«Уход Шрилы Харидаса Тхакура». Глава одиннадцатая Антья-лилы «Шри Чайтанья-чаритамриты» | “The Departure of Srila Haridas Thakur.” Chapter Eleven of Sri Chaitanya-charitamrita’s Antya-lila


Russian

Глава одиннадцатая Антья-лилы «Шри Чайтанья-чаритамриты» 

Уход Шрилы Харидаса Тхакура

http://www.gaudiyadarshan.ru/features/arkhiv/ukhod-shrily-kharidasa-tkhakura.html

 

нама̄ми харида̄сам̇ там̇ чаитанйам̇ там̇ ча тат-прабхум
сам̇стхита̄м апи йан-мӯртим̇ сва̄н̇ке кр̣тва̄ нанарта йах̣ [1]

Я кланяюсь Шриле Харидасу Тхакуру и Его владыке, Шри Чайтаньядеву, который танцевал с Харидасом на руках после того, как последний вошел в самадхи.

 

джайа джайа ш́рӣ-чаитанйа джайа дайа̄майа
джайа̄дваита-прийа нитйа̄нанда-прийа джайа [2]

Слава всемилостивому Шри Чайтанье! Слава возлюбленному Адвайты и Нитьянанды!

 

джайа ш́рӣнива̄сеш́вара харида̄са-на̄тха
джайа гада̄дхара-прийа сварӯпа-пра̄н̣а-на̄тха [3]

Слава Владыке Шриваса и Харидаса! Слава возлюбленному Гададхара и Сварупы Дамодара!

 

джайа ка̄ш́ӣ-прийа джагада̄нанда-пра̄н̣еш́вара
джайа рӯпа-сана̄тана-рагхуна̄тхеш́вара [4]

Слава возлюбленному Каши Мишры и Джагадананды! Слава Владыке Рупы, Санатаны и Рагхунатха!

 

джайа гаура-деха кр̣ш̣н̣а свайам̇ бхагава̄н
кр̣па̄ кари’ деха’ прабху, ниджа-пада-да̄на [5]

Слава золотому образу Всевышнего, Господа Кришны! О, Господь, милостиво подари мне Твои стопы.

 

нитйа̄нандачандра джайа чаитанйера пра̄н̣а
тома̄ра чаран̣а̄равинде бхакти деха’ да̄на [6]

Слава луноподобному Нитьянанде, самой жизни Шри Чайтаньи! Пожалуйста, одари меня преданностью Твоим лотосоподобным стопам.

 

джайа джайа̄дваитачандра чаитанйера а̄рйа
сва-чаран̣е бхакти деха’ джайа̄дваита̄ча̄рйа [7]

Слава луноподобному Адвайте, которому поклоняется Шри Чайтанья! Слава Шри Адвайте Ачарье! Пожалуйста, подари мне преданность Твоим стопам.

 

джайа гаура-бхакта-ган̣а, — гаура йа̄̐ра пра̄н̣а
саба бхакта мили’ море бхакти деха’ да̄на [8]

Слава преданным Шри Гауры, жизнью которых Шри Гаура является. О, преданные, одарите меня преданностью.

 

джайа рӯпа, сана̄тана, джӣва, рагхуна̄тха
рагхуна̄тха, гопа̄ла,
— чхайа мора ‘пра̄н̣а-на̄тха’ [9]

Слава Шри Рупе, Санатане, Дживе, Рагхунатху Бхатте, Рагхунатху Дасу и Гопале Бхатте! Они — владыки моего сердца.

 

э-саба праса̄де ликхи чаитанйа-лӣла̄-гун̣а
йаичхе таичхе ликхи, кари а̄пана па̄вана [10]

По их милости я пишу об играх и славе Шри Чайтаньи. Как бы я ни писал, я очищаю себя.

 

эи-мата маха̄прабхура нӣла̄чале ва̄са
сан̇ге бхакта-ган̣а лан̃а̄ кӣртана-вила̄са [11]

Так Махапрабху жил в Нилачале, совершая игры санкиртаны в обществе преданных.

 

дине нр̣тйа-кӣртана, ӣш́вара-дараш́ана
ра̄трйе ра̄йа-сварӯпа-сане раса-а̄сва̄дана [12]

В течение дня Махапрабху танцевал, пел и посещал Джаганнатха. Ночью Он вкушал расу в обществе Рамананды Рая и Сварупы Дамодара.

 

эи-мата маха̄прабхура сукхе ка̄ла йа̄йа
кр̣ш̣н̣ера вираха-вика̄ра ан̇ге на̄на̄ хайа [13]

Так Махапрабху проводил время, и различные симптомы разлуки с Кришной являлись в Его теле.

 

дине дине ба̄д̣е вика̄ра, ра̄трйе атиш́айа
чинта̄, удвега, прала̄па̄ди йата ш́а̄стре кайа [14]

С каждым днем эти симптомы, представленные в писаниях, — такие как беспокойство, возбуждение и бред, — усиливались, особенно по ночам.

 

сварӯпа госа̄н̃и, а̄ра ра̄ма̄нанда-ра̄йа
ра̄три-дине каре до̐хе прабхура саха̄йа [15]

Ночью и днем Сварупа Дамодар и Рамананда Рай помогали Господу.

 

эка-дина говинда маха̄праса̄да лан̃а̄
харида̄се дите гела̄ а̄нандита хан̃а̄ [16]

Однажды Говинда, радостный, пришел к Шриле Харидасу Тхакуру, чтобы дать ему маха-прасад.

 

декхе, харида̄са т̣ха̄кура карийа̄чхе ш́айана
манда манда каритечхе сан̇кхйа̄-сан̇кӣртана [17]

Говинда увидел, что Харидас лежит и медленно совершает джапу.

 

говинда кахе, «ут̣ха а̄си’ караха бходжана»
харида̄са кахе, «а̄джи кариму лан̇гхана» [18]

Говинда сказал: «Пожалуйста, сядь и поешь». Харидас ответил: «Сегодня я буду поститься».

 

«сан̇кхйа̄-кӣртана пӯре на̄хи, кемате кха̄иба?
маха̄праса̄да а̄нийа̄чха, кемате упекш̣иба?» [19]

«Я еще не завершил повторение определенного числа кругов. Как я буду есть? Но ты принес маха-прасад. Как же я его отвергну?»

 

эта бали’ маха̄праса̄да карила̄ вандана
эка ран̃ча лан̃а̄ та̄ра карила̄ бхакш̣ан̣а [20]

С этими словами Харидас поклонился маха-прасаду и съел немного.

 

а̄ра дина маха̄прабху та̄̐ра т̣ха̄н̃и а̄ила̄
«сустха хао, харида̄са» бали’ та̄̐ре пучхила̄ [21]

На следующий день Махапрабху пришел в сад Харидаса и спросил: «Харидас, у тебя все в порядке?»

 

намаска̄ра кари’ те̐хо каила̄ ниведана
«ш́арӣра сустха хайа мора, асустха буддхи-мана» [22]

Харидас поклонился и сказал: «Мое тело в порядке, но не ум и сердце».

 

прабху кахе, «кон вйа̄дхи, каха та’ нирн̣айа?»
те̐хо кахе, «сан̇кхйа̄-кӣртана на̄ пӯрайа» [23]

Господь попросил: «Не мог бы ты пояснить, чем ты болен?» Харидас ответил: «Я не могу завершить повторение фиксированного числа кругов».

Комментарий из «Анубхашьи»: Эта глава дает нам понять на примере Шрилы Харидаса Тхакура, что каждый инициированный практикующий должен повторять Харе Кришна маха-мантру (состоящую из шестнадцати имен и тридцати двух слогов) установленным образом — определенное число раз.

 

прабху кахе, — «вр̣ддха ха-ила̄ ‘сан̇кхйа̄’ алпа кара
сиддха-деха туми, са̄дхане а̄граха кене кара?» [24]

Тогда Господь ответил: «Ты уже стар. Ты можешь уменьшить число повторений. Ты совершенная душа. Почему ты непреклонен в том, что касается твоих формальных практик?»

 

«лока ниста̄рите эи тома̄ра ‘авата̄ра’
на̄мера махима̄ локе карила̄ прача̄ра» [25]

«Ты явился в этом мире, чтобы спасти его, и ты проповедовал славу Имени по всему миру».

 

«эбе алпа сан̇кхйа̄ кари’ кара сан̇кӣртана»
харида̄са кахе, «ш́уна мора ниведана» [26]

«Теперь ты волен уменьшить число повторений». Харидас ответил: «Пожалуйста, выслушай мою просьбу».

 

«хӣна-джа̄ти джанма мора ниндйа-калевара
хӣна-карме рата мун̃и адхама па̄мара» [27]

«Я был рожден в низкой касте, и мое тело оскверняет. Я — падший, грешный и склонный к низменным деяниям».

 

«адр̣ш́йа, аспр̣ш́йа море ан̇гӣка̄ра каила̄
раурава ха-ите море ваикун̣т̣хе чад̣а̄ила̄» [28]

«Хотя меня не следует лицезреть и касаться, Ты принял меня. Ты вызволил меня из ада и возвысил до Вайкунтхи».

 

«сватантра ӣш́вара туми хао иччха̄майа
джагат на̄ча̄о, йа̄ре йаичхе иччха̄ хайа» [29]

«Ты — независимый Верховный Господь, и Ты не ограничен в желаниях. Ты заставляешь мир танцевать по Твоей воле».

 

«анека на̄ча̄ила̄ море праса̄да карийа̄
випрера ш́ра̄ддха-па̄тра кха̄ину ‘млеччха’ хан̃а̄» [30]

«Я принимал в пищу шраддха-патру (церемониальное подношение предкам), предназначенное брахману, хоть и являюсь млеччхой».

Комментарий: Однажды Адвайта Ачарья предложил Харидасу Тхакуру шраддха-патру, невзирая на то, что последний не был признан обществом в качестве брахмана, — лишь для того, чтобы научить людей тому, что великий вайшнав стоит неизмеримо выше даже сообщества лучших брахманов (см. Антья-лилу, 3.222).

 

«эка ва̄н̃чха̄ хайа мора баху дина хаите
лӣла̄ самварибе туми
— лайа мора читте» [31]

«Уже давно я лелею одно желание. Я думаю, что Ты вскоре завершишь Свои игры».

 

«сеи лӣла̄ прабху море кабху на̄ декха̄иба̄
а̄пана̄ра а̄ге мора ш́арӣра па̄д̣иба̄» [32]

«О, Господь, пожалуйста, не открывай мне Твои заключительные игры. Пусть, прежде чем они произойдут, мое тело упадет пред Тобой».

 

«хр̣дайе дхариму тома̄ра камала чаран̣а
найане декхиму тома̄ра ча̄̐да вадана [33]

джихва̄йа учча̄риму тома̄ра ‘кр̣ш̣н̣а-чаитанйа’-на̄ма
эи-мата мора иччха̄, — чха̄д̣иму пара̄н̣а» [34]

«Я прижму Твои лотосоподобные стопы к сердцу, я буду созерцать Твое луноподобное лицо, я буду петь Твое Имя, Шри Кришна Чайтанья, и так я расстанусь с жизнью. Таково мое желание».

 

«мора эи иччха̄ йади тома̄ра праса̄де хайа
эи ниведана мора кара, дайа̄майа» [35]

«Если мое желание может быть осуществлено по Твоей милости, то, пожалуйста, выполни мою просьбу, о, милосердный Господь!»

 

«эи нӣча деха мора пад̣ука тава а̄ге
эи ва̄н̃чха̄-сиддхи мора тома̄теи ла̄ге» [36]

«Пусть это низкое тело падет пред Тобой. Только Ты способен осуществить мое желание».

 

прабху кахе, «харида̄са, йе туми ма̄гибе
кр̣ш̣н̣а кр̣па̄майа та̄ха̄ аваш́йа карибе» [37]

Господь отвечал: «Харидас, Кришна милостив и непременно выполнит твое желание».

 

«кинту а̄ма̄ра йе кичху сукха, саба тома̄ лан̃а̄
тома̄ра йогйа нахе, — йа̄бе а̄ма̄ре чха̄д̣ийа̄» [38]

«Однако не стоит лишать Меня всего Моего счастья: ты уйдешь, а Я останусь?»

 

чаран̣е дхари’ кахе харида̄са, «на̄ кариха ‘ма̄йа̄’
аваш́йа мо-адхаме, прабху, кара эи ‘дайа̄’» [39]

Харидас обнял стопы Господа и сказал: «Не создавай иллюзию! О, Владыка! Ты должен одарить этой милостью меня, падшую душу».

 

«мора ш́ироман̣и ката ката маха̄ш́айа
тома̄ра лӣла̄ра саха̄йа кот̣и-бхакта хайа» [40]

«Столь многие великие души, десятки миллионов преданных, подобных драгоценным камням на моей голове, помогают Тебе в Твоих играх».

 

«а̄ма̄-хена йади эка кӣт̣а мари’ гела
пипӣлика̄ маиле пр̣тхвӣра ка̄ха̄̐ ха̄ни хаила?» [41]

«Если ничтожное насекомое, подобное мне, — муравей, — умирает, то насколько велика утрата для мироздания?»

 

«‘бхаката-ватсала’ туми, муи ‘бхакта̄бха̄са’
аваш́йа пӯра̄бе, прабху, мора эи а̄ш́а» [42]

«Ты известен как Бхакта-ватсала, Тот, кто любит Своих преданных, а я напоминаю преданного. Поэтому Ты непременно исполнишь мое желание».

 

мадхйа̄хна карите прабху чалила̄ а̄пане
ӣш́вара декхийа̄ ка̄ли дибена дараш́ане [43]

Господь ушел, чтобы выполнить Свои полуденные обязанности. Он решил, что увидит Джаганнатха, а на следующий день навестит Харидаса.

 

табе маха̄прабху та̄̐ре кари’ а̄лин̇гана
мадхйа̄хна карите самудре карила̄ гамана [44]

Махапрабху обнял Харидаса, а затем отправился на море, чтобы выполнить Свои полуденные обязанности.

 

пра̄тах̣-ка̄ле ӣш́вара декхи’ саба бхакта лан̃а̄
харида̄се декхите а̄ила̄ ш́ӣгхра карийа̄ [45]

Утром Махапрабху, сопровождаемый всеми преданными, навестил Джаганнатха, а затем поспешил к Харидасу.

 

харида̄сера а̄ге а̄си’ дила̄ дараш́ана
харида̄са вандила̄ прабхура а̄ра ваиш̣н̣ава-чаран̣а [46]

Господь пришел к Харидасу и встретился с ним. Харидас поклонился у стоп Господа и всех преданных.

 

прабху кахе, «харида̄са, каха сама̄ча̄ра»
харида̄са кахе, «прабху, йе а̄джн̃а̄ тома̄ра» [47]

Господь сказал: «Харидас, сообщи мне новости». Харидас ответил: «О, Господь, как соизволишь».

 

ан̇гане а̄рамбхила̄ прабху маха̄сан̇кӣртана
вакреш́вара-пан̣д̣ита та̄̐ха̄ карена нартана [48]

Господь начал грандиозную санкиртану в саду, а Вакрешвар Пандит танцевал.

 

сварӯпа-госа̄н̃и а̄ди йата прабхура ган̣а
харида̄се бед̣и’ каре на̄ма-сан̇кӣртана [49]

Окружив Харидаса, Сварупа Дамодар и все спутники Господа пели [Святое] Имя.

