«Связанный преданностью». Шрила Б. С. Говинда Дев-Госвами Махарадж. Игра сладостного Абсолюта, описанная в «Дамодараштакам» | “Bound By Devotion.” Srila B. S. Govinda Dev-Goswami Maharaj. The play of the Sweet Absolute as described in Damodarastakam


Russian

Шрила Бхакти Сундар Говинда Дев-Госвами Махарадж 

Связанный преданностью

http://www.gaudiyadarshan.ru/features/arkhiv/svyazannyy-predannostyu.html

Игра сладостного Абсолюта,
как она описана в «Шри Шри Дамодараштакам».

Игра, в ходе которой мать Яшода связывает Кришну,
произошла сегодня, в Дипавали
(«Шри Сарартха-даршини», 10.9.1).

 

Шрила Бхакти Сундар Говинда Дев-Госвами Махарадж прокомментировал эту поэму так:

«Сатьяврата Муни написал множество проливающих милость стихов, содержащихся в „Шри Дамодараштакам“. Вы столь удачливы, поскольку можете слышать эти стихи и понимать их смысл. Если вы будете декламировать или слушать декламацию этого произведения каждый день, то обретете служение Радхе и Кришне под руководством сакхи. „Дамодараштакам“ содержит полноту кришна-лилы, и она (эта поэма) очень милостиво явилась нам».

 

Ш́рӣ Ш́рӣ Да̄модара̄ш̣такам

нама̄мӣш́варам̇ саччида̄нанда-рӯпам̇
ласат-кун̣д̣алам̇ гокуле бхра̄джама̄нам
йаш́ода̄-бхийолӯкхала̄д дха̄вама̄нам̇
пара̄мр̣ш̣т̣ам атйантато друтйа гопйа̄ [1]

нама̄ми — я предлагаю поклон; ӣш́варам̇ — Господу; рӯпам̇ — олицетворению; сат — вечной; чит — духовной; а̄нанда — радости; [чьи] кун̣д̣алам̇ — серьги; ласат — раскачиваются; [в то время как] бхра̄джама̄нам — Он сияет; гокуле — в Гокуле; [который] бхийа̄ — в страхе; йаш́ода̄ — Йаш́оды; дха̄вама̄нам̇ — бежит; улӯкхала̄т — от деревянной ступки; [но] а̄мр̣ш̣т̣ам — пойманный; пара̄ — из-за спины; гопйа̄ — женщины пастушеского рода; [которые] друтйа — бежали; атйантатах̣ — быстрее [нежели Он]… [1]

Я предлагаю поклон Верховному Господу, олицетворению вечной духовной радости. Его серьги раскачиваются, в то время как Он сияет в Гокуле. В страхе перед матерью Яшодой Он бежит прочь от деревянной ступки, но мать, которая бежит быстрее, настигает Его сзади и хватает.

рудантам̇ мухур нетра-йугмам̇ мр̣джантам̇
кара̄мбходжа-йугмена са̄тан̇ка-нетрам
мухух̣ ш́ва̄са-кампа-трирекха̄н̇ка-кан̣т̣ха-
стхита-граива-да̄модарам̇ бхакти-баддхам [2]

[который] рудантам̇ — плачет; [и] мухух̣ — вновь и вновь; мр̣джантам̇ — трет [Свои]; нетра-йугмам̇ — глаза [Своей]; амбходжа — лотосоподобной; кара йугмена — рукой; [чьи] нетрам — глаза; са а̄тан̇ка — полны страха; [кто] ш́ва̄са — дышит; мухух̣ — вновь и вновь; [и] кампа — дрожит; граива — ожерелье; стхита — расположенное; кан̣т̣ха — на [Его] шее; [которое] ан̇ка — отмечено; три — тремя; рекха̄ — линии; [и который, с] да̄ма — веревка [вокруг Его]; ударам̇ — талия; баддхам — связан; бхакти — преданностью. [2]

Он плачет, и вновь и вновь трет глаза Своей лотосоподобной рукой. Его глаза полны страха. Он тяжело дышит, из-за чего приходит в движение ожерелье вокруг Его шеи, отмеченной тремя линиями. С веревкой вокруг талии Он связан преданностью.

итӣдр̣к сва-лӣла̄бхир а̄нанда-кун̣д̣е
сва-гхош̣ам̇ нимаджджантам а̄кхйа̄пайантам̇
тадӣйеш̣ита-джн̃еш̣у бхактаир джитатвам̇
пунах̣ прематас там̇ ш́ата̄вр̣тти ванде [3]

[посредством] ӣдр̣к — подобных; сва-лӣла̄бхих̣ — Своими играми; ити — такими, как эта; нимаджджантам — Он погружает; сва-гхош̣ам̇ — Его спутники; кун̣д̣е — в водоем; а̄нанда — радости; [и] а̄кхйа̄пайантам̇ — провозглашает; джн̃еш̣у — тем, кто знает; [лишь] тадӣйа — Его; ӣш̣ита — величие; [что Он есть] джитатвам̇ — побежден; бхактаих̣ — преданностью; прематах̣ — из любви; ванде — я предлагаю мой поклон; там̇ — Ему; ш́ата — сотни; пунах̣ — и сотни; а̄вр̣тти — раз. [3]

Подобными играми Он погружает Своих спутников в водоем радости и возвещает тем, кто знает лишь о Его величии, что Его побеждает преданность. Движимый любовью, я предлагаю мой поклон Ему сотни и сотни раз.

варам̇ дева мокш̣ам̇ на мокш̣а̄вадхим̇ ва̄
на ча̄нйам̇ вр̣н̣е ’хам̇ вареш́а̄д апӣха
идан те вапур на̄тха гопа̄ла-ба̄лам̇
сада̄ ме манасй а̄вира̄ста̄м̇ ким анйаих̣ [4]

дева — о, Господь! ахам̇ — я; вр̣н̣е — желание; на — ни; варам̇ — дара; мокш̣ам̇ — освобождения; на — нет; авадхим̇ — высочайшая форма; мокш̣а — освобождение; ва̄ — не; ча анйам̇ — любой иной [дар от Тебя]; иха — здесь (во Вр̣нда̄ване); апи — хотя [Ты есть] ӣш́а̄т — владыка; вара — [всех] даров; на̄тха — о, Господь!; [пусть] идам — этот; гопа̄ла — пастух; ба̄лам̇ — мальчик; вапух̣ — форма; те — Твой; сада̄ — всегда; а̄вира̄ста̄м̇ — будет проявлена; [в] ме — моем; манаси — сердце; ким — что; анйаих̣ — [что-либо] еще? [4]

Господь! Я не желаю от Тебя ни дара освобождения, ни высочайшей формы освобождения (жизни на Вайкунтхе), ни чего-либо в этом мире, хотя Ты — источник всех даров. О, владыка! Пусть Твой образ мальчика-пастуха будет всегда проявлен в моем сердце. Разве есть потребность в иных явлениях?

