«Общение с преданными | Сиддханти Махарадж» (на русском и английском языках). Шрила Б. С. Говинда Дев-Госвами Махарадж. 20 февраля 2009 года. Калькутта, Индия

Ом̇ Виш̣н̣упа̄д
Ш́рӣла Бхакти Сундар Говинда Дев-Госвāмӣ Маха̄ра̄дж

Общение с преданными | Сиддханти Махарадж

20 февраля 2009 года
Калькутта, Индия

 

Сонливость и удушье доставляют мне беспокойства, мешают говорить. Но я с нетерпением жду встреч… [К Шриле Гурудеву подходит Сурешвари Диди, Приянка Диди преподносит ему тренажер.]

Сурешвари Диди: Это вам, чтобы бегать. Это Приянка. Она привезла это для вас из Соквела.

Шрила Говинда Махарадж: Ача! Спасибо. Это велосипед?

Сурешвари Диди: Да.

Шрила Говинда Махарадж: Велотренажер.

Сурешвари Диди: Да, вы можете смотреть новости и кататься вокруг света. Она привезла еще кое-что, Гурудев.

Шрила Говинда Махарадж: А когда Приянка приехала?

Сурешвари Диди: Сегодня в десять утра.

Шрила Говинда Махарадж: О, ача!

Сурешвари Диди: Она останется до Гаура-пурнимы.

Шрила Говинда Махарадж: Более того… Конечно! Я был бы счастлив, если бы все преданные остались, потому что моя Миссия — это Миссия Гуру Махараджа, и он был бы искренне рад, если бы преданные остались. Я всегда приглашаю каждого из преданных — не какую-то отдельную группу. У меня множество миссий. Нужно поддерживать отношения с преданными повсеместно. Даже не смыкая глаз я могу ясно вообразить себе Соквел Матх, Веракрус Матх, Сан Диего Матх, Тикуль Матх, Тихуана Матх и Гвадалахара Матх. Однажды я упал там в уборной, но ничего страшного, все обошлось. Харе Кришна. В Гвадалахаре очень красивое Божество Махапрабху. Вы были там, Диди?

Сурешвари Диди: Нет, не была.

Шрила Говинда Махарадж: Там небольшое Божество Махапрабху, но красивое.

Дева Бандху Прабху: Шрила Гурудев, кислород.

Шрила Говинда Махарадж: Ох, опять этот кислород. Хорошо. Где высокое Божество Махапрабху, так это в Австралии — один метр шестьдесят восемь сантиметров — очень высокий, с человеческий рост. Харе Кришна. В России Махапрабху тоже очень красивый.

Ты помнишь песню «джайа гуру-махараджа»?

Манас Кришна Прабху: Да.

[Шрила Говинда Махарадж и Манас Кришна Прабху поют песню «Шри Гуру Арати-стути».]

Шрила Говинда Махарадж: Как здесь замечательно сказано о Шриле Гуру Махарадже. Кажется, я прославляю себя. [Смеется.] На самом деле, все приходит свыше, не из материального мира. Все нисходит свыше из мира духовного, а иначе невозможно. Однажды я написал поэзию ко дню явления Гуру Махараджа и все были изумлены. Мадхусудан Махарадж спросил: «Кто написал это?» Я ответил: «Это я написал, Махарадж». «И ты не указал, что это сочинил ты? Укажи свое имя». Он был очень сильно впечатлен. Но как это приходит? Когда я сочиняю, я всегда медитирую, и то, что приходит через медитацию, я записываю. Такой у меня метод, лучший метод. Однажды Рама Диди сказала мне: «В этом году ты не сочинил ничего для Гуру Махараджа. Ты должен!» И тогда в ее комнате мне пришла такая строка:

ш́рӣ гаураман̣д̣ала-мāджхе хāпāнийā грāма
йахи ават
ӣрн̣а мора прабху гун̣а дхāма[1]

Сначала пришла первая строка: ш́рӣ гаураман̣д̣ала-мāджхе хāпāнийā грāма. Затем я словно уловил нить. Я сказал Раме Диди: «Дайте, пожалуйста, авторучку и бумагу». Она принесла их, и так, в течение получаса, появились еще двадцать пять или тридцать строк. Когда я их прочел, Рама Диди со слезами сказала: «Эту авторучку я дарю тебе. Это очень хорошая ручка, Паркер. То, что ты написал, непревзойденно». Это выгравировано на самадхи-мандире, вы знаете. Когда что-то нисходит свыше, это очень чудесно и сладостно, совершенно. Я не могу говорить, Махарадж, но мы можем спеть.