 

ра̄ма̄нанда, са̄рвабхаума, саба̄ра агрете
харида̄сера гун̣а прабху ла̄гила̄ кахите [50]

Затем Господь стал рассказывать о славе Харидаса перед лицом Рамананды, Сарвабхаумы и всех преданных.

 

харида̄сера гун̣а кахите ха-ила̄ пан̃ча-мукха
кахите кахите прабхура ба̄д̣е маха̄сукха [51]

В то время, когда Господь рассказывал о славе Харидаса, казалось, что у Него пять уст. Когда Он говорил, Его и без того великое счастье росло.

 

харида̄сера гун̣е саба̄ра висмита хайа мана
сарва-бхакта ванде харида̄сера чаран̣а [52]

Все преданные были поражены, слыша о славе Харидаса, и кланялись у его стоп.

 

харида̄са ниджа̄грете прабхуре васа̄ила̄
ниджа-нетра — дуи бхр̣н̇га — мукха-падме дила̄ [53]

Харидас усадил Господа перед собой и не сводил глаз, подобных двум пчелам, с лотосоподобного лица Господа.

 

сва-хр̣дайе а̄ни’ дхарила прабхура чаран̣а
сарва-бхакта-пада-рен̣у мастака-бхӯш̣ан̣а [54]

Он водрузил стопы Господа на свое сердце и украсил свою голову пылью со стоп всех преданных.

 

‘ш́рӣ-кр̣ш̣н̣а-чаитанйа прабху’ балена ба̄ра ба̄ра
прабху-мукха-ма̄дхурӣ пийе, нетре джала-дха̄ра [55]

Вновь и вновь повторяя: «Шри Кришна Чайтанья Прабху», Харидас тонул в сладости лотосоподобного лика Господа, в то время как слезы текли из его глаз.

 

‘ш́рӣ-кр̣ш̣н̣а-чаитанйа’ ш́абда карите учча̄ран̣а
на̄мера сахита пра̄н̣а каила уткра̄ман̣а [56]

В то время как он пел: «Шри Кришна Чайтанья», его душа покинула тело с Именем.

 

маха̄йогеш́вара-пра̄йа сваччханде маран̣а
‘бхӣш̣мера нирйа̄н̣а’ саба̄ра ха-ила смаран̣а [57]

Видя, как Харидас умирает по собственной воле, подобно великому владыке йоги, все вспомнили уход Бхишмы.

 

‘хари’ ‘кр̣ш̣н̣а’-ш́абде сабе каре кола̄хала
према̄нанде маха̄прабху ха-ила̄ вихвала [58]

Преданные выкрикивали: «Хари! Кришна!» Махапрабху был охвачен экстазом божественной любви.

 

харида̄сера тану прабху коле лаила ут̣ха̄н̃а̄
ан̇гане на̄чена прабху према̄виш̣т̣а хан̃а̄ [59]

Господь взял тело Харидаса на руки и танцевал в саду, переполненный божественной любовью.

 

прабхура а̄веш́е аваш́а сарва-бхакта-ган̣а
према̄веш́е сабе на̄че, карена кӣртана [60]

Все преданные были охвачены экстазом, который испытывал Господь. Они танцевали и пели, погруженные в божественную любовь.

 

эи-мате нр̣тйа прабху каила̄ ката-кш̣ан̣а
сварӯпа-госа̄н̃и прабхуре каила̄ ниведана [61]

Так Господь танцевал до тех пор, пока с ним не заговорил Сварупа Дамодар.

 

харида̄са-т̣ха̄куре табе вима̄не чад̣а̄н̃а̄
самудре лан̃а̄ гела̄ табе кӣртана карийа̄ [62]

Затем Господь передал тело Шрилы Харидаса Тхакура носильщику, и оно было отнесено на берег моря, в то время как преданные пели.

 

а̄ге маха̄прабху чалена нр̣тйа карите карите
па̄чхе нр̣тйа каре вакреш́вара бхакта-ган̣а-са̄тхе [63]

Махапрабху, танцуя, вышел вперед. Позади Него танцевали Вакрешвар Пандит и другие преданные.

 

харида̄се самудра-джале сна̄на кара̄ила̄
прабху кахе, «самудра эи ‘маха̄-тӣртха’ ха-ила̄» [64]

Господь омыл Харидаса в воде океана и сказал: «Этот океан стал великим местом паломничества».

 

харида̄сера па̄додака пийе бхакта-ган̣а
харида̄сера ан̇ге дила̄ праса̄да-чандана [65]

Преданные выпили воду, которой были омыты стопы Харидаса, и умастили его тело прасадом — сандаловой пастой.

 

д̣ора, кад̣а̄ра, праса̄да, вастра ан̇ге дила̄
ва̄лука̄ра гарта кари’ та̄хе ш́ойа̄ила̄ [66]

Они возложили на тело Харидаса шелковые веревки, прасад, одежду и сандаловую пасту. Они вырыли в песке яму и положили в нее тело Харидаса.

 

ча̄ри-дике бхакта-ган̣а карена кӣртана
вакреш́вара-пан̣д̣ита карена а̄нанде нартана [67]

Окружив яму, преданные пели, а Вакрешвар Пандит танцевал в экстазе.

 

‘хари-бола’ ‘хари-бола’ бале гаура-ра̄йа
а̄пани ш́рӣ-хасте ва̄лу дила̄ та̄̐ра га̄йа [68]

Господь пел: «Харибол! Харибол!» и Своей божественной рукой возложил сандал на тело Харидаса.

 

та̄̐ре ва̄лу дийа̄ упаре пин̣д̣а̄ ба̄̐дха̄ила̄
чаудике-пин̣д̣ера маха̄-а̄варан̣а каила̄ [69]

Господь засыпал тело Харидаса песком и соорудил над ним укрытую со всех сторон платформу.

 

табе маха̄прабху каила̄ кӣртана, нартана
хари-дхвани-кола̄хале бхарила бхувана [70]

Затем Махапрабху стал танцевать, петь, и Его выкрики: «Хари!» разлетались повсюду.

 

табе маха̄прабху саба бхакта-ган̣а-сан̇ге
самудре карила̄ сна̄на-джала-кели ран̇ге [71]

Затем Он, ликуя, омылся в океане и стал играть в воде с преданными.

 

харида̄се прадакш̣ин̣а кари’ а̄ила сим̇ха-два̄ре
хари-кӣртана-кола̄хала сакала нагаре [72]

Господь и преданные обошли усыпальницу Харидаса, совершили бурный киртан по всему городу, а затем пришли к Львиным вратам.

 

сим̇ха-два̄ре а̄си’ прабху паса̄рира т̣ха̄̐и
а̄̐чала па̄тийа̄ праса̄да ма̄гила̄ татха̄и [73]

Придя туда, Господь расстелил на земле Свою накидку и попросил прасад у всех лавочников.

 

«харида̄са-т̣ха̄курера махотсавера таре
праса̄да ма̄гийе бхикш̣а̄ деха’ та’ а̄ма̄ре» [74]

«Я прошу прасад, чтобы провести грандиозный фестиваль в честь Шрилы Харидаса Тхакура. Пожалуйста, дайте Мне милостыню».

 

ш́унийа̄ паса̄ри саба ча̄н̇гад̣а̄ ут̣ха̄н̃а̄
праса̄да дите а̄се та̄ра̄ а̄нандита хан̃а̄ [75]

Услышав эту просьбу, все лавочники были рады принести большие корзины с прасадом.

 

сварӯпа-госа̄н̃и паса̄рике ниш̣едхила
ча̄н̇гад̣а̄ лан̃а̄ паса̄ри паса̄ре васила [76]

Сварупа Дамодар остановил их, и лавочники вернулись в свои лавки, где уселись со своими корзинами.

 

сварӯпа-госа̄н̃и прабхуре гхара па̄т̣ха̄ила̄
ча̄ри ваиш̣н̣ава, ча̄ри пичха̄д̣а̄ сан̇ге ра̄кхила̄ [77]

Сварупа Дамодар отослал Господа домой и остался в обществе четырех вайшнавов и четырех носильщиков.

 

сварӯпа-госа̄н̃и кахилена саба паса̄рире
«эка эка дравйера эка эка пун̃джа̄ деха’ море» [78]

Сварупа Дамодар сказал лавочникам: «Пожалуйста, дайте мне по четыре пригоршни каждой разновидности прасада».

 

эи-мате на̄на̄ праса̄да боджха̄ ба̄ндха̄н̃а̄
лан̃а̄ а̄ила̄ ча̄ри джанера мастаке чад̣а̄н̃а̄ [79]

Так он собрал разный прасад, упаковал его в тюки, и эти тюки на головах понесли четверо носильщиков — на фестиваль.

 

ва̄н̣ӣна̄тха пат̣т̣ана̄йака праса̄да а̄нила̄
ка̄ш́ӣ-миш́ра анека праса̄да па̄т̣ха̄ила̄ [80]

Ванинатх Паттанаик также доставил на фестиваль прасад. Кроме того, большое количество прасада было послано Каши Мишрой.

 

саба ваиш̣н̣аве прабху васа̄ила̄ са̄ри са̄ри
а̄пане паривеш́е прабху лан̃а̄ джана̄ ча̄ри [81]

Господь усадил всех преданных в ряды. Он лично подавал прасад с помощью четырех преданных.

 

маха̄прабхура ш́рӣ-хасте алпа на̄ а̄исе
эка-эка па̄те пан̃ча-джана̄ра бхакш̣йа паривеш́е [82]

Отнюдь не малые количества прасада Махапрабху раздавал Своей божественной рукой. На каждую тарелку Он клал прасад в количестве, достаточном, чтобы накормить пятерых.

 

сварӯпа кахе, «прабху, васи’ караха дарш́ана
а̄ми и̐ха̄-саба̄ лан̃а̄ кари паривеш́ана» [83]

Сварупа Дамодар сказал: «О, Владыка, пожалуйста, садись и смотри. Я буду раздавать прасад с другими преданными».

 

сварӯпа, джагада̄нанда, ка̄ш́ӣш́вара, ш́ан̇кара
ча̄ри-джана паривеш́ана каре нирантара [84]

Сварупа Дамодар, Джагадананда, Кашишвар и Шанкар непрерывно раздавали прасад.

 

прабху на̄ кха̄иле кеха на̄ каре бходжана
прабхуре се дине ка̄ш́ӣ-миш́рера нимантран̣а [85]

Если Господь не ест, то не ест никто. В тот день Каши Мишра пригласил Господа отобедать.

а̄пане ка̄ш́ӣ-миш́ра а̄ила̄ праса̄да лан̃а̄
прабхуре бхикш̣а̄ кара̄ила̄ а̄граха карийа̄ [86]

Тогда Каши Мишра лично принес Господу прасад и заставил Его поесть.

 

пурӣ-бха̄ратӣра сан̇ге прабху бхикш̣а̄ каила̄
сакала ваиш̣н̣ава табе бходжана карила̄ [87]

Господь поел в обществе Парамананды Пури и Брахмананды Бхарати. Затем все преданные начали есть.

 

а̄кан̣т̣ха пӯра̄н̃а̄ саба̄йа кара̄ила̄ бходжана
«деха’ деха’» бали’ прабху балена вачана [88]

Господь накормил всех — до отвала. Он говорил слугам: «Раздавайте! Раздавайте!»

 

бходжана карийа̄ сабе каила̄ а̄чамана
саба̄ре пара̄ила̄ прабху ма̄лйа-чандана [89]

Все преданные поели, а затем совершили омовение. Господь украсил каждого из них гирляндой и сандаловой пастой.

 

према̄виш̣т̣а хан̃а̄ прабху карена вара-да̄на
ш́уни’ бхакта-ган̣ера джуд̣а̄йа манаска̄ма [90]

Переполненный божественной любовью, Господь всем раздал благословения. Звук Его благословляющего голоса исполнил желания сердец преданных.

 

«харида̄сера виджайотсава йе каила дарш́ана
йе иха̄̐ нр̣тйа каила, йе каила кӣртана [91]

йе та̄̐ре ва̄лука̄ дите карила гамана
та̄ра мадхйе махотсаве йе каила бходжана [92]

ачире ха-ибе та̄-саба̄ра ‘кр̣ш̣н̣а-пра̄пти’
харида̄са-дараш́ане хайа аичхе ‘ш́акти’» [93]

«Каждый, кто видел этот фестиваль в честь ухода Харидаса, танцевал там, пел, посыпал песком тело Харидаса или принимал пищу на фестивале, вскоре достигнет Кришны. Соприкосновение с Харидасом обладает таким могуществом».

 

«кр̣па̄ кари’ кр̣ш̣н̣а море дийа̄чхила̄ сан̇га
сватантра кр̣ш̣н̣ера иччха̄,
— каила̄ сан̇га-бхан̇га» [94]

«Милостивый Кришна подарил Мне общество Харидаса, и тот же Кришна, независимый в Своих желаниях, теперь лишил Меня этого общества».

 

«харида̄сера иччха̄ йабе ха-ила чалите
а̄ма̄ра ш́акати та̄̐ре на̄рила ра̄кхите» [95]

«Когда Харидас пожелал покинуть мир, Я не в силах был его остановить».

 

«иччха̄-ма̄тре каила̄ ниджа-пра̄н̣а ниш̣кра̄ман̣а
пӯрве йена ш́унийа̄чхи бхӣш̣мера маран̣а» [96]

«По своей воле Харидас расстался с жизнью — подобно тому, как в легендарные времена, как мы слышали, так сделал Бхишма».

 

«харида̄са а̄чхила пр̣тхивӣра ‘ш́ироман̣и’
та̄ха̄ вина̄ ратна-ш́ӯнйа̄ ха-ила мединӣ» [97]

«Харидас был драгоценным венцом этого мира. Мир лишился сокровища в его лице».

 

«‘джайа джайа харида̄са’ бали’ кара хари-дхвани»
эта бали’ маха̄прабху на̄чена а̄пани [98]

«Провозглашайте: „Слава, слава Харидасу!“ и пойте Имя Хари!» С этими словами Махапрабху начал танцевать.

 

сабе га̄йа, «джайа джайа джайа харида̄са
на̄мера махима̄ йе̐ха карила̄ прака̄ш́а» [99]

Все пели: «Слава! Слава! Слава Харидасу! Он явил славу Имени!»

 

табе маха̄прабху саба бхакте вида̄йа дила̄
харш̣а-виш̣а̄де прабху виш́ра̄ма карила̄ [100]

Затем Махапрабху со всеми попрощался и отправился отдыхать, испытывая смешанные чувства радости и скорби.

 

эи та’ кахилу̐ харида̄сера виджайа
йа̄ха̄ра ш́раван̣е кр̣ш̣н̣е др̣д̣ха-бхакти хайа [101]

Так я описал уход Шрилы Харидаса Тхакура. Услышав этот рассказ, вы разовьете непоколебимую преданность Кришне.

 

чаитанйера бхакта-ва̄тсалйа иха̄теи джа̄ни
бхакта-ва̄н̃чха̄ пӯрн̣а каила̄ нйа̄си-ш́ироман̣и [102]

Благодаря этой игре [ухода] мы понимаем природу любви Шри Чайтаньи к Его преданным. Господь, драгоценный венец санньяси, исполнил желание Своего преданного.

 

ш́еш̣а-ка̄ле дила̄ та̄̐ре дарш́ана-спарш́ана
та̄̐ре коле кари’ каила̄ а̄пане нартана [103]

В последние минуты жизни Харидаса Господь дарил Харидасу Свое общество и объятия. Затем Господь взял тело Харидаса на руки и танцевал с ним.

