«Воспоминания пожизненного ДжиБиСи». Шрила Б. П. Джанардан Махарадж. 26 сентября 2016 года. Гупта Говардхан


На русском


скачать (формат MP3, 79.44M)

In English


скачать (формат M4A, 159.80M)

Russian

Шрила Бхакти Паван Джанардан Махарадж

Воспоминания пожизненного ДжиБиСи

(26 сентября 2016 года. Гупта Говардхан)

 

Итак, я очень рад быть этим вечером со всеми вами здесь, в Таиланде. Помню еще… Кажется, это был 1974 год. Я был со Шрилой Прабхупадой в Индии. И я там был с начала 1971-го по 1974-й, но потом изменили законы, и Индия… Раньше мне не было нужды выезжать из Индии, можно было просто обновить туристическую визу. Можно было годами обновлять туристическую визу. Но потом, в 1974 году, они изменили законы, и нельзя было обновлять туристическую визу. Поначалу я не очень серьезно к этому отнесся, поэтому задержался дольше, чем [позволял] срок [действия] визы, на несколько месяцев, но, наконец, я отправился к индийским иммиграционным властям, и они были очень сердиты. Поэтому мне пришлось уехать из Индии. И я решил, что отправлюсь в Таиланд и получу там визу в Индию, а затем вернусь. И когда я выезжал из Индии, Шрила Прабхупада сказал мне: «Итак, теперь ты отправляешься в Таиланд, так что сделай одну вещь». — «И что это, Шрила Прабхупада?» — «Пока ты там — открой храм». Я думал просто отправиться в Таиланд, чтобы получить визу, я хотел получить визу и вернуться в Индию, и я как бы протестовал: «Но я думал, что просто получу визу». Шрила Прабхупада тогда сказал: «Есть бенгальская пословица, что машина для сборки риса будет собирать рис в раю или в аду, где бы она ни была». Мы должны быть такими же машинами по сборке. В том смысле, что где бы мы ни были — мы машины севы. Мы будем выполнять севу, где бы мы ни были.

#00:02:13#

Таково было его решение. Я отправился в Таиланд с мыслью о том, чтобы открыть храм. Поначалу я был в Бангкоке, и я был вместе с богатыми индусами. У них есть место под названием Дев-мандир в Бангкоке. И в этом мандире у них много-много различных божеств: христианские, [божество] Рамы, самые разные. Они создают разные, у них много разных алтарей. И люди, которые ходят туда... Это не особенный храм, хотя у них было много-много божеств. Но в то время, несколько месяцев спустя… Они по-настоящему не хотели, чтобы там был кто-то из ИСККОН. Я был в то время из ИСККОН. Они не хотели, чтобы кто-то из ИСККОН был рядом с ними. И тогда меня отправили в Рам-мандир. Он был в Вангтхонге[1]. Вангтхонг — это одна из наиболее бедных областей Бангкока. Там есть храм Рамачандры, и это рядом с кладбищем. Там есть кладбище. Много мусульман живет в том районе. Итак, я жил там, в том районе. И все эти люди были бедняками, и в основном они были из Горадпура(?)[2]. Этот город в Индии известен, потому что это место, где находится «Гита-нагари-пресс» — очень известное издательство в Индии. Большинство людей в Вангтхонге были очень бедны, и многие из них работали так называемыми чокидарами. Чокидар означает «стражник». Охранники для различных корпораций. Многие из них были пьяницами. Их отправляли туда из семей. У семьи была своя ферма [в Индии] и одного человека от фермы отправляли в Таиланд, чтобы он зарабатывал какие-то деньги за границей и посылал эти деньги назад.

#00:05:00#

Этот человек жил всю жизнь в Таиланде, зарабатывал деньги и отправлял их назад своей семье, чтобы они оплачивали свою ферму. И у этого человека не было особой жизни. Он был просто ночным сторожем, зачастую такие люди становились пьяницами. У них не было особой жизни. Но у них был храм. И одно, что я помню, очень интересный момент, касательно них — у них проходили программы о рама-лиле. Они рассказывали историю «Рамаяны». У них были большие барабаны под названием дхолаки. И на них играют не как на мриданге. Это большой деревянный барабан с большими мембранами. Они играли также на фисгармониях. И они рассказывали рама-лилу. Рассказчик говорил: «Вы знаете, вот так, так и так. И потом Хануман пришел на Ланку и там он нашел Ситу». И тогда они заводили музыку. [Стучали в] барабаны, пели… И все подключались к пению. Песни были очень хорошие. И потом, после песен, они снова возвращались и продолжали рассказывать истории. И повествование могло продолжаться несколько часов. Просто рассказывают, а потом вдруг внезапно начинают петь. И это не было особо [занимательно], как сказать… однажды я уснул, будучи в храме, и кто-то попытался украсть у меня наручные часы. Кто-то из хинду. У них не было особых денег. Но, знаете, это было очень интересно — они были своеобразным контрастом по сравнению с богатыми индусами, которые привыкли дурачиться, бездельничать.

#00:07:26#

Богатые индусы… У них были люди из штата Пенджаб и сикхи. И, с другой стороны, были эти бедные индусы из Гурдаспура. Так или иначе, тогда я оказался в Таиланде. В те дни мы могли просто забраться в автобус и ехать куда угодно бесплатно. Если ты одет, как монах, то никто не будет просить у тебя денег за проезд. Итак, это было интересно, но по-настоящему я хотел вернуться в Индию. И потом, наконец, какое-то время спустя… На самом деле я не обращался за туристической визой, я попросил визу о въезде, которую они никому не давали, кроме как индусам. И когда наконец подошло время Гаура-пурнимы, явления Махапрабху, я хотел получить визу, поэтому сказал им… Я отправился в посольство Индии и сказал: «Есть ли какие-то новости о моей визе?» Они мне ответили: «Нет, новостей нет». Я сказал: «Хорошо, тогда я хочу получить туристическую визу и отправиться в Индию». И тогда они ответили мне: «А вы не можете просить о туристической визе — вы уже обратились за визой на въезд, и поскольку вы не получили еще ответа, то ждите». Потому что, когда вы обратились за одной визой, вы не можете уже обратиться за туристической визой. И я подумал, и у меня был билет на самолет, я полетел в Гонконг, в Каллунг — район в Гонконге[3]. И я поднялся по ступенькам на второй или третий этаж здания, где находится, можно сказать, храм. На самом деле это был многоквартирный дом… И вошел в местный храм. И как только я вошел в дверь… я вошел, а Шрила Прабхупада сидел там. Он только приехал в Гонконг. Где-то за час до меня. Поэтому я предложил свои поклоны ему. И когда я поднимался, он сказал: «О, ты приехал? Теперь ты можешь взять на себя гонконгский храм». И я сказал: «Что?!» Моя реакция была примерно такой: «Что?!» Я не мог ничего сказать — это Прабхупада. И тогда я сказал что-то Прабхупаде, он уже сказал мне: «Жатка должна жать везде, должна работать везде». И, так или иначе, [позднее] он отправил меня в Латинскую Америку, потому что я говорю на испанском. Шрила Прабхупада сказал: «Это не очень важно». [Смеется.]

#00:10:37#

Поэтому позже он сделал меня тем, о чем говорил Госвами Махарадж, — [представителем] ДжиБиСи в Латинской Америке. Но я жил в Гонконге, и на Гаура-пурниму ездил туда и возвращался. Таким образом… Но я начал в Таиланде, и это был 1974 год. Я был здесь. И я так и не достиг успеха в том, чтобы открыть храм в Таиланде. И особого успеха не достиг в Гонконге, хотя был там шесть или семь месяцев. Итак, мне нравилось жить в Бангкоке и мне нравится быть в Таиланде. Мне нравится в Таиланде. Но я увидел, что, когда ты прилетаешь в страну, до сих пор они очень обходительны с тобой, они видят, что ты одет в шафран… Как вчера, я только прибыл и увидел, что очереди очень длинные. И тогда я просто подошел… Там был один знак «Очередь для дипломатов». Поэтому я просто подошел к этой очереди для дипломатов. Я полагаю, это для людей, у которых есть дипломатические визы. Но, поскольку я монах, они просто поставили мне штамп. Обычно… Мне только один раз пришлось ждать очереди, когда я садился на самолет, где было примерно сорок других монахов, и тогда мне пришлось встать, и они сказали: «Нет-нет. Вы не с монахами, а с иностранцами пойдете». Но обычно они позволяют мне проходить в очереди для дипломатов. И это очень хорошо.

#00:12:55#

Но я увидел… И когда я был здесь — все хорошо, здесь люди очень благочестивы и все остальное. Но я очень сильно верю, что для того, чтобы эффективно проповедовать здесь, ты должен знать тайский язык. Таково мое мнение. Потому что некоторые люди понимают английский, но их не очень много и, если вы можете говорить на тайском, тогда им это очень нравится. И Парамананда здесь — он говорит на тайском. Мне кажется, что это открывает очень много дверей — когда ты говоришь на языке. Я также заметил это в Латинской Америке. Когда я отправился туда… Я разговаривал на испанском языке в школе и все такое, но когда я отправился в Латинскую Америку, то понимаете, там никто не владел английским. И сперва я отправился в Аргентину, и я мог говорить на испанском, и они понимали меня, но как только они отвечали мне, я уже не понимал их. Потому что они говорили очень быстро, и прочие вещи… Поэтому они понимали меня, но я не всегда понимал их. Но после того, как я прожил там… И по-английски мог говорить только с теми людьми, что были рядом 15–20 лет, я научился общаться со всеми на испанском.

#00:14:33#

И определенно, это очень важно — общение со всеми преданными. И я начал работать над книгами на испанском. Как я уже говорил, я был вдохновлен «Любовным поиском потерянного слуги» Госвами Махараджа. И мы сделали «Прапанна-дживанамритам» на испанском. И я, должно быть, потратил на нее, быть может не непрерывно, но суммарно — несколько лет потратил на эту книгу. Но я был вдохновлен Госвами Махараджем, тем, какими красивыми он сделал свои книги. Поэтому я старался сделать свою книгу очень красивой. Но, как я уже говорил, когда ты владеешь местным языком — это очень важно, я думаю. И я не говорю это в том смысле, что вам нужно сейчас выучить тайский или что-то такое. Но просто таков мой опыт. И когда я был в Китае, мне хотелось бы, чтобы я говорил на мандаринском. Я хотел бы уметь на нем говорить хотя бы какие-то основные вещи, но я не умею этого, потому что я также… как я могу сказать… я немного ленив.

#00:15:49#

Но, так или иначе, я был очень счастлив снова вернуться в Таиланд, снова быть здесь. И я вспоминаю, каким было наставление Шрилы Прабхупады мне — сделать что-то в Таиланде. И я рад видеть, что вы находитесь здесь. И очень хорошо, что все живут здесь в таком красивом месте, в Чиангмае. Потому что я действительно верю, что было бы очень трудно жить в центре Бангкока. Я думаю, это было бы очень-очень трудно. Также как есть разные места, где можно работать и где можно жить, и я думаю, что Бангкок был бы одним из таких мест. Там просто слишком много всего творится. Слишком активное движение на дорогах, слишком много всего отвлекает. Но здесь, в Чиангмае, очень красиво. Это напоминает мне некоторые места в Индии, которые очень красивы. И места в Латинской Америке очень красивые. И я чувствую: здесь — особенное место. Этот дом очень красив. Госвами Махарадж провел меня по местности, показал мне все. И что я могу сказать? Я почти что растерян, не знаю, что и сказать, находясь здесь, перед всеми вами. Я приехал сюда, и все эти прожектора, и камеры, и прочие штуки… Иногда может быть миллион прожекторов, а ты не обращаешь внимания — ты просто говоришь. А в других случаях — немного иначе. Но я действительно чувствую себя здесь как дома. Как там, кто-то есть? Потому что я вижу только здесь. У кого-то из вас есть какие-то вопросы, которые вы хотели бы задать? Да? Да? Кто-то сказал?

#00:18:12#

Вопрос: Рупа Вилас Дас написал вам онлайн: «Пожалуйста, примите мои смиренные поклоны, Махарадж. Однажды я встретился с вами в нашем матхе в Калькутте в 1987 году. Я тогда сидел и повторял гаятри, когда вы зашли с Ашрамом Махараджем, и я был не способен предложить вам свои дандаваты. И Шрипад Падманабха показал жестом, что вы можете занять кровать. Я говорю это сейчас потому, что из-за этого бесстыдства с моей стороны оно до сих пор преследует меня. Но, наконец, много лет спустя мне представилась эта возможность… Я хотел бы воспользоваться этой возможностью выразить вам свое почтение и попросить прощения».

Шрила Джанардан Махарадж: Вы были в Калькутте в 1987?

Преданный: Рупа Вилас — он написал это онлайн.

Шрила Джанардан Махарадж: Рупа Вилас. Хорошо. И что еще произошло?

#00:19:14#

Преданный: Он повторял гаятри в алтарной, когда вы с Ашрамом Махараджем вошли. И, поскольку он повторял гаятри, он был не в состоянии предложить свои поклоны. И чувствует себя очень неловко из-за этого. И теперь пользуется этой возможностью предложить свои дандаваты.

Шрила Джанардан Махарадж: А вас зовут?

Преданная: Мадави.

Преданный: Рупа Вилас. Мы только читаем сообщения.

Шрила Джанардан Махарадж: А где Рупа Вилас сейчас?

Преданный: Это преданные, которые смотрят вас онлайн, они в разных уголках мира.

