ПИСЬМО ШРИПАДА АВАДХУТА МАХАРАДЖА РУССКИМ ПРЕДАННЫМ ОБ УХОДЕ ШРИЛЫ ГУРУДЕВА

Письмо Шрипада Авадхута Махараджа
русским преданным
об уходе Шрилы Гурудева
и связанных с этим событиях

 

Дорогие преданные, сердечно простите меня за задержку с этим письмом, которого вы все так ждете.

Безусловно, новость об уходе Гурудева была подобна удару молнии в сердце всей нашей международной вайшнавской семьи. Уникальным образом мне удалось присутствовать во время ухода Шрилы Гурудева. Я изложу драматические обстоятельства происшедшего за последние месяцы, начну по порядку:

Мы с делегацией русских преданных – я сам, Виджай Раман Прабху, Сахадев Прабху, доктор Джай Кумар, доктор Рам Сундар и доктор Амит Кришна Госвами (индийские преданные, присоединившиеся к миссии в России), Премананда Прабху и Анукришна Деви Даси – присутствовали на церемонии Вьяса-пуджи в Навадвипе. На этой церемонии Шрила Гурудев объявил Шрипада Aчарью Махараджа своим преемником и Ачарьей Шри Чайтанья Сарасват Матха.

Естественно, для тех, кто знал Гурудева близко, это не было неожиданностью, поскольку особое положение Ачарьи Махараджа как эксклюзивного cлуги было очевидно для всего окружения Гурудева. И когда Гурудев озвучил свою божественную волю, все старшие западные преданные (санньяси, лидеры Миссии многих стран, главы региональных центров) радостно приняли решение Гуру. Но, как не бывает света без тени, так и у только что провозглашенного Ачарьи сразу появились завистники... Оппозиционную группу возглавили Ранаджит и Парамахамса Махарадж, которые написали Шриле Гурудеву оскорбительную петицию, в которой попытались опротестовать решение Гурудева о назначении Ачарьи. Их главным доводом было то, что Ачарья Махарадж всегда был занят только строительством храмов и менеджментом, поэтому не может быть главой международной Миссии. Но так сложилось, что даже их жалкая петиция стала прославлением Ачарьи Махараджа как безупречного слуги Гурудева. По сути, они не смогли привести ни одного веского аргумента, к тому же стали очевидными их эго и материалистические амбиции.

После получения этой петиции Шрила Гурудев покинул Навадвип в тот же день, поскольку стресс и подкошенное состояние здоровья не позволяли Ему больше оставаться там. Шрила Гурудев со своим окружением переехал в Калькутту.

Драма стала разворачиваться, Шрила Гурудев был чрезвычайно расстроен, но оппозиция продолжала действовать активно и агрессивно. Ачарье Махараджу пришлось прибегнуть к помощи полиции. А Шрила Гурудев отлучил от Миссии Парамахамсу Махараджа и Ранаджита и создал международный совет Ачарьев, чтобы укрепить международный статус центра в Навадвипе и обезопасить его от посягательств. Таким образом, волей Гурудева и судьбы, Госвами Махарадж, Джанардан Махарадж, Ашрам Махарадж и другие старшие преданные Миссии остались с Гурудевом, чтобы обеспечивать его покой и участвовать в передаче дел Шрипаду Ачарье Махараджу.

Никто из нас не подозревал, что это наши последние дни с Гурудевом. Хотя его здоровье значительно ухудшилось, Гурудев милостиво не давал знака, что готовится уйти. Он по-прежнему продолжал принимать преданных, даже давал посвящения – последними, кого он посвятил, стали Рам Ранджан из Москвы и Мирра из Мексики. Посвящая Рам Ранджана, Шрила Гурудев угостил его печеньем со своего стола, но когда увидел, что Рам Ранджан кушает печенье всухомятку, отлил ему полчашки чая из своей кружки. Дорогие преданные, когда я видел это, мне хотелось плакать, но мое сердце ликовало... Только сейчас я понимаю, что никогда в жизни мы больше не сможем быть рядом со столь милостивой личностью.

День за днем Гурудеву становилось хуже, так как легочная инфекция не давала ему свободно дышать, но, несмотря на физические страдания, он продолжал дарить нам свое драгоценное общение.

Его личные слуги находились рядом по 24 часа, потеряв счет дням и времени суток. Случалось, что на какое-то время Гурудеву становилось легче и он пел, шутил и читал шлоки, а в последние три дня он был очень умиротворен.

Как-то Дева Бандху Прабху (его повар, муж Нанды Прии Деви Даси из Бразилии) сказал мне, что уже как пару дней Гурудев отказывается принимать «стероиды» – его главные жизнеобеспечивающие лекарства. А затем, возвращаясь из храма в Севак Бхаван, я увидел, что Нанда Прия Деви Даси сидит возле храма с большой тарелкой прасада. Я спросил: «Что ты здесь делаешь?» Она ответила: «Угощаю невидимого гостя...» Я спросил: «Какого гостя?»