 

а̄пане ш́рӣ-хасте кр̣па̄йа та̄̐ре ва̄лу дила̄
а̄пане праса̄да ма̄ги’ махотсава каила̄ [104]

Своими божественными руками Господь милостиво похоронил Харидаса и лично выпрашивал прасад, дабы провести грандиозный фестиваль.

 

маха̄бха̄гавата харида̄са парама-видва̄н
э саубха̄гйа ла̄ги’ а̄ге карила̄ прайа̄н̣а [105]

Шрила Харидас Тхакур — лучший из преданных и кладезь премудрости. Благодаря этой удаче он покинул мир на глазах у Господа.

Комментарий из «Анубхашьи»: Шрила Харидас Тхакур описан в этом стихе как парама-видва̄н, «носитель великого знания». Знание (видья) — то явление, благодаря которому человек освобождается от невежества — рабства в самсаре — и достигает переживания Вишну, сверхъестественной, непогрешимой, бессмертной, трансцендентной Истины. Харидас Тхакур был величайшим из знатоков истины о Кришне, поскольку он пришел в этот мир в качестве намачарьи, лучшего из практикующих и проповедников Шри Хари-нама-санкиртаны, которую Шри Чайтанья Махапрабху описал в Своей «Шикшаштакам» как видйа̄-вадхӯ-джӣвана: «жизнь трансцендентного знания».

ити пум̇са̄рпита̄ виш̣н̣ау бхактиш́ чен нава-лакш̣ан̣а̄
крийета бхагаватй аддха̄ тан манйе ’дхӣтам уттамам

(«Шримад-Бхагаватам», 7.5.24)

[«Я считаю того, кто предлагает Вишну девять разновидностей практики преданности, а затем совершает их, самым ученым человеком».]

В частности, в данном стихе «Шримад-Бхагаватам» разъясняется, что человек, совершающий киртан, лучшую разновидность практики преданности, есть сарва-ш́а̄стра̄дхӣтӣ, величайший знаток всех священных писаний.

 

чаитанйа-чаритра эи амр̣тера синдху
карн̣а-мана тр̣пта каре йа̄ра эка бинду [106]

Игры Шри Чайтаньи подобны океану нектара, одной капли которого достаточно, чтобы утолить жажду слуха и сердца.

 

бхава-синдху тариба̄ре а̄чхе йа̄ра читта
ш́раддха̄ кари’ ш́уна сеи чаитанйа-чаритра [107]

Если ты желаешь пересечь пучину материального существования, тогда с верой слушай об играх Шри Чайтаньи.

 

ш́рӣ-рӯпа-рагхуна̄тха-паде йа̄ра а̄ш́а
чаитанйа-чарита̄мр̣та кахе кр̣ш̣н̣ада̄са [108]

Молясь у стоп Шри Рупы и Шри Рагхунатха, Кришнадас рассказывает эту «Шри Чайтанья-чаритамриту».





English

Chapter Eleven of Śrī Chaitanya-charitāmṛta’s Antya-līlā 

The Departure of Śrīla Haridās Ṭhākur

http://www.gaudiyadarshan.com/posts/the-departure-of-srila-haridas-thakur/

 

namāmi haridāsaṁ taṁ chaitanyaṁ taṁ cha tat-prabhum
saṁsthitām api yan-mūrtiṁ svāṅke kṛtvā nanarta yaḥ [1]

I offer my obeisance to Śrīla Haridās Ṭhākur and his Lord, Śrī Chaitanyadev, who danced with Haridās in His arms after Haridās entered in samādhi.

 

jaya jaya śrī-chaitanya jaya dayāmaya
jayādvaita-priya nityānanda-priya jaya [2]

All glory to the all-merciful Śrī Chaitanya! All glory to beloved of Advaita and Nityānanda!

 

jaya śrīnivāseśvara haridāsa-nātha
jaya gadādhara-priya svarūpa-prāṇa-nātha [3]

All glory to the Lord of Śrīvās and Haridās! All glory the beloved of Gadādhar and Svarūp Dāmodar!

 

jaya kāśī-priya jagadānanda-prāṇeśvara
jaya rūpa-sanātana-raghunātheśvara [4]

All glory to the beloved of Kāśī Miśra and Jagadānanda! All glory to the Lord of Rūpa, Sanātan, and Raghunāth!

 

jaya gaura-deha kṛṣṇa svayaṁ bhagavān
kṛpā kari’ deha’ prabhu, nija-pada-dāna [5]

All glory to the golden form of the Supreme Lord Kṛṣṇa! O Lord, mercifully give me the gift of Your feet.

 

nityānandachandra jaya chaitanyera prāṇa
tomāra charaṇāravinde bhakti deha’ dāna [6]

All glory to moon-like Nityānanda, the life of Śrī Chaitanya! Please give me the gift of devotion to Your lotus feet.

 

jaya jayādvaitachandra chaitanyera ārya
sva-charaṇe bhakti deha’ jayādvaitāchārya [7]

All glory to moon-like Advaita, who is worshipped by Śrī Chaitanya! All glory to Śrī Advaita Āchārya! Please give me devotion to Your feet.

 

jaya gaura-bhakta-gaṇa,—gaura yā̐ra prāṇa
saba bhakta mili’ more bhakti deha’ dāna [8]

All glory to Śrī Gaura’s devotees, whose life is Śrī Gaura. May they unitedly give me the gift of devotion.

 

jaya rūpa, sanātana, jīva, raghunātha
raghunātha, gopāla,—chhaya mora ‘prāṇa-nātha’ [9]

All glory to Śrī Rūpa, Sanātan, Jīva, Raghunāth Bhaṭṭa, Raghunāth Dās, and Gopāl Bhaṭṭa! They are the lords of my heart.

 

e-saba prasāde likhi chaitanya-līlā-guṇa
yaichhe taichhe likhi, kari āpana pāvana [10]

By their mercy, I write about the Pastimes and glory of Śrī Chaitanya. Howsoever I write, I purify myself.

 

ei-mata mahāprabhura nīlāchale vāsa
saṅge bhakta-gaṇa lañā kīrtana-vilāsa [11]

In this way, Mahāprabhu resided in Nīlāchal engaged in Pastimes of saṅkīrtan with the devotees.

 

dine nṛtya-kīrtana, īśvara-daraśana
rātrye rāya-svarūpa-sane rasa-āsvādana [12]

During the day, Mahāprabhu would dance, chant, and visit Jagannāth. At night, He would taste rasa with Rāmānanda Rāy and Svarūp Dāmodar.

 

ei-mata mahāprabhura sukhe kāla yāya
kṛṣṇera viraha-vikāra aṅge nānā haya [13]

In this way, Mahāprabhu happily passed His time, and various symptoms of separation from Kṛṣṇa would appear in His body.

 

dine dine bāḍe vikāra, rātrye atiśaya
chintā, udvega, pralāpādi yata śāstre kaya [14]

Day by day, these symptoms—such as anxiety, agitation, and delirium, which described by the scriptures—would increase, especially at night.

 

svarūpa gosāñi, āra rāmānanda-rāya
rātri-dine kare do̐he prabhura sahāya [15]

Night and day, Svarūp Dāmodar and Rāmānanda Rāy would assist the Lord.

 

eka-dina govinda mahāprasāda lañā
haridāse dite gelā ānandita hañā [16]

One day, Govinda happily went to give some mahāprasād to Śrīla Haridās Ṭhākur.

 

dekhe,—haridāsa ṭhākura kariyāchhe śayana
manda manda karitechhe saṅkhyā-saṅkīrtana [17]

Govinda saw that Haridās had lied down and was slowly chanting japa.

 

govinda kahe, “uṭha āsi’ karaha bhojana”
haridāsa kahe, “āji karimu laṅghana [18]

Govinda said, “Please sit up and eat.” Haridās replied, “Today I shall fast.

 

“saṅkhyā-kīrtana pūre nāhi, kemate khāiba?
mahāprasāda āniyāchha, kemate upekṣiba?” [19]

“I have not completed my quota of chanting. How shall I eat? But you have brought mahāprasād. How shall I neglect it?”

 

eta bali’ mahāprasāda karilā vandana
eka rañcha lañā tāra karilā bhakṣaṇa [20]

Saying this, Haridās bowed to the mahāprasād and ate a morsel of it.

 

āra dina mahāprabhu tā̐ra ṭhāñi āilā
“sustha hao, haridāsa” bali’ tā̐re puchhilā [21]

The next day, Mahāprabhu came to Haridās’s garden and asked him, “Haridās, are you well?”

 

namaskāra kari’ te̐ho kailā nivedana
“śarīra sustha haya mora, asustha buddhi-mana” [22]

Haridās bowed and said, “My body is well, but my heart and mind are not.”

 

prabhu kahe, “kon vyādhi, kaha ta’ nirṇaya?”
te̐ho kahe, “saṅkhyā-kīrtana nā pūraya” [23]

The Lord asked, “Can you say clearly what is your disease?” Haridās replied, “I cannot compete my quota of chanting.”

Anubhāṣya Commentary: On the basis of this chapter, we understand through the example of Śrīla Haridās Ṭhākur that every initiated practitioner must chant the Hare Kṛṣṇa mahāmantra (made up of sixteen Names and thirty-two syllables) in a regulated way according to a quota.

 

prabhu kahe,—“vṛddha ha-ilā ‘saṅkhyā’ alpa kara
siddha-deha tumi, sādhane āgraha kene kara? [24]

Then Lord replied, “You have grown old. You can reduce your quota. You are a perfected soul. Why are you adamant about formal practices?

 

“loka nistārite ei tomāra ‘avatāra’
nāmera mahimā loke karilā prachāra [25]

“You have descended to deliver the world, and you have preached the glories of the Name throughout the world.

 

“ebe alpa saṅkhyā kari’ kara saṅkīrtana”
haridāsa kahe, “śuna mora nivedana [26]

“Now you can reduce your quota and continue chanting.” Haridās replied, “Please hear my plea.

 

“hīna-jāti janma mora nindya-kalevara
hīna-karme rata muñi adhama pāmara [27]

“I was born in a low caste, and my body is condemnable. I am fallen, sinful, and attached to lowly activities.

 

“adṛśya, aspṛśya more aṅgīkāra kailā
raurava ha-ite more vaikuṇṭhe chaḍāilā [28]

“Although I am unsightly and untouchable, You have accepted me. You have raised me from hell to Vaikuṇṭha.

 

“svatantra īśvara tumi hao ichchhāmaya
jagat nāchāo, yāre yaichhe ichchhā haya [29]

“You are the independent Supreme Lord, and You are willful. You make the world dance as You desire.

 

“aneka nāchāilā more prasāda kariyā
viprera śrāddha-pātra khāinu ‘mlechchha’ hañā [30]

“You have mercifully made me dance many times. I ate a śrāddha-pātra (ceremonial offering to the forefathers) meant for a brāhmaṇ though I am a mlechchha.

Commentary: Once Advaita Āchārya offered a śrāddha-pātra to Haridās Ṭhākur even though he was not socially recognised as a brāhmaṇ just to teach society that a topmost Vaiṣṇava is far more exalted than even an entire community of the best of brāhmaṇas. See Antya-līlā, 3.222.

 

“eka vāñchhā haya mora bahu dina haite
līlā samvaribe tumi—laya mora chitte [31]

“I have had a desire for a very long time. I think you will conclude Your Pastimes soon.”

 

“sei līlā prabhu more kabhu nā dekhāibā
āpanāra āge mora śarīra pāḍibā [32]

“O Lord, please do not show me Your final Pastimes. Before then, let my body fall down in front of You.”

 

“hṛdaye dharimu tomāra kamala charaṇa
nayane dekhimu tomāra chā̐da vadana [33]

“jihvāya uchchārimu tomāra ‘kṛṣṇa-chaitanya’-nāma
ei-mata mora ichchhā,—chhāḍimu parāṇa [34]

“I will hold Your lotus feet to my heart, gaze upon Your moonlike face with my eyes, chant Your Name ‘Śrī Kṛṣṇa Chaitanya’ with my tongue, and give up my life. This is my desire.

 

mora ei ichchhā yadi tomāra prasāde haya
ei nivedana mora kara, dayāmaya [35]

“If my desire can be fulfilled by Your mercy, then please grant my plea, O merciful Lord!

 

ei nīcha deha mora paḍuka tava āge
ei vāñchhā-siddhi mora tomātei lāge” [36]

“Let this lowly body fall down in front of You. Only You can fulfill my desire.”

 

prabhu kahe, “haridāsa, ye tumi māgibe
kṛṣṇa kṛpāmaya tāhā avaśya karibe [37]

The Lord replied, “Haridās, Kṛṣṇa is merciful and will surely do what you desire.

 

“kintu āmāra ye kichhu sukha, saba tomā lañā
tomāra yogya nahe,—yābe āmāre chhāḍiyā” [38]

“But it is not right for you to take away all My happiness: you will go away and leave Me behind?”

 

charaṇe dhari’ kahe haridāsa, “nā kariha ‘māyā’
avaśya mo-adhame, prabhu, kara ei ‘dayā’ [39]

Haridās clasped the feet of the Lord and said, “Do not make an illusion! O Lord! You must bestow this mercy upon me, a fallen soul.

 

“mora śiromaṇi kata kata mahāśaya
tomāra līlāra sahāya koṭi-bhakta haya [40]

“So many great souls, tens of millions of devotees, who are like jewels on my head, are assitants in Your Pastimes.

 

“āmā-hena yadi eka kīṭa mari’ gela
pipīlikā maile pṛthvīra kāhā̐ hāni haila? [41]

“If an insignificant insect like me—if an ant—dies, what is the loss to the world?

 

“‘bhakata-vatsala’ tumi, mui ‘bhaktābhāsa’
avaśya pūrābe, prabhu, mora ei āśa” [42]

“You are known as Bhakta-vatsala, He who is affectionate to His devotees, and I resemble a devotee. So, You will surely fulfil my desire.”

 

madhyāhna karite prabhu chalilā āpane
īśvara dekhiyā kāli dibena daraśane [43]

The Lord left to perform His midday duties. He decided He would see Jagannāth and then visit Haridās the next day.

 

tabe mahāprabhu tā̐re kari’ āliṅgana
madhyāhna karite samudre karilā gamana [44]

Mahāprabhu embraced Haridās and then went to the sea to perform His midday duties.

 

prātaḥ-kāle īśvara dekhi’ saba bhakta lañā
haridāse dekhite āilā śīghra kariyā [45]

In the morning, Mahāprabhu visited Jagannāth with all the devotees and then quickly came to see Haridās.

 

haridāsera āge āsi’ dilā daraśana
haridāsa vandilā prabhura āra vaiṣṇava-charaṇa [46]

The Lord came before Haridās and met him. Haridās bowed at the feet of the Lord and all the devotees.

 

prabhu kahe, “haridāsa, kaha samāchāra”
haridāsa kahe, “prabhu, ye ājñā tomāra” [47]

The Lord said, “Haridās, tell me the news.” Haridās replied, “O Lord, whatever You permit.”

 

aṅgane ārambhilā prabhu mahāsaṅkīrtana
vakreśvara-paṇḍita tā̐hā karena nartana [48]

The Lord started a grand saṅkīrtan in the garden, and Vakreśvar Paṇḍit danced.