#00:20:05#

Шрила Джанардан Махарадж: А, понятно. И он написал это? Хорошо. Я… Что я могу сказать… Я очень тронут, что кто-то не мог предложить мне поклоны в 1987 году, потому что он повторял гаятри и неловко чувствовал себя из-за этого. Это просто показывает, что это естественное качество вайшнава. Очевидно, нет никаких обид. Я совершенно не обиделся. С чего бы мне обижаться, если кто-то повторяет гаятри и не предлагает мне своих поклонов. Но вы знаете, я чувствую себя неловко, что кто-то может сказать: «Вот в 1987 году я повторял гаятри и не мог предложить вам свои поклоны, и я чувствовал себя неловко из-за этого». Мне кажется поразительным, что кто-то может испытывать такие естественные чувства, что он не мог предложить поклоны в 1987 году, и теперь, позже, услышать, что они неловко себя чувствуют из-за этого. Поэтому, так или иначе, я предлагаю свои дандаваты вам, Рупа Вилас, за такое хорошее чувство. Что вы — вайшнав. А там сказано, откуда он это пишет?

#00:22:15#

Вопрос: Есть еще вопросы.

Шрила Джанардан Махарадж: Да, я помню Рупу Виласа на самом деле…

#00:22:32#

Вопрос: Махарадж, мы знаем, что сперва шраддха, а потом садху-санга. Но что такое настоящая садху-санга? Что такое настоящая садху-санга?

#00:22:47#

Шрила Джанардан Махарадж: Садху-санга — это значит общаться с преданными, в особенности с теми преданными, которые несут концепцию Гурудева. Они несут концепцию Гурудева и живут согласно Гурудеву, служат его концепции. И мы живем с ними. Тогда это садху-санга. Мы хотим служить лотосоподобным стопам нашего Гурудева и его миссии. Как Шрила Говинда Махарадж сказал, знаете: «[Служить] его Божествам, его миссии, и его преданным». И те, кто служит божественным наставлениям Гурудева и служит его миссии, и его преданным, и его Божествам — мы хотим быть в их обществе. Мы хотим жить с ними. Куда бы мы ни направились, мы хотим быть в их обществе. Рамананда Рай, когда он разговаривал с Махапрабху, Махапрабху спросил его: «В этом мире какова самая большая боль, [самое большое] страдание в этом мире?» Махапрабху спросил Рамананду Рая, а Рамананда Рай ответил: «Кроме того, чтобы быть вне общества преданных, я не знаю какой-либо невыносимой боли в этом мире». Иными словами, Рамананда Рай сказал, что единственная боль, которую он по-настоящему признает, — это остаться без общества преданных. Поэтому для нас этот аспект садху-санги — быть в обществе преданных, в особенности преданных того же склада, что и мы… Те, кто смогут «ухватить» [духовные концепции] Гурудева и Гуру Махараджа. Те, кто сумели ухватить божественное послание, что приходит к нам через наставления наших духовных учителей. Вот где мы хотим жить. Мы хотим жить вместе с ними, мы хотим быть с ними. И, если мы отправляемся куда-либо, где есть преданные, то мы будем чувствовать себя, как дома.

#00:25:32#

Я был во многих-многих разных местах в мире. И в некоторых местах я никогда по-настоящему не видел даже города, где я жил. Может быть провел там неделю или две, но я не видел особо самого места. И люди спрашивали меня: «Что ты думаешь о Париже?»; или: «Что ты думаешь об Амстердаме?»; или: «Что ты думаешь об этом?» И я по-настоящему особо не видел сами эти города. Я видел только преданных. И я был только с преданными, в основном. Поэтому кто-то мог бы сказать: «Это на самом деле плохое качество. Потому что ты отправляешься в какое-то путешествие, и ты даже не знакомишься с городом, ничего не узнаешь». Но я думал: «Я приезжаю в места, и я встречаюсь с преданными по всему миру. Если бы я просто отправлялся куда-то и просто видел какие-то места, то какой ценностью это обладает?» Да, конечно, и у меня есть некий интерес к культурному прошлому, к историческому прошлому — у меня есть некоторый интерес к этому. Интересно знать что-то о людях, о том, во что они верят, какова их культура — это все очень хорошо. Но, понимаете, это не отменяет потребности быть в обществе преданных. И, как мы слышали от наших божественных учителей, мы по-настоящему здесь не ради туризма. Мы не приходим, чтобы отправится в какое-либо место, чтобы увидеть все туристические достопримечательности.

#00:27:17#

Вспоминается один пример, что дал Шрила Шридхар Махарадж, когда он говорил, что кто-то был в обществе Бхактисиддханты Сарасвати Тхакура и слушал его. Потом началось арати, и тот человек попросил прощения выйти, он вышел с арати, потом вернулся. Он вернулся к Шриле Бхактисиддханте Сарасвати Тхакуру. И Шрила Сарасвати Тхакур спросил его, был ли он на арати. Шрила Сарасвати Тхакур спросил: «А что ты видел?» И тот описал арати и так далее. И тогда он сказал: «А… упражнение для глаз». Он сказал: «Упражнение для глаз». Только на словах это другая тема, но здесь он сказал: «Это только упражнение для глаз. Ты видел… Что ты по-настоящему видишь?» Или как Шрила Говинда Махарадж говорит: «Когда мы предстаем пред Божествами, мы молимся, чтобы Божества увидели нас». Мы по-настоящему не обладаем способностью увидеть Божества. Мы не получили того рода божественного зрения. Что это за божественное зрение?

#00:28:43#

према̄н̃джана-ччхурита-бхакти-вилочанена,
сантах̣ садаива хр̣дайеш̣у вилокайанти
йам̇ ш́йа̄масундарам ачинтйа-гун̣а-сварӯпам̇,
говиндам а̄ди-пуруш̣ам̇ там ахам̇ бхаджа̄ми[4]

Кто-то, чьи глаза умащены бальзамом любви к Богу, они способны видеть в своем сердце божественный облик Радхи-Шьямасундара каждое мгновение. Они не видят Параматму. Они видят — йам̇ ш́йа̄масундарам ачинтйа-гун̣а-сварӯпам̇, говиндам а̄ди-пуруш̣ам̇ там ахам̇ бхаджа̄ми, — они видят божественный облик Радхи-Шьямасундара. Они видят этот божественный облик потому, что у них есть это божественное зрение. А иначе, как сказал Шрила Сарасвати Тхакур, это лишь упражнение для глаз. Ты отправляешься куда-то, но что ты видишь? Ты можешь отправиться сюда, туда, ты можешь увидеть все исторические достопримечательности, но если ты так и не был в обществе преданных, то тогда — что же ты получил? Сам Кришна — что Он говорит?

#00:30:08#

йасйа̄тма-буддхих̣ кун̣апе три-дха̄туке,
сва-дхӣх̣ калатра̄диш̣у бхаума иджйа-дхӣх̣
йат-тӣртха-буддхих̣ салиле на кархичий,
йанеш̣в абхиджн̃еш̣у са эва го-кхарах̣[5]

#00:30:22#

Он говорит: «Тот, кто считает так: „Я есть это тело, которое называют мешком с различными веществами — кровью и прочим внутри этого мешка. Кожа — это мешок, а внутри много разного — кровь, кости и все остальное“. Если кто-то отождествляет себя с этим, считают себя телом (йасйа̄тма-буддхих̣), они думают: „Это вот это и есть я“. И если они также думают (йасйа̄тма-буддхих̣ кун̣апе три-дха̄туке, сва-дхӣх̣ калатра̄диш̣у бхаума иджйа): „Место, где я родился — это божественное, святое место“…» Почему? «Потому что я там родился...» А я не дурак. Я слуга Говинды Махараджа. Я слуга Шрилы Шридхара Махараджа, я слуга Шрилы Прабхупады. Я получаю вдохновение от преданных, я получаю вдохновение от того, что нахожусь в обществе Шрилы Госвами Махараджа, я вдохновляюсь от общества Шрилы Авадхута Махараджа. Но я не такой дурак — я не думаю, что, поскольку я родился в Америке, я родился в Питтсбурге, штат Пенсильвания, то Питтсбург, штат Пенсильвания, теперь стал святым местом. Потому что я родился там. Что это такое?

#00:32:09#

И также: «То место является священной землей, потому что так много чудесных вещей произошло в этом месте». Нет, это чепуха. Нет ничего столь особенного в том месте лишь только потому, что так получилось, что я родился там. Но люди все время придерживаются этой точки зрения. Они думают, что их страна — это самая особенная страна, потому что они родились там. Но они рождаются в разных странах. Каждый раз, когда они принимают новое рождение, и в разных формах жизни… Поэтому (йат-тӣртха-буддхих̣ салиле на кархичий), когда они отправляются в какое-то святое место… Их представление о святом месте означает — пойти к святой реке и помыться там. И сам Кришна говорит: «Если кто-то думает таким образом (йанеш̣в абхиджн̃еш̣у са эва го-кхарах̣), то он подобен корове или ослу». Так говорит Кришна. Он говорит: «Не в этом настоящий смысл святого места. Настоящий смысл святого места — обрести общение со святыми людьми». Как вы говорите: «Обрести садху-сангу». Общаться с теми… А кто такие садху? Садху — значит настоящие святые. Святые — это те, кто очищает те святые места.

#00:33:47#

Так же, как в шутку я сказал в Китае… Та женщина сказала: «Я занимаюсь йогой. Я хочу стать преподавателем йоги. Что мне нужно делать, чтобы стать преподавателем йоги?» Я ответил: «Прежде всего станьте йоги. Станьте йоги, тогда вы сможете учить йоге». Я наполовину шутил — сперва станьте йогом, потом сможете… Но она сказала: «Но здесь… (и она была в этой школе йоги) но здесь же нет йоги?» И я сказал: «Здесь есть йоги». И там было шесть женщин с нами, которые поддерживают храм. «Вот йоги. Вот эти шесть женщин — они йоги. Они практикуют бхакти-йогу, они посвящают всю свою энергию и время практике бхакти-йоги». Потому что смысл йоги в том, чтобы обрести связь с Господом, поэтому они — йоги. Поэтому я также говорю, что… Садху. Кто такой садху? Кто есть святой человек — это кто-то с длинной бородой?

#00:34:54#

Однажды я собирался отправиться в Китай, и они хотели сделать плакат по поводу моего приезда. И они хотели поместить на плакате… я думаю, где-то в интернете… они решили поместить фотографию какого-то йога, и у него все волосы запутаны на голове, и [он] с длинной бородой. Я сказал им: «Это не очень уместная фотография для плаката здесь. Ваш Гуру приезжает, а вы хотите помещать фотографию йога или так называемого „святого человека“. Это не садху». Я помню, однажды я был со Шрилой Прабхупадой… Я думаю, мы были во Вриндаване. И какой-то парень… не парень, но кто-то в оранжевых одеждах — он был санньяси… Не такого рода шафрановый цвет, но ярко-оранжевый цвет одежды. И у него были довольно длинные маслянистые черные волосы. И тогда Прабхупада сказал: «Дайте ему гирлянду». И я дал ему гирлянду. И я не поклонился ему. И Прабхупада сказал: «Ты предложил гирлянду санньяси, и ты не поклонился? Тебе следует поститься на следующий день». Я был молод, и я сказал: «Прабхупада, я не знал, что он санньяси». То есть я не мог по его виду разобраться — у него были длинные черные волосы. Поэтому я не знал, что он — санньяси. И тогда Прабхупада сказал: «А, ты не знал, что он санньяси? Тогда тебе не нужно поститься». [Смех.] Так он сказал мне. Но я ответил ему: «Но, Прабхупада, я не знал, что он санньяси. Он… у него волосы такие черные, я и не подумал, что он санньяси». — «А, ты не знал, что он санньяси? Ну тогда тебе не обязательно поститься». Итак, что я говорю? Что для нас садху — это не просто кто-то, кто выглядит как святой человек. Нас интересует кто-то, кто несет концепции нашего Гурудева и Гуру Махараджа, которые несут эту божественную концепцию, и те, кто живут по этой концепции. В особенности мы ищем общества тех, кто дороги Гурудеву. Тогда я считаю, что это для меня — садху-санга. И это поможет мне преодолеть множество… Избавиться от многих… Ну знаете — анартха-нивритти. От дурного общения.

#00:37:49#

Я не очень уверен, что это поможет мне избавиться от моих анартх, потому что я слышал выражение о попытке отмыть уголь. Уголь. Знаете, что такое уголь, да? Уголь — ну, они везде жгут уголь. Уголь, понимаете, да? Карбон. И когда я впервые оказался в Индии в начале 1971 года… Если ты садился на поезд, который шел из Дели в Бомбей, то к моменту, когда поезд подъезжал к конечной станции, ваши одежды становились черными, потому что они были полны этой угольной пыли. Все поезда сжигали уголь, и ко времени, когда вы доезжали, вся ваша одежда была полна черных пятен и черных кусочков угольной пыли. Иногда уже не было возможности устранить эту угольную грязь с одежды. Поэтому есть такое выражение: «Попытка отмыть уголь». Когда ты берешь воду и мыло и пытаешься отмыть уголь. Но как можно отмыть уголь? Если ты моешь его, всегда он будет черным и пыльным. Он никогда не станет чистым. Поэтому я думаю, что попытка очистить мое сердце от множества анартх, от множества нежелательных вещей — это что-то вреде этого: попытка отмыть уголь. Но все равно у меня есть некая надежда, благодаря садху-санге. Может быть что-то будет достигнуто. Может быть не в этой жизни, но в конце концов. И все же, даже если я не достигну успеха… Я хочу достигнуть успеха, но, даже если я не достигну успеха, у меня было [духовное] общество… То есть для меня это была вся моя жизнь.

