«Тхакур Харидас» (часть 1). Статья из журнала «The Harmonist» под редакцией Шрилы Бхактисиддханты Сарасвати Тхакура (на русском и английском языках).

Тхакур Харидас
(часть 1)

Статья из журнала «The Harmonist»,
издаваемого под редакцией
Шрилы Бхактисиддханты Сарасвати Тхакура
в 20–30-е годы XX столетия

(из первого номера XXV тома за июнь 1927 года)


Со всем возможным почтением мы постараемся описать здесь деяния Харидаса Тхакура, посвятившего всего себя без остатка служению Шри Хари. Следуя по стопам Харидаса Тхакура, чья гордость всецело связана со служением Всевышнему, мы тем самым непременно ощутим удовлетворение, косвенным образом почтив и себя тоже, и надеемся, что уважаемый читатель разделит с нами эту радость. Этот великий преданный Бога появился на свет в деревне Будхан, округа Джассор, в конце XIV столетия.

Чтобы в полной мере осознать величие явления Тхакура Харидаса, необходимо получить некое представление о социальном укладе жизни в Бенгалии того времени. Кастовая система в ту эпоху уже полностью утратила свою значимость, и под религиозной чистой деятельностью стали понимать деспотичные и жестокие обряды, являющиеся грубым нарушением принципов ведического общества. Представление о самой сути религии, бытовавшее среди так называемых религиозных сообществ, было ничем иным, как проявлением сектантской нетерпимости и ненависти. С другой стороны, нравственно разложившееся индийское общество, раздувшееся от гордыни за свое благородное положение в высших кастах, выказывало презрение всем, кто занимал более низкий социальный статус, а религию использовало лишь для осуществления своих честолюбивых замыслов. Такая псевдо-религиозная практика приняла форму открытой враждебности к вайшнавам и постоянных нападок на санатана-дхарму (вечную религию всех джив). Убожество и низость подобных эгоистических оскорблений истинной веры, а также ничем не обоснованная жестокость, принявшая крайнюю степень злобы и неприязни, подобно хронической болезни поразила саму элиту индийского общества. Более того, охваченная множеством предрассудков явана-сампрадая открыто притесняла всех индусов, выставляя напоказ свою ненависть, вражду и нетерпимость. Сообщество яванов даже не пыталось понять подлинное величие индуизма, ничем не ограничивая свои многочисленные нападки на религию индусов. Арийцы и яваны Бенгалии строили свои взаимоотношения на основе убеждения, что суть дхармы людей состоит в обоюдной вражде, неизбежно приводящей к непростительным оскорблениям метода религиозного поклонения друг друга. Их непримиримое противостояние стало источником бесконечных страданий для всего бенгальского общества. Большинство людей не имело даже маломальского духовного общения и было полностью деморализовано примерами роскошной жизни, практически начав преклоняться перед наслаждениями этого мира и мирской властью. Показная обрядовость стала настолько преобладать во всей религиозной деятельности индусов, что не было бы преувеличением сказать, что не осталось ни одного человека, склонного к искреннему и чистосердечному поклонению Богу. Приравнивая достижение духовного царства в потустороннем мире к трудностям преодоления высочайших горных вершин, люди пытались следовать многочисленным практикам, таким как различные методы йоги, изнуряющим обетам (чандраяне и другим), а также строгой и аскетичной жизни в воздержании или монашестве, пытаясь обрести наслаждения (бхукти) или совершить духовное самоубийство (мукти). И поскольку индусы сомневались в том, что, приняв воспевание Святого Имени Бога на начальной стадии оскорблений, они достигнут преходящих плодов дхармы, артхи и камы, а, приняв Святое Имя Бога на стадии смутного отражения1, они достигнут мукти (цели практики так называемых ведантистов), ни у кого из них не осталось и толики почтения и доверия к пути преданности Богу.

В это темное для Бенгалии время, примерно за тридцать или тридцать пять лет до всеблагоприятного явления Бхагавана Шри Чайтаньядева, четырехглавый Биринчи (Брахма) явился в селении Будхан в семье яванов для того, чтобы служить трансцендентным деяниям Господа Гаурасундара, являющегося воплощением Божественной Любви. К сожалению, подлинное место расположения селения Будхан в настоящее время неизвестно, хотя несколько мауджев, принадлежащих к Будхан-паргане, вспомнили обитателей этой местности. У нас также нет никаких заслуживающих доверия сведений о детстве Тхакура Харидаса. Также нет никакой веры в появившиеся недавно книги, якобы принадлежащие перу древних авторов и при этом содержащие множество вымыслов. По мнению одних Брахма явился в семье яванов, чтобы искупить тем самым вину за воровство телят. По мнению других под именем Харидаса пришел Шри Прахлад Махарадж.

Так или иначе, по достижению зрелого возраста Тхакур Харидас оставил все социальные обычаи и правила яванов и стал непрестанно воспевать святые имена Господа Хари. Летописцы тех дней не называют имени того, кто побудил Тхакура Харидаса превзойти принципы сообщества яванов и начать воспевать Святое Имя Господа, а также имени того, от кого он получил посвящение в это воспевание. Поэтому мы до некоторой степени опасаемся предоставлять какие-либо подтверждения бытующих гипотез событий по прошествии столь долгого времени. Очевидно одно – Харидас искренне молил Господа очистить его от всех мирских ожиданий и побуждений ради единственного предназначения в своей жизни. Обретя такое устремление еще в юном возрасте, Тхакур Харидас покинул Будхан и обосновался в уединенном месте близ Бенаполя, где стал громко взывать к имени Кришны.