 

svarūpa-gosāñi ādi yata prabhura gaṇa
haridāse beḍi’ kare nāma-saṅkīrtana [49]

Surrounding Haridās, Svarūp Dāmodar and all the Lord’s associates chanted the Name.

 

rāmānanda, sārvabhauma, sabāra agrete
haridāsera guṇa prabhu lāgilā kahite [50]

The Lord then began to speak about the glories of Haridās in front of Rāmānanda, Sārvabhauma, and all the devotees.

 

haridāsera guṇa kahite ha-ilā pañcha-mukha
kahite kahite prabhura bāḍe mahāsukha [51]

As the Lord spoke about the glories of Haridās, it seemed as though He had five mouths. As He spoke, His intense happiness increased.

 

haridāsera guṇe sabāra vismita haya mana
sarva-bhakta vande haridāsera charaṇa [52]

All the devotees were amazed by the glories of Haridās and bowed at his feet.

 

haridāsa nijāgrete prabhure vasāilā
nija-netra—dui bhṛṅga—mukha-padme dilā [53]

Haridās sat the Lord in front of him and fixed his eyes—like two bees—on the Lord’s lotus face.

 

sva-hṛdaye āni’ dharila prabhura charaṇa
sarva-bhakta-pada-reṇu mastaka-bhūṣaṇa [54]

He held the Lord’s feet on his heart and adorned his head with the foot-dust all the devotees.

 

‘śrī-kṛṣṇa-chaitanya prabhu’ balena bāra bāra
prabhu-mukha-mādhurī piye, netre jala-dhāra [55]

Chanting, “Śrī Kṛṣṇa Chaitanya Prabhu” again and again, Haridās drank in the sweetness of the Lord’s lotus face as tears poured from his eyes.

 

‘śrī-kṛṣṇa-chaitanya’ śabda karite uchchāraṇa
nāmera sahita prāṇa kaila utkrāmaṇa [56]

As he chanted, “Śrī Kṛṣṇa Chaitanya”, his soul left his body with the Name.

 

mahāyogeśvara-prāya svachchhande maraṇa
‘bhīṣmera niryāṇa’ sabāra ha-ila smaraṇa [57]

Seeing Haridās die by his own will like a great master of yoga, everyone remembered the departure of Bhīṣma.

 

‘hari’ ‘kṛṣṇa’-śabde sabe kare kolāhala
premānande mahāprabhu ha-ilā vihvala [58]

The devotees made an uproar of, “Hari! Kṛṣṇa!” Mahāprabhu was overwhelmed with the ecstasy of divine love.

 

haridāsera tanu prabhu kole laila uṭhāñā
aṅgane nāchena prabhu premāviṣṭa hañā [59]

The Lord took the body of Haridās in His arms and danced in the garden, filled with divine love.

 

prabhura āveśe avaśa sarva-bhakta-gaṇa
premāveśe sabe nāche, karena kīrtana [60]

All the devotees were overcome by the Lord’s ecstasy. They danced and chanted, immersed in divine love.

 

ei-mate nṛtya prabhu kailā kata-kṣaṇa
svarūpa-gosāñi prabhure kailā nivedana [61]

In this way, the Lord danced for some time until Svarūp Dāmodar spoke to Him.

 

haridāsa-ṭhākure tabe vimāne chaḍāñā
samudre lañā gelā tabe kīrtana kariyā [62]

The Lord then raised Śrīla Haridās Ṭhākur onto a carrier and brought him to the sea while chanting.

 

āge mahāprabhu chalena nṛtya karite karite
pāchhe nṛtya kare vakreśvara bhakta-gaṇa-sāthe [63]

Mahāprabhu went in front dancing. Vakreśvar Paṇḍit danced with the other devotees behind Him.

 

haridāse samudra-jale snāna karāilā
prabhu kahe, “samudra ei ‘mahā-tīrtha’ ha-ilā” [64]

The Lord bathed Haridās in the water of the ocean and said, “This ocean has become a great place of pilgrimage.”

 

haridāsera pādodaka piye bhakta-gaṇa
haridāsera aṅge dilā prasāda-chandana [65]

The devotees drank the water that washed Haridās’s feet and put sandalwood paste prasād on Haridās’s body.

 

ḍora, kaḍāra, prasāda, vastra aṅge dilā
vālukāra garta kari’ tāhe śoyāilā [66]

They placed silken ropes, sandalwood paste, prasād, and cloth on Haridās’s body. They dug a hole in the sand and layed Haridās within it.

 

chāri-dike bhakta-gaṇa karena kīrtana
vakreśvara-paṇḍita karena ānande nartana [67]

All around, the devotees chanted, and Vakreśvara Paṇḍit danced in ecstasy.

 

‘hari-bola’ ‘hari-bola’ bale gaura-rāya
āpani śrī-haste vālu dilā tā̐ra gāya [68]

The Lord chanted, “Haribol! Haribol!” and placed the sand atop the body of Haridās with own His divine hand.

 

tā̐re vālu diyā upare piṇḍā bā̐dhāilā
chaudike-piṇḍera mahā-āvaraṇa kailā [69]

The Lord covered the body of Haridās with sand and constructed a platform above him with a large covering on all sides.

 

tabe mahāprabhu kailā kīrtana, nartana
hari-dhvani-kolāhale bharila bhuvana [70]

Mahāprabhu then chanted, danced, and filled the world with an uproar of the sound of ‘Hari!’

 

tabe mahāprabhu saba bhakta-gaṇa-saṅge
samudre karilā snāna-jala-keli raṅge [71]

He then joyfully bathed in the ocean and played in the water with all the devotees.

 

haridāse pradakṣiṇa kari’ āila siṁha-dvāre
hari-kīrtana-kolāhala sakala nagare [72]

The Lord and the devotees circumambulated Haridās, performed uproarious kīrtan all over the city, and then came to the lion-gate.

 

siṁha-dvāre āsi’ prabhu pasārira ṭhā̐i
ā̐chala pātiyā prasāda māgilā tathāi [73]

Arriving there, the Lord spread out His cloth and begged for prasād from all the shopkeepers there.

 

“haridāsa-ṭhākurera mahotsavera tare
prasāda māgiye bhikṣā deha’ ta’ āmāre” [74]

“I am begging for prasād to hold a grand festival for Śrīla Haridās Ṭhākur. Please give Me alms.”

 

śuniyā pasāri saba chāṅgaḍā uṭhāñā
prasāda dite āse tārā ānandita hañā [75]

Hearing this, all the shopkeepers happily came forward with big baskets to give away their prasād.

 

svarūpa-gosāñi pasārike niṣedhila
chāṅgaḍā lañā pasāri pasāre vasila [76]

Svarūp Dāmodar stopped them, and the shopkeepers returned to their shops and sat down with their baskets.

 

svarūpa-gosāñi prabhure ghara pāṭhāilā
chāri vaiṣṇava, chāri pichhāḍā saṅge rākhilā [77]

Svarūp Dāmodar sent the Lord home and kept with him four Vaiṣṇavas and four porters.

 

svarūpa-gosāñi kahilena saba pasārire
“eka eka dravyera eka eka puñjā deha’ more” [78]

Svarūp Dāmodar said to the shopkeepers, “Please give me four palmfuls of each and every variety of prasād.”

 

ei-mate nānā prasāda bojhā bāndhāñā
lañā āilā chāri janera mastake chaḍāñā [79]

In this way, He collected varieties of prasād, packed them into loads, mounted the loads on the heads of the four porters, and brought them to the festival.

 

vāṇīnātha paṭṭanāyaka prasāda ānilā
kāśī-miśra aneka prasāda pāṭhāilā [80]

Vāṇīnāth Paṭṭanāyaka brought prasād to the festival, and Kāśī Miśra also sent large quantities of prasād.

 

saba vaiṣṇave prabhu vasāilā sāri sāri
āpane pariveśe prabhu lañā janā chāri [81]

The Lord sat all the devotees in lines. He personally served the prasād with four of the devotees.

 

mahāprabhura śrī-haste alpa nā āise
eka-eka pāte pañcha-janāra bhakṣya pariveśe [82]

Small quantities of prasād do not come from Mahāprabhu’s divine hand. On every plate, He placed enough prasād to feed five people.

 

svarūpa kahe, “prabhu, vasi’ karaha darśana
āmi i̐hā-sabā lañā kari pariveśana” [83]

Svarūp Dāmodar said, “O Lord, please sit and watch. I will distribute the prasād with the other devotees.”

 

svarūpa, jagadānanda, kāśīśvara, śaṅkara
chāri-jana pariveśana kare nirantara [84]

Svarūp Dāmodar, Jagadānanda, Kāśīśvar, and Śaṅkar distributed prasād continuously.

 

prabhu nā khāile keha nā kare bhojana
prabhure se dine kāśī-miśrera nimantraṇa [85]

If the Lord does not eat, no one eats. That day Kāśī Miśra had invited the Lord for lunch.

 

āpane kāśī-miśra āilā prasāda lañā
prabhure bhikṣā karāilā āgraha kariyā [86]

Kāśī Miśra then personally brought some prasād to the Lord and forcibly made the Lord eat.

 

purī-bhāratīra saṅge prabhu bhikṣā kailā
sakala vaiṣṇava tabe bhojana karilā [87]

The Lord ate with Paramānanda Purī and Brahmānanda Bhāratī. Then all the devotees began to eat.

 

ākaṇṭha pūrāñā sabāya karāilā bhojana
“deha’ deha’” bali’ prabhu balena vachana [88]

The Lord fed everyone, filling them up to the neck. He told the servers, “Give! Give!”

 

bhojana kariyā sabe kailā āchamana
sabāre parāilā prabhu mālya-chandana [89]

All the devotees ate and then washed up. The Lord adorned them with garlands and sandalwood paste.

 

premāviṣṭa hañā prabhu karena vara-dāna
śuni’ bhakta-gaṇera juḍāya manaskāma [90]

Filled with divine love, the Lord offered everyone a benediction. Hearing it fulfilled the desires of the devotees’ hearts.

 

“haridāsera vijayotsava ye kaila darśana
ye ihā̐ nṛtya kaila, ye kaila kīrtana [91]

“ye tā̐re vālukā dite karila gamana
tāra madhye mahotsave ye kaila bhojana [92]

“achire ha-ibe tā-sabāra ‘kṛṣṇa-prāpti’
haridāsa-daraśane haya aichhe ‘śakti’ [93]

“Anyone who saw this festival honouring the departure of Haridās, danced here, chanted here, placed sand on the body of Haridās, or ate here will soon attain Kṛṣṇa. The association of Haridās has such power.

 

“kṛpā kari’ kṛṣṇa more diyāchhilā saṅga
svatantra kṛṣṇera ichchhā,—kailā saṅga-bhaṅga [94]

“Kṛṣṇa mercifully gave Me the association of Haridās, but Kṛṣṇa’s independent will has now broken that association.

 

“haridāsera ichchhā yabe ha-ila chalite
āmāra śakati tā̐re nārila rākhite [95]

“When Haridās desired to leave, I did not have the power to stop him.

 

“ichchhā-mātre kailā nija-prāṇa niṣkrāmaṇa
pūrve yena śuniyāchhi bhīṣmera maraṇa [96]

“By his own will, Haridās gave up his life just as we have heard that Bhīṣma did previously.

 

“haridāsa āchhila pṛthivīra ‘śiromaṇi’
tāhā vinā ratna-śūnyā ha-ila medinī [97]

“Haridās was the crown jewel of this world. Without him, this world has become jewel-less.”

 

“‘jaya jaya haridāsa’ bali’ kara hari-dhvani”
eta bali’ mahāprabhu nāchena āpani [98]

“‘Say, ‘Glory! Gory to Haridās!’ and chant the Name ‘Hari!’” Saying this, Mahāprabhu personally began to dance.

 

sabe gāya, “jaya jaya jaya haridāsa
nāmera mahimā ye̐ha karilā prakāśa” [99]

Everyone sang, “Glory! Glory! Glory to Haridās! He revealed the the glories of the Name!”

 

tabe mahāprabhu saba bhakte vidāya dilā
harṣa-viṣāde prabhu viśrāma karilā [100]

Mahāprabhu then bade everyone farewell and took rest, feeling both joy and sorrow.

 

ei ta’ kahilu̐ haridāsera vijaya
yāhāra śravaṇe kṛṣṇe dṛḍha-bhakti haya [101]

Thus I have described the departure of Śrīla Haridās Ṭhākur. By hearing about it, you will develop firm devotion to Kṛṣṇa.

 

chaitanyera bhakta-vātsalya ihātei jāni
bhakta-vāñchhā pūrṇa kailā nyāsi-śiromaṇi [102]

Through this Pastime, we understand Śrī Chaitanya’s affection for His devotees. The Lord, the crown jewel of sannyāsīs, fulfilled the desire of His devotee.

 

śeṣa-kāle dilā tā̐re darśana-sparśana
tā̐re kole kari’ kailā āpane nartana [103]

During Haridās’s final moments, the Lord gave Haridās His company and embrace. The Lord personally took Haridās in His arms and danced.

 

āpane śrī-haste kṛpāya tā̐re vālu dilā
āpane prasāda māgi’ mahotsava kailā [104]

With His divine hand, the Lord mercifully buried Haridās and personally begged for prasād to make a grand festival.

 

mahābhāgavata haridāsa—parama-vidvān
e saubhāgya lāgi’ āge karilā prayāṇa [105]

Śrīla Haridās Ṭhākur is a topmost devotee and highly knowledgable. Because of this fourtune, He passed away before the Lord.

Anubhāṣya Commentary: Śrīla Haridās Ṭhākur is described in this verse as parama-vidvān, highly knowledgable. Knowledge (vidyā) is that by which one becomes liberated from ignorance—bondage in saṁsāra—attains experience of Viṣṇu, the supramundane, infallible, imperishable, transcendental Truth. Haridās Ṭhākur was the greatest of all experts in knowledge of Kṛṣṇa because he descended as the Nāmāchārya, the foremost practitioner and preacher of Śrī Hari-nām-saṅkīrtan, which Śrī Chaitanya Mahāprabhu described in His Śikṣāṣṭakam as vidyā-vadhū-jīvana: the life of transcendental knowledge.

iti puṁsārpitā viṣṇau bhaktiś chen nava-lakṣaṇā
kriyeta bhagavaty addhā tan manye ‘dhītam uttamam

(Śrīmad-Bhāgavatam: 7.5.24)

[“I consider one who offers and then personally performs the nine forms of devotional practice to Viṣṇu to be the most learned person.”]

Specifically in this verse of Śrīmad Bhāgavatam, it is explained that one who practises kīrtan, the best of the nine forms of devotional practice, is sarva-śāstrādhītī, the most learned in all the scriptures.

 

chaitanya-charitra ei amṛtera sindhu
karṇa-mana tṛpta kare yāra eka bindu [106]

Śrī Chaitanya’s Pastimes are an ocean of nectar, one drop of which satisfies the ear and heart.

 

bhava-sindhu taribāre āchhe yāra chitta
śraddhā kari’ śuna sei chaitanya-charitra [107]

If you desire to cross the ocean of material existence, then with faith listen to the Pastimes of Śrī Chaitanya.

 

śrī-rūpa-raghunātha-pade yāra āśa
chaitanya-charitāmṛta kahe kṛṣṇadāsa [108]

Praying at the feet of Śrī Rūpa and Śrī Raghunāth, Kṛṣṇadās narrates Śrī Chaitanya-charitāmṛta.





