«Золотой Вулкан божественной любви. Часть I. Шри Чайтанья Махапрабху. Глава 2. Таинственная ипостась». Аудиокнига Шрилы Б. Р. Шридхара Дев-Госвами Махараджа

Get the Flash Player to see this player.
скачать (формат MP3, 29.5 МБ)

Шрила Бхакти Ракшак Шридхар Дев-Госвами Махарадж

Золотой Вулкан божественной любви

Часть I. Шри Чайтанья Махапрабху

Глава 2. Таинственная ипостась

 

Приняв санньясу, Шри Чайтанья Махапрабху поселился в Джaганнaтха Пури, где обратил в вайшнавизм величайшего ученого того времени, Сарвaбхауму Бхаттачaрью.

После встречи со Шри Чайтаньей ученый муж Сарвaбхаумa вопрошал своего зятя Гoпинaтха Aчaрью об aвaтаре нынешней эпохи Кали. Раньше Гoпинaтха жил в Навадвипе и считал себя последователем Шри Чайтаньи. Сарвaбхаумa по-своему хвалил Махапрабху как прекрасного человека и великого ученого.

— Мне Он очень нравится, — говорил Сарвабхаума, — однако я не думаю, что в таком юном возрасте было бы разумно принимать санньясу, отреченную жизнь. Впереди у Него еще такая долгая жизнь. Как сможет Он хранить достоинство отречения? Я не хотел бы оставаться безучастным. Мне Он очень нравится. Дабы, привлекшись чарами мирских удовольствий, Он не подмочил Своей репутации, нарушив обеты санньясы, я буду помогать и покровительствовать Ему.

Гoпинaтха с трудом терпел все эти напыщенные назидания. Он сказал Сарвaбхауме:

— Этот красивый, очаровательный ученый юноша привлек твое внимание, и ты хочешь покровительствовать Ему, дабы сохранить чистоту Его жизни. Уж не думаешь ли ты помогать Ему? Что означают твои слова? Знаешь ли ты, что в действительности Он — богонисшествие этой эпохи? Он — аватара века Кали. В Навадвипе Он провозвестил юга-дхарму — нама-санкиртану, и Его явление упоминается в писаниях.

— Нет-нет! — возразил Сарвaбхаумa. — Ты разговариваешь не с доверчивым простолюдином. Не думай, что ты можешь говорить что попало, а я буду тебя слушать. Меня так просто не убедишь, я крепкий орешек. Ну что ты говоришь? Не существует никакой кали-юга-аватары! Согласно «Вишну-сахасра-нaме» «Мaхабхараты» одно из имен Вишну — Триюга, «Нисходящий лишь в трех эпохах». Это означает, что, помимо Калки, в Кали-югу нет инкарнации Господа. Калки же является лила-аватарой, богонисшествием игры, но никак не юга-аватарой, эпохальным нисшествием.

— Ты считаешь себя большим ученым и очень гордишься этим, — ответил Гопинатха, — но хотя ты проштудировал все писания, «Мaхабхарата» и «Шримад-Бхагаватам» являются главными шастрами для следующих духу религии, а ты их так и не постиг.

Затем Гопинатха Ачарья процитировал отрывки из «Бхагаватам» и «Мaхабхараты»: кр̣ш̣н̣a-вaрн̣aм̇ твиш̣а̄кр̣ш̣н̣aм̇, сувaрн̣a вaрн̣a хeма̄н̇гo. Так он подтвердил свою точку зрения:

— Здесь конкретно говорится об аватаре века Кали. Он явился, чтобы распространить нама-санкиртану. Не человек Он, а Сам Кришна, Верховный Господь.

— Нет, нет, — возразил Сарвaбхаумa. — Уходи! Занимайся своим делом. Не думай, что ты можешь поучать меня.

Так они спорили.

Позднее Сарвабхаума Бхаттачaрья сказал Шри Чайтанье Махапрабху:

— Я хотел бы научить Тебя философии Веданты, что поможет Тебе поддерживать стандарт отречения. Я научу Тебя, что этот мир — ничто, и Ты никогда не почувствуешь желания вернуться к мирской жизни.

— Хорошо, — ответил Махапрабху. — Ты Мой покровитель. Я буду делать все, что ты скажешь. В любое удобное для тебя время Я буду приходить к тебе изучать Веданту.