#00:39:54#

Когда я пришел, чтобы присоединиться к преданным, у меня не было интереса в следовании каким-либо правилам. И они сказали мне: «Ты должен следовать четырем регулирующим принципам. Нет мясоедению, нет незаконному сексу, нет приему одурманивающих веществ и азартным играм». И я подумал: «Эти вещи по-настоящему неинтересны для меня. Может быть, не есть мяса — это обладает какой-то важностью. Но все остальные вещи… Разве у кого-то есть необходимость следовать этим вещам? Отказаться от приема одурманивающих средств, отказаться от незаконного секса, отказаться от азартных игр. В чем смысл всего этого?» Поэтому я не придавал особой важности этому. Но что помогло мне — что меня прежде всего привлек Прабхупада, затем меня привлек Гуру Махарадж, затем меня привлек Шрила Говинда Махарадж. Я чувствовал влечение к ним. И поначалу я думал: «Я хочу быть, как они». Я не думал, что хочу следовать всем принципам садхана-бхакти. Ну, садхана-бхакти — это очень хорошо, это хорошо. Но виддхи-бхакти — следовать всем правилам и нормам, у меня не было никакого интереса к этому. Но я был готов пойти на это. Если Гурудев сказал: «Следуй этим принципам», то хорошо. «Если вы скажете мне, что это надо, Гурудев, то я буду следовать этим принципам. Поскольку это для вас важно, чтобы я этому следовал, то я буду это делать». И, конечно же, Прабхупада. Он не был строг, но он настаивал на некоторых вещах. Он не был особо строг. Как он объясняет:

#00:41:43#

тр̣на̄д апи сунӣчена, тарор апи сахишн̣уна̄
ама̄нина̄ ма̄надена, кӣртанӣйах̣ сада̄ харих̣[6]

И Говинда Махарадж всегда говорит об этом. Смирение, выражение почтения другим и терпение… и это от Махапрабху, из Его «Шикшаштаки». Вот это настоящие принципы вайшнава, так можно сказать. И Прабхупада говорил об этом. Что-то вроде этого. Так или иначе… Я не знаю — об этом он говорил или я объясняю что-то другое. Но однажды: «А что, если преданный не повторяет Святое Имя?» Я сказал: «Не повторяет свои круги». И Прабхупада сказал: «Тогда он животное». И я уже не помню, как этот разговор…

#00:42:44#

Если Прабхупада столь сильное говорил, то я просто принимаю его слова. Потому что все, что он говорил, — для нас это ценно. Все, что говорит Шрила Шридхар Махарадж, для нас достойно почтения. Все, что говорит Шрила Говинда Махарадж… Говинда Махарадж однажды сказал мне: «Если бы я попросил тебя спрыгнуть с вершины одного из зданий в Навадвипе…» У меня есть вера, и он не сказал, что у меня есть вера, но: «Если бы я попросил тебя спрыгнуть с крыши вот этого здания, ты бы сделал это!» И я подумал: «Ну, я на самом деле не так уж уверен в этом». Но Говинда Махарадж верил, что что бы он ни попросил от меня, я бы постарался это сделать. То есть спрыгнуть с крыши дома — это, может быть, для меня было трудно сделать. Но я не стал бы исключать какие-либо просьбы Шрилы Говинды Махараджа. Для меня это было важнее, чем… Как знаете, есть многие моменты в служении в преданности, которым я следую, и все остальное… Но потому, что мои Гуру, потому что вайшнавы попросили меня. А я хочу радовать вайшнавов, я хочу радовать Гурудева. Но сами по себе эти вещи — все правила, ограничения… Конечно, я уверен — в них есть какой-то смысл. Но что для меня по-настоящему важно — это быть в обществе Гурудева и его преданных. Вот это для меня было важно. Поэтому, как я сказал, Рамананда Рай заключил: «Кроме разлуки с преданными, я не знаю ничего, что было бы по-настоящему больно».

#00:44:47#

И некоторые люди как-то сказали мне… Я как-то отправился к стоматологу, и люди сказали мне: «У вас очень высокий болевой порог. Вы хорошо терпите боль». Может быть физическую боль я могу терпеть. Но иногда я могу быть очень мягкосердечен в каких-то моментах. Физическую боль я могу стерпеть, но какие-то другие вещи… Мне трудно, если я слышу что-то, что поражает меня, что-то печальное. Даже если это всего лишь история — это сильно на меня влияет, и я думаю: «О-о-о!», может быть я могу даже пролить слезы, услышав что-то. Вот такого рода. Но я не считаю это настоящей болью. Это сантименты. Но другие вещи… Поэтому я верю, я по-настоящему верю, что то, что Рамананда Рай сказал Махапрабху: «Кроме разлуки с преданными, я не знаю ничего по-настоящему болезненного в этом мире»… Я верю, что вы могли бы сказать: «А как же насчет этой боли? Как же вот эта боль? Какая-то физическая боль может быть очень сильна». И я сказал бы: «Да, конечно, я уверен, что это было бы очень больно, и я не смог бы терпеть этого». Но я все равно верю в то, что ответил Рамананда Рай. Есть ли еще вопросы?

#00:46:32#

Вопрос: Есть концепция, что Гуру — это не человек, но божественная сила, действующая через него. Могли бы вы объяснить это, потому что трудно это понять?

#00:46:53#

Шрила Джанардан Махарадж: Я слышал, как Гуру Махарадж, Шрила Шридхар Махарадж, объяснял. Когда мы обращаемся к Гурудеву, то видим, что Гурудев — это вдохновенная сторона вайшнава. Мы должны видеть божественное присутствие в нем. И это будет отличать его от просто положения человека или личности — божественное присутствие в нем. И это видение… В английском языке есть такая присказка: «Красота — в глазах созерцающего или влюбленного». И мы видим, как невероятно красивые люди находятся в обществе кого-то, кто нам кажется совсем даже некрасивым или совсем обычным человеком. Мы думаем: как такой красавец или красавица могут быть с человеком, который совершенно обычный. Если один необычайно красив, а другой… Но они смотрят на своего партнера другими глазами. Для них красота присутствует в их глазах. В глазах возлюбленных, влюбленных. Но здесь речь идет о чем-то большем. Не то, что у нас есть какая-то слепота, потому что мы влюблены в Гурудева, то мы воображаем себе какие-то божественные качества в нем. Нет. Эти божественные качества на самом деле присутствуют в Гурудеве. Именно поэтому в «Чайтанья-чаритамрите» сказано:

#00:48:46#

‘са̄дху-сан̇га’, ‘са̄дху-сан̇га’ — са̄рва-ш́а̄стре кайа
лава-ма̄тра са̄дху-сан̇ге сарва-сиддхи хайа[7]

Здесь используется термин «садху», что значит «святой». Мы можем сказать, что это применимо и к Гурудеву. Лава-ма̄тра — если ты получишь его общение даже на долю секунды, ты можешь обрести все совершенство жизни. И можно сказать: «А как все может произойти так быстро?» Потому что ты можешь суметь получить за долю секунды его божественное наставление. И ты можешь принять это божественное наставление как свою жизнь. И это сделает тебя таким успешным… Просто невообразимо, что вы получили милость Гурудева и все остальное.

#00:49:44#

Иногда также сказано, что нет необходимости даже спрашивать Гурудева, у кого-то — что хочет Гурудев. Кто-то может просто знать, чего хочет Гурудев, даже когда Гурудев не говорит. Он слышал, как Гурудев говорил одно, другое, и он просто понимает из этого. И вот это — признак продвинутого преданного. Нельзя просто воображать себе: «Я думаю, что Гурудеву понравится вот это». Нельзя просто воображать что-то. Но кто-то, кто по-настоящему продвинут, они на самом деле могут понять: «О, Гурудев хочет этого. Гурудев будет доволен этим». Как мы слышали, что Шрила Говинда Махарадж был очень доволен, если кто-то привозил ему новую книгу. Книгу, которая только что была переведена и напечатана.

#00:50:40#

Поэтому я уверен, как вы все знаете, под руководством Авадхута Махараджа множество книг было переведено на русский и издано. И, несомненно, Гурудев был доволен этим. Тем, что так много книг издается, становятся доступными. И я сам говорю: «Я поражен Авадхутом Махараджем». В том смысле… Также Гурудев признавал Виджая Рамана очень особенным. Вместе они [Авадхут Махарадж и Виджай Раман Прабху] сделали то, что было непостижимо — распространили сознание Кришны по всей России. И это был некий геркулесов труд. Суметь создать этот красивый храм в Санкт-Петербурге. И затем суметь открыть место прямо за воротами… Я не знаю, как по-новому называется КГБ… ФСБ. Что у преданных люди из ФСБ — соседи наших преданных. Это непостижимо. И это все еще продолжается. И даже, мы скажем, другие организации — у них были проблемы. Но Авадхут Махарадж, он и его отец, они были… я думаю, они очень успешны в России. И я был поражен Авадхутом Махараджем в иных отношениях.

#00:52:36#

Я уже рассказывал эту историю о том, как он был… Где это было? В Манхэттене. И он шел, я думаю, по Пятой авеню — это очень большая улица. И он просто шел. Мы все шли, проходили мимо какого-то места. Я не живу в Нью-Йорке, но если кто угодно шел бы по этому месту, то увидел бы там большую парковку. Просто автостоянка. Но Авадхут Махарадж, увидев это место для автостоянки, подошел к хозяину этого места для автостоянки, там были припаркованы машины, и он сказал этому человеку: «А сколько за один день вы зарабатываете здесь?» — «Ну, может быть, пять тысяч долларов в день». И тогда Авадхут Махарадж сказал: «Если я заплачу вам больше, чем это за два дня, могу ли я получить эту автостоянку для себя?» Человек сказал: «Да». И тогда Авадхут Махарадж получил это место для парковки, и он организовал уличный рынок в этом месте. И там организовал места для продавцов. И на этом рынке множество людей продавало. И он заработал много денег на этом. Больше ни у кого не было мысли, что, просто проходя мимо автостоянки, места для парковки, Авадхут Махарадж может придумать: «О, я могу устроить здесь рынок и устроить продажу». У него какого-то особого рода ум. У него есть такого рода ум.

#00:54:16#

И как достичь успеха в России, стать успешным, как он, в России? Я уверен, ему пришлось научиться, как существовать… Как это называется? ФСБ. Что не просто сосуществовать с ними, но также как жить, существовать с жестокой русской мафией. Потому что однажды, когда я ехал по Санкт-Петербургу с преданными, одна черная машина подъехала и стекла были очень темными. Я продолжал смотреть в эти стекла, потому что я не мог рассмотреть, что же там за ними, я просто пытался рассмотреть, что же за этими стеклами. И преданные сказали: «Нет-нет, Махарадж, не смотрите так на эту машину. Кто-то выйдет из этой машины и подойдет сюда, и застрелит вас». И когда я приехал в Россию, в Санкт-Петербург — в тот день кого-то застрелили, то есть кого-то убили в этот день перед «Макдональдсом». В центре Санкт-Петербурга. Около полудня. Какое оружие они использовали? Базуку. Поэтому жить в месте, где кого-то могут застрелить в машине перед «Макдональдсом» посреди дня из базуки, — это очень необычное обстоятельство. Такого не увидишь. По крайней мере, так мне рассказывали.

#00:56:15#

Мы не видим таких вещей в других местах, но Авадхут Махарадж сумел добиться успеха в такого рода среде. И это показывает вам, что Авадхут Махарадж и его отец — это необычные личности. Это особые люди. Виджай Раман… Я познакомился с ним в Индии. Он очень поразительный человек. Поэтому, как я сказал… И ему было уже около семидесяти с чем-то лет к тому времени. И я слышал, что он занимался йогой. И однажды мы были в поезде, ехали во Вриндаван, я сказал: «О, вы можете заниматься йогой, я слышал, что вы занимаетесь йогой». И он показал мне — встал на руки прямо в едущем поезде: он стоял на руках, ноги подняв в воздух. Прямо во время движения поезда. Я подумал: «О, Виджай Раман — сильный человек». Он очень сильный. Так или иначе. А какой вопрос вы мне задали? Я отклонился. О чем был вопрос?

#00:57:40#

Вопрос: Какая концепция, как нам следует видеть Гуру и вайшнавов?

Шрила Джанардан Махарадж: А, да. Так или иначе, я говорил о том, как я особенно ценю Авадхута Махараджа и его отца. И я могу сказать, я могу расширить это, сказав: Авадхут Махарадж отправляет сюда людей. Здесь есть его ученики. Правильно? И я могу выразить, как я ценю их Гуру. Потому что я думаю: то, что он сделал, очень радует Шрилу Говинду Махараджа. Очень радует. И я действительно верю, что… Какой вопрос? Какие особые качества мы видим в Шри Гуру, да? Это то, что есть божественное присутствие. Господь работает, используя этого человека. Мы раньше говорили: «Прозрачный посредник». Господь действует через этого человека. Каково качество моих очков? Можно сказать, до какой-то степени они прозрачны. Я вижу сквозь очки, и они улучшают мое зрение. Если бы они были матовые, не были прозрачными — они были бы бесполезны. Если бы свет не мог проходить сквозь стекла очков. Поэтому сквозь, через Шри Гуру я получаю зрение, взгляд на Божественное. И я вижу Шри Гуру… Как сказано: «Вдохновенная сторона вайшнава». Для меня это — божественный Господь явился как мой Гурудев. Он не просто человек, который очень вдохновляет. И однажды у меня был некоторый разговор… Я ехал из Калькутты в Навадвипу. И меня подобрал искконовский автобус. И этот искконовский автобус… мы ехали… Они собирались довезти меня до Кришна-нагара.

#01:00:07#

Итак, я был в их автобусе, и мы устроили дискуссию на тему Гуру. И я говорил, что для меня Шри Гуру — это божественный обитатель духовного мира, который пришел в этот мир для того, чтобы дать мне служение в преданности. И таково мое понимание Шри Гуру. И они спорили. Нет-нет, потому что вы знаете — Прабхупада ушел и возникло так много Гуру, сотни Гуру. Некоторые приходят, некоторые ушли. И они сказали: «Нет-нет! Мы не видим так. Мы видим, что Гуру — это кто-то, кто служил своему Гуру очень хорошо, совершенным образом и теперь помогает нам, но может быть сам он — несовершенная личность. Может быть, он и несовершенен». Я сказал: «Но это не моя концепция Гуру. Мое представление о Гуру — он божественная личность, тот, кто низошел из духовного мира, чтобы помочь мне».