←  «День ухода Шрилы Харидаса Тхакура». Шрила Б. С. Говинда Дев-Госвами Махарадж. 19 сентября 2007 года. Лахта, Санкт-Петербург ·• Архив новостей •· «Нама-санкиртана». Бхаджан Шрилы Нароттама Даса Тхакура в исполнении Кешавананды Прабху →
Russian

Глава одиннадцатая Антья-лилы «Шри Чайтанья-чаритамриты» 

Уход Шрилы Харидаса Тхакура

http://www.gaudiyadarshan.ru/features/arkhiv/ukhod-shrily-kharidasa-tkhakura.html

 

нама̄ми харида̄сам̇ там̇ чаитанйам̇ там̇ ча тат-прабхум
сам̇стхита̄м апи йан-мӯртим̇ сва̄н̇ке кр̣тва̄ нанарта йах̣ [1]

Я кланяюсь Шриле Харидасу Тхакуру и Его владыке, Шри Чайтаньядеву, который танцевал с Харидасом на руках после того, как последний вошел в самадхи.

 

джайа джайа ш́рӣ-чаитанйа джайа дайа̄майа
джайа̄дваита-прийа нитйа̄нанда-прийа джайа [2]

Слава всемилостивому Шри Чайтанье! Слава возлюбленному Адвайты и Нитьянанды!

 

джайа ш́рӣнива̄сеш́вара харида̄са-на̄тха
джайа гада̄дхара-прийа сварӯпа-пра̄н̣а-на̄тха [3]

Слава Владыке Шриваса и Харидаса! Слава возлюбленному Гададхара и Сварупы Дамодара!

 

джайа ка̄ш́ӣ-прийа джагада̄нанда-пра̄н̣еш́вара
джайа рӯпа-сана̄тана-рагхуна̄тхеш́вара [4]

Слава возлюбленному Каши Мишры и Джагадананды! Слава Владыке Рупы, Санатаны и Рагхунатха!

 

джайа гаура-деха кр̣ш̣н̣а свайам̇ бхагава̄н
кр̣па̄ кари’ деха’ прабху, ниджа-пада-да̄на [5]

Слава золотому образу Всевышнего, Господа Кришны! О, Господь, милостиво подари мне Твои стопы.

 

нитйа̄нандачандра джайа чаитанйера пра̄н̣а
тома̄ра чаран̣а̄равинде бхакти деха’ да̄на [6]

Слава луноподобному Нитьянанде, самой жизни Шри Чайтаньи! Пожалуйста, одари меня преданностью Твоим лотосоподобным стопам.

 

джайа джайа̄дваитачандра чаитанйера а̄рйа
сва-чаран̣е бхакти деха’ джайа̄дваита̄ча̄рйа [7]

Слава луноподобному Адвайте, которому поклоняется Шри Чайтанья! Слава Шри Адвайте Ачарье! Пожалуйста, подари мне преданность Твоим стопам.

 

джайа гаура-бхакта-ган̣а, — гаура йа̄̐ра пра̄н̣а
саба бхакта мили’ море бхакти деха’ да̄на [8]

Слава преданным Шри Гауры, жизнью которых Шри Гаура является. О, преданные, одарите меня преданностью.

 

джайа рӯпа, сана̄тана, джӣва, рагхуна̄тха
рагхуна̄тха, гопа̄ла,
— чхайа мора ‘пра̄н̣а-на̄тха’ [9]

Слава Шри Рупе, Санатане, Дживе, Рагхунатху Бхатте, Рагхунатху Дасу и Гопале Бхатте! Они — владыки моего сердца.

 

э-саба праса̄де ликхи чаитанйа-лӣла̄-гун̣а
йаичхе таичхе ликхи, кари а̄пана па̄вана [10]

По их милости я пишу об играх и славе Шри Чайтаньи. Как бы я ни писал, я очищаю себя.

 

эи-мата маха̄прабхура нӣла̄чале ва̄са
сан̇ге бхакта-ган̣а лан̃а̄ кӣртана-вила̄са [11]

Так Махапрабху жил в Нилачале, совершая игры санкиртаны в обществе преданных.

 

дине нр̣тйа-кӣртана, ӣш́вара-дараш́ана
ра̄трйе ра̄йа-сварӯпа-сане раса-а̄сва̄дана [12]

В течение дня Махапрабху танцевал, пел и посещал Джаганнатха. Ночью Он вкушал расу в обществе Рамананды Рая и Сварупы Дамодара.

 

эи-мата маха̄прабхура сукхе ка̄ла йа̄йа
кр̣ш̣н̣ера вираха-вика̄ра ан̇ге на̄на̄ хайа [13]

Так Махапрабху проводил время, и различные симптомы разлуки с Кришной являлись в Его теле.

 

дине дине ба̄д̣е вика̄ра, ра̄трйе атиш́айа
чинта̄, удвега, прала̄па̄ди йата ш́а̄стре кайа [14]

С каждым днем эти симптомы, представленные в писаниях, — такие как беспокойство, возбуждение и бред, — усиливались, особенно по ночам.

 

сварӯпа госа̄н̃и, а̄ра ра̄ма̄нанда-ра̄йа
ра̄три-дине каре до̐хе прабхура саха̄йа [15]

Ночью и днем Сварупа Дамодар и Рамананда Рай помогали Господу.

 

эка-дина говинда маха̄праса̄да лан̃а̄
харида̄се дите гела̄ а̄нандита хан̃а̄ [16]

Однажды Говинда, радостный, пришел к Шриле Харидасу Тхакуру, чтобы дать ему маха-прасад.

 

декхе, харида̄са т̣ха̄кура карийа̄чхе ш́айана
манда манда каритечхе сан̇кхйа̄-сан̇кӣртана [17]

Говинда увидел, что Харидас лежит и медленно совершает джапу.

 

говинда кахе, «ут̣ха а̄си’ караха бходжана»
харида̄са кахе, «а̄джи кариму лан̇гхана» [18]

Говинда сказал: «Пожалуйста, сядь и поешь». Харидас ответил: «Сегодня я буду поститься».

 

«сан̇кхйа̄-кӣртана пӯре на̄хи, кемате кха̄иба?
маха̄праса̄да а̄нийа̄чха, кемате упекш̣иба?» [19]

«Я еще не завершил повторение определенного числа кругов. Как я буду есть? Но ты принес маха-прасад. Как же я его отвергну?»

 

эта бали’ маха̄праса̄да карила̄ вандана
эка ран̃ча лан̃а̄ та̄ра карила̄ бхакш̣ан̣а [20]

С этими словами Харидас поклонился маха-прасаду и съел немного.

 

а̄ра дина маха̄прабху та̄̐ра т̣ха̄н̃и а̄ила̄
«сустха хао, харида̄са» бали’ та̄̐ре пучхила̄ [21]

На следующий день Махапрабху пришел в сад Харидаса и спросил: «Харидас, у тебя все в порядке?»

 

намаска̄ра кари’ те̐хо каила̄ ниведана
«ш́арӣра сустха хайа мора, асустха буддхи-мана» [22]

Харидас поклонился и сказал: «Мое тело в порядке, но не ум и сердце».

 

прабху кахе, «кон вйа̄дхи, каха та’ нирн̣айа?»
те̐хо кахе, «сан̇кхйа̄-кӣртана на̄ пӯрайа» [23]

Господь попросил: «Не мог бы ты пояснить, чем ты болен?» Харидас ответил: «Я не могу завершить повторение фиксированного числа кругов».

Комментарий из «Анубхашьи»: Эта глава дает нам понять на примере Шрилы Харидаса Тхакура, что каждый инициированный практикующий должен повторять Харе Кришна маха-мантру (состоящую из шестнадцати имен и тридцати двух слогов) установленным образом — определенное число раз.

 

прабху кахе, — «вр̣ддха ха-ила̄ ‘сан̇кхйа̄’ алпа кара
сиддха-деха туми, са̄дхане а̄граха кене кара?» [24]

Тогда Господь ответил: «Ты уже стар. Ты можешь уменьшить число повторений. Ты совершенная душа. Почему ты непреклонен в том, что касается твоих формальных практик?»

 

«лока ниста̄рите эи тома̄ра ‘авата̄ра’
на̄мера махима̄ локе карила̄ прача̄ра» [25]

«Ты явился в этом мире, чтобы спасти его, и ты проповедовал славу Имени по всему миру».

 

«эбе алпа сан̇кхйа̄ кари’ кара сан̇кӣртана»
харида̄са кахе, «ш́уна мора ниведана» [26]

«Теперь ты волен уменьшить число повторений». Харидас ответил: «Пожалуйста, выслушай мою просьбу».

 

«хӣна-джа̄ти джанма мора ниндйа-калевара
хӣна-карме рата мун̃и адхама па̄мара» [27]

«Я был рожден в низкой касте, и мое тело оскверняет. Я — падший, грешный и склонный к низменным деяниям».

 

«адр̣ш́йа, аспр̣ш́йа море ан̇гӣка̄ра каила̄
раурава ха-ите море ваикун̣т̣хе чад̣а̄ила̄» [28]

«Хотя меня не следует лицезреть и касаться, Ты принял меня. Ты вызволил меня из ада и возвысил до Вайкунтхи».

 

«сватантра ӣш́вара туми хао иччха̄майа
джагат на̄ча̄о, йа̄ре йаичхе иччха̄ хайа» [29]

«Ты — независимый Верховный Господь, и Ты не ограничен в желаниях. Ты заставляешь мир танцевать по Твоей воле».

 

«анека на̄ча̄ила̄ море праса̄да карийа̄
випрера ш́ра̄ддха-па̄тра кха̄ину ‘млеччха’ хан̃а̄» [30]

«Я принимал в пищу шраддха-патру (церемониальное подношение предкам), предназначенное брахману, хоть и являюсь млеччхой».

Комментарий: Однажды Адвайта Ачарья предложил Харидасу Тхакуру шраддха-патру, невзирая на то, что последний не был признан обществом в качестве брахмана, — лишь для того, чтобы научить людей тому, что великий вайшнав стоит неизмеримо выше даже сообщества лучших брахманов (см. Антья-лилу, 3.222).

 

«эка ва̄н̃чха̄ хайа мора баху дина хаите
лӣла̄ самварибе туми
— лайа мора читте» [31]

«Уже давно я лелею одно желание. Я думаю, что Ты вскоре завершишь Свои игры».

 

«сеи лӣла̄ прабху море кабху на̄ декха̄иба̄
а̄пана̄ра а̄ге мора ш́арӣра па̄д̣иба̄» [32]

«О, Господь, пожалуйста, не открывай мне Твои заключительные игры. Пусть, прежде чем они произойдут, мое тело упадет пред Тобой».

 

«хр̣дайе дхариму тома̄ра камала чаран̣а
найане декхиму тома̄ра ча̄̐да вадана [33]

джихва̄йа учча̄риму тома̄ра ‘кр̣ш̣н̣а-чаитанйа’-на̄ма
эи-мата мора иччха̄, — чха̄д̣иму пара̄н̣а» [34]

«Я прижму Твои лотосоподобные стопы к сердцу, я буду созерцать Твое луноподобное лицо, я буду петь Твое Имя, Шри Кришна Чайтанья, и так я расстанусь с жизнью. Таково мое желание».

 

«мора эи иччха̄ йади тома̄ра праса̄де хайа
эи ниведана мора кара, дайа̄майа» [35]

«Если мое желание может быть осуществлено по Твоей милости, то, пожалуйста, выполни мою просьбу, о, милосердный Господь!»

 

«эи нӣча деха мора пад̣ука тава а̄ге
эи ва̄н̃чха̄-сиддхи мора тома̄теи ла̄ге» [36]

«Пусть это низкое тело падет пред Тобой. Только Ты способен осуществить мое желание».

 

прабху кахе, «харида̄са, йе туми ма̄гибе
кр̣ш̣н̣а кр̣па̄майа та̄ха̄ аваш́йа карибе» [37]

Господь отвечал: «Харидас, Кришна милостив и непременно выполнит твое желание».

 

«кинту а̄ма̄ра йе кичху сукха, саба тома̄ лан̃а̄
тома̄ра йогйа нахе, — йа̄бе а̄ма̄ре чха̄д̣ийа̄» [38]

«Однако не стоит лишать Меня всего Моего счастья: ты уйдешь, а Я останусь?»

 

чаран̣е дхари’ кахе харида̄са, «на̄ кариха ‘ма̄йа̄’
аваш́йа мо-адхаме, прабху, кара эи ‘дайа̄’» [39]

Харидас обнял стопы Господа и сказал: «Не создавай иллюзию! О, Владыка! Ты должен одарить этой милостью меня, падшую душу».

 

«мора ш́ироман̣и ката ката маха̄ш́айа
тома̄ра лӣла̄ра саха̄йа кот̣и-бхакта хайа» [40]

«Столь многие великие души, десятки миллионов преданных, подобных драгоценным камням на моей голове, помогают Тебе в Твоих играх».

 

«а̄ма̄-хена йади эка кӣт̣а мари’ гела
пипӣлика̄ маиле пр̣тхвӣра ка̄ха̄̐ ха̄ни хаила?» [41]

«Если ничтожное насекомое, подобное мне, — муравей, — умирает, то насколько велика утрата для мироздания?»

 

«‘бхаката-ватсала’ туми, муи ‘бхакта̄бха̄са’
аваш́йа пӯра̄бе, прабху, мора эи а̄ш́а» [42]

«Ты известен как Бхакта-ватсала, Тот, кто любит Своих преданных, а я напоминаю преданного. Поэтому Ты непременно исполнишь мое желание».

 

мадхйа̄хна карите прабху чалила̄ а̄пане
ӣш́вара декхийа̄ ка̄ли дибена дараш́ане [43]

Господь ушел, чтобы выполнить Свои полуденные обязанности. Он решил, что увидит Джаганнатха, а на следующий день навестит Харидаса.

 

табе маха̄прабху та̄̐ре кари’ а̄лин̇гана
мадхйа̄хна карите самудре карила̄ гамана [44]

Махапрабху обнял Харидаса, а затем отправился на море, чтобы выполнить Свои полуденные обязанности.

 

пра̄тах̣-ка̄ле ӣш́вара декхи’ саба бхакта лан̃а̄
харида̄се декхите а̄ила̄ ш́ӣгхра карийа̄ [45]

Утром Махапрабху, сопровождаемый всеми преданными, навестил Джаганнатха, а затем поспешил к Харидасу.

 

харида̄сера а̄ге а̄си’ дила̄ дараш́ана
харида̄са вандила̄ прабхура а̄ра ваиш̣н̣ава-чаран̣а [46]

Господь пришел к Харидасу и встретился с ним. Харидас поклонился у стоп Господа и всех преданных.

 

прабху кахе, «харида̄са, каха сама̄ча̄ра»
харида̄са кахе, «прабху, йе а̄джн̃а̄ тома̄ра» [47]

Господь сказал: «Харидас, сообщи мне новости». Харидас ответил: «О, Господь, как соизволишь».

 

ан̇гане а̄рамбхила̄ прабху маха̄сан̇кӣртана
вакреш́вара-пан̣д̣ита та̄̐ха̄ карена нартана [48]

Господь начал грандиозную санкиртану в саду, а Вакрешвар Пандит танцевал.

 

сварӯпа-госа̄н̃и а̄ди йата прабхура ган̣а
харида̄се бед̣и’ каре на̄ма-сан̇кӣртана [49]

Окружив Харидаса, Сварупа Дамодар и все спутники Господа пели [Святое] Имя.