идан те мукха̄мбходжам авйакта-нӣлаир
вр̣там̇ кунталаих̣ снигдха-рактаиш́ ча гопйа̄
мухуш́ чумбитам̇ бимба-ракта̄дхарам̇ ме
манасй а̄вира̄ста̄м алам̇ лакш̣а-ла̄бхаих̣ [5]

[Пусть] идам — этот; амбходжам — лотос; мукха — лицо; те — Твое; [который есть] вр̣там̇ — окружен; кунталаих̣ — волосами [которые есть]; авйакта — темный; нӣлаих̣ — голубой; снигдха — сияющий; [и] рактаих̣ — красноватый; ча — и [который есть]; мухух̣ — вновь и вновь; чумбитам̇ — поцелованный; гопйа̄ — женщиной пастушеского рода; [и Твои] бимба — фрукт бимба; ракта — красный; адхарам̇ — губы; а̄вира̄ста̄м — будет проявлено; [в] ме — мой; манаси — сердце; алам̇ — достаточно; лакш̣а — с сотнями тысяч; ла̄бхаих̣ — [других] даров. [5]

Пусть Твои яркие красные губы и Твое лотосоподобное лицо, покрытое бесчисленными поцелуями матери Яшоды и обрамленное Твоими блестящими, темно-синими, красноватыми локонами, будет проявлено в моем сердце. Тысячи иных даров бессмысленны для меня.

намо дева да̄модара̄нанта виш̣н̣о
прасӣда прабхо дух̣кха-джа̄ла̄бдхи-магнам̇
кр̣па̄-др̣ш̣т̣и-вр̣ш̣т̣йа̄тидӣнам̇ бата̄ну-
гр̣ха̄н̣еш́а ма̄м аджн̃ам эдхй акш̣и-др̣ш́йах̣ [6]

[Мой] намах̣ — поклон [Тебе]; ананта — о, безграничное; виш̣н̣о — всепроникающий; дева — Господь; [чей] удара — живот; [связан] да̄ма — веревкой!; прасӣда — будь, пожалуйста; прабхо — о, владыка! [я есть] магнам̇ — погружен; абдхи — в океане; джа̄ла — иллюзорный; дух̣кха — скорбь; бата — О!; анугр̣ха̄н̣а — пожалуйста, милость; ма̄м — мне; [который есть] атидӣнам̇ — обездоленный; [и] аджн̃ам — невежественный; вр̣ш̣т̣йа̄ — с дождем; кр̣па̄ — [Твоего] милостивого; др̣ш̣т̣и — взора; ӣш́а — о, Господь; эдхи — пожалуйста, становиться; др̣ш́йах̣ — видимый; акш̣и — [моим] глазам. [6]

Мой поклон Тебе, о, безграничный, вездесущий Господь, чей живот обвит веревкой! Будь доволен мной, владыка! Я погружен в пучину скорби. Пожалуйста, одари милостью меня, обездоленную и невежественную душу, пролив на меня поток милости Твоего взора. Господь, пожалуйста, предстань моему взору.

кувера̄тмаджау баддха-мӯртйаива йадват
твайа̄ мочитау бхакти-бха̄джау кр̣тау ча
татха̄ према-бхактим̇ свака̄м̇ ме прайаччха
на мокш̣е грахо ме ’сти да̄модареха [7]

йадват — как; а̄тмаджау — сыновья; кувера — Куверы; [были] мочитау — освобождены; ча — и; кр̣тау — сделанный; бха̄джау — получатели; бхакти — преданность; твайа̄ — Тобой; эва — даже, в то время как [Твоя]; мӯртйа̄ — форма; [была] баддха — связанный; татха̄ — так; прайаччха — пожалуйста, дай; ме — мне; свака̄м̇ — Твою собственную; према — любовную; бхактим̇ — преданность; иха — в этом отношении; асти ме — я имею; на — нет; грахах̣ — интерес; мокш̣е — к освобождению; да̄модара — Господь, чей живот обвит веревкой. [7]

Пожалуйста, одари меня любовной преданностью Тебе, подобной той, что Ты подарил двум сыновьям Куверы — даже тогда, когда был связан (матерью Яшодой). Я не стремлюсь к освобождению из этого мира, Господь, чей живот обвит веревкой!

намас те ’сту да̄мне спхурад-дӣпти-дха̄мне
твадӣйодара̄йа̄тха виш́васйа дха̄мне
намо ра̄дхика̄йаи твадӣйа-прийа̄йаи
намо ’нанта-лӣла̄йа дева̄йа тубхйам [8]

[Пусть мой] намах̣ — поклон; те — Тебе; асту — будет; да̄мне — веревке [которая]; спхурат — великолепная; дӣпти — ослепительная; дха̄мне — обитель; [и] атха — тогда; твадӣйа — Твоему; удара̄йа — животу; дха̄мне — убежище; виш́васйа — вселенной. [Мой] намах̣ — поклон; ра̄дхика̄йаи — Ра̄дхике; твадӣйа — Твоей; прийа̄йаи — возлюбленной; [и мой] намах̣ — поклон; тубхйам — Тебе; дева̄йа — Господу; лӣла̄йа — чьи игры [суть] ананта — безграничны. [8]

Позволь мне предложить поклон сияющей великолепной веревке (которой ты связан), а затем Твоему животу, который является пристанищем для всего мироздания. Позволь мне предложить поклон Радхике, Твоей возлюбленной, и позволь мне предложить поклон Тебе, о, Господь, чьи игры безграничны.

 

Примечания

траййа̄ чопаниш̣адбхиш́ ча са̄н̇кхйа-йогаиш́ ча са̄тватаих̣
упагӣйама̄на-ма̄ха̄тмйам̇ харим̇ са̄манйата̄тмаджам

(«Шримад-Бхагаватам», 10.8.45)

«Господа, славу которого воспевают три Веды, Упанишады, писания традиции санкхья, йога-сутры и вайшнавские писания, мать Яшода считает своим собственным сыном».

нандах̣ ким акарод брахман ш́рейа эвам̇ маходайам
йаш́ода̄ ва̄ маха̄бха̄га̄ папау йасйа̄х̣ станам̇ харих̣

(«Шримад-Бхагаватам», 10.8.46)

«Господь пил молоко из груди наделенной великой удачей Яшоды. О, брахман, какие необыкновенно благочестивые поступки совершала она и Нанда Махарадж?»

свама̄тух̣ свинна-га̄тра̄йа̄ висраста-кабара-сраджах̣
др̣ш̣т̣ва̄ париш́рамам̇ кр̣ш̣н̣ах̣ кр̣пайа̄сӣт свабандхане

(«Шримад-Бхагаватам», 10.9.18)

«Видя испарину на теле, расплетенную косу и разлетевшиеся цветочные украшения, а также усталость Своей матери, Кришна милостиво позволил связать Себя».

