-padma-chyuta-madhu satataṁ
                                    bhṛtya-bhṛṅgān vibhartti

yasya śrī-pāda-padmaṁ vraja-rasika-jano
                                    modate sampraśasya

yatrāsau tatra śīghraṁ kṛpaṇa-nayana he
                                    nīyatāṁ kiṅkaro ’yam

(2) From his lotus feet, the nectarean river of divine love flows throughout the universe; his servitors, like bees, maintain their lives drinking the honey that falls from his lotus feet; and the pure devotees in the shelter of the confidential mellows of Vraja revel in the bliss of singing the glories of his lotus feet: Oh Dīna-nayana, wherever that great soul may be, please quickly take this servitor there.

 

vātsalyaṁ yach cha pitro jagati bahumataṁ
                                 kaitavaṁ kevalaṁ tat
dāmpatyaṁ dasyutaiva svajana-gaṇa-kṛtā
                                 bandhutā vañchaneti
vaikuṇṭha-sneha-mūrtteḥ pada-nakha-kiraṇair
                                 yasya sandarśito ’smi
yatrāsau tatra śīghraṁ kṛpaṇa-nayana he
                                 nīyatāṁ kiṅkaro ’yam

(3) Parental affection, so highly esteemed in the world, is a colossal hoax (as an obstacle to Hari-bhakti); socially recognised pure matrimonial love is nothing but dacoity (in that it plunders away both the husband’s and the wife’s eagerness for the chance to acquire the treasure of love unadulterated by the superficiality of familial prejudice); and common friendship is merely deception: I have gleaned these thoughts from the rays of light that emanate from the toenails of the holy feet of that great personality, the embodiment of supramundane affection. Oh Dīna-nayana, wherever that great soul may be, please quickly take this servitor there.

 

yā vāṇī kaṇṭha-lagnā vilasati satataṁ
                                  kṛṣṇa-chaitanyachandre

karṇa-kroḍāj-janānāṁ kim u nayana-gatāṁ
                                  saiva mūrttiṁ prakāśya

nīlādrī-śasya netrārpaṇa-bhavana-gatā
                                  netra-tārābhidheyā

yatrāsau tatra śīghraṁ kṛpaṇa-nayana he
                                  nīyatāṁ kiṅkaro ’yam

(4) The divine message sung by Śrī Krishna Chaitanya-chandra had its continuous play in the ears of the people. From the ear, did he, just to fulfil the purport of the name ‘Nayana-maṇi,’ reveal his form to the eye, making his advent in the mansion (temple) favoured by the glance of Śrī Nīlāchalachandra (at the time of the Rathayātrā festival)? Oh Dīna-nayana, wherever that great soul (Mahāpuruṣa) may be, please swiftly take this servitor there.

 

gaurendor asta-śaile kim u kanaka-ghano
                                    hema-hṛj-jambu-nadyā

āvirbhūtaḥ pravarṣair nikhila-jana-padaṁ
                                    plāvayan dāva-dagdham

gaurāvirbhāva-bhūmau rajasi cha sahasā
                                    saṁjugopa svayaṁ svaṁ

yatrāsau tatra śīghraṁ kṛpaṇa-nayana he
                                    nīyatāṁ kiṅkaro ’yam

(5) Drawing up the pure golden waters of the Jambu River mentioned inŚrīmad-Bhāgavatam, has this golden cloud arisen on the mountain where the golden moon (Śrī Gaurachandra) descended (set), just to shower down torrents of rain upon the whole countryside that was scorched by the forest fire (of threefold sufferings), then suddenly conceal himself in the dust of the land of the Advent of Śrī Gaurāṅga? Oh Dīna-nayana, wherever that Great Master may be now, please quickly take this servitor to that place.

 

gauro gaurasya śiṣyo gurur api jagatāṁ
                                   gāyatāṁ gaura-gāthā

gauḍe gauḍīya-goṣṭhy-āśrita-gaṇa-garimā
                                   drāviḍe gaura-garvvī

gāndharvvā gaura-vāṭyo giri-dhara-parama-
                                   preyasāṁ yo gariṣṭho

yatrāsau tatra śīghraṁ kṛpaṇa-nayana he
                                   nīyatāṁ kiṅkaro ’yam

(6) He is of the same hue as Śrī Gaura, and although he, who sings the tidings of Śrī Gaura, is the (natural) Guru of the whole universe, he accepted discipleship to a great devotee called Śrī Gaura Kiśora (‘adolescent Gaura’). In the whole Gaura-maṇḍala he is the repository of the glory of those who grant entrance into the fold of the pure Gauḍīya Vaiṣṇavas. He proudly ascended the lofty throne of preaching the glories of the gift of the Golden Lord Śrī Gaura (the service of Śrī Rādhā-Govinda in Vraja) to the Vaiṣṇavas of Draviḍa (the devotees in South India, who are generally worshippers of Lakṣmī-Nārāyaṇa). The glory of his dignity shines even in the group of Śrī Gāndharvvā, and he holds a pre-eminent position in the intimate circle of Śrī Giridhārī, that is, he is the most beloved of Lord Mukunda. Oh Dīna-nayana, where that great soul is now, please swiftly take this servitor there.