[Шрила Говинда Махарадж и Манас Кришна Прабху поют бхаджаны и киртан.]

Шрила Говинда Махарадж: Джай Ом Вишнупад Шрила Бхакти Ракшак Шридхар Дев-Госвами Махарадж ки джай!

Джай Шри Шри Гуру-Гауранга Гандхарвва-Говиндасундарджиу ки джай!

Джай Шри Шри Гуру-Гауранга Радха-Мадан-Моханджиу ки джай!

Джай Бхагаван Шрила Бхактисиддханта Сарасвати Тхакур ки джай!

Джай ананта-коти вайшнава-вринда ки джай!

Сапаршада Шриман Махапрабху ки джай!

Рупануга гуру-варга ки джай!

Харинам-санкиртан ки джай!

Харидас Тхакур ки джай!

Шри Чайтанья Сарасват Матх ки джай!

Шри Чайтанья Сарасват Кришнанушилана-сангха ки джай!

Джай всем собравшимся преданным ки джай!

Гаура-премананде!

Шрила Ашрам Махарадж: Джай Ом Вишнупад Парамахамса-Паривраджакачарья-варья Аштоттара-шата-Шри Шрила Бхакти Сундар Говинда Дев-Госвами Махарадж ки джай!

Шрила Говинда Махарадж ки джай!

Нитай-Гаура-премананде!

Шрила Говинда Махарадж: Моя просьба ко всем преданным… В книге «Ш́аран̣а̄гати» множество очень сладостных песен. Если возможно, разучите их. Гуру Махарадж дал мне эту книгу и сказал: «Попытайся выучить». Эта книга и по сей день в моей комнате. Нынче я многое забыл, моя память слаба, и я думаю: кто после меня будет их петь, цитировать? Но во мне есть надежда, что кто-то продолжит нашу сампрадаю. Так я надеюсь. Если можно, хотя бы «Ш́аран̣а̄гати». Там есть очень сладостные песни: а̄тма-самарпан̣е гела̄ абхима̄н, сарвасва тома̄ра чаран̣е сампийа̄. Их можно петь ежедневно, это будет замечательно.

Сначала Гуру Махарадж велел мне разучить тридцать две песни: «Выучи эти песни». Не знаю, как тогда это у меня получилось. Есть и другие прекрасные песни Нароттама Даса Тхакура, Васудева Гхоша.

джади гаура на̄ хо’то, тобе ки хоито,
         кемоне дхорита̄м де
ра̄дха̄ра махима̄ према-раса-сӣма̄
         джагате джа̄на̄та ке?[2]

мадхура вр̣нда̄, випина ма̄дхурӣ,
         правеш́а ча̄турӣ са̄ра
бараджа-джуватӣ, бха̄вера бхакати,
         ш́акати хоито ка̄ра?[3]

И много других, подобных песен…

сеи кеба̄ ш́унаила ш́йа̄ма-на̄м…[4]

Я был удивлен увидеть книгу, составленную и опубликованную Шрипадом Сиддханти Махараджем. Как она называется? «Религия сердца». Каждое слово совершенно. Не представляю, как ему это удалось.

[Телефонный звонок.]

Шанкарачарья был единственным сыном своей матери, но он хотел принять санньясу, когда ему было всего восемь лет отроду. Мать не могла дать ему такое позволение. Есть такая традиция: чтобы принять санньясу, нужно спросить позволения у матери. Таковы ведические законы. Шанкарачарья испробовал разные подходы, но позволения так и не получил. Но ведь Шанкарачарья — инкарнация Господа Шивы, поэтому он мог сотворить любое чудо. Однажды вместе с матерью он пошел к реке омыться и устроил там розыгрыш: на него напал крокодил. Шанкарачарья закричал: «Помогите, спасите!» И тогда он обратился к матери: «О мать! Дай же мне позволение прямо сейчас. Меня пожирает крокодил, и прежде я мечтал получить санньясу. Позволь же мне». И мать дала ему разрешение. Что она могла еще поделать? И тогда крокодил уплыл. Шанкарачарья вышел из воды, предложил дандават своей матери и отправился принимать санньясу. Удивительная история.

Махапрабху говорит, что учение Шанкары — это почти настика-вада, атеизм. Его философия — ниракара-нирвишеша. Но внутри нее кроются поразительные моменты. Мать дала ему свое позволение и крокодил отпустил его. Игры Нитьянанды Прабху схожи.