эвам̇ сандарш́ита̄ хй ан̇га харин̣а̄ бхр̣тйа-ваш́йата̄
сваваш́ена̄пи кр̣ш̣н̣ена йасйедам̇ сеш́варам̇ васе

(«Шримад-Бхагаватам», 10.9.19)

«Никому не подвластный Господь, Шри Кришна, который господствует надо всем миром и всеми богами, так явил Свою природу покорности Своим слугам».

немам̇ вирин̃чо на бхаво на ш́рӣр апй ан̇га-сам̇ш́райа̄
праса̄дам̇ лебхире гопӣ йат тат пра̄па вимукти-да̄т

(«Шримад-Бхагаватам», 10.9.20)

«Ни Брахма, ни Шива, ни даже Лакшми, обитающая на груди Господа, не обрели от Кришны, дарящего высочайшее освобождение, милость, которую обрела мать Яшода».

на̄йам̇ сукха̄по бхагава̄н дехина̄м̇ гопика̄-сутах̣
джн̃а̄нина̄н̃ ча̄тма-бхӯта̄на̄м̇ йатха̄ бхакти-мата̄м иха

(«Шримад-Бхагаватам», 10.9.21)

«Господь, сын Яшоды, не так легко достижим для тех, кто отождествляет себя с телом, для тех, кто постиг свою духовную природу, или для черпающих в себе удовлетворение преданных, как для Его преданных здесь (преданных, которые служат Господу под руководством слуг Господа во Врадже)».




English

Śrīla Bhakti Sundar Govinda Dev-Goswāmī Mahārāj 

Bound By Devotion

http://www.gaudiyadarshan.com/posts/bound-by-devotion/

The play of the Sweet Absolute
as described in Śrī Śrī Dāmodarāṣṭakam.

The Pastime of Mother Yaśodā’s binding Kṛṣṇa
took place today on Dīpāvalī
(Śrī Sārārtha-darśinī: 10.9.1).

 

Śrīla Bhakti Sundar Govinda Dev-Goswāmī Mahārāj has commented:

“In Śrī Dāmodarāṣṭakam, Satyavrata Muni wrote many merciful verses. You are so fortunate to hear the meanings of that composition. If you chant or hear this composition once every day, you will attain the service of Rādhā and Kṛṣṇa under the guidance of the sakhīs. The Dāmodarāṣṭakam contains full Kṛṣṇa-līlā, and it has very mercifully appeared to us.”

 

Śrī Śrī Dāmodarāṣtakam

namāmīśvaraṁ sachchidānanda-rūpaṁ
lasat-kuṇḍalaṁ gokule bhrājamānam
yaśodā-bhiyolūkhalād dhāvamānaṁ
parāmṛṣṭam atyantato drutya gopyā [1]

namāmi—I offer my obeisance īśvaraṁ—to the Lord, rūpaṁ—the embodiment sat—of eternal, chit—spiritual, ānanda—joy, [whose] kuṇḍalaṁ—earrings lasat—sway [as] bhrājamānam—He shines gokule—in Gokula, [who,] bhiyā—in fear yaśodā—of Yaśodā, dhāvamānaṁ—runs ulūkhalāt—from the wooden mortar [but is] āmṛṣṭam—caught parā—from behind gopyā—by the cowherd women [that] drutya—ran atyantataḥ—faster [than Him] … [1]

I offer my obeisance to the Supreme Lord, the embodiment of eternal spiritual joy. His earrings sway as He shines in Gokula. In fear of Mother Yaśodā, He runs from the wooden mortar but is caught from behind by her, who ran faster than Him.

rudantaṁ muhur netra-yugmaṁ mṛjantaṁ
karāmbhoja-yugmena sātaṅka-netram
muhuḥ śvāsa-kampa-trirekhāṅka-kaṇṭha-
sthita-graiva-dāmodaraṁ bhakti-baddham [2]

[who] rudantaṁ—cries [and] muhuḥ—repeatedly mṛjantaṁ—rubs [His] netra-yugmaṁ—eyes [with His] ambhoja—lotus-like kara yugmena—hand, [whose] netram—eyes [are] sa ātaṅka—fearful, [who] śvāsa—breathes muhuḥ—repeatedly [and] kampa—shakes graiva—the necklace sthita—situated kaṇṭha—on [His] neck, [which is] aṅka—marked tri—by three rekhā—lines, [and who, with] dāma—a rope [around His] udaraṁ—waist, [is] baddham—bound bhakti—by devotion. [2]

He cries and repeatedly rubs His eyes with His lotus hand. His eyes are filled with fear. He pants and shakes the necklace around His neck, which is marked by three lines. With a rope around His waist, He is bound by devotion.

itīdṛk sva-līlābhir ānanda-kuṇḍe
sva-ghoṣaṁ nimajjantam ākhyāpayantaṁ
tadīyeṣita-jñeṣu bhaktair jitatvaṁ
punaḥ prematas taṁ śatāvṛtti vande [3]

[By] īdṛk—such sva-līlābhiḥ—Pastimes of His iti—as this, nimajjantam—He submerges sva-ghoṣaṁ—His companions kuṇḍe—in a pool ānanda—of joy [and] ākhyāpayantaṁ—proclaims jñeṣu—to those who know [only] tadīya—of His īṣita—majesty [that He is] jitatvaṁ—conquered bhaktaiḥ—by devotion. premataḥ—Out of love, vande—I offer my obeisance taṁ—to Him śata—hundreds punaḥ—and hundreds āvṛtti—of times. [3]

By such Pastimes, He submerges His companions in a pool of joy and proclaims to those who know only His majesty that He is conquered by devotion. Out of love, I offer my obeisance to Him hundreds and hundreds of times.

varaṁ deva mokṣaṁ na mokṣāvadhiṁ vā
na chānyaṁ vṛṇe ’haṁ vareśād apīha
idan te vapur nātha gopāla-bālaṁ
sadā me manasy āvirāstāṁ kim anyaiḥ [4]

deva—O Lord! ahaṁ—I vṛṇe—desire na—neither varaṁ—the boon mokṣaṁ—of liberation, na—nor avadhiṁ—the highest form mokṣa—of liberation, —nor cha anyaṁ—any other [boon from You] iha—here (in Vṛndāvan), api—although [You are] īśāt—the controller vara—of [all] boons. nātha—O Lord! [May] idam—this gopāla—cowherd bālaṁ—boy vapuḥ—form te—of Yours sadā—always āvirāstāṁ—be manifest [in] me—my manasi—heart. kim—What anyaiḥ—of [anything] else? [4]

O Lord! I desire neither the boon of liberation, nor the highest form of liberation (residence in Vaikuṇṭha), nor anything else from You here, although You are the giver of all boons. O Lord! May Your cowherd boy form always be manifest in my heart. What need is there for anything else?