#01:01:21#

И когда я вернулся, я рассказал Шриле Говинде Махараджу об этой дискуссии, что у нас была в автобусе, и он сказал: «Махарадж, вы не можете их винить. То, что они сказали, это правда. То, что они выразили, это правда для них». Но то, что я сказал, потому что я знал Шрилу Прабхупаду, Гуру Махараджа, Говинду Махараджа… То, что я сказал, я чувствую, что это тоже правда. И также это настоящее представление о Шри Гуру. Но то, что они сказали, — это не какая-то ошибка. Они не говорят, что их Гуру… Как термин, что мы слышали? Они видят божественное присутствие в Гуру, но они не обязательно видят, что Гурудев является как божество. Что я вижу, что Гурудев как божество. Они не обязательно видят Гурудева как божество. Но сейчас я говорю уже лично от себя… Сейчас, когда я нахожусь в положении Гуру, я думаю: «Они были правы». Они были правы. Я не какая-то особая личность, низошедшая из духовного мира. Я лишь кто-то, кому была дана ответственность моим Гурудевом. И я надеюсь, что я сумею исполнить это. Иногда я думаю, что я не в состоянии сделать этого — я полный провал. Но все равно я пытаюсь это сделать.

#01:02:55#

Итак, с их точки зрения, может быть, они были и правы. Но также с моей точки зрения я прав. Потому что мы обрели эту удачу — быть в обществе наших Гуру. И я могу сказать — поскольку я здесь, я могу сказать о Госвами Махарадже. Он всегда был вдохновением для меня. И он представил книги, которые можно только вообразить. У него было удачное видение — как представить слова Шрилы Шридхара Махараджа столь красивым образом. Как сказал Шрила Говинда Махарадж: «Те книги — это Божества»[8]. Поэтому Госвами Махарадж очень особенный. И я также хочу выразить свои чувства относительно Авадхута Махараджа. Он — какого-то рода особый человек. То, что он делает, никто другой не может сделать. Поэтому я думаю, что вам повезло, что у вас есть их божественное общение. И можете еще раз прочесть, как точно сформулирован вопрос, потому что я не уверен, что я ответил на него? Еще раз вопрос.

#01:04:00#

Вопрос: Мы знаем, что есть концепция: «Гуру — это не личность, но некая божественная сила, действующая через него». Но очень трудно понять это. И они просят объяснить это.

#01:04:15#

Шрила Джанардан Махарадж: Ну, я не знаю… Мне не кажется это чем-то, что очень трудно понять. Может быть, для кого-то это трудно понять, но для меня — нет. Не так трудно понять, что особый поток силы действует через Гурудева. Мы склоняемся перед этим. Так или иначе, для себя… В какие-то дни нам везет… И что я могу сказать? Иными словами, в некоторые дни мы можем очень хорошо выражать какие-то вещи, легко. А в другие дни мы полные дураки по природе своей. Итак, иногда я могу выразить очень хорошо, иногда я очень глуп в своих выражениях. Но Гурудев был не таков. Все, что Гурудев говорил… Ну, были моменты, когда он тоже рассказывал шутки или что-то такое. Какие-то менее серьезные моменты. Но, я думаю, что в целом я ответил на этот вопрос. Итак, уже девять часов, что-то еще, может быть, вы хотите… Может быть, вы хотели задавать вопросы, но я слишком долго говорил о предыдущих вопросах. Мы закончили с вопросами пока? Вы хотите еще один задать или все? Кто-то там?

#01:05:57#

Вопрос: Вот у меня. Что можно считать успехом в сознании Кришны? У нас есть представления о том, что такое успех в материальной жизни, но что означает успех в духовной жизни?

#01:06:13#

Шрила Джанардан Махарадж: В духовной жизни… Ну, я уже говорил о том, что Авадхут Махарадж делал в России — я думаю, что это весьма успешно в духовной жизни, что он сумел сделать это. И также, что он сумел привести столь много людей в сознание Кришны — это очень хорошо. Я слышал, как Шрила Шридхар Махарадж говорил о Госвами Махарадже. А! На самом деле это был Шрила Говинда Махарадж. Он говорил о «Золотом вулкане божественной любви». И он говорил о том, как Гуру Махарадж представлял «Шикшаштаку». Его комментарии на «Шикшаштаку» в «Золотом вулкане». И это поразительные комментарии на «Шикшаштаку», которые дал Гуру Махарадж, например, касательно одного стиха:

#01:07:15#

йуга̄йитам̇ нимеш̣ен̣а, чакш̣уш̣а̄ пра̄вр̣ш̣а̄йитам̇
ш́ӯнйа̄итам̇ джагат сарвам̇, говинда-вирахен̣а ме[9]

Шрила Шридхар Махарадж представляет этот стих. «О, Говинда, чувствуя разлуку с Тобой, я считаю, что одно мгновение разлуки с Тобой как йугайитам, как целая юга». Поэтому в старом переводе, который мы иногда видим, говорится: «Я считаю одно мгновение двенадцатью годами или более». Но Шрила Шридхар Махарадж представил это в сравнительном смысле с эйнштейновской… Как прилагательное от слова Эйнштейн? Эйнштейновская физика… Этот закон относительности изменил все. Что ныне ньютоновская физика вся разрушилась… Когда мы говорим о частицах, о свете… Когда частицы приближаются к скорости света, то законы физики, которые выразил Ньютон, уже неприменимы. Вещи, которые путешествуют со скоростью света. Законы нарушаются. Те законы уже более не применяются. И иногда люди говорят даже: «Когда вы говорите о путешествии со скоростью света, то можно говорить о том, чтобы вырваться за пределы четырех измерений времени». Так или иначе, я не хочу вдаваться сейчас в это. Но я скажу лишь, что Эйнштейн… его выражение, то, что он выразил теорию относительности, — это изменило физику. Все это знают. Это просто общепринято — после Эйнштейна физика изменилась. Поэтому Гуру Махарадж, его слова об этом стихе по поводу слов:

#01:09:28#

йуга̄йитам̇ нимеш̣ен̣а, чакш̣уш̣а̄ пра̄вр̣ш̣а̄йитам̇
ш́ӯнйа̄итам̇ джагат сарвам̇, говинда-вирахен̣а ме

«Одно мгновение разлуки с Тобой…» И Гуру Махарадж говорит так: «Я считаю одно мгновение разлуки с Тобой длиннее вечности. Я не могу вспомнить, когда я уже был с Тобой, мой Господь. Я чувствую столь сильную разлуку». И то, как объясняет Гуру Махарадж, — это столь неповторимо. Если вы прочтете комментарий на «Шикшаштаку» Шрилы Шридхара Махараджа в «Золотом вулкане божественной любви»… Его комментарий поразительный. И Говинда Махарадж сказал: «Если бы Госвами Махарадж больше ничего не издал, кроме комментариев на „Шикшаштаку“ Гуру Махараджа, то даже этого было бы достаточно». Этого было бы достаточно. Поэтому то, что Госвами Махарадж выразил в своих книгах, которые он взял из записей Шрилы Шридхара Махараджа, — это неповторимо. Вы не найдете такого рода выражений… Это совершенно неповторимо. Опять же мне нужно вернуться к вопросу. Как формулировался вопрос?

#01:11:06#

Вопрос: Что считается успехом в сознании Кришны?

Шрила Джанардан Махарадж: А, хорошо. Итак, я рассказал о некоторых вещах, которые мне кажутся поразительными. Госвами Махарадж сумел ухватить, выразить саму суть сердца Шридхара Махараджа в своих книгах. И Авадхут Махарадж — его достижения в том месте, которое считалось очень трудным местом для проповеди сознания Кришны. Но я думаю, что он сумел совершить это неповторимым и успешным образом. Поэтому, что же считать успехом в сознании Кришны… В конечном счете, если вы можете удовлетворить своего Гурудева, тогда это успех. Если кто-то может удовлетворить сердце Гурудева… Если Гурудев доволен тем человеком, то это — большой успех. И я помню, как Шрила Говинда Махарадж однажды сказал… Была песня о некоем поклоннике матери Кали. Знаете, в Бенгалии люди поклоняются Кали. Это полубогиня. Кали. И тот преданный… Говинда Махарадж рассказывал, что есть песня о том преданном, который говорит, обращаясь к богине: «О, богиня, я не хочу богатства, я не хочу какой-либо формы успеха. Единственное, чего я хочу, — это маленького места в уголке твоего сердца». И Говинда Махарадж сказал: «Это выражение преданного. И это все, чего мы хотим. Маленького места в сердце нашего Гурудева. Если у моего Гурудева есть место для меня в его сердце — то этого для меня достаточно». Мне не нужно достигать больше ничего в жизни. Если у него найдется место для меня в его сердце, то я буду чувствовать, что это — мой успех. Это все, чего я хочу. Мне не нужно устанавливать какие-то мировые рекорды, как те большие бегуны… как там… Болт Усэйн. Он сумел бегать быстрее всех. Когда он бежал, он вот так вот… в такой позе был… или вот такое выражение… Чем он занимается? Это получилось очень интересное выражение, что он очень быстрый и успевает вот так вот выражать… Он сделал нечто удивительное.

#01:14:05#

Или другие люди — они достигли удивительных свершений. Мы видели это в спорте, мы видели во многих областях — люди достигают успеха. Но… может быть они и успешны, но для нас, у нас есть иные представления об успехе. Мы можем восхищаться теми достижениями, но для нас норма успеха — это обрести преданность, обрести привязанность через преданность. Это было бы успехом для нас. Я могу обрести какую-то привязанность, этого для меня будет достаточно. Для меня это будет успех. Мне не нужно… Ну конечно, есть индивидуальные вещи, которыми я хотел бы заняться одновременно с этим. То есть я хотел бы издать вот эту книгу или сделать то… У всех есть свои представления. Кто-то одевает Божеств и для них успехом будет то, что они хотят удовлетворить Божество, удовлетворить Гурудева своим служением, и они хотят удовлетворить преданных своим служением Божеству.

#01:15:27#

Как наш пуджари. Это его чувство. Когда у него есть какое-то местечко в интернете. Рамай. Рамаю нравится кататься на мотоцикле. Каждый день он катается на мотоцикле. Поэтому у него есть интернет-сайт, который называется «Странствующий пуджари…» или «Педалирующий пуджари на побережье Тихого океана». Есть сайт в интернете. И если вы зайдете на интернет-сайт — там он рассказывает о различных вещах, которые произошли в этот день. У него есть кодовые имена для каждого из нас. Он скажет: «Сегодня Ма-муни или такой-то человек…» — это кодовое имя для какого-то преданного. Какой это преданный? Ма-муни означает такой-то преданный. У него есть разные кодовые имена — он не использует настоящих имен преданных. Он говорит: «Он сегодня попросил меня забрать его почту». И он рассказывает, как он сделал это. И он рассказывает разные истории, и он там говорит разные вещи. И каждый день он публикует фотографии Божеств и Их одежд в этот день. И он говорит: «Сегодня Господь носил такой-то цвет». И приводит какие-то поэтические слова: «Голубой, словно дождь, падающий с неба». Он говорит такие вещи. Таков его сайт. «Путешествующий на мотоцикле пуджари на побережье Тихого океана». И он там описывает Божества, показывает Их фотографии на своем веб-сайте. Ради этого он и живет. Это его успех. И мы всегда можем полагаться на него. Это почти что как один человек, который может сделать это служение в одиночку. Кто-то может помогать ему, но он будет делать это каждый день. Он не пропустит. Поэтому есть разные представления об успехе. Но что я хочу сказать в целом, если я могу радовать Гурудева, то в этом мой успех. Хорошо? Я на этом остановлюсь. Мы споем «Хари харайе».

А мы все еще в эфире? Или просто записываем? То есть по телевизору это не видят? По интернету? [Смеется.] Но, так или иначе, я просто шучу. Хорошо? Все готовы?

[Поют «Хари харайе».]

#01:24:21#

[Прославления]

Переводчик: Ашутош Кришна Дас
Транскрипцию выполнил Винод Бандху Дас
Редактор: Традиш Дас



1  Неразборчиво. Вероятно, имеется в виду район Вангтхонгланг (Wang Thonglang District).

2  Неразборчиво. Возможно, имеется в виду небольшой город в северной части штата Пенджаб под названием Гурдаспур.

3  Неразборчиво. По всей видимости, имеется в виду либо Коулун-Ист, либо Коулун-Вест.

4  «Я поклоняюсь Говинде, изначальному Господу, который известен как Шьямасундар, сам Кришна, обладатель непостижимых бесчисленных качеств. Чистые преданные созерцают Его в своих сердцах глазами преданности, умащенными бальзамом любви» («Брахма-самхита», 5.38).

5  «Тот, кто считает себя просто телом, состоящим из слизи, желчи и воздуха, кто думает, что жена и остальные члены семьи навечно принадлежат ему, кто считает статую из глины или землю, на которой родился, достойной поклонения, а в месте паломничества видит только водоем и ничего больше и при этом никогда не отождествляет себя с мудрецами, сведущими в духовной науке, не чувствует родства с ними, не поклоняется им и даже не посещает их, — такой человек ничем не лучше коровы или осла» («Шримад-Бхагаватам», 10.84.13).

6  «Кто смиреннее травинки, терпеливее дерева, почитает всех и каждого и не ищет почета для себя, тот способен вечно славить Святое Имя Кришны» («Шри Шикшаштакам», 3).

7  «Все явленные писания заключают, что даже миг общения с чистым преданным способен сделать жизнь успешной» («Шри Чайтанья-чаритамрита», Мадхья-лила, 22.54).

8  Речь идет о пяти книгах, составленных Госвами Махараджем на основе записей лекций Шрилы Шридхара Махараджа: «Шри Гуру и его милость», «Субъективная эволюция сознания», «Поиск Шри Кришны, прекрасной реальности», «Золотой вулкан божественной любви» и «Любящий поиск заблудшего слуги».

9  «О Говинда, без Тебя мир пуст, слезы льются ручьями, а мгновение кажется вечностью» («Шри Шикшаштакам», 7).