Нанда Прия поведала, что Гурудев сказал, что к нему пришел очень старый и очень важный садху и между ними произошел какой-то важный разговор, а затем Гурудев попросил угостить гостя прасадом. Зная мистическую природу Гурудева, мы не слишком удивились, т. к. его связь с запредельным миром более чем очевидна.

Я подумал, что если случится удобная минута, и Гурудев будет шутить, я спрошу у него имя того садху. Но этого так и не произошло.

Остается только предполагать – возможно, этим гостем был сам Шрила Шридхар Махарадж или кто-то из нашей Гуру-варги.

На следующий день был Экадаши. Почему-то я решил поститься, мы отправились с Арабинда Лочаном Прабху прогуляться вокруг храма – был невероятно ласковый вечер, дул приятный ровный ветерок, мы очень радовались Экадаши и тому, что такой замечательный свежий бриз разогнал калькутскую духоту.

Вечером мы зашли к Гурудеву – вокруг него было необычно много народу. Он сидел, загадочно улыбался, но не говорил. Все хотели сделать для него что-то приятное. Ямуна Деви Даси показывала ему фотографии преданных, потом вспомнили, что он давно не смотрел «Танец сердца» – проповеднический фильм о Грушинском фестивале, где мы танцуем и поем киртан среди толпы. Гурудеву это видео очень нравилось, и Ямуна Деви Даси поставила его вновь. Когда видео посмотрели, он немного устал, и тогда Ямуна Деви Даси включила для него еще одно короткое видео – это был китайский праздник Весны. На сферической сцене актеры китайского балета, одетые в желтые костюмы богов, танцевали танец прихода Весны. Из-под купола на золотом постаменте спускалась богиня Весны, в воздухе летали акробаты, похожие на бабочек, – все это напоминало какой-то невероятный праздник в духовном мире. Гурудев задумчиво смотрел на экран... и на нас...  Мы не знали, что он прощается с нами. Шрила Гурудев не захотел никого тревожить... Мы поклонились и разошлись по комнатам.

Из Дели приехал доктор Джай Кумар, который по чистой случайности не смог выехать на поезде и полетел на самолете. Мы говорили допоздна и решили, что с утра, как можно раньше, пойдем к Гурудеву.

Я предчувствовал, что Гурудев собирается уйти, но надеялся, что он еще пробудет с нами какие-то месяцы. Доктор Кумар ушел, и я долго не мог уснуть, так же, как и другие преданные. Я достал свой альбом и почему-то стал делать эскизы памятника Гурудеву. Вспомнилось самадхи Шрилы Рупы Госвами, я даже не мог представить, что Рупа Госвами и Рагхунатх Дас Госвами ушли именно в этот день – Гаура Двадаши. Затем я уснул.

Проснулся от крика Ямуны: «Авадхут, вставай!»  Я понял, что что-то случилось: быстро оделся, забежал в комнату Гурудева и увидел, что близкие преданные стоят вокруг его кровати и Кишори Деви Даси делает ему искусственное дыхание... Эта сцена шокировала меня.

Я сказал Кишори: «Срочно попытайся сделать массаж сердца», но Ямуна посмотрела на меня и сказала: «Он уже ушел...» Я не мог поверить в это и просил, чтобы Кишори продолжала делать искусственное дыхание. В следующий момент я увидел, как Гурудев пошевелил несколько раз пальцем руки, как будто бы попрощался с нами в последний раз.

Кишори Деви Даси рассказала, что когда мы разошлись после просмотра кино, Гурудев был умиротворен, а в полночь случился небольшой приступ. Затем Шрила Гурудев погрузился в сон и проспал почти четыре часа. Но когда проснулся, все произошло очень быстро. Преданные неоднократно пытались дать ему стероиды, но он отстранял их рукой, показывая, что мы ему мешаем. Все были настолько шокированы и в панике, что не знали, что делать. Потом разбудили всех и начался киртан.

Шрила Гурудев лежал умиротворенно, как будто просто уснул.

Новость разнеслась молниеносно. В покоях Шрилы Гурудева появилась вереница людей. Они плакали и прощались – его тело было осыпано дождем цветов и гирлянд. Преданные пели киртан, а люди все приходили и приходили. Приехали близкие родственники, нужно было срочно определиться с транспортом и нашими действиями. Я был полностью обескуражен, но понимал, что нужно держаться и не сдаваться во власть сантиментам. Побежал в комнату к Госвами Махараджу, Махарадж был бледен и что-то сосредоточенно выискивал в своем компьютере. Он знал, что должно быть какое-то божественное подтверждение тому, что произошло. Я спросил его: «Махарадж, какая часть храма будет предназначена для самадхи?..» Махарадж ответил: «Преданные почувствуют место – оно явится». После этих слов на него нахлынул поток слез, и я вышел из его комнаты.