 

yo rādhā-kṛṣṇa-nāmāmṛta-jala-nidhinā-
                                   plāvayad-viśvam etad

āmlechchhāśeṣa-lokaṁ dvija-nṛpa-vaṇijaṁ
                                   śūdra-śūdrāpakṛṣṭam

muktaiḥ siddhair agamyaḥ patita-jana-sakho
                                   gaura-kāruṇya-śaktir

yatrāsau tatra śīghraṁ kṛpaṇa-nayana he
                                   nīyatāṁ kiṅkaro ’yam

(7) He inundated the whole universe of countless living beings — whetherbrāhmaṇakṣatriyavaiśyaśūdra, less than śūdra, and even mlechchha — with the oceanic nectar of the Holy Name of Śrī Rādhā-Krishna. Although unapproachable by the liberationists and yogic perfectionists, he is known as the friend of the fallen, the mercy potency of Śrī Gaurāṅga. Oh Dīna-nayana, wherever that great soul may be, please swiftly take this servitor there.

 

apy āśā varttate tat puraṭa-vara-vapur
                                       lokituṁ loka-śandaṁ

dīrghaṁ nīlābja-netraṁ tila-kusuma-nasaṁ
                                       ninditārddhendu-bhālam

saumyaṁ śubhrāṁśu-dantaṁ śata-dala-vadanaṁ
                                       dīrgha-bāhuṁ vareṇyaṁ

yatrāsau tatra śīghraṁ kṛpaṇa-nayana he
                                       nīyatāṁ kiṅkaro ’yam

(8) Do I have a hope to ever see that beautiful golden personality who makes everything auspicious for the world? Do I have a hope to ever behold that tall figure once again, his blue lotus eyes, his nose that excels the charm of the Tila flower, his forehead that shames the half-moon, his graceful lotus face, his gleaming pearl-white teeth, his long arms extending to his knees? Oh Dīna-nayana, wherever that great soul has gone, please swiftly take this servitor there.

 

gaurābde śūnya-bāṇānvita-nigamamite
                                kṛṣṇa-pakṣe chaturthyāṁ

pauṣe māse maghāyām amara-gaṇa-guror-
                                vāsare vai niśānte

dāso yo rādhikāyā atiśaya-dayito
                                nitya-līlā-praviṣṭo

yatrāsau tatra śīghraṁ kṛpaṇa-nayana he
                                nīyatāṁ kiṅkaro ’yam

(9) In the year of our Lord Gaurāṅga 450, in the month of Pauṣa, on the fourth day of the dark fortnight of the moon in the star of Maghā, at the closing of the night of Bṛhaspativara (5.30 a.m., 1st January, 1937), that most beloved attendant of Śrīmatī Vṛṣabhānunandinī entered into the eternal Pastimes. Oh Dīna-nayana, wherever that great soul may be, quickly take this servitor there to him.

 

hā-hā-kārair-janānāṁ guru-charaṇa-juṣāṁ
                              pūritābhūr-nabhaś cha

yāto ’sau kutra viśvaṁ prabhupada-virahādd-
                              hanta śūnyāyitaṁ me

pādābje nitya-bhṛtyaḥ kṣaṇam api virahaṁ
                              notsahe soḍhum atra

yatrāsau tatra śīghraṁ kṛpaṇa-nayana he
                              nīyatāṁ kiṅkaro ’yam

(10) The entire earth and skies were filled with the cries of anguish of the people, and of the disciples devoted to the service of Śrī Gurudeva’s lotus feet.Where has that Great Master gone? Alas! today the whole universe seems empty, in the separation of Prabhupād. The servitor of Gurudeva cannot endure even a moment of his separation. Oh Dīna-nayana, wherever, wherever that great soul may be, please quickly take this servitor there to him.

 

← Празднование Вьяса-пуджи Шрилы Гурудева в Лахте 30 декабря 2012 года ·• Архив новостей •· «Разнообразие духовных концепций» (часть 2). Лекция Шрилы Б. С. Говинды Дев-Госвами Махараджа. Москва, ВДНХ. 28 июня 2001 года →
Главная | Миссия | Учение | Библиотека | Фотогалерея | Контактная информация
Пожертвования