«Глубинное понимание христианского изречения». Статья из журнала «The Harmonist» под редакцией Шрилы Бхактисиддханты Сарасвати Тхакура (на русском и английском языках)


Вишвешвар Дас

Глубинное понимание христианского изречения

Статья из журнала «The Harmonist»,
издаваемого под редакцией
Шрилы Бхактисиддханты Сарасвати Тхакура
в 20–30-е годы XX столетия

(из пятого номера XXVII тома за октябрь 1929 года)

 

«И призови Меня в день скорби; Я избавлю тебя...»
(Библия, Псалтырь, 49:15).

Насколько сладостные и воодушевляющие приведенные выше слова всемилостивого Создателя. Они как бальзам для страждущих и путеводная звезда для душ, блуждающих во мраке. В этом мире горестных забот и невзгод, в этой жизни, исполненной бесконечных печалей и испытаний, мы напрасно ищем слабый лучик надежды, помимо веры в то, что всемогущий Господь освободит нас, поскольку Он последний «якорь», что «держит», а также друг и отец для тех, кто лишен друзей и отца.

Говорится: «Горе — это участь, испытание и привилегия человечества», и хотя «преодоление превратностей судьбы» также считается «привлекательным», однако жизнь была бы невыносима, и нам бы не хватило необходимых психических сил, чтобы выносить те злоключения, которые «наследует плоть», если бы наши сердца не ощущали поддержку и воодушевление от надежды, что за всеми нами присматривает мудрое провидение и «все к лучшему, хотя мы часто сомневаемся в этом», и что в основе всего лежит неисповедимое расположение высочайшего разума. Человеческий разум и силы зачастую оказываются бесполезными, когда в нашей жизни наступает переломное время. Самое большее, на что способен человек, не идет ни в какое сравнение с той крепостью ума, которую мы приобретаем, всецело полагаясь на божественную помощь и защиту. Доказательством этому ежедневно и ежечасно выступают объединенные свидетельства жизни и опыта тысяч мужчин и женщин. Несомненно, есть много людей, которые склонны убеждать других не полагаться на Бога, и кто рассматривает религиозную веру как разновидность безумия и наивной ограниченности. Эти люди могут полностью полагаться на свои силы и действовать независимо от Бога (насколько, конечно, это возможно), однако в их жизни всегда наступит такой момент, когда они ощутят себя слабыми и беспомощными и, естественно, будут вынуждены обратиться за помощью и поддержкой к более могущественным личностям. В большинстве случаев люди, которые придерживаются атеистических воззрений и с презрением отвергают саму идею божественной помощи, в минуту опасности или смерти оказываются настолько беспомощными и сбитыми с толку, что признают собственную глупость и начинают искренне уповать на Бога. Такое положение дел верно для любого времени и места, и мы с решительностью можем утверждать, что если под влиянием неких обстоятельств человек лишается того, к чему он так сильно привязан, то он просто не в состоянии продолжать мирно жить в «этой долине скорби и слез», если не полагается на Бога и не призывает Его в черный день.

Но почему вообще к человеку приходят беды? Если это проявление гнева Божьего, то как мы можем умилостивить Его, просто взывая к Нему? Действительно ли божественная природа Бога столь же изменчива и непостоянна, как и человеческая? В противном случае как это возможно, что Бог насылает на нас несчастья и в то же самое время избавляет от них, услышав наши молитвы и мольбы? И, в конце концов, какой же должна быть наша молитва в таком случае? Давайте попытаемся кратко ответить на некоторые из этих вопросов и обсудить истинный смысл того изречения, которое мы привели в качестве эпиграфа к этой статье.