←  «Прошение гопи и утешение Радхарани». Шрила Б. Р. Шридхар Дев-Госвами Махарадж. 1982 год. Навадвипа Дхама, Индия. «Мгновения Прекрасной Реальности», часть 3.4 ·• Архив новостей •· «Сущность посвящения». Шрила Б. Р. Шридхар Дев-Госвами Махарадж. 31 января 1983 года. Навадвипа Дхама, Индия →

На русском

Get the Flash Player to see this player.
скачать (формат MP3, 83.3 МБ)

In English

Get the Flash Player to see this player.
скачать (формат M4A, 167.6 МБ)

Russian

Шрила Бхакти Паван Джанардан Махарадж

Воспоминания пожизненного ДжиБиСи

(26 сентября 2016 года. Гупта Говардхан)

 

Итак, я очень рад быть этим вечером со всеми вами здесь, в Таиланде. Помню еще… Кажется, это был 1974 год. Я был со Шрилой Прабхупадой в Индии. И я там был с начала 1971-го по 1974-й, но потом изменили законы, и Индия… Раньше мне не было нужды выезжать из Индии, можно было просто обновить туристическую визу. Можно было годами обновлять туристическую визу. Но потом, в 1974 году, они изменили законы, и нельзя было обновлять туристическую визу. Поначалу я не очень серьезно к этому отнесся, поэтому задержался дольше, чем [позволял] срок [действия] визы, на несколько месяцев, но, наконец, я отправился к индийским иммиграционным властям, и они были очень сердиты. Поэтому мне пришлось уехать из Индии. И я решил, что отправлюсь в Таиланд и получу там визу в Индию, а затем вернусь. И когда я выезжал из Индии, Шрила Прабхупада сказал мне: «Итак, теперь ты отправляешься в Таиланд, так что сделай одну вещь». — «И что это, Шрила Прабхупада?» — «Пока ты там — открой храм». Я думал просто отправиться в Таиланд, чтобы получить визу, я хотел получить визу и вернуться в Индию, и я как бы протестовал: «Но я думал, что просто получу визу». Шрила Прабхупада тогда сказал: «Есть бенгальская пословица, что машина для сборки риса будет собирать рис в раю или в аду, где бы она ни была». Мы должны быть такими же машинами по сборке. В том смысле, что где бы мы ни были — мы машины севы. Мы будем выполнять севу, где бы мы ни были.

#00:02:13#

Таково было его решение. Я отправился в Таиланд с мыслью о том, чтобы открыть храм. Поначалу я был в Бангкоке, и я был вместе с богатыми индусами. У них есть место под названием Дев-мандир в Бангкоке. И в этом мандире у них много-много различных божеств: христианские, [божество] Рамы, самые разные. Они создают разные, у них много разных алтарей. И люди, которые ходят туда... Это не особенный храм, хотя у них было много-много божеств. Но в то время, несколько месяцев спустя… Они по-настоящему не хотели, чтобы там был кто-то из ИСККОН. Я был в то время из ИСККОН. Они не хотели, чтобы кто-то из ИСККОН был рядом с ними. И тогда меня отправили в Рам-мандир. Он был в Вангтхонге[1]. Вангтхонг — это одна из наиболее бедных областей Бангкока. Там есть храм Рамачандры, и это рядом с кладбищем. Там есть кладбище. Много мусульман живет в том районе. Итак, я жил там, в том районе. И все эти люди были бедняками, и в основном они были из Горадпура(?)[2]. Этот город в Индии известен, потому что это место, где находится «Гита-нагари-пресс» — очень известное издательство в Индии. Большинство людей в Вангтхонге были очень бедны, и многие из них работали так называемыми чокидарами. Чокидар означает «стражник». Охранники для различных корпораций. Многие из них были пьяницами. Их отправляли туда из семей. У семьи была своя ферма [в Индии] и одного человека от фермы отправляли в Таиланд, чтобы он зарабатывал какие-то деньги за границей и посылал эти деньги назад.

#00:05:00#

Этот человек жил всю жизнь в Таиланде, зарабатывал деньги и отправлял их назад своей семье, чтобы они оплачивали свою ферму. И у этого человека не было особой жизни. Он был просто ночным сторожем, зачастую такие люди становились пьяницами. У них не было особой жизни. Но у них был храм. И одно, что я помню, очень интересный момент, касательно них — у них проходили программы о рама-лиле. Они рассказывали историю «Рамаяны». У них были большие барабаны под названием дхолаки. И на них играют не как на мриданге. Это большой деревянный барабан с большими мембранами. Они играли также на фисгармониях. И они рассказывали рама-лилу. Рассказчик говорил: «Вы знаете, вот так, так и так. И потом Хануман пришел на Ланку и там он нашел Ситу». И тогда они заводили музыку. [Стучали в] барабаны, пели… И все подключались к пению. Песни были очень хорошие. И потом, после песен, они снова возвращались и продолжали рассказывать истории. И повествование могло продолжаться несколько часов. Просто рассказывают, а потом вдруг внезапно начинают петь. И это не было особо [занимательно], как сказать… однажды я уснул, будучи в храме, и кто-то попытался украсть у меня наручные часы. Кто-то из хинду. У них не было особых денег. Но, знаете, это было очень интересно — они были своеобразным контрастом по сравнению с богатыми индусами, которые привыкли дурачиться, бездельничать.

#00:07:26#

Богатые индусы… У них были люди из штата Пенджаб и сикхи. И, с другой стороны, были эти бедные индусы из Гурдаспура. Так или иначе, тогда я оказался в Таиланде. В те дни мы могли просто забраться в автобус и ехать куда угодно бесплатно. Если ты одет, как монах, то никто не будет просить у тебя денег за проезд. Итак, это было интересно, но по-настоящему я хотел вернуться в Индию. И потом, наконец, какое-то время спустя… На самом деле я не обращался за туристической визой, я попросил визу о въезде, которую они никому не давали, кроме как индусам. И когда наконец подошло время Гаура-пурнимы, явления Махапрабху, я хотел получить визу, поэтому сказал им… Я отправился в посольство Индии и сказал: «Есть ли какие-то новости о моей визе?» Они мне ответили: «Нет, новостей нет». Я сказал: «Хорошо, тогда я хочу получить туристическую визу и отправиться в Индию». И тогда они ответили мне: «А вы не можете просить о туристической визе — вы уже обратились за визой на въезд, и поскольку вы не получили еще ответа, то ждите». Потому что, когда вы обратились за одной визой, вы не можете уже обратиться за туристической визой. И я подумал, и у меня был билет на самолет, я полетел в Гонконг, в Каллунг — район в Гонконге[3]. И я поднялся по ступенькам на второй или третий этаж здания, где находится, можно сказать, храм. На самом деле это был многоквартирный дом… И вошел в местный храм. И как только я вошел в дверь… я вошел, а Шрила Прабхупада сидел там. Он только приехал в Гонконг. Где-то за час до меня. Поэтому я предложил свои поклоны ему. И когда я поднимался, он сказал: «О, ты приехал? Теперь ты можешь взять на себя гонконгский храм». И я сказал: «Что?!» Моя реакция была примерно такой: «Что?!» Я не мог ничего сказать — это Прабхупада. И тогда я сказал что-то Прабхупаде, он уже сказал мне: «Жатка должна жать везде, должна работать везде». И, так или иначе, [позднее] он отправил меня в Латинскую Америку, потому что я говорю на испанском. Шрила Прабхупада сказал: «Это не очень важно». [Смеется.]

#00:10:37#

Поэтому позже он сделал меня тем, о чем говорил Госвами Махарадж, — [представителем] ДжиБиСи в Латинской Америке. Но я жил в Гонконге, и на Гаура-пурниму ездил туда и возвращался. Таким образом… Но я начал в Таиланде, и это был 1974 год. Я был здесь. И я так и не достиг успеха в том, чтобы открыть храм в Таиланде. И особого успеха не достиг в Гонконге, хотя был там шесть или семь месяцев. Итак, мне нравилось жить в Бангкоке и мне нравится быть в Таиланде. Мне нравится в Таиланде. Но я увидел, что, когда ты прилетаешь в страну, до сих пор они очень обходительны с тобой, они видят, что ты одет в шафран… Как вчера, я только прибыл и увидел, что очереди очень длинные. И тогда я просто подошел… Там был один знак «Очередь для дипломатов». Поэтому я просто подошел к этой очереди для дипломатов. Я полагаю, это для людей, у которых есть дипломатические визы. Но, поскольку я монах, они просто поставили мне штамп. Обычно… Мне только один раз пришлось ждать очереди, когда я садился на самолет, где было примерно сорок других монахов, и тогда мне пришлось встать, и они сказали: «Нет-нет. Вы не с монахами, а с иностранцами пойдете». Но обычно они позволяют мне проходить в очереди для дипломатов. И это очень хорошо.

#00:12:55#

Но я увидел… И когда я был здесь — все хорошо, здесь люди очень благочестивы и все остальное. Но я очень сильно верю, что для того, чтобы эффективно проповедовать здесь, ты должен знать тайский язык. Таково мое мнение. Потому что некоторые люди понимают английский, но их не очень много и, если вы можете говорить на тайском, тогда им это очень нравится. И Парамананда здесь — он говорит на тайском. Мне кажется, что это открывает очень много дверей — когда ты говоришь на языке. Я также заметил это в Латинской Америке. Когда я отправился туда… Я разговаривал на испанском языке в школе и все такое, но когда я отправился в Латинскую Америку, то понимаете, там никто не владел английским. И сперва я отправился в Аргентину, и я мог говорить на испанском, и они понимали меня, но как только они отвечали мне, я уже не понимал их. Потому что они говорили очень быстро, и прочие вещи… Поэтому они понимали меня, но я не всегда понимал их. Но после того, как я прожил там… И по-английски мог говорить только с теми людьми, что были рядом 15–20 лет, я научился общаться со всеми на испанском.

#00:14:33#

И определенно, это очень важно — общение со всеми преданными. И я начал работать над книгами на испанском. Как я уже говорил, я был вдохновлен «Любовным поиском потерянного слуги» Госвами Махараджа. И мы сделали «Прапанна-дживанамритам» на испанском. И я, должно быть, потратил на нее, быть может не непрерывно, но суммарно — несколько лет потратил на эту книгу. Но я был вдохновлен Госвами Махараджем, тем, какими красивыми он сделал свои книги. Поэтому я старался сделать свою книгу очень красивой. Но, как я уже говорил, когда ты владеешь местным языком — это очень важно, я думаю. И я не говорю это в том смысле, что вам нужно сейчас выучить тайский или что-то такое. Но просто таков мой опыт. И когда я был в Китае, мне хотелось бы, чтобы я говорил на мандаринском. Я хотел бы уметь на нем говорить хотя бы какие-то основные вещи, но я не умею этого, потому что я также… как я могу сказать… я немного ленив.

#00:15:49#

Но, так или иначе, я был очень счастлив снова вернуться в Таиланд, снова быть здесь. И я вспоминаю, каким было наставление Шрилы Прабхупады мне — сделать что-то в Таиланде. И я рад видеть, что вы находитесь здесь. И очень хорошо, что все живут здесь в таком красивом месте, в Чиангмае. Потому что я действительно верю, что было бы очень трудно жить в центре Бангкока. Я думаю, это было бы очень-очень трудно. Также как есть разные места, где можно работать и где можно жить, и я думаю, что Бангкок был бы одним из таких мест. Там просто слишком много всего творится. Слишком активное движение на дорогах, слишком много всего отвлекает. Но здесь, в Чиангмае, очень красиво. Это напоминает мне некоторые места в Индии, которые очень красивы. И места в Латинской Америке очень красивые. И я чувствую: здесь — особенное место. Этот дом очень красив. Госвами Махарадж провел меня по местности, показал мне все. И что я могу сказать? Я почти что растерян, не знаю, что и сказать, находясь здесь, перед всеми вами. Я приехал сюда, и все эти прожектора, и камеры, и прочие штуки… Иногда может быть миллион прожекторов, а ты не обращаешь внимания — ты просто говоришь. А в других случаях — немного иначе. Но я действительно чувствую себя здесь как дома. Как там, кто-то есть? Потому что я вижу только здесь. У кого-то из вас есть какие-то вопросы, которые вы хотели бы задать? Да? Да? Кто-то сказал?

#00:18:12#

Вопрос: Рупа Вилас Дас написал вам онлайн: «Пожалуйста, примите мои смиренные поклоны, Махарадж. Однажды я встретился с вами в нашем матхе в Калькутте в 1987 году. Я тогда сидел и повторял гаятри, когда вы зашли с Ашрамом Махараджем, и я был не способен предложить вам свои дандаваты. И Шрипад Падманабха показал жестом, что вы можете занять кровать. Я говорю это сейчас потому, что из-за этого бесстыдства с моей стороны оно до сих пор преследует меня. Но, наконец, много лет спустя мне представилась эта возможность… Я хотел бы воспользоваться этой возможностью выразить вам свое почтение и попросить прощения».

Шрила Джанардан Махарадж: Вы были в Калькутте в 1987?

Преданный: Рупа Вилас — он написал это онлайн.

Шрила Джанардан Махарадж: Рупа Вилас. Хорошо. И что еще произошло?

#00:19:14#

Преданный: Он повторял гаятри в алтарной, когда вы с Ашрамом Махараджем вошли. И, поскольку он повторял гаятри, он был не в состоянии предложить свои поклоны. И чувствует себя очень неловко из-за этого. И теперь пользуется этой возможностью предложить свои дандаваты.

Шрила Джанардан Махарадж: А вас зовут?

Преданная: Мадави.

Преданный: Рупа Вилас. Мы только читаем сообщения.

Шрила Джанардан Махарадж: А где Рупа Вилас сейчас?

Преданный: Это преданные, которые смотрят вас онлайн, они в разных уголках мира.