idan te mukhāmbhojam avyakta-nīlair
vṛtaṁ kuntalaiḥ snigdha-raktaiś cha gopyā
muhuś chumbitaṁ bimba-raktādharaṁ me
manasy āvirāstām alaṁ lakṣa-lābhaiḥ [5]

[May] idam—this ambhojam—lotus mukha—face te—of Yours, [which is] vṛtaṁ—surrounded kuntalaiḥ—by hair [that is] avyakta—dark nīlaiḥ—blue, snigdha—shiny, [and] raktaiḥ—reddened, cha—and [which is] muhuḥ—repeatedly chumbitaṁ—kissed gopyā—by the cowherd woman, [and Your] bimba—bimba-fruit rakta—red adharaṁ—lips, āvirāstām—be manifest [in] me—my manasi—heart. alaṁ—Enough lakṣa—with hundreds of thoussands lābhaiḥ—of [other] boons. [5]

May Your bright red lips and Your lotus face, which is repeatedly kissed by Mother Yaśodā and surrounded by Your shiny, dark blue, reddened locks, be manifest within my heart. Thousands of other boons are meaningless to me.

namo deva dāmodarānanta viṣṇo
prasīda prabho duḥkha-jālābdhi-magnaṁ
kṛpā-dṛṣṭi-vṛṣṭyātidīnaṁ batānu-
gṛhāṇeśa mām ajñam edhy akṣi-dṛśyaḥ [6]

[My] namaḥ—obeisance [to You,] ananta—O infinite, viṣṇo—all-pervading, deva—Lord, [whose] udara—belly [is bound] dāma—by a rope! prasīda—Be pleased, prabho—O Master! [I am] magnaṁ—submerged abdhi—in an ocean jāla—of illusory duḥkha—sorrow. bata—Oh! anugṛhāṇa—Please grace mām—me, [who am] atidīnaṁ—very poor [and] ajñam—ignorant, vṛṣṭyā—with the shower kṛpā—of [Your] merciful dṛṣṭi—glance. īśa—O Lord, edhi—please become dṛśyaḥ—visible akṣi—to [my] eyes. [6]

My obeisance to You, O infinite, all-pervading Lord whose belly is bound with a rope! Be pleased, O Master! I am submerged in an ocean of sorrow. Oh! Please grace me, a very poor and ignorant soul, with the shower of Your merciful glance. O Lord, please appear before my eyes.

kuverātmajau baddha-mūrtyaiva yadvat
tvayā mochitau bhakti-bhājau kṛtau cha
tathā prema-bhaktiṁ svakāṁ me prayachchha
na mokṣe graho me ’sti dāmodareha [7]

yadvat—As ātmajau—the sons kuvera—of Kuvera [were] mochitau—liberated cha—and kṛtau—made bhājau—recipients bhakti—of devotion tvayā—by You eva—even while [Your] mūrtyā—form [was] baddha—bound, tathā—so prayachchha—please give me—me svakāṁ—Your own prema—loving bhaktiṁ—devotion. iha—In this regard, asti me—I have na—no grahaḥ—interest mokṣe—in liberation, dāmodara—O Lord whose belly is bound by a rope! [7]

As You liberated and gave devotion to the two sons of Kuvera even while Your body was bound (by Mother Yaśodā), so please give me loving devotion to You. Here, I have no interest in liberation, O Lord whose belly is bound by a rope!

namas te ’stu dāmne sphurad-dīpti-dhāmne
tvadīyodarāyātha viśvasya dhāmne
namo rādhikāyai tvadīya-priyāyai
namo ’nanta-līlāya devāya tubhyam [8]

[Let my] namaḥ—obeisance te—to You astu—be, dāmne—to the rope [which is] sphurat—a splendourous dīpti—bright dhāmne—abode, [and] atha—then [to] tvadīya—Your udarāya—belly, dhāmne—the shelter viśvasya—of the universe. [My] namaḥ—obeisance rādhikāyai—to Rādhikā, tvadīya—Your priyāyai—beloved, [and my] namaḥ—obeisance tubhyam—to You devāya—to the Lord līlāya—whose Pastimes [are] ananta—infinite. [8]

Let me offer my obeisance to the bright, splendourous rope (by which You are bound) and then to Your belly, which is the shelter of the universe. Let me offer my obeisance to Rādhikā, Your beloved, and let me offer my obeisance to You, O Lord, whose Pastimes are infinite.

 

References

trayyā chopaniṣadbhiś cha sāṅkhya-yogaiś cha sātvataiḥ
upagīyamāna-māhātmyaṁ hariṁ sāmanyatātmajam

(Śrīmad Bhāgavatam: 10.8.45)

“The Lord whose glories are sung by the three Vedas, the Upaniṣads, the Sāṅkhyā scriptures, the Yoga-sūtras, and the Vaiṣṇava scriptures—Mother Yaśodā considers Him to be her own son.”

nandaḥ kim akarod brahman śreya evaṁ mahodayam
yaśodā vā mahābhāgā papau yasyāḥ stanaṁ hariḥ

(Śrīmad Bhāgavatam: 10.8.46)

“The Lord drank from the breasts of greatly fortunate Yaśodā. O brāhmaṇ, what sort of extraordinary auspicious activities did she and Nanda Mahārāj perform?”

svamātuḥ svinna-gātrāyā visrasta-kabara-srajaḥ
dṛṣṭvā pariśramaṁ kṛṣṇaḥ kṛpayāsīt svabandhane

(Śrīmad Bhāgavatam: 10.9.18)

“Seeing the sweating body, the falling braids and flower decorations, and the exertion of His mother, Kṛṣṇa mercifully allowed Himself to be bound.”

evaṁ sandarśitā hy aṅga hariṇā bhṛtya-vaśyatā
svavaśenāpi kṛṣṇena yasyedaṁ seśvaraṁ vase

(Śrīmad Bhāgavatam: 10.9.19)

“The self-controlled Lord, Śrī Kṛṣṇa, by whom the entire world and all the gods are controlled, thus showed His quality of being controlled by His servants.”

nemaṁ viriñcho na bhavo na śrīr apy aṅga-saṁśrayā
prasādaṁ lebhire gopī yat tat prāpa vimukti-dāt

(Śrīmad Bhāgavatam: 10.9.20)

“Neither Brahmā, nor Śiva, nor even Lakṣmī, who resides on the Lord’s chest, attained from Kṛṣṇa, the giver of the highest liberation, the grace that Mother Yaśodā did.”

nāyaṁ sukhāpo bhagavān dehināṁ gopikā-sutaḥ
jñānināñ chātma-bhūtānāṁ yathā bhakti-matām iha

(Śrīmad Bhāgavatam: 10.9.21)

“The Lord, the son of Yaśodā, is not as easily attained by those who identify with the body, by those who understand the soul, or by devotees who are self-satisfied, as He is by devotees here (devotees who serve the Lord under the guidance of the Lord’s servants in Vraja).”