Потом Гoпинaтха Aчaрья говорил Шри Чайтанье:

— Сарвaбхаумa говорит так, потому что он не ведает о Твоей подлинной сущности, о Господь.

— Почему ты наговариваешь на него? — ответил Махапрабху. — Он Мой покровитель. Он одноклассник Моего отца, поэтому он так добр ко Мне. Лишь по доброте своей Сарвабхаума выставляет себя Моим покровителем и заботится о Моем благополучии. Я не нахожу в нем ничего плохого.

В течение нескольких следующих дней Шри Чайтанья Махапрабху слушал от Сарвaбхаумы Бхаттачaрьи Веданту. Сарвабхаума говорил, а Махапрабху, как послушный ученик, безмолвно слушал. Выглядел Он очень смиренным. Однако после семи дней обучения учителя посетили сомнения. Он думал: «В чем дело? Я большой знаток Веданты и логики. На пределе используя свой интеллект, изо всех сил пытаюсь представить Ему внутренний смысл Веданты, но не наблюдаю в Нем никакого отклика. Он лишь невозмутимо внимает моим словам, прямо как глухонемой. Я не могу сказать, что Он не понимает меня, ведь ум Его очень проницателен. Несомненно, это так. Тем не менее Он не высказал никакой оценки, никакого замечания. Он не задает вопросов, и по Нему не видно, уразумел ли Он что-либо или нет. Никакой реакции. Чем же я тогда занимаюсь?»

Терпение Сарвабхаумы лопнуло. Он спросил Господа напрямик:

— Вот уже более семи дней я объясняю Тебе внутреннее значение Веданты. Многие санньяси приходят ко мне изучать ее, однако у Тебя не возникло пока еще ни одного вопроса касательно моих речей, моего объяснения. Ты хранишь странное, непонятное мне молчание. В чем же причина?

Тогда Шри Чайтанья Махапрабху открылся.

— Сарвабхаума, — сказал Он. — Все твои объяснения основываются на философии Шанкары, однако Я слышал, что Шанкара, по указанию Господа, скрыл подлинный смысл Веданты. Вьясадева, автор Веданты — чистый теист. Все же, что говоришь ты, основано на атеистических воззрениях.

Сарвабхаума был неглуп. Он понял: «Весьма учтивым образом Он хочет дать мне понять, что все мои объяснения — фикция. В поте лица я объясняю Ему Веданту вот уже семь дней, а теперь Он открывает Свое истинное лицо и говорит, что все, что я растолковываю, — ложь. Что Он несет?» Немного поколебавшись, Сарвабхаума все же очень мягко спросил:

— Ты говоришь, что все, что я разъяснял Тебе последние семь дней, — безосновательные измышления. Можешь ли Ты тогда дать правильное понимание? Если все это ошибочно, то каков же истинный смысл Веданты?

Смиренно Шри Чайтанья Махапрабху отвечал:

— Раз уж ты требуешь Моего объяснения Веданты, Я попытаюсь. Сутры, афоризмы Веданты блестящи сами по себе. Правильное прочтение сутр направляет к Парабрахману, Кришне.

Так Шри Чайтанья Махапрабху начал Свое объяснение. Он сказал, что «Шримад-Бхагаватам» является подлинным толкованием Веданты. Об этом свидетельствует «Гаруда-пурана»:

aртхо ’йам̇ брахмa сӯтра̄на̄м̇
бха̄рата̄ртха-винирн̣aйах̣
га̄йатрӣ-бха̄ш̣йа рӯпo ’сау
вeда̄ртхах̣ парибрим̇хитах̣

«Шримад-Бхагаватам» раскрывает подлинный смысл «Вeданта-сутры». И хотя очень сложно выделить истинное значение ста тысяч стихов «Мaхабхараты», этой великой истории мира, чтобы прояснить их подлинный смысл, был явлен «Шримад-Бхагаватам». Матерью всего ведического знания является Гаятри-мантра. «Шримад-Бхагаватам» же дает саму суть Гаятри, как наиболее полноценную. В «Шримад-Бхагаватам» также можно найти дополнительные истины Вед. Поэтому Веданту следует толковать согласно изложенным в «Бхагаватам» истинам. Лишь так можно понять ее подлинный смысл.