#00:20:05#

Шрила Джанардан Махарадж: А, понятно. И он написал это? Хорошо. Я… Что я могу сказать… Я очень тронут, что кто-то не мог предложить мне поклоны в 1987 году, потому что он повторял гаятри и неловко чувствовал себя из-за этого. Это просто показывает, что это естественное качество вайшнава. Очевидно, нет никаких обид. Я совершенно не обиделся. С чего бы мне обижаться, если кто-то повторяет гаятри и не предлагает мне своих поклонов. Но вы знаете, я чувствую себя неловко, что кто-то может сказать: «Вот в 1987 году я повторял гаятри и не мог предложить вам свои поклоны, и я чувствовал себя неловко из-за этого». Мне кажется поразительным, что кто-то может испытывать такие естественные чувства, что он не мог предложить поклоны в 1987 году, и теперь, позже, услышать, что они неловко себя чувствуют из-за этого. Поэтому, так или иначе, я предлагаю свои дандаваты вам, Рупа Вилас, за такое хорошее чувство. Что вы — вайшнав. А там сказано, откуда он это пишет?

#00:22:15#

Вопрос: Есть еще вопросы.

Шрила Джанардан Махарадж: Да, я помню Рупу Виласа на самом деле…

#00:22:32#

Вопрос: Махарадж, мы знаем, что сперва шраддха, а потом садху-санга. Но что такое настоящая садху-санга? Что такое настоящая садху-санга?

#00:22:47#

Шрила Джанардан Махарадж: Садху-санга — это значит общаться с преданными, в особенности с теми преданными, которые несут концепцию Гурудева. Они несут концепцию Гурудева и живут согласно Гурудеву, служат его концепции. И мы живем с ними. Тогда это садху-санга. Мы хотим служить лотосоподобным стопам нашего Гурудева и его миссии. Как Шрила Говинда Махарадж сказал, знаете: «[Служить] его Божествам, его миссии, и его преданным». И те, кто служит божественным наставлениям Гурудева и служит его миссии, и его преданным, и его Божествам — мы хотим быть в их обществе. Мы хотим жить с ними. Куда бы мы ни направились, мы хотим быть в их обществе. Рамананда Рай, когда он разговаривал с Махапрабху, Махапрабху спросил его: «В этом мире какова самая большая боль, [самое большое] страдание в этом мире?» Махапрабху спросил Рамананду Рая, а Рамананда Рай ответил: «Кроме того, чтобы быть вне общества преданных, я не знаю какой-либо невыносимой боли в этом мире». Иными словами, Рамананда Рай сказал, что единственная боль, которую он по-настоящему признает, — это остаться без общества преданных. Поэтому для нас этот аспект садху-санги — быть в обществе преданных, в особенности преданных того же склада, что и мы… Те, кто смогут «ухватить» [духовные концепции] Гурудева и Гуру Махараджа. Те, кто сумели ухватить божественное послание, что приходит к нам через наставления наших духовных учителей. Вот где мы хотим жить. Мы хотим жить вместе с ними, мы хотим быть с ними. И, если мы отправляемся куда-либо, где есть преданные, то мы будем чувствовать себя, как дома.

#00:25:32#

Я был во многих-многих разных местах в мире. И в некоторых местах я никогда по-настоящему не видел даже города, где я жил. Может быть провел там неделю или две, но я не видел особо самого места. И люди спрашивали меня: «Что ты думаешь о Париже?»; или: «Что ты думаешь об Амстердаме?»; или: «Что ты думаешь об этом?» И я по-настоящему особо не видел сами эти города. Я видел только преданных. И я был только с преданными, в основном. Поэтому кто-то мог бы сказать: «Это на самом деле плохое качество. Потому что ты отправляешься в какое-то путешествие, и ты даже не знакомишься с городом, ничего не узнаешь». Но я думал: «Я приезжаю в места, и я встречаюсь с преданными по всему миру. Если бы я просто отправлялся куда-то и просто видел какие-то места, то какой ценностью это обладает?» Да, конечно, и у меня есть некий интерес к культурному прошлому, к историческому прошлому — у меня есть некоторый интерес к этому. Интересно знать что-то о людях, о том, во что они верят, какова их культура — это все очень хорошо. Но, понимаете, это не отменяет потребности быть в обществе преданных. И, как мы слышали от наших божественных учителей, мы по-настоящему здесь не ради туризма. Мы не приходим, чтобы отправится в какое-либо место, чтобы увидеть все туристические достопримечательности.

#00:27:17#

Вспоминается один пример, что дал Шрила Шридхар Махарадж, когда он говорил, что кто-то был в обществе Бхактисиддханты Сарасвати Тхакура и слушал его. Потом началось арати, и тот человек попросил прощения выйти, он вышел с арати, потом вернулся. Он вернулся к Шриле Бхактисиддханте Сарасвати Тхакуру. И Шрила Сарасвати Тхакур спросил его, был ли он на арати. Шрила Сарасвати Тхакур спросил: «А что ты видел?» И тот описал арати и так далее. И тогда он сказал: «А… упражнение для глаз». Он сказал: «Упражнение для глаз». Только на словах это другая тема, но здесь он сказал: «Это только упражнение для глаз. Ты видел… Что ты по-настоящему видишь?» Или как Шрила Говинда Махарадж говорит: «Когда мы предстаем пред Божествами, мы молимся, чтобы Божества увидели нас». Мы по-настоящему не обладаем способностью увидеть Божества. Мы не получили того рода божественного зрения. Что это за божественное зрение?

#00:28:43#

према̄н̃джана-ччхурита-бхакти-вилочанена,
сантах̣ садаива хр̣дайеш̣у вилокайанти
йам̇ ш́йа̄масундарам ачинтйа-гун̣а-сварӯпам̇,
говиндам а̄ди-пуруш̣ам̇ там ахам̇ бхаджа̄ми[4]

Кто-то, чьи глаза умащены бальзамом любви к Богу, они способны видеть в своем сердце божественный облик Радхи-Шьямасундара каждое мгновение. Они не видят Параматму. Они видят — йам̇ ш́йа̄масундарам ачинтйа-гун̣а-сварӯпам̇, говиндам а̄ди-пуруш̣ам̇ там ахам̇ бхаджа̄ми, — они видят божественный облик Радхи-Шьямасундара. Они видят этот божественный облик потому, что у них есть это божественное зрение. А иначе, как сказал Шрила Сарасвати Тхакур, это лишь упражнение для глаз. Ты отправляешься куда-то, но что ты видишь? Ты можешь отправиться сюда, туда, ты можешь увидеть все исторические достопримечательности, но если ты так и не был в обществе преданных, то тогда — что же ты получил? Сам Кришна — что Он говорит?

#00:30:08#

йасйа̄тма-буддхих̣ кун̣апе три-дха̄туке,
сва-дхӣх̣ калатра̄диш̣у бхаума иджйа-дхӣх̣
йат-тӣртха-буддхих̣ салиле на кархичий,
йанеш̣в абхиджн̃еш̣у са эва го-кхарах̣[5]

#00:30:22#

Он говорит: «Тот, кто считает так: „Я есть это тело, которое называют мешком с различными веществами — кровью и прочим внутри этого мешка. Кожа — это мешок, а внутри много разного — кровь, кости и все остальное“. Если кто-то отождествляет себя с этим, считают себя телом (йасйа̄тма-буддхих̣), они думают: „Это вот это и есть я“. И если они также думают (йасйа̄тма-буддхих̣ кун̣апе три-дха̄туке, сва-дхӣх̣ калатра̄диш̣у бхаума иджйа): „Место, где я родился — это божественное, святое место“…» Почему? «Потому что я там родился...» А я не дурак. Я слуга Говинды Махараджа. Я слуга Шрилы Шридхара Махараджа, я слуга Шрилы Прабхупады. Я получаю вдохновение от преданных, я получаю вдохновение от того, что нахожусь в обществе Шрилы Госвами Махараджа, я вдохновляюсь от общества Шрилы Авадхута Махараджа. Но я не такой дурак — я не думаю, что, поскольку я родился в Америке, я родился в Питтсбурге, штат Пенсильвания, то Питтсбург, штат Пенсильвания, теперь стал святым местом. Потому что я родился там. Что это такое?

#00:32:09#

И также: «То место является священной землей, потому что так много чудесных вещей произошло в этом месте». Нет, это чепуха. Нет ничего столь особенного в том месте лишь только потому, что так получилось, что я родился там. Но люди все время придерживаются этой точки зрения. Они думают, что их страна — это самая особенная страна, потому что они родились там. Но они рождаются в разных странах. Каждый раз, когда они принимают новое рождение, и в разных формах жизни… Поэтому (йат-тӣртха-буддхих̣ салиле на кархичий), когда они отправляются в какое-то святое место… Их представление о святом месте означает — пойти к святой реке и помыться там. И сам Кришна говорит: «Если кто-то думает таким образом (йанеш̣в абхиджн̃еш̣у са эва го-кхарах̣), то он подобен корове или ослу». Так говорит Кришна. Он говорит: «Не в этом настоящий смысл святого места. Настоящий смысл святого места — обрести общение со святыми людьми». Как вы говорите: «Обрести садху-сангу». Общаться с теми… А кто такие садху? Садху — значит настоящие святые. Святые — это те, кто очищает те святые места.

#00:33:47#

Так же, как в шутку я сказал в Китае… Та женщина сказала: «Я занимаюсь йогой. Я хочу стать преподавателем йоги. Что мне нужно делать, чтобы стать преподавателем йоги?» Я ответил: «Прежде всего станьте йоги. Станьте йоги, тогда вы сможете учить йоге». Я наполовину шутил — сперва станьте йогом, потом сможете… Но она сказала: «Но здесь… (и она была в этой школе йоги) но здесь же нет йоги?» И я сказал: «Здесь есть йоги». И там было шесть женщин с нами, которые поддерживают храм. «Вот йоги. Вот эти шесть женщин — они йоги. Они практикуют бхакти-йогу, они посвящают всю свою энергию и время практике бхакти-йоги». Потому что смысл йоги в том, чтобы обрести связь с Господом, поэтому они — йоги. Поэтому я также говорю, что… Садху. Кто такой садху? Кто есть святой человек — это кто-то с длинной бородой?

#00:34:54#

Однажды я собирался отправиться в Китай, и они хотели сделать плакат по поводу моего приезда. И они хотели поместить на плакате… я думаю, где-то в интернете… они решили поместить фотографию какого-то йога, и у него все волосы запутаны на голове, и [он] с длинной бородой. Я сказал им: «Это не очень уместная фотография для плаката здесь. Ваш Гуру приезжает, а вы хотите помещать фотографию йога или так называемого „святого человека“. Это не садху». Я помню, однажды я был со Шрилой Прабхупадой… Я думаю, мы были во Вриндаване. И какой-то парень… не парень, но кто-то в оранжевых одеждах — он был санньяси… Не такого рода шафрановый цвет, но ярко-оранжевый цвет одежды. И у него были довольно длинные маслянистые черные волосы. И тогда Прабхупада сказал: «Дайте ему гирлянду». И я дал ему гирлянду. И я не поклонился ему. И Прабхупада сказал: «Ты предложил гирлянду санньяси, и ты не поклонился? Тебе следует поститься на следующий день». Я был молод, и я сказал: «Прабхупада, я не знал, что он санньяси». То есть я не мог по его виду разобраться — у него были длинные черные волосы. Поэтому я не знал, что он — санньяси. И тогда Прабхупада сказал: «А, ты не знал, что он санньяси? Тогда тебе не нужно поститься». [Смех.] Так он сказал мне. Но я ответил ему: «Но, Прабхупада, я не знал, что он санньяси. Он… у него волосы такие черные, я и не подумал, что он санньяси». — «А, ты не знал, что он санньяси? Ну тогда тебе не обязательно поститься». Итак, что я говорю? Что для нас садху — это не просто кто-то, кто выглядит как святой человек. Нас интересует кто-то, кто несет концепции нашего Гурудева и Гуру Махараджа, которые несут эту божественную концепцию, и те, кто живут по этой концепции. В особенности мы ищем общества тех, кто дороги Гурудеву. Тогда я считаю, что это для меня — садху-санга. И это поможет мне преодолеть множество… Избавиться от многих… Ну знаете — анартха-нивритти. От дурного общения.

#00:37:49#

Я не очень уверен, что это поможет мне избавиться от моих анартх, потому что я слышал выражение о попытке отмыть уголь. Уголь. Знаете, что такое уголь, да? Уголь — ну, они везде жгут уголь. Уголь, понимаете, да? Карбон. И когда я впервые оказался в Индии в начале 1971 года… Если ты садился на поезд, который шел из Дели в Бомбей, то к моменту, когда поезд подъезжал к конечной станции, ваши одежды становились черными, потому что они были полны этой угольной пыли. Все поезда сжигали уголь, и ко времени, когда вы доезжали, вся ваша одежда была полна черных пятен и черных кусочков угольной пыли. Иногда уже не было возможности устранить эту угольную грязь с одежды. Поэтому есть такое выражение: «Попытка отмыть уголь». Когда ты берешь воду и мыло и пытаешься отмыть уголь. Но как можно отмыть уголь? Если ты моешь его, всегда он будет черным и пыльным. Он никогда не станет чистым. Поэтому я думаю, что попытка очистить мое сердце от множества анартх, от множества нежелательных вещей — это что-то вреде этого: попытка отмыть уголь. Но все равно у меня есть некая надежда, благодаря садху-санге. Может быть что-то будет достигнуто. Может быть не в этой жизни, но в конце концов. И все же, даже если я не достигну успеха… Я хочу достигнуть успеха, но, даже если я не достигну успеха, у меня было [духовное] общество… То есть для меня это была вся моя жизнь.