←  Русскоязычные онлайн-встречи в Zoom. Каждое воскресенье в 12:30 (по Москве) ·• Архив новостей •· «Дипавали. О Дурга-пудже. Шри Говардхан-пуджа». Шрила Б. С. Говинда Дев-Госвами Махарадж. Вечерний даршан 21 октября 2006 года | Лахта, Санкт-Петербург →
Russian

Шрила Бхакти Сундар Говинда Дев-Госвами Махарадж 

Связанный преданностью

http://www.gaudiyadarshan.ru/features/arkhiv/svyazannyy-predannostyu.html

Игра сладостного Абсолюта,
как она описана в «Шри Шри Дамодараштакам».

Игра, в ходе которой мать Яшода связывает Кришну,
произошла сегодня, в Дипавали
(«Шри Сарартха-даршини», 10.9.1).

 

Шрила Бхакти Сундар Говинда Дев-Госвами Махарадж прокомментировал эту поэму так:

«Сатьяврата Муни написал множество проливающих милость стихов, содержащихся в „Шри Дамодараштакам“. Вы столь удачливы, поскольку можете слышать эти стихи и понимать их смысл. Если вы будете декламировать или слушать декламацию этого произведения каждый день, то обретете служение Радхе и Кришне под руководством сакхи. „Дамодараштакам“ содержит полноту кришна-лилы, и она (эта поэма) очень милостиво явилась нам».

 

Ш́рӣ Ш́рӣ Да̄модара̄ш̣такам

нама̄мӣш́варам̇ саччида̄нанда-рӯпам̇
ласат-кун̣д̣алам̇ гокуле бхра̄джама̄нам
йаш́ода̄-бхийолӯкхала̄д дха̄вама̄нам̇
пара̄мр̣ш̣т̣ам атйантато друтйа гопйа̄ [1]

нама̄ми — я предлагаю поклон; ӣш́варам̇ — Господу; рӯпам̇ — олицетворению; сат — вечной; чит — духовной; а̄нанда — радости; [чьи] кун̣д̣алам̇ — серьги; ласат — раскачиваются; [в то время как] бхра̄джама̄нам — Он сияет; гокуле — в Гокуле; [который] бхийа̄ — в страхе; йаш́ода̄ — Йаш́оды; дха̄вама̄нам̇ — бежит; улӯкхала̄т — от деревянной ступки; [но] а̄мр̣ш̣т̣ам — пойманный; пара̄ — из-за спины; гопйа̄ — женщины пастушеского рода; [которые] друтйа — бежали; атйантатах̣ — быстрее [нежели Он]… [1]

Я предлагаю поклон Верховному Господу, олицетворению вечной духовной радости. Его серьги раскачиваются, в то время как Он сияет в Гокуле. В страхе перед матерью Яшодой Он бежит прочь от деревянной ступки, но мать, которая бежит быстрее, настигает Его сзади и хватает.

рудантам̇ мухур нетра-йугмам̇ мр̣джантам̇
кара̄мбходжа-йугмена са̄тан̇ка-нетрам
мухух̣ ш́ва̄са-кампа-трирекха̄н̇ка-кан̣т̣ха-
стхита-граива-да̄модарам̇ бхакти-баддхам [2]

[который] рудантам̇ — плачет; [и] мухух̣ — вновь и вновь; мр̣джантам̇ — трет [Свои]; нетра-йугмам̇ — глаза [Своей]; амбходжа — лотосоподобной; кара йугмена — рукой; [чьи] нетрам — глаза; са а̄тан̇ка — полны страха; [кто] ш́ва̄са — дышит; мухух̣ — вновь и вновь; [и] кампа — дрожит; граива — ожерелье; стхита — расположенное; кан̣т̣ха — на [Его] шее; [которое] ан̇ка — отмечено; три — тремя; рекха̄ — линии; [и который, с] да̄ма — веревка [вокруг Его]; ударам̇ — талия; баддхам — связан; бхакти — преданностью. [2]

Он плачет, и вновь и вновь трет глаза Своей лотосоподобной рукой. Его глаза полны страха. Он тяжело дышит, из-за чего приходит в движение ожерелье вокруг Его шеи, отмеченной тремя линиями. С веревкой вокруг талии Он связан преданностью.

итӣдр̣к сва-лӣла̄бхир а̄нанда-кун̣д̣е
сва-гхош̣ам̇ нимаджджантам а̄кхйа̄пайантам̇
тадӣйеш̣ита-джн̃еш̣у бхактаир джитатвам̇
пунах̣ прематас там̇ ш́ата̄вр̣тти ванде [3]

[посредством] ӣдр̣к — подобных; сва-лӣла̄бхих̣ — Своими играми; ити — такими, как эта; нимаджджантам — Он погружает; сва-гхош̣ам̇ — Его спутники; кун̣д̣е — в водоем; а̄нанда — радости; [и] а̄кхйа̄пайантам̇ — провозглашает; джн̃еш̣у — тем, кто знает; [лишь] тадӣйа — Его; ӣш̣ита — величие; [что Он есть] джитатвам̇ — побежден; бхактаих̣ — преданностью; прематах̣ — из любви; ванде — я предлагаю мой поклон; там̇ — Ему; ш́ата — сотни; пунах̣ — и сотни; а̄вр̣тти — раз. [3]

Подобными играми Он погружает Своих спутников в водоем радости и возвещает тем, кто знает лишь о Его величии, что Его побеждает преданность. Движимый любовью, я предлагаю мой поклон Ему сотни и сотни раз.

варам̇ дева мокш̣ам̇ на мокш̣а̄вадхим̇ ва̄
на ча̄нйам̇ вр̣н̣е ’хам̇ вареш́а̄д апӣха
идан те вапур на̄тха гопа̄ла-ба̄лам̇
сада̄ ме манасй а̄вира̄ста̄м̇ ким анйаих̣ [4]

дева — о, Господь! ахам̇ — я; вр̣н̣е — желание; на — ни; варам̇ — дара; мокш̣ам̇ — освобождения; на — нет; авадхим̇ — высочайшая форма; мокш̣а — освобождение; ва̄ — не; ча анйам̇ — любой иной [дар от Тебя]; иха — здесь (во Вр̣нда̄ване); апи — хотя [Ты есть] ӣш́а̄т — владыка; вара — [всех] даров; на̄тха — о, Господь!; [пусть] идам — этот; гопа̄ла — пастух; ба̄лам̇ — мальчик; вапух̣ — форма; те — Твой; сада̄ — всегда; а̄вира̄ста̄м̇ — будет проявлена; [в] ме — моем; манаси — сердце; ким — что; анйаих̣ — [что-либо] еще? [4]

Господь! Я не желаю от Тебя ни дара освобождения, ни высочайшей формы освобождения (жизни на Вайкунтхе), ни чего-либо в этом мире, хотя Ты — источник всех даров. О, владыка! Пусть Твой образ мальчика-пастуха будет всегда проявлен в моем сердце. Разве есть потребность в иных явлениях?