/продолжение следует/

Автор текста неизвестен
Переводчик на русский язык: Вриндаван Чандра Дас

Редактор: Традиш Дас

 

 

Thakur Haridas
(part 1)

Journal 'The Harmonist'
Edited by
Shrila Bhaktisiddhanta Saraswati Thakur

(No. 1, Vol. XXV, June 1927)



WE shall reverently review the career of Sree Thakur Haridas who was so entirely devoted to the service of Sree Hari in the spirit of Thakur Haridas whose pride was in the servitude of the Supreme Lord and shall feel satisfied by thus honouring ourselves and hope that the reader will share our satisfaction. The great devotee made his appearance in this world at the village of Budhan, in the district of Jessore, towards the end of the 14th century. It is necessary to have some idea of the state of society in Bengal at that period in order to be able to understand the significance of the Thakur's appearance. The caste-system had lost all its propriety and its so-called purity was only another name for oppressive practices due to the grossest abuse of its principles. The views regarding religion that were then upheld by the public opinion of the so-called religious communities were nothing but the infuriated expression of sectarian rancour. On the one hand, the rotten Hindu-society swollen with the pride of caste showed every contempt for those who formed the lower grades of its own strata and in the name of religion endeavoured merely to realise selfish ambitions. Their practice of religion took the forms of hostility to Vaishnabas and attacks on the sanatan dharma—the eternal religion of all jivas. The meanness of the selfish contempt for the true faith, wanton cruelty showed all the virulence of a chronic disease that had penetrated to the very bones and marrow of the Hindu society. On the other hand, the narrow-minded yavana sampradaya was enacting scenes of malice, hatred, aggression and oppression towards the Hindu-community. The yavana-society failing to appreciate the true greatness of Hinduism never desisted from its persistent and many-sided activities against the religion of the Hindus. The Aryas and yavanas of Bengal were acting towards each other on the conviction that the dharma of man was based on the principle of mutual animosity leading to unjustifiable attacks on the mode of worship of each by the other. The contending passions of the two parties brought untold suffering on society in Bengal. The generality of the people devoid of all religious association and demoralised by every form of luxury held in high estimation the pleasures of the world and material power. Exter al display had become so prominent in all the religious practices of the Hindus that it would be no exaggeration to say that there was not a single person who had any sympathy for the method of artless devotion. Under the inpression that the attainment of the kingdom of the next world Was a feat as difficult as the crossing of the highest mountain peaks, the difficult methods of the yoga, arduous bratas Vowed observances such as chandrayana etc., severe brahmacharyya and sannyasa 'asceticism' etc. were pointed out as the paths leading to bhukti 'enjoyment' or mukti 'annihilation'. As they had doubts regarding the possibility of attainment of the trivial fruits of dharma, artha and kama by offensive taking of the Name and of mukti the goal of the so-called vedantist practices by taking the dimly perceived Name, the Hindus had absolutely no respect for the straight path of devotion.

In these dark days of Bengal, thirty or thirty-five years in advance of the appearance of Bhagaban Shree Chaitanya-deva, in order to help the transcendent activities of Him Who is Love Himself, the four-faced Birinchi appeared in non-Hindu yavana family in the village of Budhan. The actual site of Budhan village is not known at the present day. But several maujas belonging to Budhan pargana are remembered by the inhabitants of the locality. We do not learn anything about the boyhood of Thakur Haridas from authoritative works. No reliance can be placed on recent books on the subject that offer fictitious accounts bearing the names of ancient authors. In the opinion of some the appearance of Brahma in non-Hindu yavana family was in expiation of the offence of stealing the calves. There are some again who hold that Shree Prahlad Maharaj became visible under the name of Haridas.

When he grew up in years Thakur Haridas, giving up the social customs and principles of the yavana family was found constantly taking the Name of Shree Hari. The writers who have recorded the lila of those days are silent as regards the agent by whose instigation Thakur Haridas was initiated in the rite of the Name of the Godhead transgressing the rules of yavana society and also as regards the person whose mercy he obtained. We, therefore, feel a certain degree of apprehension in adducing proofs in support of those facts after the lapse of such a long period. Haridas ascertained that to pray to God without any selfish object giving up all mundane expectations and impulses is the only duty of life. After having arrived at this decision though still very young. Thakur Haridas left Budhan and taking up his residence in a solitary cell close to Benapole began loudly taking the Name of Krishna.

/To be continued/

The author is unknown

 


1 Имеется ввиду нама-бхаса — лишенное оскорблений, но нечистое восприятие святого имени Бога.

← «Муниципальная истина». Из лекции Шрипада Б. Б. Авадхута Махараджа. Санкт-Петербург, Лахта. 12 сентября 2009 года ·• Архив новостей •· Шрипад Б. С. Госвами Махарадж. Санкт-Петербург, Лахта. 11 июня 2010 года. →
Главная | Миссия | Учение | Библиотека | Фотогалерея | Контактная информация
Пожертвования