Когда Шримaн Махапрабху затронул «Шримад-Бхагаватам», Сарвабхаума, будучи ученым пандитом, не смог отрицать законность этого писания.

— Да, мне также нравится «Шримад-Бхагаватам», — сказал он. — В особенности я очень люблю один замечательный стих.

И, чтобы восстановить свой пошатнувшийся престиж, Сарвабхаума начал объяснять атмарама-шлоку:

а̄тма̄ра̄ма̄ш́ чa мунaйo
ниргрантха̄ aпй урукрамe
курвaнтй aхаитукӣм̇ бхактим
иттхам-бхӯта гун̣o харих̣

«Даже освобожденные души, достигшие полного внутреннего удовлетворения, покоряются удивительным качествам Шри Кришны и посвящают себя Ему в беспримесном самопредании».

Сарвабхаума объяснял этот стих девятью различными способами, а Махапрабху, как и ранее, безмолвно внимал. Закончив объяснение, Сарвабхаума посчитал, что теперь его положение до некоторой степени восстановлено. Все же из вежливости он спросил Шри Чайтанью:

— Доволен ли Ты моим объяснением? Если Ты можешь пролить немного больше света на этот стих, я готов Тебя слушать.

— Если ты приказываешь Мне, — ответил Шри Чайтанья. — Я попытаюсь.

Затем Он дал восемнадцать различных толкований стиха, не затронув ни одного из девяти, приведенных Сарвaбхаумой. Слушая эти объяснения Шри Чайтаньи, Сарвабхаума постепенно стал понимать, что его положению конец, гордости конец. Изумленный, он думал: «Этот юноша — не обыкновенный человек. Посредственный интеллект не в состоянии развенчать мои аргументы. Проигнорировав все мои попытки объяснить этот стих, Он привел восемнадцать удивительных истолкований. Что же это такое? Он привел такие последовательные, неопровержимые, богоцентричные и красивые объяснения, что все, что я объяснял с большими усилиями и энергией, осталось далеко позади. Никакое человеческое существо не в состоянии превзойти мои толкования! Никакой человеческий интеллект не пересилит моего! Его объяснения совсем другого рода. Мне нечего сказать. Однако я слышу их от этого юнца. Что это такое?»

Вся уверенность Сарвабхаумы стала постепенно улетучиваться, и он пришел в смятение. Он вспомнил, как Гoпинaтха Ачарья убеждал его в божественной природе Шри Чайтаньи. «Так объяснять все человеку не под силу, — думал Сарвабхаума. — Это нечто сверхъестественное». Тут Шри Чайтанья явил Сарвaбхауме Свое духовное положение: Кришна, объединенный с Нараяной.

Сарвабхаума в трансе взирал на все это, пал он к Господним стопам и полностью лишился чувств. Очнувшись, он увидел, что юноша по-прежнему сидит на том же месте как ученик в великом смирении.

— Могу Я сегодня идти? — спросил его Шри Чайтанья.

— Да, да, ступай.

Господь ушел, а Сарвабхаума продолжал сидеть. Спустя некоторое время, опомнившись, Сарвабхаума подумал: «Что я видел? Четырехрукого Нараяну, а затем Кришну, играющего на флейте! Я не был побежден человеком — и в этом моя отрада». В сознании Сарвaбхаумы произошли сильные изменения, и он сочинил два стиха:

вaира̄гйа-видйа̄-ниджa-бхакти-йoга-
ш́икш̣а̄ртхам экaх̣ пуруш̣ах̣ пура̄н̣aх̣
ш́рӣ-кр̣ш̣н̣a-чaитанйа-ш́арӣра-дха̄рӣ
кр̣па̄мбудхир йас там aхам̇ прападйe

«Я предаюсь лотосным стопам Шри Кришны Чайтаньи Махапрабху, Кто подобен океану милости. Он есть изначальная Личность Бога, Кришна, и низошел Он, чтобы научить нас истинному смыслу знания, назначению отречения. Он преданности пришел нас научить».