идан те мукха̄мбходжам авйакта-нӣлаир
вр̣там̇ кунталаих̣ снигдха-рактаиш́ ча гопйа̄
мухуш́ чумбитам̇ бимба-ракта̄дхарам̇ ме
манасй а̄вира̄ста̄м алам̇ лакш̣а-ла̄бхаих̣ [5]

[Пусть] идам — этот; амбходжам — лотос; мукха — лицо; те — Твое; [который есть] вр̣там̇ — окружен; кунталаих̣ — волосами [которые есть]; авйакта — темный; нӣлаих̣ — голубой; снигдха — сияющий; [и] рактаих̣ — красноватый; ча — и [который есть]; мухух̣ — вновь и вновь; чумбитам̇ — поцелованный; гопйа̄ — женщиной пастушеского рода; [и Твои] бимба — фрукт бимба; ракта — красный; адхарам̇ — губы; а̄вира̄ста̄м — будет проявлено; [в] ме — мой; манаси — сердце; алам̇ — достаточно; лакш̣а — с сотнями тысяч; ла̄бхаих̣ — [других] даров. [5]

Пусть Твои яркие красные губы и Твое лотосоподобное лицо, покрытое бесчисленными поцелуями матери Яшоды и обрамленное Твоими блестящими, темно-синими, красноватыми локонами, будет проявлено в моем сердце. Тысячи иных даров бессмысленны для меня.

намо дева да̄модара̄нанта виш̣н̣о
прасӣда прабхо дух̣кха-джа̄ла̄бдхи-магнам̇
кр̣па̄-др̣ш̣т̣и-вр̣ш̣т̣йа̄тидӣнам̇ бата̄ну-
гр̣ха̄н̣еш́а ма̄м аджн̃ам эдхй акш̣и-др̣ш́йах̣ [6]

[Мой] намах̣ — поклон [Тебе]; ананта — о, безграничное; виш̣н̣о — всепроникающий; дева — Господь; [чей] удара — живот; [связан] да̄ма — веревкой!; прасӣда — будь, пожалуйста; прабхо — о, владыка! [я есть] магнам̇ — погружен; абдхи — в океане; джа̄ла — иллюзорный; дух̣кха — скорбь; бата — О!; анугр̣ха̄н̣а — пожалуйста, милость; ма̄м — мне; [который есть] атидӣнам̇ — обездоленный; [и] аджн̃ам — невежественный; вр̣ш̣т̣йа̄ — с дождем; кр̣па̄ — [Твоего] милостивого; др̣ш̣т̣и — взора; ӣш́а — о, Господь; эдхи — пожалуйста, становиться; др̣ш́йах̣ — видимый; акш̣и — [моим] глазам. [6]

Мой поклон Тебе, о, безграничный, вездесущий Господь, чей живот обвит веревкой! Будь доволен мной, владыка! Я погружен в пучину скорби. Пожалуйста, одари милостью меня, обездоленную и невежественную душу, пролив на меня поток милости Твоего взора. Господь, пожалуйста, предстань моему взору.

кувера̄тмаджау баддха-мӯртйаива йадват
твайа̄ мочитау бхакти-бха̄джау кр̣тау ча
татха̄ према-бхактим̇ свака̄м̇ ме прайаччха
на мокш̣е грахо ме ’сти да̄модареха [7]

йадват — как; а̄тмаджау — сыновья; кувера — Куверы; [были] мочитау — освобождены; ча — и; кр̣тау — сделанный; бха̄джау — получатели; бхакти — преданность; твайа̄ — Тобой; эва — даже, в то время как [Твоя]; мӯртйа̄ — форма; [была] баддха — связанный; татха̄ — так; прайаччха — пожалуйста, дай; ме — мне; свака̄м̇ — Твою собственную; према — любовную; бхактим̇ — преданность; иха — в этом отношении; асти ме — я имею; на — нет; грахах̣ — интерес; мокш̣е — к освобождению; да̄модара — Господь, чей живот обвит веревкой. [7]

Пожалуйста, одари меня любовной преданностью Тебе, подобной той, что Ты подарил двум сыновьям Куверы — даже тогда, когда был связан (матерью Яшодой). Я не стремлюсь к освобождению из этого мира, Господь, чей живот обвит веревкой!

намас те ’сту да̄мне спхурад-дӣпти-дха̄мне
твадӣйодара̄йа̄тха виш́васйа дха̄мне
намо ра̄дхика̄йаи твадӣйа-прийа̄йаи
намо ’нанта-лӣла̄йа дева̄йа тубхйам [8]

[Пусть мой] намах̣ — поклон; те — Тебе; асту — будет; да̄мне — веревке [которая]; спхурат — великолепная; дӣпти — ослепительная; дха̄мне — обитель; [и] атха — тогда; твадӣйа — Твоему; удара̄йа — животу; дха̄мне — убежище; виш́васйа — вселенной. [Мой] намах̣ — поклон; ра̄дхика̄йаи — Ра̄дхике; твадӣйа — Твоей; прийа̄йаи — возлюбленной; [и мой] намах̣ — поклон; тубхйам — Тебе; дева̄йа — Господу; лӣла̄йа — чьи игры [суть] ананта — безграничны. [8]

Позволь мне предложить поклон сияющей великолепной веревке (которой ты связан), а затем Твоему животу, который является пристанищем для всего мироздания. Позволь мне предложить поклон Радхике, Твоей возлюбленной, и позволь мне предложить поклон Тебе, о, Господь, чьи игры безграничны.

 

Примечания

траййа̄ чопаниш̣адбхиш́ ча са̄н̇кхйа-йогаиш́ ча са̄тватаих̣
упагӣйама̄на-ма̄ха̄тмйам̇ харим̇ са̄манйата̄тмаджам

(«Шримад-Бхагаватам», 10.8.45)

«Господа, славу которого воспевают три Веды, Упанишады, писания традиции санкхья, йога-сутры и вайшнавские писания, мать Яшода считает своим собственным сыном».

нандах̣ ким акарод брахман ш́рейа эвам̇ маходайам
йаш́ода̄ ва̄ маха̄бха̄га̄ папау йасйа̄х̣ станам̇ харих̣

(«Шримад-Бхагаватам», 10.8.46)

«Господь пил молоко из груди наделенной великой удачей Яшоды. О, брахман, какие необыкновенно благочестивые поступки совершала она и Нанда Махарадж?»

свама̄тух̣ свинна-га̄тра̄йа̄ висраста-кабара-сраджах̣
др̣ш̣т̣ва̄ париш́рамам̇ кр̣ш̣н̣ах̣ кр̣пайа̄сӣт свабандхане

(«Шримад-Бхагаватам», 10.9.18)

«Видя испарину на теле, расплетенную косу и разлетевшиеся цветочные украшения, а также усталость Своей матери, Кришна милостиво позволил связать Себя».