Те, кто знает о подлинной цели человеческой жизни, крепко убеждены, что беды приходят к нам в результате наших проступков или в качестве исполнения закона кармы. Закон кармы — это не что иное, как закон природы, действующий столь же жестко и безапелляционно как в моральном и духовном мире, как и в физическом. Действуя в согласии с этим законом, человек постепенно обретает освобождение, а нарушая его, он теряет возможность достичь вечной жизни и дорого платит за свое неповиновение. Всякий раз, когда мы нарушаем этот закон природы на физическом, моральном или духовном плане, мы порождаем некую карму, которая неизбежно приводит к таким последствиям, как беды и страдания. Мы сами — причина своих злоключений, и они приходят в качестве естественного хода событий, обусловленного вызванной нами цепью причин и следствий. Мы не можем избежать этого, и они не могут не привести к предопределенным последствиям, когда пробьет час. Что мы посеем, то и пожнем. Когда наша карма приносит свои плоды, мы вынуждены принять их. Многие не выдерживают огромного бремени своей плохой кармы, тогда как другие несут свой крест с готовностью и в покорном умонастроении, и это помогает им преодолеть все невзгоды и лишения. Последние достигают успеха главным образом благодаря огромному спокойствию и силе духа, которые являются результатом веры в безошибочное правосудие и великодушие Бога. Но при должном осмыслении также становится ясно, что эта вера — результат исполнения закона кармы. Если человек не пытается с помощью молитв и медитации обрести веру в справедливого и всемилостивого Бога, и если эта вера не овладевает полностью его душой (поскольку только так можно обрести неизменное и устойчивое теистическое мировосприятие), то его вера в Бога никогда не станет истинной в подлинном смысле этого слова. Порой кажется, что неверующий, под влиянием бедственных обстоятельств, начинает проявлять веру в Бога. В этом случае создается впечатление, что истинная вера пришла к нему без предварительной подготовки. Но следует принять во внимание то, что человек, по сути, совокупность своих привычек, суммарный итог различных склонностей, как врожденных, так и приобретенных. Поэтому, если неверующий неожиданно для нас начинает верить в Бога, то нам следует заглянуть вглубь и попытаться проследить связь его «внезапного» обретения веры с некими скрытыми в нем склонностями, которые присутствовали в нем все это время, переходя из одного рождения в другое, и которые до сих пор не могли найти надлежащей почвы для своего проявления и развития. Тогда то, что на первый взгляд кажется внезапным и случайным, при более внимательном рассмотрении окажется следствием долгой череды его предыдущих поступков. Мы увидим, что случайностей просто не существует. Это представление получает дополнительное подтверждение, стоит нам вспомнить, что все индийские философы, которые, по сути, были единственными, кто были способны дать верное и разумное объяснение важнейших вопросов жизни и смерти, единодушны в том, что наша нынешняя жизнь, со всеми ее превратностями, — это не что иное, как следствие и естественное продолжение наших предыдущих жизней. Таким образом, расхожее выражение, что «человек сам кузнец собственного счастья», внезапно предстает для нас в новом и неожиданном свете. Мы приходим к пониманию, что Всевышний, который дарует нам блага и наказания в форме процветания и бедствий, или счастья и страданий, по сути, дает нам лишь то, что мы действительно заслуживаем.

Как мы видим, все наши беды — это лишь плоды нашей собственной кармы. Но можем ли мы предотвратить их, уповая на Бога и призывая Его? И какой природой обладает сам Всевышний?

Каждый, кто разбирается в философии, знает и верит, что божественная природа Бога всегда неизменна. Ее невозможно ожесточить людской неблагодарностью или смягчить молитвой. Если Бог справедлив и милосерден, то Он всегда поступает так, независимо от отношения к Нему человека. Воистину, лишь духовная слепота может заставить кого-то подумать, что на Бога распространяется человеческое непостоянство; что Он то улыбается, то хмурится, благословляя одних людей и отвергая других. Поэтому эффект молитвы состоит не в том, чтобы умиротворить сердитого и мстительного Бога, а произвести некие действия, которые смогут нейтрализовать последствия тех поступков, что навлекли на нас беды.

В этой связи следует заметить, что наши мысли и молитвы обладают не меньшей, а порой и большей силой в подобных усилиях, чем наши так называемые поступки на материальном плане, или те, что совершаются посредством внешних чувств. В действительности наша душевная деятельность всегда более могущественна и приводит к более продолжительным последствиям, чем наши физические поступки. Всем нам известно, сколько порой нужно приложить силы воли, являющейся, по сути, другим наименованием молитвы; таким образом, молитва в действительности означает некую душевную расположенность к исполнению определенных желаний. Чем сильнее молитва, или душевная сила, тем значительней результат. Это объясняет то, как лишь одна наша искренняя молитва, а не многословная демонстрация, может даровать нам милость Бога или исполнение наших желаний. Для искреннего человека молитва означает не что иное, как подлинную силу воли.