 

ра̄ма̄нанда, са̄рвабхаума, саба̄ра агрете
харида̄сера гун̣а прабху ла̄гила̄ кахите [50]

Затем Господь стал рассказывать о славе Харидаса перед лицом Рамананды, Сарвабхаумы и всех преданных.

 

харида̄сера гун̣а кахите ха-ила̄ пан̃ча-мукха
кахите кахите прабхура ба̄д̣е маха̄сукха [51]

В то время, когда Господь рассказывал о славе Харидаса, казалось, что у Него пять уст. Когда Он говорил, Его и без того великое счастье росло.

 

харида̄сера гун̣е саба̄ра висмита хайа мана
сарва-бхакта ванде харида̄сера чаран̣а [52]

Все преданные были поражены, слыша о славе Харидаса, и кланялись у его стоп.

 

харида̄са ниджа̄грете прабхуре васа̄ила̄
ниджа-нетра — дуи бхр̣н̇га — мукха-падме дила̄ [53]

Харидас усадил Господа перед собой и не сводил глаз, подобных двум пчелам, с лотосоподобного лица Господа.

 

сва-хр̣дайе а̄ни’ дхарила прабхура чаран̣а
сарва-бхакта-пада-рен̣у мастака-бхӯш̣ан̣а [54]

Он водрузил стопы Господа на свое сердце и украсил свою голову пылью со стоп всех преданных.

 

‘ш́рӣ-кр̣ш̣н̣а-чаитанйа прабху’ балена ба̄ра ба̄ра
прабху-мукха-ма̄дхурӣ пийе, нетре джала-дха̄ра [55]

Вновь и вновь повторяя: «Шри Кришна Чайтанья Прабху», Харидас тонул в сладости лотосоподобного лика Господа, в то время как слезы текли из его глаз.

 

‘ш́рӣ-кр̣ш̣н̣а-чаитанйа’ ш́абда карите учча̄ран̣а
на̄мера сахита пра̄н̣а каила уткра̄ман̣а [56]

В то время как он пел: «Шри Кришна Чайтанья», его душа покинула тело с Именем.

 

маха̄йогеш́вара-пра̄йа сваччханде маран̣а
‘бхӣш̣мера нирйа̄н̣а’ саба̄ра ха-ила смаран̣а [57]

Видя, как Харидас умирает по собственной воле, подобно великому владыке йоги, все вспомнили уход Бхишмы.

 

‘хари’ ‘кр̣ш̣н̣а’-ш́абде сабе каре кола̄хала
према̄нанде маха̄прабху ха-ила̄ вихвала [58]

Преданные выкрикивали: «Хари! Кришна!» Махапрабху был охвачен экстазом божественной любви.

 

харида̄сера тану прабху коле лаила ут̣ха̄н̃а̄
ан̇гане на̄чена прабху према̄виш̣т̣а хан̃а̄ [59]

Господь взял тело Харидаса на руки и танцевал в саду, переполненный божественной любовью.

 

прабхура а̄веш́е аваш́а сарва-бхакта-ган̣а
према̄веш́е сабе на̄че, карена кӣртана [60]

Все преданные были охвачены экстазом, который испытывал Господь. Они танцевали и пели, погруженные в божественную любовь.

 

эи-мате нр̣тйа прабху каила̄ ката-кш̣ан̣а
сварӯпа-госа̄н̃и прабхуре каила̄ ниведана [61]

Так Господь танцевал до тех пор, пока с ним не заговорил Сварупа Дамодар.

 

харида̄са-т̣ха̄куре табе вима̄не чад̣а̄н̃а̄
самудре лан̃а̄ гела̄ табе кӣртана карийа̄ [62]

Затем Господь передал тело Шрилы Харидаса Тхакура носильщику, и оно было отнесено на берег моря, в то время как преданные пели.

 

а̄ге маха̄прабху чалена нр̣тйа карите карите
па̄чхе нр̣тйа каре вакреш́вара бхакта-ган̣а-са̄тхе [63]

Махапрабху, танцуя, вышел вперед. Позади Него танцевали Вакрешвар Пандит и другие преданные.

 

харида̄се самудра-джале сна̄на кара̄ила̄
прабху кахе, «самудра эи ‘маха̄-тӣртха’ ха-ила̄» [64]

Господь омыл Харидаса в воде океана и сказал: «Этот океан стал великим местом паломничества».

 

харида̄сера па̄додака пийе бхакта-ган̣а
харида̄сера ан̇ге дила̄ праса̄да-чандана [65]

Преданные выпили воду, которой были омыты стопы Харидаса, и умастили его тело прасадом — сандаловой пастой.

 

д̣ора, кад̣а̄ра, праса̄да, вастра ан̇ге дила̄
ва̄лука̄ра гарта кари’ та̄хе ш́ойа̄ила̄ [66]

Они возложили на тело Харидаса шелковые веревки, прасад, одежду и сандаловую пасту. Они вырыли в песке яму и положили в нее тело Харидаса.

 

ча̄ри-дике бхакта-ган̣а карена кӣртана
вакреш́вара-пан̣д̣ита карена а̄нанде нартана [67]

Окружив яму, преданные пели, а Вакрешвар Пандит танцевал в экстазе.

 

‘хари-бола’ ‘хари-бола’ бале гаура-ра̄йа
а̄пани ш́рӣ-хасте ва̄лу дила̄ та̄̐ра га̄йа [68]

Господь пел: «Харибол! Харибол!» и Своей божественной рукой возложил сандал на тело Харидаса.

 

та̄̐ре ва̄лу дийа̄ упаре пин̣д̣а̄ ба̄̐дха̄ила̄
чаудике-пин̣д̣ера маха̄-а̄варан̣а каила̄ [69]

Господь засыпал тело Харидаса песком и соорудил над ним укрытую со всех сторон платформу.

 

табе маха̄прабху каила̄ кӣртана, нартана
хари-дхвани-кола̄хале бхарила бхувана [70]

Затем Махапрабху стал танцевать, петь, и Его выкрики: «Хари!» разлетались повсюду.

 

табе маха̄прабху саба бхакта-ган̣а-сан̇ге
самудре карила̄ сна̄на-джала-кели ран̇ге [71]

Затем Он, ликуя, омылся в океане и стал играть в воде с преданными.

 

харида̄се прадакш̣ин̣а кари’ а̄ила сим̇ха-два̄ре
хари-кӣртана-кола̄хала сакала нагаре [72]

Господь и преданные обошли усыпальницу Харидаса, совершили бурный киртан по всему городу, а затем пришли к Львиным вратам.

 

сим̇ха-два̄ре а̄си’ прабху паса̄рира т̣ха̄̐и
а̄̐чала па̄тийа̄ праса̄да ма̄гила̄ татха̄и [73]

Придя туда, Господь расстелил на земле Свою накидку и попросил прасад у всех лавочников.

 

«харида̄са-т̣ха̄курера махотсавера таре
праса̄да ма̄гийе бхикш̣а̄ деха’ та’ а̄ма̄ре» [74]

«Я прошу прасад, чтобы провести грандиозный фестиваль в честь Шрилы Харидаса Тхакура. Пожалуйста, дайте Мне милостыню».

 

ш́унийа̄ паса̄ри саба ча̄н̇гад̣а̄ ут̣ха̄н̃а̄
праса̄да дите а̄се та̄ра̄ а̄нандита хан̃а̄ [75]

Услышав эту просьбу, все лавочники были рады принести большие корзины с прасадом.

 

сварӯпа-госа̄н̃и паса̄рике ниш̣едхила
ча̄н̇гад̣а̄ лан̃а̄ паса̄ри паса̄ре васила [76]

Сварупа Дамодар остановил их, и лавочники вернулись в свои лавки, где уселись со своими корзинами.

 

сварӯпа-госа̄н̃и прабхуре гхара па̄т̣ха̄ила̄
ча̄ри ваиш̣н̣ава, ча̄ри пичха̄д̣а̄ сан̇ге ра̄кхила̄ [77]

Сварупа Дамодар отослал Господа домой и остался в обществе четырех вайшнавов и четырех носильщиков.

 

сварӯпа-госа̄н̃и кахилена саба паса̄рире
«эка эка дравйера эка эка пун̃джа̄ деха’ море» [78]

Сварупа Дамодар сказал лавочникам: «Пожалуйста, дайте мне по четыре пригоршни каждой разновидности прасада».

 

эи-мате на̄на̄ праса̄да боджха̄ ба̄ндха̄н̃а̄
лан̃а̄ а̄ила̄ ча̄ри джанера мастаке чад̣а̄н̃а̄ [79]

Так он собрал разный прасад, упаковал его в тюки, и эти тюки на головах понесли четверо носильщиков — на фестиваль.

 

ва̄н̣ӣна̄тха пат̣т̣ана̄йака праса̄да а̄нила̄
ка̄ш́ӣ-миш́ра анека праса̄да па̄т̣ха̄ила̄ [80]

Ванинатх Паттанаик также доставил на фестиваль прасад. Кроме того, большое количество прасада было послано Каши Мишрой.

 

саба ваиш̣н̣аве прабху васа̄ила̄ са̄ри са̄ри
а̄пане паривеш́е прабху лан̃а̄ джана̄ ча̄ри [81]

Господь усадил всех преданных в ряды. Он лично подавал прасад с помощью четырех преданных.

 

маха̄прабхура ш́рӣ-хасте алпа на̄ а̄исе
эка-эка па̄те пан̃ча-джана̄ра бхакш̣йа паривеш́е [82]

Отнюдь не малые количества прасада Махапрабху раздавал Своей божественной рукой. На каждую тарелку Он клал прасад в количестве, достаточном, чтобы накормить пятерых.

 

сварӯпа кахе, «прабху, васи’ караха дарш́ана
а̄ми и̐ха̄-саба̄ лан̃а̄ кари паривеш́ана» [83]

Сварупа Дамодар сказал: «О, Владыка, пожалуйста, садись и смотри. Я буду раздавать прасад с другими преданными».

 

сварӯпа, джагада̄нанда, ка̄ш́ӣш́вара, ш́ан̇кара
ча̄ри-джана паривеш́ана каре нирантара [84]

Сварупа Дамодар, Джагадананда, Кашишвар и Шанкар непрерывно раздавали прасад.

 

прабху на̄ кха̄иле кеха на̄ каре бходжана
прабхуре се дине ка̄ш́ӣ-миш́рера нимантран̣а [85]

Если Господь не ест, то не ест никто. В тот день Каши Мишра пригласил Господа отобедать.

а̄пане ка̄ш́ӣ-миш́ра а̄ила̄ праса̄да лан̃а̄
прабхуре бхикш̣а̄ кара̄ила̄ а̄граха карийа̄ [86]

Тогда Каши Мишра лично принес Господу прасад и заставил Его поесть.

 

пурӣ-бха̄ратӣра сан̇ге прабху бхикш̣а̄ каила̄
сакала ваиш̣н̣ава табе бходжана карила̄ [87]

Господь поел в обществе Парамананды Пури и Брахмананды Бхарати. Затем все преданные начали есть.

 

а̄кан̣т̣ха пӯра̄н̃а̄ саба̄йа кара̄ила̄ бходжана
«деха’ деха’» бали’ прабху балена вачана [88]

Господь накормил всех — до отвала. Он говорил слугам: «Раздавайте! Раздавайте!»

 

бходжана карийа̄ сабе каила̄ а̄чамана
саба̄ре пара̄ила̄ прабху ма̄лйа-чандана [89]

Все преданные поели, а затем совершили омовение. Господь украсил каждого из них гирляндой и сандаловой пастой.

 

према̄виш̣т̣а хан̃а̄ прабху карена вара-да̄на
ш́уни’ бхакта-ган̣ера джуд̣а̄йа манаска̄ма [90]

Переполненный божественной любовью, Господь всем раздал благословения. Звук Его благословляющего голоса исполнил желания сердец преданных.

 

«харида̄сера виджайотсава йе каила дарш́ана
йе иха̄̐ нр̣тйа каила, йе каила кӣртана [91]

йе та̄̐ре ва̄лука̄ дите карила гамана
та̄ра мадхйе махотсаве йе каила бходжана [92]

ачире ха-ибе та̄-саба̄ра ‘кр̣ш̣н̣а-пра̄пти’
харида̄са-дараш́ане хайа аичхе ‘ш́акти’» [93]

«Каждый, кто видел этот фестиваль в честь ухода Харидаса, танцевал там, пел, посыпал песком тело Харидаса или принимал пищу на фестивале, вскоре достигнет Кришны. Соприкосновение с Харидасом обладает таким могуществом».

 

«кр̣па̄ кари’ кр̣ш̣н̣а море дийа̄чхила̄ сан̇га
сватантра кр̣ш̣н̣ера иччха̄,
— каила̄ сан̇га-бхан̇га» [94]

«Милостивый Кришна подарил Мне общество Харидаса, и тот же Кришна, независимый в Своих желаниях, теперь лишил Меня этого общества».

 

«харида̄сера иччха̄ йабе ха-ила чалите
а̄ма̄ра ш́акати та̄̐ре на̄рила ра̄кхите» [95]

«Когда Харидас пожелал покинуть мир, Я не в силах был его остановить».

 

«иччха̄-ма̄тре каила̄ ниджа-пра̄н̣а ниш̣кра̄ман̣а
пӯрве йена ш́унийа̄чхи бхӣш̣мера маран̣а» [96]

«По своей воле Харидас расстался с жизнью — подобно тому, как в легендарные времена, как мы слышали, так сделал Бхишма».

 

«харида̄са а̄чхила пр̣тхивӣра ‘ш́ироман̣и’
та̄ха̄ вина̄ ратна-ш́ӯнйа̄ ха-ила мединӣ» [97]

«Харидас был драгоценным венцом этого мира. Мир лишился сокровища в его лице».

 

«‘джайа джайа харида̄са’ бали’ кара хари-дхвани»
эта бали’ маха̄прабху на̄чена а̄пани [98]

«Провозглашайте: „Слава, слава Харидасу!“ и пойте Имя Хари!» С этими словами Махапрабху начал танцевать.

 

сабе га̄йа, «джайа джайа джайа харида̄са
на̄мера махима̄ йе̐ха карила̄ прака̄ш́а» [99]

Все пели: «Слава! Слава! Слава Харидасу! Он явил славу Имени!»

 

табе маха̄прабху саба бхакте вида̄йа дила̄
харш̣а-виш̣а̄де прабху виш́ра̄ма карила̄ [100]

Затем Махапрабху со всеми попрощался и отправился отдыхать, испытывая смешанные чувства радости и скорби.

 

эи та’ кахилу̐ харида̄сера виджайа
йа̄ха̄ра ш́раван̣е кр̣ш̣н̣е др̣д̣ха-бхакти хайа [101]

Так я описал уход Шрилы Харидаса Тхакура. Услышав этот рассказ, вы разовьете непоколебимую преданность Кришне.

 

чаитанйера бхакта-ва̄тсалйа иха̄теи джа̄ни
бхакта-ва̄н̃чха̄ пӯрн̣а каила̄ нйа̄си-ш́ироман̣и [102]

Благодаря этой игре [ухода] мы понимаем природу любви Шри Чайтаньи к Его преданным. Господь, драгоценный венец санньяси, исполнил желание Своего преданного.

 

ш́еш̣а-ка̄ле дила̄ та̄̐ре дарш́ана-спарш́ана
та̄̐ре коле кари’ каила̄ а̄пане нартана [103]

В последние минуты жизни Харидаса Господь дарил Харидасу Свое общество и объятия. Затем Господь взял тело Харидаса на руки и танцевал с ним.