эвам̇ сандарш́ита̄ хй ан̇га харин̣а̄ бхр̣тйа-ваш́йата̄
сваваш́ена̄пи кр̣ш̣н̣ена йасйедам̇ сеш́варам̇ васе

(«Шримад-Бхагаватам», 10.9.19)

«Никому не подвластный Господь, Шри Кришна, который господствует надо всем миром и всеми богами, так явил Свою природу покорности Своим слугам».

немам̇ вирин̃чо на бхаво на ш́рӣр апй ан̇га-сам̇ш́райа̄
праса̄дам̇ лебхире гопӣ йат тат пра̄па вимукти-да̄т

(«Шримад-Бхагаватам», 10.9.20)

«Ни Брахма, ни Шива, ни даже Лакшми, обитающая на груди Господа, не обрели от Кришны, дарящего высочайшее освобождение, милость, которую обрела мать Яшода».

на̄йам̇ сукха̄по бхагава̄н дехина̄м̇ гопика̄-сутах̣
джн̃а̄нина̄н̃ ча̄тма-бхӯта̄на̄м̇ йатха̄ бхакти-мата̄м иха

(«Шримад-Бхагаватам», 10.9.21)

«Господь, сын Яшоды, не так легко достижим для тех, кто отождествляет себя с телом, для тех, кто постиг свою духовную природу, или для черпающих в себе удовлетворение преданных, как для Его преданных здесь (преданных, которые служат Господу под руководством слуг Господа во Врадже)».




English

Śrīla Bhakti Sundar Govinda Dev-Goswāmī Mahārāj 

Bound By Devotion

http://www.gaudiyadarshan.com/posts/bound-by-devotion/

The play of the Sweet Absolute
as described in Śrī Śrī Dāmodarāṣṭakam.

The Pastime of Mother Yaśodā’s binding Kṛṣṇa
took place today on Dīpāvalī
(Śrī Sārārtha-darśinī: 10.9.1).

 

Śrīla Bhakti Sundar Govinda Dev-Goswāmī Mahārāj has commented:

“In Śrī Dāmodarāṣṭakam, Satyavrata Muni wrote many merciful verses. You are so fortunate to hear the meanings of that composition. If you chant or hear this composition once every day, you will attain the service of Rādhā and Kṛṣṇa under the guidance of the sakhīs. The Dāmodarāṣṭakam contains full Kṛṣṇa-līlā, and it has very mercifully appeared to us.”

 

Śrī Śrī Dāmodarāṣtakam

namāmīśvaraṁ sachchidānanda-rūpaṁ
lasat-kuṇḍalaṁ gokule bhrājamānam
yaśodā-bhiyolūkhalād dhāvamānaṁ
parāmṛṣṭam atyantato drutya gopyā [1]

namāmi—I offer my obeisance īśvaraṁ—to the Lord, rūpaṁ—the embodiment sat—of eternal, chit—spiritual, ānanda—joy, [whose] kuṇḍalaṁ—earrings lasat—sway [as] bhrājamānam—He shines gokule—in Gokula, [who,] bhiyā—in fear yaśodā—of Yaśodā, dhāvamānaṁ—runs ulūkhalāt—from the wooden mortar [but is] āmṛṣṭam—caught parā—from behind gopyā—by the cowherd women [that] drutya—ran atyantataḥ—faster [than Him] … [1]

I offer my obeisance to the Supreme Lord, the embodiment of eternal spiritual joy. His earrings sway as He shines in Gokula. In fear of Mother Yaśodā, He runs from the wooden mortar but is caught from behind by her, who ran faster than Him.

rudantaṁ muhur netra-yugmaṁ mṛjantaṁ
karāmbhoja-yugmena sātaṅka-netram
muhuḥ śvāsa-kampa-trirekhāṅka-kaṇṭha-
sthita-graiva-dāmodaraṁ bhakti-baddham [2]

[who] rudantaṁ—cries [and] muhuḥ—repeatedly mṛjantaṁ—rubs [His] netra-yugmaṁ—eyes [with His] ambhoja—lotus-like kara yugmena—hand, [whose] netram—eyes [are] sa ātaṅka—fearful, [who] śvāsa—breathes muhuḥ—repeatedly [and] kampa—shakes graiva—the necklace sthita—situated kaṇṭha—on [His] neck, [which is] aṅka—marked tri—by three rekhā—lines, [and who, with] dāma—a rope [around His] udaraṁ—waist, [is] baddham—bound bhakti—by devotion. [2]

He cries and repeatedly rubs His eyes with His lotus hand. His eyes are filled with fear. He pants and shakes the necklace around His neck, which is marked by three lines. With a rope around His waist, He is bound by devotion.

itīdṛk sva-līlābhir ānanda-kuṇḍe
sva-ghoṣaṁ nimajjantam ākhyāpayantaṁ
tadīyeṣita-jñeṣu bhaktair jitatvaṁ
punaḥ prematas taṁ śatāvṛtti vande [3]

[By] īdṛk—such sva-līlābhiḥ—Pastimes of His iti—as this, nimajjantam—He submerges sva-ghoṣaṁ—His companions kuṇḍe—in a pool ānanda—of joy [and] ākhyāpayantaṁ—proclaims jñeṣu—to those who know [only] tadīya—of His īṣita—majesty [that He is] jitatvaṁ—conquered bhaktaiḥ—by devotion. premataḥ—Out of love, vande—I offer my obeisance taṁ—to Him śata—hundreds punaḥ—and hundreds āvṛtti—of times. [3]

By such Pastimes, He submerges His companions in a pool of joy and proclaims to those who know only His majesty that He is conquered by devotion. Out of love, I offer my obeisance to Him hundreds and hundreds of times.

varaṁ deva mokṣaṁ na mokṣāvadhiṁ vā
na chānyaṁ vṛṇe ’haṁ vareśād apīha
idan te vapur nātha gopāla-bālaṁ
sadā me manasy āvirāstāṁ kim anyaiḥ [4]

deva—O Lord! ahaṁ—I vṛṇe—desire na—neither varaṁ—the boon mokṣaṁ—of liberation, na—nor avadhiṁ—the highest form mokṣa—of liberation, —nor cha anyaṁ—any other [boon from You] iha—here (in Vṛndāvan), api—although [You are] īśāt—the controller vara—of [all] boons. nātha—O Lord! [May] idam—this gopāla—cowherd bālaṁ—boy vapuḥ—form te—of Yours sadā—always āvirāstāṁ—be manifest [in] me—my manasi—heart. kim—What anyaiḥ—of [anything] else? [4]

O Lord! I desire neither the boon of liberation, nor the highest form of liberation (residence in Vaikuṇṭha), nor anything else from You here, although You are the giver of all boons. O Lord! May Your cowherd boy form always be manifest in my heart. What need is there for anything else?