Я как будто плыл по коридорам, понимая, что необходимо держать себя в руках и совершать тактические действия. Все тоже понимали это, хотя время от времени по щекам преданных текли потоки слез. Преданные действовали очень быстро и сообща. Казалось, что Гурудев сам руководит всем и каждым.

Появился Ачарья Махарадж, машина, автобус, тело Гурудева перенесли в машину скорой помощи, мы с Джай Кумаром и несколькими преданными поехали в этой машине с мигалками, еще три машины следовали за нами.

Дорога оказалась на редкость свободной, как будто невидимая сила устранила все препятствия, уже через три часа мы были в Навадвипе.

К этому времени к храму уже стекались сотни людей со всей Навадвипы и окрестностей. Анукришне Деви Даси и Субалу Сакхе Прабху чудом удалось добраться из Пури всего за пять часов – они везли оборудование для видеозаписи и трансляции.

В какой-то момент мне показалось, что все сошли с ума.

Тело Гурудева представили перед Божествами, затем сотни людей бросились к Его телу, чтобы коснуться стоп, некоторые рыдали, другие просто потеряли рассудок. С трудом получилось выстроить живую цепь вокруг тела Гурудева, и пришлось запускать всех по два-три человека – образовалась очередь.

Цветы сыпались подобно дождю. И Гурудев даровал пришедшим свои последние благословения. Его благосклонное умиротворенное лицо как будто говорило: «Все хорошо, если у вас что-то не получается – не беспокойтесь».

Когда церемония прощания была закончена, тело Гурудева перенесли к самадхи-мандиру Шрилы Шридхара Махараджа, началась церемония абхишеки – тело Гурудева омыли водой, покрыли сандаловой пастой, маслом гхи, облачили в новые одежды...  Тут я уже понял, что обессилен... просто стоял в оцеплении и ошеломлении.

Шрипад Ачарья Махарадж перемещался по территории подобно Сударшана-чакре – я видел его то омывающим тело Гурудева, то рядом с копающими яму для самадхи, то еще где-то в стороне дающим указания.

Затем началось арати. В какой-то момент я отдалился и увидел картину со стороны... Гурудев сидел на самадхи – как будто живой. Его окружали и поддерживали близкие преданные... Он принимал поклонение – готовился покинуть нас. Когда арати закончилось, началась церемония погребения. Было очень сложно подойти к месту самадхи, люди толпились плотными кольцами, преданные лежали на земле и цеплялись за ложе Гурудева... Пришлось буквально разбрасывать людей в разные стороны, но это не вызывало никакого гнева. Мы несли Гурудева и казалось – ложе перемещается само по дороге из сотен рук... В гробнице был устроен специальный алтарь, рядом с ним суетились старые санньяси, пришедшие из других Гаудия Матхов. Руководителем церемонии был пожилой Гири Махарадж, который возвышался словно на троне со своим посохом и время от времени давал указания. Согласно правилам, земля не должна касаться тела Ачарьи. На глубине была построена ягья-кунда, куда была засыпана соль. Гурудева усадили с дандой и четками, провели поклонение и предложение прасадам. На груди написали тилакой «Шри Рупа Манджари Пада» – началась церемония предания самадхи. По очереди Ачарья Махарадж и другие бросали пригоршни соли, читая специальную мантру. Затем соль посыпалась подобно снегопаду, а когда тело Гурудева скрылось под соляным снегом, стали засыпать землей, кто чем мог – руками, лопатами, корзинами. Джагадананду Прабху чуть не погребли вместе с Гурудевом, он был похож на Господа Шиву, усыпанного пеплом. Близкие слуги Гурудева вместе с Ашрамом Махараджем совершали свое последнее личностное служение. Ямуна Деви Даси, не вынеся происходившего, осталась в Калькутте, но когда преданные позвонили ей и пригласили, сославшись на то, что Гурудеву это было бы очень приятно, она прибыла под конец церемонии. Ямуна Деви Даси была с Гурудевом все свои лучшие годы и то, что больше она не увидит Его в этой жизни, разбило ей сердце.