вйāгхрас кале чар маре сарпрасане кхела…[5]

Нитьянанда Прабху давал пощечины тиграм и усаживал кобру себе на шею. Я не знаю, смогу ли отправиться в Экачакру или нет, но мне очень хотелось бы отправиться туда с преданными. В Навадвипе все последователи Махапрабху и Нитьянанды Прабху принимали омовение в водах Ганги, но Нитьянанда Прабху делал это самым неординарным образом. Он прыгал в воду с крокодилами, омывался в их присутствии. Это настоящее чудо, никто другой не посмеет так поступать.

Как ваше имя? Я забыл.

Приянка Диди: Приянка.

Шрила Говинда Махарадж: Приянка. А откуда вы?

Приянка Диди: Соквел, Санта-Круз.

Шрила Говинда Махарадж: Ваши родители живут неподалеку?

Приянка Диди: Да, живут рядом, в Сан-Хосе.

Шрила Говинда Махарадж: Да, да.

Сварнанги Диди: Она внучка Сурешвари, Гурудев.

Шрила Говинда Махарадж: Да, да. Мне говорили. Вы служите в местном ашраме?

Приянка Диди: Пытаюсь, насколько в моих силах.

Шрила Говинда Махарадж: В каком состоянии нынче сад?

Приянка Диди: Про сад не могу сказать.

Сурешвари Диди: Туласи Деви в порядке, а Кришна Прия заботится о грядках с цветами и о фруктовых деревьях, деревьях авокадо. Мы немного можем сказать про сад.

Шрила Говинда Махарадж: Сейчас есть яблоки?

Приянка Диди: Нет, еще нет. Сейчас ведь не сезон.

Сурешвари Диди: Сейчас еще зима. Яблоки будут в сентябре-октябре.

Шрила Говинда Махарадж: Там все еще зима?

Приянка Диди: Да, холодно.

Шрила Говинда Махарадж: И олени приходят?

Приянка Диди: Да, по-прежнему.

Сурешвари Диди: Очень много оленей.

Приянка Диди: А также много лисиц. Когда я хожу наверх, то встречаю много лисиц.

Шрила Говинда Махарадж: Даже лисицы?

Приянка Диди: Да.

Шрила Говинда Махарадж: Ача. А как собака Шруташравы Прабху?

Приянка Диди: О, она такая большая!

Шрила Говинда Махарадж: А как ее самочувствие, в порядке?

Приянка Диди: Да, в порядке.

Сурешвари Диди: Девушка по имени Лиза приходит и купает ее. Она занимается уходом за собаками. Собаке это нравится: ее купают, затем вытирают.

Сварнанги Диди: Сиддханти Махарадж каждый день дает ей чапати и молоко. [Смеется.]

Шрила Говинда Махарадж: Сиддханти Махарадж очень особенный, милостивый ко всем. У него нет недоброжелателей, все очень любят его. И он всегда стремится принести всем благо. Иногда он может ошибаться, но это все несущественно. Я очень удивлен его книге. Такое невозможно, если это не приходит изнутри, по внутреннему вдохновению. Никому это не под силу. Он на самом деле хранитель склада. Я очень обязан ему. Он очень болен, но при этом он высылает деньги мне. Вы не знаете, он собирается приехать?

Шрипад Ашрам Махарадж: Да, Махарадж, он хочет приехать. Много раз он говорил об этом. Он советуется с врачами по поводу такой возможности. Если врачи дадут более-менее нормальный прогноз, он непременно приедет. Он очень хочет этого. Он постоянно спрашивает о Вашей Божественной Милости, интересуется, как вы, как ваше здоровье.

Шрила Говинда Махарадж: А как дела у Кумкум из ашрама? Все ли хорошо?

Приянка Диди: Да. Я долгое время не могла видеться с ней, но я слышала, что у нее все хорошо, она в храме в Сан-Хосе.

Шрила Говинда Махарадж: Ваши родители живут в Сан-Хосе в ашраме или отдельно?

Сурешвари Диди: Ади, моя дочь, преподает в школе, она учитель биологии в Скотс Валли. Между Санта-Круз и Соквелом есть небольшой городок, Скотс Валли. Она преподает, а ее муж работает в компьютерном бизнесе. У них есть еще две дочери, Бали и Сэйдж. Это старшая дочь [Приянка], а всего их три. Дхаништха живет в ашраме вместе с Кумкум. Дочь Киртиды и Адвайты. Они сами из Мексики, но сейчас живут в Техасе. Но Дхаништха живет в ашраме вместе с Кумкум.