idan te mukhāmbhojam avyakta-nīlair
vṛtaṁ kuntalaiḥ snigdha-raktaiś cha gopyā
muhuś chumbitaṁ bimba-raktādharaṁ me
manasy āvirāstām alaṁ lakṣa-lābhaiḥ [5]

[May] idam—this ambhojam—lotus mukha—face te—of Yours, [which is] vṛtaṁ—surrounded kuntalaiḥ—by hair [that is] avyakta—dark nīlaiḥ—blue, snigdha—shiny, [and] raktaiḥ—reddened, cha—and [which is] muhuḥ—repeatedly chumbitaṁ—kissed gopyā—by the cowherd woman, [and Your] bimba—bimba-fruit rakta—red adharaṁ—lips, āvirāstām—be manifest [in] me—my manasi—heart. alaṁ—Enough lakṣa—with hundreds of thoussands lābhaiḥ—of [other] boons. [5]

May Your bright red lips and Your lotus face, which is repeatedly kissed by Mother Yaśodā and surrounded by Your shiny, dark blue, reddened locks, be manifest within my heart. Thousands of other boons are meaningless to me.

namo deva dāmodarānanta viṣṇo
prasīda prabho duḥkha-jālābdhi-magnaṁ
kṛpā-dṛṣṭi-vṛṣṭyātidīnaṁ batānu-
gṛhāṇeśa mām ajñam edhy akṣi-dṛśyaḥ [6]

[My] namaḥ—obeisance [to You,] ananta—O infinite, viṣṇo—all-pervading, deva—Lord, [whose] udara—belly [is bound] dāma—by a rope! prasīda—Be pleased, prabho—O Master! [I am] magnaṁ—submerged abdhi—in an ocean jāla—of illusory duḥkha—sorrow. bata—Oh! anugṛhāṇa—Please grace mām—me, [who am] atidīnaṁ—very poor [and] ajñam—ignorant, vṛṣṭyā—with the shower kṛpā—of [Your] merciful dṛṣṭi—glance. īśa—O Lord, edhi—please become dṛśyaḥ—visible akṣi—to [my] eyes. [6]

My obeisance to You, O infinite, all-pervading Lord whose belly is bound with a rope! Be pleased, O Master! I am submerged in an ocean of sorrow. Oh! Please grace me, a very poor and ignorant soul, with the shower of Your merciful glance. O Lord, please appear before my eyes.

kuverātmajau baddha-mūrtyaiva yadvat
tvayā mochitau bhakti-bhājau kṛtau cha
tathā prema-bhaktiṁ svakāṁ me prayachchha
na mokṣe graho me ’sti dāmodareha [7]

yadvat—As ātmajau—the sons kuvera—of Kuvera [were] mochitau—liberated cha—and kṛtau—made bhājau—recipients bhakti—of devotion tvayā—by You eva—even while [Your] mūrtyā—form [was] baddha—bound, tathā—so prayachchha—please give me—me svakāṁ—Your own prema—loving bhaktiṁ—devotion. iha—In this regard, asti me—I have na—no grahaḥ—interest mokṣe—in liberation, dāmodara—O Lord whose belly is bound by a rope! [7]

As You liberated and gave devotion to the two sons of Kuvera even while Your body was bound (by Mother Yaśodā), so please give me loving devotion to You. Here, I have no interest in liberation, O Lord whose belly is bound by a rope!

namas te ’stu dāmne sphurad-dīpti-dhāmne
tvadīyodarāyātha viśvasya dhāmne
namo rādhikāyai tvadīya-priyāyai
namo ’nanta-līlāya devāya tubhyam [8]

[Let my] namaḥ—obeisance te—to You astu—be, dāmne—to the rope [which is] sphurat—a splendourous dīpti—bright dhāmne—abode, [and] atha—then [to] tvadīya—Your udarāya—belly, dhāmne—the shelter viśvasya—of the universe. [My] namaḥ—obeisance rādhikāyai—to Rādhikā, tvadīya—Your priyāyai—beloved, [and my] namaḥ—obeisance tubhyam—to You devāya—to the Lord līlāya—whose Pastimes [are] ananta—infinite. [8]

Let me offer my obeisance to the bright, splendourous rope (by which You are bound) and then to Your belly, which is the shelter of the universe. Let me offer my obeisance to Rādhikā, Your beloved, and let me offer my obeisance to You, O Lord, whose Pastimes are infinite.

 

References

trayyā chopaniṣadbhiś cha sāṅkhya-yogaiś cha sātvataiḥ
upagīyamāna-māhātmyaṁ hariṁ sāmanyatātmajam

(Śrīmad Bhāgavatam: 10.8.45)

“The Lord whose glories are sung by the three Vedas, the Upaniṣads, the Sāṅkhyā scriptures, the Yoga-sūtras, and the Vaiṣṇava scriptures—Mother Yaśodā considers Him to be her own son.”

nandaḥ kim akarod brahman śreya evaṁ mahodayam
yaśodā vā mahābhāgā papau yasyāḥ stanaṁ hariḥ

(Śrīmad Bhāgavatam: 10.8.46)

“The Lord drank from the breasts of greatly fortunate Yaśodā. O brāhmaṇ, what sort of extraordinary auspicious activities did she and Nanda Mahārāj perform?”

svamātuḥ svinna-gātrāyā visrasta-kabara-srajaḥ
dṛṣṭvā pariśramaṁ kṛṣṇaḥ kṛpayāsīt svabandhane

(Śrīmad Bhāgavatam: 10.9.18)

“Seeing the sweating body, the falling braids and flower decorations, and the exertion of His mother, Kṛṣṇa mercifully allowed Himself to be bound.”

evaṁ sandarśitā hy aṅga hariṇā bhṛtya-vaśyatā
svavaśenāpi kṛṣṇena yasyedaṁ seśvaraṁ vase

(Śrīmad Bhāgavatam: 10.9.19)

“The self-controlled Lord, Śrī Kṛṣṇa, by whom the entire world and all the gods are controlled, thus showed His quality of being controlled by His servants.”

nemaṁ viriñcho na bhavo na śrīr apy aṅga-saṁśrayā
prasādaṁ lebhire gopī yat tat prāpa vimukti-dāt

(Śrīmad Bhāgavatam: 10.9.20)

“Neither Brahmā, nor Śiva, nor even Lakṣmī, who resides on the Lord’s chest, attained from Kṛṣṇa, the giver of the highest liberation, the grace that Mother Yaśodā did.”

nāyaṁ sukhāpo bhagavān dehināṁ gopikā-sutaḥ
jñānināñ chātma-bhūtānāṁ yathā bhakti-matām iha

(Śrīmad Bhāgavatam: 10.9.21)

“The Lord, the son of Yaśodā, is not as easily attained by those who identify with the body, by those who understand the soul, or by devotees who are self-satisfied, as He is by devotees here (devotees who serve the Lord under the guidance of the Lord’s servants in Vraja).”


Главная | Миссия | Учение | Библиотека | Контактная информация
Пожертвования