Рассуждая в этом ключе, мы видим, что вера — это лишь ясное понимание природы и работы закона кармы, который основан на правосудии и имеет своей целью избавление от эгоизма методом восстановления наших утраченных отношений с Господом. Тогда как молитва — это лишь попытка создать некую [благую] карму, которая будет в состоянии противостоять последствиям наших прошлых поступков. В чем же тогда подлинное значение того изречения, вложенного в Божьи уста и служащего в качестве эпиграфа к этой статье? Оно означает не что иное, как: «Человек, не беспокойся и не ропщи на свои нынешние злоключения. Они лишь неизбежные следствия твоих прошлых поступков. Если тебе это по силам, то одержи победу над ними благодаря молитве или силе воли. Соблюдай законы, которые Я дал. Они предназначены для того, чтобы привести тебя к твоему предназначению и даровать спасение, если, конечно, соблюдаются должным образом».

Этот эпиграф несет в себе лишь это заверение для человека, и ничего больше. Если мы будем ожидать чего-то другого, то, вероятно, будем сами себя обманывать. Несомненно, что эти слова воодушевляют нас верить в закон кармы и учиться ради будущего. Это включает в себя также неизменное правосудие Бога, а также спасение по Его милости. Божья справедливость состоит в беспристрастной и безошибочной раздаче плодов наших действий, а Его милость состоит в предоставлении нам повторной возможности для исправления и достижения конечного освобождения методом очищения от грехов. То, что обычно понимается под милосердием Бога, по сути, парадокс и нелепость. Нам не следует измерять божественную природу Бога по нашим человеческим стандартам. Божье милосердие следует видеть в преданности Богу, которая помогает нам неисчислимыми и неисповедимыми путями достичь конечной цели — сознательных отношений с Ним и «спокойствия ума и обуздания всех страстей».

Призыв Бога следует понимать с точки зрения конечного предназначения человека, что включает в себя твердую веру в закон кармы и подлинную молитву, то есть полное отречение от низменного «я», которое является творцом всех неправильных действий. День скорби — это, несомненно, день, когда к нам приходят последствия наших дурных поступков; а то, что Бог избавляет нас, — это Его помощь в постижении нашего истинного «я» благодаря Его неисповедимым раздачам добра и зла, посредством которых мы пробуждаемся ото сна в невежестве и становимся способны достичь освобождения, производя хорошую карму, то есть посвящая себя любовному служению Богу.

Так мы приходим к пониманию огромной важности кармы и природы божественной милости. Мы также видим, что означают вера и молитва. То объяснение, которое мы дали, предназначено для всех набожных людей любых религиозных конфессий. Вайшнавы твердо верят в неумолимый закон кармы и невозможность исправления без уничтожения всех семян плохой кармы. Позвольте завершить эту статью, процитировав одну знаменитую шлоку, имеющую непосредственное отношение к теме данного обсуждения:

намасйамо деваннану хатавидхесте’пи вашага
видхирвандйах со’пи пратинийатакармайкапхаладах
пхалам кармайаттам йади кимамараих кинча видхина
намастаткармабхйо видхирапи на йебхйах прабхавати

(«Нитишатакам» Бхартрихари, стих 95)

Переводчик: Вриндавана Чандра Дас
Редактор: Традиш Дас



Sj. Bishweshwab Das, B. A.

Esoteric Exposition of a Christian Text

Journal ‘The Harmonist
Edited by
Shrila Bhaktisiddhanta Saraswati Thakur

(No. 5, Vol. XXVII, October 1929)

 

“CALL upon me in the day of thy trouble, and I shall deliver thee.”
(The Bible.)

How sweet and how cheering are the above words of the merciful creator. They are as balm to the hurt minds and beacon-light to the be-nighted souls. In this world of grievous cares and misfortunes, in this life of never-ending sorrows and trials, we look in vain for a faint ray of hope except in the faith that God Almighty will deliver us, for He is the last ‘anchor’ that ‘holds’ and friend and father to those who are friendless and fatherless.