Я наблюдал за всем этим с крыши и видел, как сотни людей облепили здание Шри Чайтанья Сарасват Матха – они висели буквально гроздьями и стояли на парапетах, и никто не боялся сорваться и разбиться. Все были настолько поглощены происходившим, что никому даже в голову не приходила мысль о собственной безопасности. То, что я видел, было, пожалуй, самым глубочайшим впечатлением в моей жизни. Я почему-то вспомнил историю о том, как Махапрабху пришел в Катву, чтобы принять санньясу, как тысячи людей бежали за Ним и рыдали, они хватали землю, по которой ступал Махапрабху, и дорога стала усеяна рытвинами. Вдруг я услышал песню «шри гоура мангала бхуми авичинтья-чинтамани» – «Земля Гоура Мандалы, каждая ее песчинка – это драгоценный камень, способный исполнить любые желания». Гурудев уходил подобно солнцу, которое скрывается за горизонтом Гималайских гор… В какой-то момент на месте Его самадхи вырос холм, в центре которого была посажена Туласи Деви. Затем построили ограду на скорую руку, был очень жаркий день, но к этому времени жара спала и начало смеркаться, мы управились в срок минута в минуту – по правилам самадхи должно быть завершено с заходом солнца. Как только солнце зашло, подул тот же самый приятный ветерок, но через какое-то время загремел гром, засверкали молнии и полился дождь. Госвами Махарадж стоял рядом и цитировал шлоку – «Боги осыпали цветами дождевых капель благосклонную землю Навадвипы, и весь трансцендентный мир ликовал». С наступлением сумерек все как будто погрузились в океан разлуки с Гурудевом.

Мы вспомнили, что здесь, в Навадвипе, Гурудев построил Храм Единения в Разлуке для своего Гуру – огонь разлуки очистит, растопит наши ледяные сердца, покрытые льдом корысти и себялюбия.

Прошло больше шестнадцати часов на сорокаградусной жаре, я вернулся в комнату и упал замертво. Но несмотря на смертельную усталость, я вдруг почувствовал потрясающую легкость и чистоту. Я не мог представить себе, что такое событие, как уход Вайшнава, может принести столь глубокое удовлетворение. Это было невероятно, но эта была правда. Так я уснул и проспал арати. Это было первое арати Шриле Гурудеву после его ухода, и преданные сказали, что они провели его с особой нежностью. Было время утреннего собрания – Шрипад Госвами Махарадж говорил очень глубокие, духовные истины о Гурудеве и прославлял Ачарью Махараджа, утверждая его положение в духовной преемственности. Некоторые, кто был против Ачарьи Махараджа, присутствовали на этой программе и были шокированы. Один за другим выступали лидеры разных стран, прославляя Гурудева и его живую преемственность. Дошла очередь до меня. Я тоже говорил что-то – точно не помню, но преданные милостиво восприняли это с одобрением… Ачарья Махарадж расцветал, подобно бутону розового лотоса, ведь оппозиция и тяжелый труд сопутствовали ему долгие годы. Но он чувствовал, что Гурудев проливал на него милость через своих преданных, и был чрезвычайно счастлив принять их благословения. Он говорил: «Простите меня, я несовершенен», – это звучало по-домашнему, с большой любовью. Оппозиция ушла с поникшими головами – всем стало очевидно, что их война проиграна: преданные хотят исполнять волю Гурудева.

Я услышал, что на фестиваль, посвященный уходу Гурудева, который состоится через десять дней, приедет более двухсот преданных со всего мира. Я понял, что нужно срочно написать письмо для сайта. Я знаю, что у преданных очень много вопросов, но на них скорее всего я смогу ответить в следующем письме, ближе к фестивалю ухода Гурудева. Сейчас все должно оставаться как прежде, поскольку мы знаем, что Шрила Гурудев с нами в своем трансцендентном облике и наставлениях. Изменения произойдут естественно и гармонично. Главное, что Гурудев счастлив, что мы все вместе провожаем его одной семьей.

Шестого апреля состоится фестиваль, посвященный уходу Шрилы Гурудева, который пройдет в Навадвипе и во всем мире. Я надеюсь, что все вы соберетесь вместе и выразите почтение Шриле Гурудеву. Пусть Его милость коснется ваших сердец и вы проведете эти дни, памятуя о нем в печальном восторге. В «Рамананда-самваде», легендарной беседе между Махапрабху и Рамананда Раем, раскрывающей подлинную глубину теизма, принесенного в этот мир Шри Чайтаньядевом, Махапрабху спрашивает Рамананду: «Какова самая высшая форма разлуки?» Рамананда Рай отвечает, что не существует более глубокого переживания разлуки, чем разлука с преданными. 

Ваш Свами Б. Б. Авадхут

 

← Прощание со Шрилой Гурудевом в Киеве. ·• Архив новостей •· На официальном сайте ИСККОН опубликована статья об уходе Шрилы Гурудева. →
Главная | Миссия | Учение | Библиотека | Фотогалерея | Контактная информация
Пожертвования