Шрила Говинда Махарадж: А Рамананда? Вы знаете его? Как у него дела?

Приянка Диди: У него все очень хорошо. Я вижу его на каждой воскресной программе. Он также готовит каждое воскресенье. Он готовит в обоих местах.

Шрила Говинда Махарадж: Ача.

Сурешвари Диди: Вместе с Рохини и Ситой они очень много делают. Рохини дает лекции на воскресных программах, а также проводит арати.

Сварнанги Диди: Ей четырнадцать.

Сурешвари Диди: А Нандарани делает самый замечательный дал.

Махананда Прабху: Махарадж, Сарасвати вместе с молодыми ребятами возвращается сегодня вечером.

Шрила Говинда Махарадж: Группой?

Махананда Прабху: Кроме Вирачандры Прабху. Он собирается остаться до Гаура-пурнимы и совершать служение в качестве брахмачари.

Шрила Говинда Махарадж: Очень хорошо.

Махананда Прабху: А также Канай Лал Прабху, который приехал вместе с ними. Он тоже остается до Гаура-пурнимы. Сейчас он в Навадвипе.

Шрила Говинда Махарадж: У нас нет помещения в Вирачандрапуре [Экачакре].

Махананда Прабху: Тогда ему нужно отправиться туда.

Шрилекха Диди: Вирачандра Прабху заранее поехал в Вирачандрапур и совершил там очень много служения при подготовке к фестивалю, а также остался там после его окончания и занимался уборкой.

Шрила Говинда Махарадж: Столько много служения, новое здание. Нужно обустроить там сад. Я запланировал это. Что в планах у Ачарьи Махараджа, я не знаю, но я сказал ему: «Для возделывания нам нужно больше земли». Мы много чего можем там выращивать. Баманпада отправится туда самостоятельно, у него есть деньги. Я видел там очень много насаждений бананов, папайи, кокосов и цветов, много цветов. Когда один человек занимается всем, ему трудно справиться. А Вирачандра не здесь сейчас?

Сарасвати Диди: Он сейчас в Калькутте с Ачарьей Махараджем. Проповедуют в Наси-граме.

Шрила Говинда Махарадж: Мы пытались изо всех сил собирать пожертвования в Наси-граме. Четыре мешка [риса] — это все, что получалось. Но Ачарья Махарадж сейчас собирает сто мешков. Это невероятно. Люди в Наси-граме довольно обеспечены, они могут жертвовать, но нужно этим заниматься. Харе Кришна.

Махананда Прабху: Шрила Гурудев, может вам немного отдохнуть?

Шрила Говинда Махарадж: Джай Гуру Махарадж! Я не испытываю неудобств в обществе преданных.

Махананда Прабху: Они получают заботу Вашей Божественной Милости.

Шрила Говинда Махарадж: Харе Кришна! Я чувствую слабую лихорадку, но она не очень беспокоит меня.

Махананда Прабху: Хорошо, давайте дадим Шриле Гурудеву возможность немного отдохнуть. Шрила Бхакти Сундар Говинда Дев-Госвами Махарадж ки джай! Всемилостивому взору Шрилы Гурудева ки джай!

Шрила Говинда Махарадж: Харе Кришна.

 

 

Oṁ Viṣṇupа̄d
Śrīla Bhakti Sundar Govinda Dev-Goswāmī Mahārāj

Discourse with the Devotees | Siddhanti Maharaj

20 February 2009
Kolkata, India

 

So much sleep and suffocation, both giving me trouble so much. Sleep and suffocation, cannot talk. But eager to meet... [Sureśwarī Didi comes before Śrīla Gurudev and Priyaṅka Didi presents him with an exercise machine.]

Sureśwarī Didi: For you to run. This is Priyaṅka and she brought that with her from Soquel.

Śrīla Govinda Mahārāj: Acha! Very good. This is cycle.

Sureśwarī Didi: Yes.

Śrīla Govinda Mahārāj: Sitting cycle.

Sureśwarī Didi: Sitting cycle, you can watch the news and pedal around the world. She brought other things too Gurudev.

Śrīla Govinda Mahārāj: Priyaṅka when come?

Sureśwarī Didi: She comes this morning at 10 o’clock.

Śrīla Govinda Mahārāj: Oh, acha.

Sureśwarī Didi: She is staying until Gaura-pūrṇimā.