“Sorrow” it is said, “is at once the lot, trial and privilege of mankind” and though ‘uses of adversity’ are also held to be ‘sweet’ but life would have been unbearable and we should have lacked an adequate amount of mental energy to bear the ills ‘flesh is heir to,’ had not our hearts been cheered and animated by the hopes that we are under the watchful care of an All-wise providence and that ‘all is best though we often doubt,’ what the unsearchable dispose of Highest wisdom brings about. Human wisdom and human resources often prove useless in the critical periods of our lives. The utmost that can be done by man is as nothing compared to that strength of mind which we acquire by our reliance on Divine help and guidance. This is proved daily and hourly by the united testimonies of the lives and experiences of thousands of men and women. Indeed there are men who would fain argue out God and who would look upon faith in religion as nothing short of folly and brain-weakness. These men may depend as much as they can upon their individual exertions and act as much as possible independently of God, but nevertheless there will be moments in their lives, when they will find themselves weak and helpless, and when they will naturally seek for aid and support; as it were, from some higher powers. It is generally seen that men who at other times entertain atheistic tendencies, and scout the very idea of Divine help, become hopelessly bewildered and nonplussed in the hour of danger or death and even go the length of confessing their follies and evincing faith in God in no mistakable terms. Such being the state of things at all times and in all places we can emphatically assert that it is impossible for man unless he be, under certain circumstances, devoid of all his desires and passions, to live peacefully in ‘this vale of tears’ without depending on God and calling upon Him in the day of calamity.

Now why do calamities come at all? If they are the dispensations of an angry God, how can we appease His wrath by calling upon Him? Is Divine nature fickle and changeable as man’s? If not, how is it possible that God should send us calamities and deliver us at the same time on account of our prayers and solicitations? And lastly what is prayer after all? Let us try to answer briefly some of these questions and get at the true import of the text we have quoted as the motto of our article.

Those who are aware of the end and aim of life firmly believe that calamities, such as they are, must come as the result of their transgressions or in fulfilment of the law of karma. This law of karma is nothing but the law of nature working as inflexibly and as forcibly in the moral and spiritual world as in the physical. Working with this law man gradually achieves his deliverance and working against it, he falls back in the race of eternal life and pays dearly for his disobedience. Whenever we violate this law of nature on the physical, moral, or spiritual plane, we engender certain karmas, which bring in their train, as a necessary consequence, evils or calamities. These calamities are of our own making, and they must come in the ordinary course of nature, bound as it were, in the chain of cause and effect. We cannot evade them, nor can they fail to produce their desired effects in the fullness of time. As we sow so we must reap. When our karmas bring forth their fruits we are bound to take them. Many succumb to the overwhelming load of their evil karmas, while others carry the load in a cheerful and submissive spirit, and in a manner triumph over their misfortune. The success of these latter is mainly due to an overabundance of calmness and fortitude, which are the direct outcome of faith in the infallible justice, and goodness of God. But this faith again, when properly analysed, is found to be the result of good karma. Unless a man tries to bring himself by prayer and meditation to believe in a just and merciful God, and unless that belief takes possession of his entire soul, so as to produce on it certain permanent impressions and fixed tendencies, he will have no faith in the true acceptation of the term. Sometimes it is seen that an unbelieving man, under adverse circumstances comes suddenly to show faith in God. In his case there seems to be no preliminary preparation for the possession of true faith. But we must bear in mind the fact that man, as he is, is but a bundle of habits, a sum total of the various tendencies both intuitive and acquired. If therefore an unbeliever happens suddenly to become a man of faith, we must look beneath the surface and try to trace his so-called suddenness of faith to some latent possibilities in him, which he had been carrying all along, it may be from birth to birth, and which could not find ample scope and opportunity of developing themselves until now. What then appears sudden and fortuitous will on careful consideration be found to be the result of a long series of previous actions. Thus we see there is nothing like what are called accidents. This view receives an additional weight when we remember that all Hindu philosophers, who alone may be supposed to have given a true and rational explanation of the deep problems of life and death, are unanimous in saying that our present lives with all their strange vicissitudes are but a result and continuation of our past and previous lives. Thus the ordinary expression ‘man is the architect of his own fortune’ bursts upon our mind’s view with a fresh flood of light. We come to know how the great Dispenser gives us rewards and punishments in the shape of prosperity and adversity or happiness and misery strictly according to our several merits and demerits.