#00:39:54#

Когда я пришел, чтобы присоединиться к преданным, у меня не было интереса в следовании каким-либо правилам. И они сказали мне: «Ты должен следовать четырем регулирующим принципам. Нет мясоедению, нет незаконному сексу, нет приему одурманивающих веществ и азартным играм». И я подумал: «Эти вещи по-настоящему неинтересны для меня. Может быть, не есть мяса — это обладает какой-то важностью. Но все остальные вещи… Разве у кого-то есть необходимость следовать этим вещам? Отказаться от приема одурманивающих средств, отказаться от незаконного секса, отказаться от азартных игр. В чем смысл всего этого?» Поэтому я не придавал особой важности этому. Но что помогло мне — что меня прежде всего привлек Прабхупада, затем меня привлек Гуру Махарадж, затем меня привлек Шрила Говинда Махарадж. Я чувствовал влечение к ним. И поначалу я думал: «Я хочу быть, как они». Я не думал, что хочу следовать всем принципам садхана-бхакти. Ну, садхана-бхакти — это очень хорошо, это хорошо. Но виддхи-бхакти — следовать всем правилам и нормам, у меня не было никакого интереса к этому. Но я был готов пойти на это. Если Гурудев сказал: «Следуй этим принципам», то хорошо. «Если вы скажете мне, что это надо, Гурудев, то я буду следовать этим принципам. Поскольку это для вас важно, чтобы я этому следовал, то я буду это делать». И, конечно же, Прабхупада. Он не был строг, но он настаивал на некоторых вещах. Он не был особо строг. Как он объясняет:

#00:41:43#

тр̣на̄д апи сунӣчена, тарор апи сахишн̣уна̄
ама̄нина̄ ма̄надена, кӣртанӣйах̣ сада̄ харих̣[6]

И Говинда Махарадж всегда говорит об этом. Смирение, выражение почтения другим и терпение… и это от Махапрабху, из Его «Шикшаштаки». Вот это настоящие принципы вайшнава, так можно сказать. И Прабхупада говорил об этом. Что-то вроде этого. Так или иначе… Я не знаю — об этом он говорил или я объясняю что-то другое. Но однажды: «А что, если преданный не повторяет Святое Имя?» Я сказал: «Не повторяет свои круги». И Прабхупада сказал: «Тогда он животное». И я уже не помню, как этот разговор…

#00:42:44#

Если Прабхупада столь сильное говорил, то я просто принимаю его слова. Потому что все, что он говорил, — для нас это ценно. Все, что говорит Шрила Шридхар Махарадж, для нас достойно почтения. Все, что говорит Шрила Говинда Махарадж… Говинда Махарадж однажды сказал мне: «Если бы я попросил тебя спрыгнуть с вершины одного из зданий в Навадвипе…» У меня есть вера, и он не сказал, что у меня есть вера, но: «Если бы я попросил тебя спрыгнуть с крыши вот этого здания, ты бы сделал это!» И я подумал: «Ну, я на самом деле не так уж уверен в этом». Но Говинда Махарадж верил, что что бы он ни попросил от меня, я бы постарался это сделать. То есть спрыгнуть с крыши дома — это, может быть, для меня было трудно сделать. Но я не стал бы исключать какие-либо просьбы Шрилы Говинды Махараджа. Для меня это было важнее, чем… Как знаете, есть многие моменты в служении в преданности, которым я следую, и все остальное… Но потому, что мои Гуру, потому что вайшнавы попросили меня. А я хочу радовать вайшнавов, я хочу радовать Гурудева. Но сами по себе эти вещи — все правила, ограничения… Конечно, я уверен — в них есть какой-то смысл. Но что для меня по-настоящему важно — это быть в обществе Гурудева и его преданных. Вот это для меня было важно. Поэтому, как я сказал, Рамананда Рай заключил: «Кроме разлуки с преданными, я не знаю ничего, что было бы по-настоящему больно».

#00:44:47#

И некоторые люди как-то сказали мне… Я как-то отправился к стоматологу, и люди сказали мне: «У вас очень высокий болевой порог. Вы хорошо терпите боль». Может быть физическую боль я могу терпеть. Но иногда я могу быть очень мягкосердечен в каких-то моментах. Физическую боль я могу стерпеть, но какие-то другие вещи… Мне трудно, если я слышу что-то, что поражает меня, что-то печальное. Даже если это всего лишь история — это сильно на меня влияет, и я думаю: «О-о-о!», может быть я могу даже пролить слезы, услышав что-то. Вот такого рода. Но я не считаю это настоящей болью. Это сантименты. Но другие вещи… Поэтому я верю, я по-настоящему верю, что то, что Рамананда Рай сказал Махапрабху: «Кроме разлуки с преданными, я не знаю ничего по-настоящему болезненного в этом мире»… Я верю, что вы могли бы сказать: «А как же насчет этой боли? Как же вот эта боль? Какая-то физическая боль может быть очень сильна». И я сказал бы: «Да, конечно, я уверен, что это было бы очень больно, и я не смог бы терпеть этого». Но я все равно верю в то, что ответил Рамананда Рай. Есть ли еще вопросы?

#00:46:32#

Вопрос: Есть концепция, что Гуру — это не человек, но божественная сила, действующая через него. Могли бы вы объяснить это, потому что трудно это понять?

#00:46:53#

Шрила Джанардан Махарадж: Я слышал, как Гуру Махарадж, Шрила Шридхар Махарадж, объяснял. Когда мы обращаемся к Гурудеву, то видим, что Гурудев — это вдохновенная сторона вайшнава. Мы должны видеть божественное присутствие в нем. И это будет отличать его от просто положения человека или личности — божественное присутствие в нем. И это видение… В английском языке есть такая присказка: «Красота — в глазах созерцающего или влюбленного». И мы видим, как невероятно красивые люди находятся в обществе кого-то, кто нам кажется совсем даже некрасивым или совсем обычным человеком. Мы думаем: как такой красавец или красавица могут быть с человеком, который совершенно обычный. Если один необычайно красив, а другой… Но они смотрят на своего партнера другими глазами. Для них красота присутствует в их глазах. В глазах возлюбленных, влюбленных. Но здесь речь идет о чем-то большем. Не то, что у нас есть какая-то слепота, потому что мы влюблены в Гурудева, то мы воображаем себе какие-то божественные качества в нем. Нет. Эти божественные качества на самом деле присутствуют в Гурудеве. Именно поэтому в «Чайтанья-чаритамрите» сказано:

#00:48:46#

‘са̄дху-сан̇га’, ‘са̄дху-сан̇га’ — са̄рва-ш́а̄стре кайа
лава-ма̄тра са̄дху-сан̇ге сарва-сиддхи хайа[7]

Здесь используется термин «садху», что значит «святой». Мы можем сказать, что это применимо и к Гурудеву. Лава-ма̄тра — если ты получишь его общение даже на долю секунды, ты можешь обрести все совершенство жизни. И можно сказать: «А как все может произойти так быстро?» Потому что ты можешь суметь получить за долю секунды его божественное наставление. И ты можешь принять это божественное наставление как свою жизнь. И это сделает тебя таким успешным… Просто невообразимо, что вы получили милость Гурудева и все остальное.

#00:49:44#

Иногда также сказано, что нет необходимости даже спрашивать Гурудева, у кого-то — что хочет Гурудев. Кто-то может просто знать, чего хочет Гурудев, даже когда Гурудев не говорит. Он слышал, как Гурудев говорил одно, другое, и он просто понимает из этого. И вот это — признак продвинутого преданного. Нельзя просто воображать себе: «Я думаю, что Гурудеву понравится вот это». Нельзя просто воображать что-то. Но кто-то, кто по-настоящему продвинут, они на самом деле могут понять: «О, Гурудев хочет этого. Гурудев будет доволен этим». Как мы слышали, что Шрила Говинда Махарадж был очень доволен, если кто-то привозил ему новую книгу. Книгу, которая только что была переведена и напечатана.

#00:50:40#

Поэтому я уверен, как вы все знаете, под руководством Авадхута Махараджа множество книг было переведено на русский и издано. И, несомненно, Гурудев был доволен этим. Тем, что так много книг издается, становятся доступными. И я сам говорю: «Я поражен Авадхутом Махараджем». В том смысле… Также Гурудев признавал Виджая Рамана очень особенным. Вместе они [Авадхут Махарадж и Виджай Раман Прабху] сделали то, что было непостижимо — распространили сознание Кришны по всей России. И это был некий геркулесов труд. Суметь создать этот красивый храм в Санкт-Петербурге. И затем суметь открыть место прямо за воротами… Я не знаю, как по-новому называется КГБ… ФСБ. Что у преданных люди из ФСБ — соседи наших преданных. Это непостижимо. И это все еще продолжается. И даже, мы скажем, другие организации — у них были проблемы. Но Авадхут Махарадж, он и его отец, они были… я думаю, они очень успешны в России. И я был поражен Авадхутом Махараджем в иных отношениях.

#00:52:36#

Я уже рассказывал эту историю о том, как он был… Где это было? В Манхэттене. И он шел, я думаю, по Пятой авеню — это очень большая улица. И он просто шел. Мы все шли, проходили мимо какого-то места. Я не живу в Нью-Йорке, но если кто угодно шел бы по этому месту, то увидел бы там большую парковку. Просто автостоянка. Но Авадхут Махарадж, увидев это место для автостоянки, подошел к хозяину этого места для автостоянки, там были припаркованы машины, и он сказал этому человеку: «А сколько за один день вы зарабатываете здесь?» — «Ну, может быть, пять тысяч долларов в день». И тогда Авадхут Махарадж сказал: «Если я заплачу вам больше, чем это за два дня, могу ли я получить эту автостоянку для себя?» Человек сказал: «Да». И тогда Авадхут Махарадж получил это место для парковки, и он организовал уличный рынок в этом месте. И там организовал места для продавцов. И на этом рынке множество людей продавало. И он заработал много денег на этом. Больше ни у кого не было мысли, что, просто проходя мимо автостоянки, места для парковки, Авадхут Махарадж может придумать: «О, я могу устроить здесь рынок и устроить продажу». У него какого-то особого рода ум. У него есть такого рода ум.

#00:54:16#

И как достичь успеха в России, стать успешным, как он, в России? Я уверен, ему пришлось научиться, как существовать… Как это называется? ФСБ. Что не просто сосуществовать с ними, но также как жить, существовать с жестокой русской мафией. Потому что однажды, когда я ехал по Санкт-Петербургу с преданными, одна черная машина подъехала и стекла были очень темными. Я продолжал смотреть в эти стекла, потому что я не мог рассмотреть, что же там за ними, я просто пытался рассмотреть, что же за этими стеклами. И преданные сказали: «Нет-нет, Махарадж, не смотрите так на эту машину. Кто-то выйдет из этой машины и подойдет сюда, и застрелит вас». И когда я приехал в Россию, в Санкт-Петербург — в тот день кого-то застрелили, то есть кого-то убили в этот день перед «Макдональдсом». В центре Санкт-Петербурга. Около полудня. Какое оружие они использовали? Базуку. Поэтому жить в месте, где кого-то могут застрелить в машине перед «Макдональдсом» посреди дня из базуки, — это очень необычное обстоятельство. Такого не увидишь. По крайней мере, так мне рассказывали.

#00:56:15#

Мы не видим таких вещей в других местах, но Авадхут Махарадж сумел добиться успеха в такого рода среде. И это показывает вам, что Авадхут Махарадж и его отец — это необычные личности. Это особые люди. Виджай Раман… Я познакомился с ним в Индии. Он очень поразительный человек. Поэтому, как я сказал… И ему было уже около семидесяти с чем-то лет к тому времени. И я слышал, что он занимался йогой. И однажды мы были в поезде, ехали во Вриндаван, я сказал: «О, вы можете заниматься йогой, я слышал, что вы занимаетесь йогой». И он показал мне — встал на руки прямо в едущем поезде: он стоял на руках, ноги подняв в воздух. Прямо во время движения поезда. Я подумал: «О, Виджай Раман — сильный человек». Он очень сильный. Так или иначе. А какой вопрос вы мне задали? Я отклонился. О чем был вопрос?

#00:57:40#

Вопрос: Какая концепция, как нам следует видеть Гуру и вайшнавов?

Шрила Джанардан Махарадж: А, да. Так или иначе, я говорил о том, как я особенно ценю Авадхута Махараджа и его отца. И я могу сказать, я могу расширить это, сказав: Авадхут Махарадж отправляет сюда людей. Здесь есть его ученики. Правильно? И я могу выразить, как я ценю их Гуру. Потому что я думаю: то, что он сделал, очень радует Шрилу Говинду Махараджа. Очень радует. И я действительно верю, что… Какой вопрос? Какие особые качества мы видим в Шри Гуру, да? Это то, что есть божественное присутствие. Господь работает, используя этого человека. Мы раньше говорили: «Прозрачный посредник». Господь действует через этого человека. Каково качество моих очков? Можно сказать, до какой-то степени они прозрачны. Я вижу сквозь очки, и они улучшают мое зрение. Если бы они были матовые, не были прозрачными — они были бы бесполезны. Если бы свет не мог проходить сквозь стекла очков. Поэтому сквозь, через Шри Гуру я получаю зрение, взгляд на Божественное. И я вижу Шри Гуру… Как сказано: «Вдохновенная сторона вайшнава». Для меня это — божественный Господь явился как мой Гурудев. Он не просто человек, который очень вдохновляет. И однажды у меня был некоторый разговор… Я ехал из Калькутты в Навадвипу. И меня подобрал искконовский автобус. И этот искконовский автобус… мы ехали… Они собирались довезти меня до Кришна-нагара.

#01:00:07#

Итак, я был в их автобусе, и мы устроили дискуссию на тему Гуру. И я говорил, что для меня Шри Гуру — это божественный обитатель духовного мира, который пришел в этот мир для того, чтобы дать мне служение в преданности. И таково мое понимание Шри Гуру. И они спорили. Нет-нет, потому что вы знаете — Прабхупада ушел и возникло так много Гуру, сотни Гуру. Некоторые приходят, некоторые ушли. И они сказали: «Нет-нет! Мы не видим так. Мы видим, что Гуру — это кто-то, кто служил своему Гуру очень хорошо, совершенным образом и теперь помогает нам, но может быть сам он — несовершенная личность. Может быть, он и несовершенен». Я сказал: «Но это не моя концепция Гуру. Мое представление о Гуру — он божественная личность, тот, кто низошел из духовного мира, чтобы помочь мне».