ка̄ла̄н нaш̣т̣ам̇ бхакти-йoгам̇ ниджaм̇ йах̣
пра̄душ̣кaртум̇ кр̣ш̣н̣a-чaитанйа-на̄ма̄
а̄вирбхӯтас тасйа па̄да̄равиндe
га̄д̣хам га̄д̣хам лӣйата̄м̇ читта-бхр̣н̇гах̣

«Пусть же шмель ума моего в лотос стоп занырнет глубоко Шри Чайтаньи, Кто есть Верховный Господь, Кришна собственнолично. Явился Он, чтобы возродить путь беспримесного самопредания, который пришел в запущение, подвергнувшись времени влиянию».

В этих двух стихах Сарвабхаума Бхаттачарья выразил, что Шри Чайтанья Махапрабху есть Сам Верховный Господь.

Ранним утром следующего дня, прихватив немного прасада из храма Джaганнaтхи, Махапрабху примчался к еще лежащему в кровати Сарвабхауме. «Сарвабхаума! Как прекрасен этот прасад! — гласил Господь. — У него такой неописуемый вкус. Пожалуйста, прими его. Я специально принес его тебе». Чтобы принять из рук Махапрабху прасадам, Сарвабхаума поднялся с кровати и, даже не совершив ритуального ополаскивания рта, почтил его. По традиции перед принятием утреннего прасада брахмaн-пандит очищает рот, омывается и возносит различные молитвы. Однако, когда Махапрабху пришел и лично предложил ему прасад, что оставалось делать Сарвабхауме? Ему пришлось его почтить. «Нам доводилось вкушать так много разностей, — сказал Шри Чайтанья Махапрабху. — Гхи, рис, сласти, пряности. Нам знакомы вкусы, но уж это поистине чудесно! Его касались уста Самого Господа Кришны. Это чрезвычайно удивительно и нектарно!» Затем Сарвабхаума с огромным воодушевлением съел весь прасад и начал произносить мaнтры:

ш́уш̣кaм̇ парйуш̣итам̇ ва̄пи
нӣтам ва̄ дӯра-дeш́aтах̣
пра̄пти-ма̄трeн̣a бхоктавйам̇
на̄тра ка̄ла-вича̄ран̣а̄

«Прасад Шри Кришны следует принимать сразу, едва получив, не считаясь ни со временем, ни с местом, и даже если прасад высохший, несвежий или привезен из далекой страны».

нa дeш́а-нийамaс татра
нa ка̄ла-нийамaс татха̄
пра̄птам aннaм̇ друтам̇ ш́иш̣т̣аир
бхоктавйам̇ харир aбравит

«Воспитанный человек принимает прасад Шри Кришны без малейших колебаний сразу же после получения. Не существует никаких правил относительно времени и места. Таково указание Верховной Личности Бога».

Он принял прасад. Господь обнял Своего слугу, и, охваченные радостью, они начали танцевать. Они танцевали, а признаки экстаза играли их телами. Испарина, дрожь, струящиеся слезы. Охваченный экстатической любовью, Шри Чайтанья Махапрабху говорил: «Сегодня Я покорил весь мир, ведь обращен такой великий ученый, Сарвабхаума Бхаттачарья. Теперь его вера в маха-прасад настолько сильна, что он принял его, не посчитавшись ни с какими ритуалами Вед. Воистину, это успех Моего дела!»

С того дня Сарвабхаума Бхаттачарья не признавал ничего, кроме лотосных стоп Шри Чайтаньи, а толковать писания мог только согласно идее преданности. Увидев, что Сарвабхаума стал последователем Шри Чайтаньи Махапрабху, Гoпинaтха Ачарья восторженно хлопал в ладоши и пустился в пляс:

— Ну, Сарвабхаума, что ты теперь скажешь?

— Гопинатха, ты настоящий друг, ведь именно благодаря твоему великодушию я принял милость Шри Гауранги.

Таким был его ответ.

(продолжение следует)

 

← Сочи. Празднование дня установки Божеств Шри Гауранги и Шри Нитай Чандры на вилле «Говинда» от 22 мая 2016 года ·• Архив новостей •· «Капли нектара | Высочайшая концепция Чайтанья-аватара». Фрагмент беседы Шрилы Б. Р. Шридхара Дев-Госвами Махараджа. 1980-е годы. Навадвип Дхам, Индия →
Главная | Миссия | Учение | Библиотека | Фотогалерея | Контактная информация
Пожертвования