We have seen that calamities are merely the fruits of our own karmas. Now, how can we avert them by calling upon God? And what is the nature of God Himself?

Every philosophic enquirer knows and believes that Divine nature is always immutable. It can never be hardened by man’s ingratitude or softened by man’s prayer. If God is just and merciful, He is always so, irrespective of man’s behaviour towards Him. It is nothing short of spiritual blindness to suppose that God can act like fickle men, now smiling and now frowning, favouring certain individuals and casting away others. What we then achieve by prayer is not to pacify an angry or vindictive God, but to generate certain actions, which have a tendency to neutralise the effects of those actions, which have brought upon us calamities.

It must be observed in this connection, that our thoughts and prayers are no less potent, nay more so, in generating actions than our so-called deeds on the material plane or those that are performed by means of our external senses. Indeed our mental actions are always more powerful and more lasting in their effects than our physical actions. We all know how much may be done by will-power, which is but another name for prayer; for prayer truly means a particular attitude of the mind to have certain desires satisfied. Now the stronger is the prayer or mental force the greater is the result. This explains how our sincere prayer only and no wordy demonstration can win for us the grace of God or the fulfilment of our desires. For sincere prayer means nothing more than genuine Will force.

Considering in this light we see that faith is nothing but a vivid perception of the nature and working of the law of karma, which is based on justice and has for its object the deliverance of the ego or self by re-establishing his relationship with the Godhead. Prayer again is but an attempt towards producing certain karmas, such as will have power to counteract the effects of our past deeds. What is then the real meaning of the text put into the mouth of God and serving as the motto of our article? Well, it means nothing more than this:—“Man, do not fret or murmur at thy present evils. They are the necessary results of thy past doings. Triumph over them, if thou can’t by prayer or will-force. Abide by the laws I have made. They are intended to lead thee, to thy destination and to save thee, if properly acted upon.”

The motto carries only this much assurance for man and no more. If we expect anything greater from it, we are likely to be self-deluded. It then unmistakably teaches us to believe in the law of karma and to take lessons for the future. It involves the inflexible justice of God and His saving mercy as well. His justice consists in dispensing the fruits of our actions with an unerring hand and His mercy consists in giving us chances after chances, both here and elsewhere, for reforming our ways and securing our final emancipation by getting rid of all wrong actions. The mercy of God as is commonly understood is an anomaly and an absurdity. We should not measure Divine Nature by our human standard. God’s mercy must be taken to mean that disposition in God which helps us by innumerable, unsearchable ways to reach the final goal—conscious relationship with Him and ‘calm of mind, all passions spent.’

Calling upon God should therefore be explained, with an eye to man’s ultimate destiny, as involving firm faith in the law of karma and genuine prayer or total abnegation of the lower self, which is the author of all wrong actions. The day of trouble is certainly the day of the fruition of our bad deeds; and God’s delivering us is helping us to know our true ‘selves’ by His inscrutable dispensations of good and evil, whereby we are knocked up, as it were, from our sleep of ignorance and brought in a position to emancipate ourselves by breeding good karmas or devoted service of God.

Thus we come to understand the all-importance of karma and the nature of divine mercy. We also see what ‘faith’, and ‘prayer’ mean. The explanations we have given should be acceptable to devout men of all religious denominations. The Vaishnavas firmly believe in the inexorable law of karma and the impossibility of redemption without the destruction of all seeds of bad karma. Let us conclude this article by quoting a remarkable significant sloka having a bearing upon the subject hitherto discussed:—

namasyamo devannanu hatavidheste’pi vasaga
vidhirvandyah so’pi pratiniyatakarmaykaphaladah
phalam karmayattam yadi kimamaraih kinca vidhina
namastatkarmabhyo vidhirapi na yebhyah prabhavati




←  Празднование Шри Говардхана-пуджи с участием Шрилы Б. Б. Авадхута Махараджа. 8 ноября 2018 года. Москва, Кисельный ·• Архив новостей •· «Шрила Кашишвар Пандит» →
Главная | Миссия | Учение | Библиотека | Контактная информация
Пожертвования