#01:01:21#

И когда я вернулся, я рассказал Шриле Говинде Махараджу об этой дискуссии, что у нас была в автобусе, и он сказал: «Махарадж, вы не можете их винить. То, что они сказали, это правда. То, что они выразили, это правда для них». Но то, что я сказал, потому что я знал Шрилу Прабхупаду, Гуру Махараджа, Говинду Махараджа… То, что я сказал, я чувствую, что это тоже правда. И также это настоящее представление о Шри Гуру. Но то, что они сказали, — это не какая-то ошибка. Они не говорят, что их Гуру… Как термин, что мы слышали? Они видят божественное присутствие в Гуру, но они не обязательно видят, что Гурудев является как божество. Что я вижу, что Гурудев как божество. Они не обязательно видят Гурудева как божество. Но сейчас я говорю уже лично от себя… Сейчас, когда я нахожусь в положении Гуру, я думаю: «Они были правы». Они были правы. Я не какая-то особая личность, низошедшая из духовного мира. Я лишь кто-то, кому была дана ответственность моим Гурудевом. И я надеюсь, что я сумею исполнить это. Иногда я думаю, что я не в состоянии сделать этого — я полный провал. Но все равно я пытаюсь это сделать.

#01:02:55#

Итак, с их точки зрения, может быть, они были и правы. Но также с моей точки зрения я прав. Потому что мы обрели эту удачу — быть в обществе наших Гуру. И я могу сказать — поскольку я здесь, я могу сказать о Госвами Махарадже. Он всегда был вдохновением для меня. И он представил книги, которые можно только вообразить. У него было удачное видение — как представить слова Шрилы Шридхара Махараджа столь красивым образом. Как сказал Шрила Говинда Махарадж: «Те книги — это Божества»[8]. Поэтому Госвами Махарадж очень особенный. И я также хочу выразить свои чувства относительно Авадхута Махараджа. Он — какого-то рода особый человек. То, что он делает, никто другой не может сделать. Поэтому я думаю, что вам повезло, что у вас есть их божественное общение. И можете еще раз прочесть, как точно сформулирован вопрос, потому что я не уверен, что я ответил на него? Еще раз вопрос.

#01:04:00#

Вопрос: Мы знаем, что есть концепция: «Гуру — это не личность, но некая божественная сила, действующая через него». Но очень трудно понять это. И они просят объяснить это.

#01:04:15#

Шрила Джанардан Махарадж: Ну, я не знаю… Мне не кажется это чем-то, что очень трудно понять. Может быть, для кого-то это трудно понять, но для меня — нет. Не так трудно понять, что особый поток силы действует через Гурудева. Мы склоняемся перед этим. Так или иначе, для себя… В какие-то дни нам везет… И что я могу сказать? Иными словами, в некоторые дни мы можем очень хорошо выражать какие-то вещи, легко. А в другие дни мы полные дураки по природе своей. Итак, иногда я могу выразить очень хорошо, иногда я очень глуп в своих выражениях. Но Гурудев был не таков. Все, что Гурудев говорил… Ну, были моменты, когда он тоже рассказывал шутки или что-то такое. Какие-то менее серьезные моменты. Но, я думаю, что в целом я ответил на этот вопрос. Итак, уже девять часов, что-то еще, может быть, вы хотите… Может быть, вы хотели задавать вопросы, но я слишком долго говорил о предыдущих вопросах. Мы закончили с вопросами пока? Вы хотите еще один задать или все? Кто-то там?

#01:05:57#

Вопрос: Вот у меня. Что можно считать успехом в сознании Кришны? У нас есть представления о том, что такое успех в материальной жизни, но что означает успех в духовной жизни?

#01:06:13#

Шрила Джанардан Махарадж: В духовной жизни… Ну, я уже говорил о том, что Авадхут Махарадж делал в России — я думаю, что это весьма успешно в духовной жизни, что он сумел сделать это. И также, что он сумел привести столь много людей в сознание Кришны — это очень хорошо. Я слышал, как Шрила Шридхар Махарадж говорил о Госвами Махарадже. А! На самом деле это был Шрила Говинда Махарадж. Он говорил о «Золотом вулкане божественной любви». И он говорил о том, как Гуру Махарадж представлял «Шикшаштаку». Его комментарии на «Шикшаштаку» в «Золотом вулкане». И это поразительные комментарии на «Шикшаштаку», которые дал Гуру Махарадж, например, касательно одного стиха:

#01:07:15#

йуга̄йитам̇ нимеш̣ен̣а, чакш̣уш̣а̄ пра̄вр̣ш̣а̄йитам̇
ш́ӯнйа̄итам̇ джагат сарвам̇, говинда-вирахен̣а ме[9]

Шрила Шридхар Махарадж представляет этот стих. «О, Говинда, чувствуя разлуку с Тобой, я считаю, что одно мгновение разлуки с Тобой как йугайитам, как целая юга». Поэтому в старом переводе, который мы иногда видим, говорится: «Я считаю одно мгновение двенадцатью годами или более». Но Шрила Шридхар Махарадж представил это в сравнительном смысле с эйнштейновской… Как прилагательное от слова Эйнштейн? Эйнштейновская физика… Этот закон относительности изменил все. Что ныне ньютоновская физика вся разрушилась… Когда мы говорим о частицах, о свете… Когда частицы приближаются к скорости света, то законы физики, которые выразил Ньютон, уже неприменимы. Вещи, которые путешествуют со скоростью света. Законы нарушаются. Те законы уже более не применяются. И иногда люди говорят даже: «Когда вы говорите о путешествии со скоростью света, то можно говорить о том, чтобы вырваться за пределы четырех измерений времени». Так или иначе, я не хочу вдаваться сейчас в это. Но я скажу лишь, что Эйнштейн… его выражение, то, что он выразил теорию относительности, — это изменило физику. Все это знают. Это просто общепринято — после Эйнштейна физика изменилась. Поэтому Гуру Махарадж, его слова об этом стихе по поводу слов:

#01:09:28#

йуга̄йитам̇ нимеш̣ен̣а, чакш̣уш̣а̄ пра̄вр̣ш̣а̄йитам̇
ш́ӯнйа̄итам̇ джагат сарвам̇, говинда-вирахен̣а ме

«Одно мгновение разлуки с Тобой…» И Гуру Махарадж говорит так: «Я считаю одно мгновение разлуки с Тобой длиннее вечности. Я не могу вспомнить, когда я уже был с Тобой, мой Господь. Я чувствую столь сильную разлуку». И то, как объясняет Гуру Махарадж, — это столь неповторимо. Если вы прочтете комментарий на «Шикшаштаку» Шрилы Шридхара Махараджа в «Золотом вулкане божественной любви»… Его комментарий поразительный. И Говинда Махарадж сказал: «Если бы Госвами Махарадж больше ничего не издал, кроме комментариев на „Шикшаштаку“ Гуру Махараджа, то даже этого было бы достаточно». Этого было бы достаточно. Поэтому то, что Госвами Махарадж выразил в своих книгах, которые он взял из записей Шрилы Шридхара Махараджа, — это неповторимо. Вы не найдете такого рода выражений… Это совершенно неповторимо. Опять же мне нужно вернуться к вопросу. Как формулировался вопрос?

#01:11:06#

Вопрос: Что считается успехом в сознании Кришны?

Шрила Джанардан Махарадж: А, хорошо. Итак, я рассказал о некоторых вещах, которые мне кажутся поразительными. Госвами Махарадж сумел ухватить, выразить саму суть сердца Шридхара Махараджа в своих книгах. И Авадхут Махарадж — его достижения в том месте, которое считалось очень трудным местом для проповеди сознания Кришны. Но я думаю, что он сумел совершить это неповторимым и успешным образом. Поэтому, что же считать успехом в сознании Кришны… В конечном счете, если вы можете удовлетворить своего Гурудева, тогда это успех. Если кто-то может удовлетворить сердце Гурудева… Если Гурудев доволен тем человеком, то это — большой успех. И я помню, как Шрила Говинда Махарадж однажды сказал… Была песня о некоем поклоннике матери Кали. Знаете, в Бенгалии люди поклоняются Кали. Это полубогиня. Кали. И тот преданный… Говинда Махарадж рассказывал, что есть песня о том преданном, который говорит, обращаясь к богине: «О, богиня, я не хочу богатства, я не хочу какой-либо формы успеха. Единственное, чего я хочу, — это маленького места в уголке твоего сердца». И Говинда Махарадж сказал: «Это выражение преданного. И это все, чего мы хотим. Маленького места в сердце нашего Гурудева. Если у моего Гурудева есть место для меня в его сердце — то этого для меня достаточно». Мне не нужно достигать больше ничего в жизни. Если у него найдется место для меня в его сердце, то я буду чувствовать, что это — мой успех. Это все, чего я хочу. Мне не нужно устанавливать какие-то мировые рекорды, как те большие бегуны… как там… Болт Усэйн. Он сумел бегать быстрее всех. Когда он бежал, он вот так вот… в такой позе был… или вот такое выражение… Чем он занимается? Это получилось очень интересное выражение, что он очень быстрый и успевает вот так вот выражать… Он сделал нечто удивительное.

#01:14:05#

Или другие люди — они достигли удивительных свершений. Мы видели это в спорте, мы видели во многих областях — люди достигают успеха. Но… может быть они и успешны, но для нас, у нас есть иные представления об успехе. Мы можем восхищаться теми достижениями, но для нас норма успеха — это обрести преданность, обрести привязанность через преданность. Это было бы успехом для нас. Я могу обрести какую-то привязанность, этого для меня будет достаточно. Для меня это будет успех. Мне не нужно… Ну конечно, есть индивидуальные вещи, которыми я хотел бы заняться одновременно с этим. То есть я хотел бы издать вот эту книгу или сделать то… У всех есть свои представления. Кто-то одевает Божеств и для них успехом будет то, что они хотят удовлетворить Божество, удовлетворить Гурудева своим служением, и они хотят удовлетворить преданных своим служением Божеству.

#01:15:27#

Как наш пуджари. Это его чувство. Когда у него есть какое-то местечко в интернете. Рамай. Рамаю нравится кататься на мотоцикле. Каждый день он катается на мотоцикле. Поэтому у него есть интернет-сайт, который называется «Странствующий пуджари…» или «Педалирующий пуджари на побережье Тихого океана». Есть сайт в интернете. И если вы зайдете на интернет-сайт — там он рассказывает о различных вещах, которые произошли в этот день. У него есть кодовые имена для каждого из нас. Он скажет: «Сегодня Ма-муни или такой-то человек…» — это кодовое имя для какого-то преданного. Какой это преданный? Ма-муни означает такой-то преданный. У него есть разные кодовые имена — он не использует настоящих имен преданных. Он говорит: «Он сегодня попросил меня забрать его почту». И он рассказывает, как он сделал это. И он рассказывает разные истории, и он там говорит разные вещи. И каждый день он публикует фотографии Божеств и Их одежд в этот день. И он говорит: «Сегодня Господь носил такой-то цвет». И приводит какие-то поэтические слова: «Голубой, словно дождь, падающий с неба». Он говорит такие вещи. Таков его сайт. «Путешествующий на мотоцикле пуджари на побережье Тихого океана». И он там описывает Божества, показывает Их фотографии на своем веб-сайте. Ради этого он и живет. Это его успех. И мы всегда можем полагаться на него. Это почти что как один человек, который может сделать это служение в одиночку. Кто-то может помогать ему, но он будет делать это каждый день. Он не пропустит. Поэтому есть разные представления об успехе. Но что я хочу сказать в целом, если я могу радовать Гурудева, то в этом мой успех. Хорошо? Я на этом остановлюсь. Мы споем «Хари харайе».

А мы все еще в эфире? Или просто записываем? То есть по телевизору это не видят? По интернету? [Смеется.] Но, так или иначе, я просто шучу. Хорошо? Все готовы?

[Поют «Хари харайе».]

#01:24:21#

[Прославления]

Переводчик: Ашутош Кришна Дас
Транскрипцию выполнил Винод Бандху Дас
Редактор: Традиш Дас



[1] Неразборчиво. Вероятно, имеется в виду район Вангтхонгланг (Wang Thonglang District).

[2] Неразборчиво. Возможно, имеется в виду небольшой город в северной части штата Пенджаб под названием Гурдаспур.

[3] Неразборчиво. По всей видимости, имеется в виду либо Коулун-Ист, либо Коулун-Вест.

[4] «Я поклоняюсь Говинде, изначальному Господу, который известен как Шьямасундар, сам Кришна, обладатель непостижимых бесчисленных качеств. Чистые преданные созерцают Его в своих сердцах глазами преданности, умащенными бальзамом любви» («Брахма-самхита», 5.38).

[5] «Тот, кто считает себя просто телом, состоящим из слизи, желчи и воздуха, кто думает, что жена и остальные члены семьи навечно принадлежат ему, кто считает статую из глины или землю, на которой родился, достойной поклонения, а в месте паломничества видит только водоем и ничего больше и при этом никогда не отождествляет себя с мудрецами, сведущими в духовной науке, не чувствует родства с ними, не поклоняется им и даже не посещает их, — такой человек ничем не лучше коровы или осла» («Шримад-Бхагаватам», 10.84.13).

[6] «Кто смиреннее травинки, терпеливее дерева, почитает всех и каждого и не ищет почета для себя, тот способен вечно славить Святое Имя Кришны» («Шри Шикшаштакам», 3).

[7] «Все явленные писания заключают, что даже миг общения с чистым преданным способен сделать жизнь успешной» («Шри Чайтанья-чаритамрита», Мадхья-лила, 22.54).

[8] Речь идет о пяти книгах, составленных Госвами Махараджем на основе записей лекций Шрилы Шридхара Махараджа: «Шри Гуру и его милость», «Субъективная эволюция сознания», «Поиск Шри Кришны, прекрасной реальности», «Золотой вулкан божественной любви» и «Любящий поиск заблудшего слуги».

[9] «О Говинда, без Тебя мир пуст, слезы льются ручьями, а мгновение кажется вечностью» («Шри Шикшаштакам», 7).


Главная | Миссия | Учение | Библиотека | Контактная информация
Пожертвования