 

а̄пане ш́рӣ-хасте кр̣па̄йа та̄̐ре ва̄лу дила̄
а̄пане праса̄да ма̄ги’ махотсава каила̄ [104]

Своими божественными руками Господь милостиво похоронил Харидаса и лично выпрашивал прасад, дабы провести грандиозный фестиваль.

 

маха̄бха̄гавата харида̄са парама-видва̄н
э саубха̄гйа ла̄ги’ а̄ге карила̄ прайа̄н̣а [105]

Шрила Харидас Тхакур — лучший из преданных и кладезь премудрости. Благодаря этой удаче он покинул мир на глазах у Господа.

Комментарий из «Анубхашьи»: Шрила Харидас Тхакур описан в этом стихе как парама-видва̄н, «носитель великого знания». Знание (видья) — то явление, благодаря которому человек освобождается от невежества — рабства в самсаре — и достигает переживания Вишну, сверхъестественной, непогрешимой, бессмертной, трансцендентной Истины. Харидас Тхакур был величайшим из знатоков истины о Кришне, поскольку он пришел в этот мир в качестве намачарьи, лучшего из практикующих и проповедников Шри Хари-нама-санкиртаны, которую Шри Чайтанья Махапрабху описал в Своей «Шикшаштакам» как видйа̄-вадхӯ-джӣвана: «жизнь трансцендентного знания».

ити пум̇са̄рпита̄ виш̣н̣ау бхактиш́ чен нава-лакш̣ан̣а̄
крийета бхагаватй аддха̄ тан манйе ’дхӣтам уттамам

(«Шримад-Бхагаватам», 7.5.24)

[«Я считаю того, кто предлагает Вишну девять разновидностей практики преданности, а затем совершает их, самым ученым человеком».]

В частности, в данном стихе «Шримад-Бхагаватам» разъясняется, что человек, совершающий киртан, лучшую разновидность практики преданности, есть сарва-ш́а̄стра̄дхӣтӣ, величайший знаток всех священных писаний.

 

чаитанйа-чаритра эи амр̣тера синдху
карн̣а-мана тр̣пта каре йа̄ра эка бинду [106]

Игры Шри Чайтаньи подобны океану нектара, одной капли которого достаточно, чтобы утолить жажду слуха и сердца.

 

бхава-синдху тариба̄ре а̄чхе йа̄ра читта
ш́раддха̄ кари’ ш́уна сеи чаитанйа-чаритра [107]

Если ты желаешь пересечь пучину материального существования, тогда с верой слушай об играх Шри Чайтаньи.

 

ш́рӣ-рӯпа-рагхуна̄тха-паде йа̄ра а̄ш́а
чаитанйа-чарита̄мр̣та кахе кр̣ш̣н̣ада̄са [108]

Молясь у стоп Шри Рупы и Шри Рагхунатха, Кришнадас рассказывает эту «Шри Чайтанья-чаритамриту».





English

Chapter Eleven of Śrī Chaitanya-charitāmṛta’s Antya-līlā 

The Departure of Śrīla Haridās Ṭhākur

http://www.gaudiyadarshan.com/posts/the-departure-of-srila-haridas-thakur/

 

namāmi haridāsaṁ taṁ chaitanyaṁ taṁ cha tat-prabhum
saṁsthitām api yan-mūrtiṁ svāṅke kṛtvā nanarta yaḥ [1]

I offer my obeisance to Śrīla Haridās Ṭhākur and his Lord, Śrī Chaitanyadev, who danced with Haridās in His arms after Haridās entered in samādhi.

 

jaya jaya śrī-chaitanya jaya dayāmaya
jayādvaita-priya nityānanda-priya jaya [2]

All glory to the all-merciful Śrī Chaitanya! All glory to beloved of Advaita and Nityānanda!

 

jaya śrīnivāseśvara haridāsa-nātha
jaya gadādhara-priya svarūpa-prāṇa-nātha [3]

All glory to the Lord of Śrīvās and Haridās! All glory the beloved of Gadādhar and Svarūp Dāmodar!

 

jaya kāśī-priya jagadānanda-prāṇeśvara
jaya rūpa-sanātana-raghunātheśvara [4]

All glory to the beloved of Kāśī Miśra and Jagadānanda! All glory to the Lord of Rūpa, Sanātan, and Raghunāth!

 

jaya gaura-deha kṛṣṇa svayaṁ bhagavān
kṛpā kari’ deha’ prabhu, nija-pada-dāna [5]

All glory to the golden form of the Supreme Lord Kṛṣṇa! O Lord, mercifully give me the gift of Your feet.

 

nityānandachandra jaya chaitanyera prāṇa
tomāra charaṇāravinde bhakti deha’ dāna [6]

All glory to moon-like Nityānanda, the life of Śrī Chaitanya! Please give me the gift of devotion to Your lotus feet.

 

jaya jayādvaitachandra chaitanyera ārya
sva-charaṇe bhakti deha’ jayādvaitāchārya [7]

All glory to moon-like Advaita, who is worshipped by Śrī Chaitanya! All glory to Śrī Advaita Āchārya! Please give me devotion to Your feet.

 

jaya gaura-bhakta-gaṇa,—gaura yā̐ra prāṇa
saba bhakta mili’ more bhakti deha’ dāna [8]

All glory to Śrī Gaura’s devotees, whose life is Śrī Gaura. May they unitedly give me the gift of devotion.

 

jaya rūpa, sanātana, jīva, raghunātha
raghunātha, gopāla,—chhaya mora ‘prāṇa-nātha’ [9]

All glory to Śrī Rūpa, Sanātan, Jīva, Raghunāth Bhaṭṭa, Raghunāth Dās, and Gopāl Bhaṭṭa! They are the lords of my heart.

 

e-saba prasāde likhi chaitanya-līlā-guṇa
yaichhe taichhe likhi, kari āpana pāvana [10]

By their mercy, I write about the Pastimes and glory of Śrī Chaitanya. Howsoever I write, I purify myself.

 

ei-mata mahāprabhura nīlāchale vāsa
saṅge bhakta-gaṇa lañā kīrtana-vilāsa [11]

In this way, Mahāprabhu resided in Nīlāchal engaged in Pastimes of saṅkīrtan with the devotees.

 

dine nṛtya-kīrtana, īśvara-daraśana
rātrye rāya-svarūpa-sane rasa-āsvādana [12]

During the day, Mahāprabhu would dance, chant, and visit Jagannāth. At night, He would taste rasa with Rāmānanda Rāy and Svarūp Dāmodar.

 

ei-mata mahāprabhura sukhe kāla yāya
kṛṣṇera viraha-vikāra aṅge nānā haya [13]

In this way, Mahāprabhu happily passed His time, and various symptoms of separation from Kṛṣṇa would appear in His body.

 

dine dine bāḍe vikāra, rātrye atiśaya
chintā, udvega, pralāpādi yata śāstre kaya [14]

Day by day, these symptoms—such as anxiety, agitation, and delirium, which described by the scriptures—would increase, especially at night.

 

svarūpa gosāñi, āra rāmānanda-rāya
rātri-dine kare do̐he prabhura sahāya [15]

Night and day, Svarūp Dāmodar and Rāmānanda Rāy would assist the Lord.

 

eka-dina govinda mahāprasāda lañā
haridāse dite gelā ānandita hañā [16]

One day, Govinda happily went to give some mahāprasād to Śrīla Haridās Ṭhākur.

 

dekhe,—haridāsa ṭhākura kariyāchhe śayana
manda manda karitechhe saṅkhyā-saṅkīrtana [17]

Govinda saw that Haridās had lied down and was slowly chanting japa.

 

govinda kahe, “uṭha āsi’ karaha bhojana”
haridāsa kahe, “āji karimu laṅghana [18]

Govinda said, “Please sit up and eat.” Haridās replied, “Today I shall fast.

 

“saṅkhyā-kīrtana pūre nāhi, kemate khāiba?
mahāprasāda āniyāchha, kemate upekṣiba?” [19]

“I have not completed my quota of chanting. How shall I eat? But you have brought mahāprasād. How shall I neglect it?”

 

eta bali’ mahāprasāda karilā vandana
eka rañcha lañā tāra karilā bhakṣaṇa [20]

Saying this, Haridās bowed to the mahāprasād and ate a morsel of it.

 

āra dina mahāprabhu tā̐ra ṭhāñi āilā
“sustha hao, haridāsa” bali’ tā̐re puchhilā [21]

The next day, Mahāprabhu came to Haridās’s garden and asked him, “Haridās, are you well?”

 

namaskāra kari’ te̐ho kailā nivedana
“śarīra sustha haya mora, asustha buddhi-mana” [22]

Haridās bowed and said, “My body is well, but my heart and mind are not.”

 

prabhu kahe, “kon vyādhi, kaha ta’ nirṇaya?”
te̐ho kahe, “saṅkhyā-kīrtana nā pūraya” [23]

The Lord asked, “Can you say clearly what is your disease?” Haridās replied, “I cannot compete my quota of chanting.”

Anubhāṣya Commentary: On the basis of this chapter, we understand through the example of Śrīla Haridās Ṭhākur that every initiated practitioner must chant the Hare Kṛṣṇa mahāmantra (made up of sixteen Names and thirty-two syllables) in a regulated way according to a quota.

 

prabhu kahe,—“vṛddha ha-ilā ‘saṅkhyā’ alpa kara
siddha-deha tumi, sādhane āgraha kene kara? [24]

Then Lord replied, “You have grown old. You can reduce your quota. You are a perfected soul. Why are you adamant about formal practices?

 

“loka nistārite ei tomāra ‘avatāra’
nāmera mahimā loke karilā prachāra [25]

“You have descended to deliver the world, and you have preached the glories of the Name throughout the world.

 

“ebe alpa saṅkhyā kari’ kara saṅkīrtana”
haridāsa kahe, “śuna mora nivedana [26]

“Now you can reduce your quota and continue chanting.” Haridās replied, “Please hear my plea.

 

“hīna-jāti janma mora nindya-kalevara
hīna-karme rata muñi adhama pāmara [27]

“I was born in a low caste, and my body is condemnable. I am fallen, sinful, and attached to lowly activities.

 

“adṛśya, aspṛśya more aṅgīkāra kailā
raurava ha-ite more vaikuṇṭhe chaḍāilā [28]

“Although I am unsightly and untouchable, You have accepted me. You have raised me from hell to Vaikuṇṭha.

 

“svatantra īśvara tumi hao ichchhāmaya
jagat nāchāo, yāre yaichhe ichchhā haya [29]

“You are the independent Supreme Lord, and You are willful. You make the world dance as You desire.

 

“aneka nāchāilā more prasāda kariyā
viprera śrāddha-pātra khāinu ‘mlechchha’ hañā [30]

“You have mercifully made me dance many times. I ate a śrāddha-pātra (ceremonial offering to the forefathers) meant for a brāhmaṇ though I am a mlechchha.

Commentary: Once Advaita Āchārya offered a śrāddha-pātra to Haridās Ṭhākur even though he was not socially recognised as a brāhmaṇ just to teach society that a topmost Vaiṣṇava is far more exalted than even an entire community of the best of brāhmaṇas. See Antya-līlā, 3.222.

 

“eka vāñchhā haya mora bahu dina haite
līlā samvaribe tumi—laya mora chitte [31]

“I have had a desire for a very long time. I think you will conclude Your Pastimes soon.”

 

“sei līlā prabhu more kabhu nā dekhāibā
āpanāra āge mora śarīra pāḍibā [32]

“O Lord, please do not show me Your final Pastimes. Before then, let my body fall down in front of You.”

 

“hṛdaye dharimu tomāra kamala charaṇa
nayane dekhimu tomāra chā̐da vadana [33]

“jihvāya uchchārimu tomāra ‘kṛṣṇa-chaitanya’-nāma
ei-mata mora ichchhā,—chhāḍimu parāṇa [34]

“I will hold Your lotus feet to my heart, gaze upon Your moonlike face with my eyes, chant Your Name ‘Śrī Kṛṣṇa Chaitanya’ with my tongue, and give up my life. This is my desire.

 

mora ei ichchhā yadi tomāra prasāde haya
ei nivedana mora kara, dayāmaya [35]

“If my desire can be fulfilled by Your mercy, then please grant my plea, O merciful Lord!

 

ei nīcha deha mora paḍuka tava āge
ei vāñchhā-siddhi mora tomātei lāge” [36]

“Let this lowly body fall down in front of You. Only You can fulfill my desire.”

 

prabhu kahe, “haridāsa, ye tumi māgibe
kṛṣṇa kṛpāmaya tāhā avaśya karibe [37]

The Lord replied, “Haridās, Kṛṣṇa is merciful and will surely do what you desire.

 

“kintu āmāra ye kichhu sukha, saba tomā lañā
tomāra yogya nahe,—yābe āmāre chhāḍiyā” [38]

“But it is not right for you to take away all My happiness: you will go away and leave Me behind?”

 

charaṇe dhari’ kahe haridāsa, “nā kariha ‘māyā’
avaśya mo-adhame, prabhu, kara ei ‘dayā’ [39]

Haridās clasped the feet of the Lord and said, “Do not make an illusion! O Lord! You must bestow this mercy upon me, a fallen soul.

 

“mora śiromaṇi kata kata mahāśaya
tomāra līlāra sahāya koṭi-bhakta haya [40]

“So many great souls, tens of millions of devotees, who are like jewels on my head, are assitants in Your Pastimes.

 

“āmā-hena yadi eka kīṭa mari’ gela
pipīlikā maile pṛthvīra kāhā̐ hāni haila? [41]

“If an insignificant insect like me—if an ant—dies, what is the loss to the world?

 

“‘bhakata-vatsala’ tumi, mui ‘bhaktābhāsa’
avaśya pūrābe, prabhu, mora ei āśa” [42]

“You are known as Bhakta-vatsala, He who is affectionate to His devotees, and I resemble a devotee. So, You will surely fulfil my desire.”

 

madhyāhna karite prabhu chalilā āpane
īśvara dekhiyā kāli dibena daraśane [43]

The Lord left to perform His midday duties. He decided He would see Jagannāth and then visit Haridās the next day.

 

tabe mahāprabhu tā̐re kari’ āliṅgana
madhyāhna karite samudre karilā gamana [44]

Mahāprabhu embraced Haridās and then went to the sea to perform His midday duties.

 

prātaḥ-kāle īśvara dekhi’ saba bhakta lañā
haridāse dekhite āilā śīghra kariyā [45]

In the morning, Mahāprabhu visited Jagannāth with all the devotees and then quickly came to see Haridās.

 

haridāsera āge āsi’ dilā daraśana
haridāsa vandilā prabhura āra vaiṣṇava-charaṇa [46]

The Lord came before Haridās and met him. Haridās bowed at the feet of the Lord and all the devotees.

 

prabhu kahe, “haridāsa, kaha samāchāra”
haridāsa kahe, “prabhu, ye ājñā tomāra” [47]

The Lord said, “Haridās, tell me the news.” Haridās replied, “O Lord, whatever You permit.”

 

aṅgane ārambhilā prabhu mahāsaṅkīrtana
vakreśvara-paṇḍita tā̐hā karena nartana [48]

The Lord started a grand saṅkīrtan in the garden, and Vakreśvar Paṇḍit danced.

 

svarūpa-gosāñi ādi yata prabhura gaṇa
haridāse beḍi’ kare nāma-saṅkīrtana [49]

Surrounding Haridās, Svarūp Dāmodar and all the Lord’s associates chanted the Name.

 

rāmānanda, sārvabhauma, sabāra agrete
haridāsera guṇa prabhu lāgilā kahite [50]

The Lord then began to speak about the glories of Haridās in front of Rāmānanda, Sārvabhauma, and all the devotees.

 

haridāsera guṇa kahite ha-ilā pañcha-mukha
kahite kahite prabhura bāḍe mahāsukha [51]

As the Lord spoke about the glories of Haridās, it seemed as though He had five mouths. As He spoke, His intense happiness increased.

 

haridāsera guṇe sabāra vismita haya mana
sarva-bhakta vande haridāsera charaṇa [52]

All the devotees were amazed by the glories of Haridās and bowed at his feet.

 

haridāsa nijāgrete prabhure vasāilā
nija-netra—dui bhṛṅga—mukha-padme dilā [53]

Haridās sat the Lord in front of him and fixed his eyes—like two bees—on the Lord’s lotus face.

 

sva-hṛdaye āni’ dharila prabhura charaṇa
sarva-bhakta-pada-reṇu mastaka-bhūṣaṇa [54]

He held the Lord’s feet on his heart and adorned his head with the foot-dust all the devotees.

 

‘śrī-kṛṣṇa-chaitanya prabhu’ balena bāra bāra
prabhu-mukha-mādhurī piye, netre jala-dhāra [55]

Chanting, “Śrī Kṛṣṇa Chaitanya Prabhu” again and again, Haridās drank in the sweetness of the Lord’s lotus face as tears poured from his eyes.

 

‘śrī-kṛṣṇa-chaitanya’ śabda karite uchchāraṇa
nāmera sahita prāṇa kaila utkrāmaṇa [56]

As he chanted, “Śrī Kṛṣṇa Chaitanya”, his soul left his body with the Name.

 

mahāyogeśvara-prāya svachchhande maraṇa
‘bhīṣmera niryāṇa’ sabāra ha-ila smaraṇa [57]

Seeing Haridās die by his own will like a great master of yoga, everyone remembered the departure of Bhīṣma.

 

‘hari’ ‘kṛṣṇa’-śabde sabe kare kolāhala
premānande mahāprabhu ha-ilā vihvala [58]

The devotees made an uproar of, “Hari! Kṛṣṇa!” Mahāprabhu was overwhelmed with the ecstasy of divine love.

 

haridāsera tanu prabhu kole laila uṭhāñā
aṅgane nāchena prabhu premāviṣṭa hañā [59]

The Lord took the body of Haridās in His arms and danced in the garden, filled with divine love.

 

prabhura āveśe avaśa sarva-bhakta-gaṇa
premāveśe sabe nāche, karena kīrtana [60]

All the devotees were overcome by the Lord’s ecstasy. They danced and chanted, immersed in divine love.

 

ei-mate nṛtya prabhu kailā kata-kṣaṇa
svarūpa-gosāñi prabhure kailā nivedana [61]

In this way, the Lord danced for some time until Svarūp Dāmodar spoke to Him.

 

haridāsa-ṭhākure tabe vimāne chaḍāñā
samudre lañā gelā tabe kīrtana kariyā [62]

The Lord then raised Śrīla Haridās Ṭhākur onto a carrier and brought him to the sea while chanting.

 

āge mahāprabhu chalena nṛtya karite karite
pāchhe nṛtya kare vakreśvara bhakta-gaṇa-sāthe [63]

Mahāprabhu went in front dancing. Vakreśvar Paṇḍit danced with the other devotees behind Him.

 

haridāse samudra-jale snāna karāilā
prabhu kahe, “samudra ei ‘mahā-tīrtha’ ha-ilā” [64]

The Lord bathed Haridās in the water of the ocean and said, “This ocean has become a great place of pilgrimage.”

 

haridāsera pādodaka piye bhakta-gaṇa
haridāsera aṅge dilā prasāda-chandana [65]

The devotees drank the water that washed Haridās’s feet and put sandalwood paste prasād on Haridās’s body.

 

ḍora, kaḍāra, prasāda, vastra aṅge dilā
vālukāra garta kari’ tāhe śoyāilā [66]

They placed silken ropes, sandalwood paste, prasād, and cloth on Haridās’s body. They dug a hole in the sand and layed Haridās within it.

 

chāri-dike bhakta-gaṇa karena kīrtana
vakreśvara-paṇḍita karena ānande nartana [67]

All around, the devotees chanted, and Vakreśvara Paṇḍit danced in ecstasy.

 

‘hari-bola’ ‘hari-bola’ bale gaura-rāya
āpani śrī-haste vālu dilā tā̐ra gāya [68]

The Lord chanted, “Haribol! Haribol!” and placed the sand atop the body of Haridās with own His divine hand.

 

tā̐re vālu diyā upare piṇḍā bā̐dhāilā
chaudike-piṇḍera mahā-āvaraṇa kailā [69]

The Lord covered the body of Haridās with sand and constructed a platform above him with a large covering on all sides.

 

tabe mahāprabhu kailā kīrtana, nartana
hari-dhvani-kolāhale bharila bhuvana [70]

Mahāprabhu then chanted, danced, and filled the world with an uproar of the sound of ‘Hari!’

 

tabe mahāprabhu saba bhakta-gaṇa-saṅge
samudre karilā snāna-jala-keli raṅge [71]

He then joyfully bathed in the ocean and played in the water with all the devotees.

 

haridāse pradakṣiṇa kari’ āila siṁha-dvāre
hari-kīrtana-kolāhala sakala nagare [72]

The Lord and the devotees circumambulated Haridās, performed uproarious kīrtan all over the city, and then came to the lion-gate.

 

siṁha-dvāre āsi’ prabhu pasārira ṭhā̐i
ā̐chala pātiyā prasāda māgilā tathāi [73]

Arriving there, the Lord spread out His cloth and begged for prasād from all the shopkeepers there.

 

“haridāsa-ṭhākurera mahotsavera tare
prasāda māgiye bhikṣā deha’ ta’ āmāre” [74]

“I am begging for prasād to hold a grand festival for Śrīla Haridās Ṭhākur. Please give Me alms.”

 

śuniyā pasāri saba chāṅgaḍā uṭhāñā
prasāda dite āse tārā ānandita hañā [75]

Hearing this, all the shopkeepers happily came forward with big baskets to give away their prasād.

 

svarūpa-gosāñi pasārike niṣedhila
chāṅgaḍā lañā pasāri pasāre vasila [76]

Svarūp Dāmodar stopped them, and the shopkeepers returned to their shops and sat down with their baskets.

 

svarūpa-gosāñi prabhure ghara pāṭhāilā
chāri vaiṣṇava, chāri pichhāḍā saṅge rākhilā [77]

Svarūp Dāmodar sent the Lord home and kept with him four Vaiṣṇavas and four porters.

 

svarūpa-gosāñi kahilena saba pasārire
“eka eka dravyera eka eka puñjā deha’ more” [78]

Svarūp Dāmodar said to the shopkeepers, “Please give me four palmfuls of each and every variety of prasād.”

 

ei-mate nānā prasāda bojhā bāndhāñā
lañā āilā chāri janera mastake chaḍāñā [79]

In this way, He collected varieties of prasād, packed them into loads, mounted the loads on the heads of the four porters, and brought them to the festival.

 

vāṇīnātha paṭṭanāyaka prasāda ānilā
kāśī-miśra aneka prasāda pāṭhāilā [80]

Vāṇīnāth Paṭṭanāyaka brought prasād to the festival, and Kāśī Miśra also sent large quantities of prasād.

 

saba vaiṣṇave prabhu vasāilā sāri sāri
āpane pariveśe prabhu lañā janā chāri [81]

The Lord sat all the devotees in lines. He personally served the prasād with four of the devotees.

 

mahāprabhura śrī-haste alpa nā āise
eka-eka pāte pañcha-janāra bhakṣya pariveśe [82]

Small quantities of prasād do not come from Mahāprabhu’s divine hand. On every plate, He placed enough prasād to feed five people.

 

svarūpa kahe, “prabhu, vasi’ karaha darśana
āmi i̐hā-sabā lañā kari pariveśana” [83]

Svarūp Dāmodar said, “O Lord, please sit and watch. I will distribute the prasād with the other devotees.”

 

svarūpa, jagadānanda, kāśīśvara, śaṅkara
chāri-jana pariveśana kare nirantara [84]

Svarūp Dāmodar, Jagadānanda, Kāśīśvar, and Śaṅkar distributed prasād continuously.

 

prabhu nā khāile keha nā kare bhojana
prabhure se dine kāśī-miśrera nimantraṇa [85]

If the Lord does not eat, no one eats. That day Kāśī Miśra had invited the Lord for lunch.

 

āpane kāśī-miśra āilā prasāda lañā
prabhure bhikṣā karāilā āgraha kariyā [86]

Kāśī Miśra then personally brought some prasād to the Lord and forcibly made the Lord eat.

 

purī-bhāratīra saṅge prabhu bhikṣā kailā
sakala vaiṣṇava tabe bhojana karilā [87]

The Lord ate with Paramānanda Purī and Brahmānanda Bhāratī. Then all the devotees began to eat.

 

ākaṇṭha pūrāñā sabāya karāilā bhojana
“deha’ deha’” bali’ prabhu balena vachana [88]

The Lord fed everyone, filling them up to the neck. He told the servers, “Give! Give!”

 

bhojana kariyā sabe kailā āchamana
sabāre parāilā prabhu mālya-chandana [89]

All the devotees ate and then washed up. The Lord adorned them with garlands and sandalwood paste.

 

premāviṣṭa hañā prabhu karena vara-dāna
śuni’ bhakta-gaṇera juḍāya manaskāma [90]

Filled with divine love, the Lord offered everyone a benediction. Hearing it fulfilled the desires of the devotees’ hearts.

 

“haridāsera vijayotsava ye kaila darśana
ye ihā̐ nṛtya kaila, ye kaila kīrtana [91]

“ye tā̐re vālukā dite karila gamana
tāra madhye mahotsave ye kaila bhojana [92]

“achire ha-ibe tā-sabāra ‘kṛṣṇa-prāpti’
haridāsa-daraśane haya aichhe ‘śakti’ [93]

“Anyone who saw this festival honouring the departure of Haridās, danced here, chanted here, placed sand on the body of Haridās, or ate here will soon attain Kṛṣṇa. The association of Haridās has such power.

 

“kṛpā kari’ kṛṣṇa more diyāchhilā saṅga
svatantra kṛṣṇera ichchhā,—kailā saṅga-bhaṅga [94]

“Kṛṣṇa mercifully gave Me the association of Haridās, but Kṛṣṇa’s independent will has now broken that association.

 

“haridāsera ichchhā yabe ha-ila chalite
āmāra śakati tā̐re nārila rākhite [95]

“When Haridās desired to leave, I did not have the power to stop him.

 

“ichchhā-mātre kailā nija-prāṇa niṣkrāmaṇa
pūrve yena śuniyāchhi bhīṣmera maraṇa [96]

“By his own will, Haridās gave up his life just as we have heard that Bhīṣma did previously.

 

“haridāsa āchhila pṛthivīra ‘śiromaṇi’
tāhā vinā ratna-śūnyā ha-ila medinī [97]

“Haridās was the crown jewel of this world. Without him, this world has become jewel-less.”

 

“‘jaya jaya haridāsa’ bali’ kara hari-dhvani”
eta bali’ mahāprabhu nāchena āpani [98]

“‘Say, ‘Glory! Gory to Haridās!’ and chant the Name ‘Hari!’” Saying this, Mahāprabhu personally began to dance.

 

sabe gāya, “jaya jaya jaya haridāsa
nāmera mahimā ye̐ha karilā prakāśa” [99]

Everyone sang, “Glory! Glory! Glory to Haridās! He revealed the the glories of the Name!”

 

tabe mahāprabhu saba bhakte vidāya dilā
harṣa-viṣāde prabhu viśrāma karilā [100]

Mahāprabhu then bade everyone farewell and took rest, feeling both joy and sorrow.

 

ei ta’ kahilu̐ haridāsera vijaya
yāhāra śravaṇe kṛṣṇe dṛḍha-bhakti haya [101]

Thus I have described the departure of Śrīla Haridās Ṭhākur. By hearing about it, you will develop firm devotion to Kṛṣṇa.

 

chaitanyera bhakta-vātsalya ihātei jāni
bhakta-vāñchhā pūrṇa kailā nyāsi-śiromaṇi [102]

Through this Pastime, we understand Śrī Chaitanya’s affection for His devotees. The Lord, the crown jewel of sannyāsīs, fulfilled the desire of His devotee.

 

śeṣa-kāle dilā tā̐re darśana-sparśana
tā̐re kole kari’ kailā āpane nartana [103]

During Haridās’s final moments, the Lord gave Haridās His company and embrace. The Lord personally took Haridās in His arms and danced.

 

āpane śrī-haste kṛpāya tā̐re vālu dilā
āpane prasāda māgi’ mahotsava kailā [104]

With His divine hand, the Lord mercifully buried Haridās and personally begged for prasād to make a grand festival.

 

mahābhāgavata haridāsa—parama-vidvān
e saubhāgya lāgi’ āge karilā prayāṇa [105]

Śrīla Haridās Ṭhākur is a topmost devotee and highly knowledgable. Because of this fourtune, He passed away before the Lord.

Anubhāṣya Commentary: Śrīla Haridās Ṭhākur is described in this verse as parama-vidvān, highly knowledgable. Knowledge (vidyā) is that by which one becomes liberated from ignorance—bondage in saṁsāra—attains experience of Viṣṇu, the supramundane, infallible, imperishable, transcendental Truth. Haridās Ṭhākur was the greatest of all experts in knowledge of Kṛṣṇa because he descended as the Nāmāchārya, the foremost practitioner and preacher of Śrī Hari-nām-saṅkīrtan, which Śrī Chaitanya Mahāprabhu described in His Śikṣāṣṭakam as vidyā-vadhū-jīvana: the life of transcendental knowledge.

iti puṁsārpitā viṣṇau bhaktiś chen nava-lakṣaṇā
kriyeta bhagavaty addhā tan manye ‘dhītam uttamam

(Śrīmad-Bhāgavatam: 7.5.24)

[“I consider one who offers and then personally performs the nine forms of devotional practice to Viṣṇu to be the most learned person.”]

Specifically in this verse of Śrīmad Bhāgavatam, it is explained that one who practises kīrtan, the best of the nine forms of devotional practice, is sarva-śāstrādhītī, the most learned in all the scriptures.

 

chaitanya-charitra ei amṛtera sindhu
karṇa-mana tṛpta kare yāra eka bindu [106]

Śrī Chaitanya’s Pastimes are an ocean of nectar, one drop of which satisfies the ear and heart.

 

bhava-sindhu taribāre āchhe yāra chitta
śraddhā kari’ śuna sei chaitanya-charitra [107]

If you desire to cross the ocean of material existence, then with faith listen to the Pastimes of Śrī Chaitanya.

 

śrī-rūpa-raghunātha-pade yāra āśa
chaitanya-charitāmṛta kahe kṛṣṇadāsa [108]

Praying at the feet of Śrī Rūpa and Śrī Raghunāth, Kṛṣṇadās narrates Śrī Chaitanya-charitāmṛta.



Главная | Миссия | Учение | Библиотека | Контактная информация
Пожертвования