Śrīla Govinda Mahārāj: Ah! More than that! No problem. I shall be very happy if all the devotees will stay because mission, my mission is my Guru Mahārāj’s mission and my Guru Mahārāj will be happy if devotee will stay. I am always inviting everyone but not one mission, I have so many mission. Necessary to maintain with devotee everywhere, then divided the devotees presence in everywhere. But clean and clear I can see, open eyes or closing eyes no problem, the Soquel Maṭh, Veracruz Maṭh, San Diego Maṭh, Ticul Maṭh, Tijuana Maṭh and with very sweet experience the Guadalajara Maṭh. I fall down with latrine, in the ground latrine but not anything bad, that experience.

Hare Kṛṣṇa. Guadalajara, there is Mahāprabhu very nice. You have seen Didi?

Sureśwarī Didi: No, I haven’t seen it.

Śrīla Govinda Mahārāj: Small Mahāprabhu but good.

Deva Bandhu Prabhu: Oxygen Śrīla Gurudev.

Śrīla Govinda Mahārāj: Oh, this is oxygen, always oxygen. Good. Where is tallest Mahāprabhu, that is Australia, tallest, 5’ 6’’, figure tallest figure, full size of human. Hare Kṛṣṇa. And Russian Mahāprabhu also very beautiful.

You know the song Jaya Guru-Mahārāj? Memorize?

Mānasa Kṛṣṇa Prabhu: Yes.

Śrīla Govinda Mahārāj: jaya guru-mahārāja...

Mānasa Kṛṣṇa Prabhu: patita-pāvana līlā... sānande ārati kore śrī govinda dāsa...

Śrīla Govinda Mahārāj: Perfect expose and expression about Śrīla Guru Mahārāj. Not only that, I am praising me. [Laughter.] Actually, everything coming down from above, not material world. Everything coming down from spiritual world, otherwise not possible. Guru Mahārāj’s birthday one poetry I compose and when I read that poetry everyone was stunned and Madhusūdan Mahārāj told, “Who compose it?” Asking. I told, “Mahārāj, I compose.” “You not tell your name? Tell your name you compose.” That means he was more astonished, impression was very very nice impression. But which way it’s happening? When I am composing always I am meditating and through meditation what coming out, that I writing. This is my policy, best policy. Ramā Didi one day told, “This year you not compose one poetry for Guru Mahārāj. You must write something.” In her room suddenly one line come,

śrī gauramaṇḍala-mājhe hāpāniyā grāma
yahi avatīrṇa mora prabhu guṇa dhāma[6]

Like this. First line come, śrī gauramaṇḍala-mājhe hāpāniyā grāma, immediate I have got clue, then I told to Ramā Didi, “Give one fountain pen and paper.” And she given and maybe twenty five or thirty lines come out, within half an hour. Then when I read Ramā Didi with tears told, “This fountain pen I am presenting you. And Parker fountain pen very good, I am presenting you. Unique your composition.” This is engrave in Samādhi Mandir. You have seen. When come down from the above that was very sweet and miracle and perfect. I cannot talk, Mahārāj, but we can sing, no problem. Kobe gaura-vane suradhunī taṭe... hare krṣṇa hare kṛṣṇa...

Mānasa Kṛṣṇa Prabhu: kṛṣṇa kṛṣṇa hare hare... haribol.

Śrīla Govinda Mahārāj: Jaya Oṁ Viṣṇupad Śrīla Bhakti Rakṣak Śrīdhar Dev-Goswāmī Mahārāj ki jaya!

Jaya Śrī Śrī Guru Gaurāṅga Gāndharvvā Govindasundarjīu ki jaya!

Jaya Śrī Śrī Guru Gaurāṅga Rādhā Madan Mohanjīu ki jaya!

Jaya Bhagavān Śrīla Bhakti Siddhānti Saraswatī Goswāmī Ṭhākur ki jaya!

Jaya ananta koṭi Vaiṣṇava Vṛndā ki jaya!

Saparṣad Śrīman Mahāprabhu ki jaya!

Rūpānuga Guru varga ki jaya!

Harinām saṅkīrttan ki jaya!

Haridās Ṭhākur ki jaya!

Śrī Chaitanya Sāraswat Maṭh ki jaya!

Śrī Chaitanya Sāraswat Kṛṣṇānuśīlana Saṅgha ki jaya!

Jaya all the assembled devotees ki jaya!

Gaura-premānande!

Śrīpād Āśram Mahārāj: Jaya Oṁ Viṣṇupāda Paramahaṁsa-Parivrājakāchāryya-Varyya Aṣṭottara-śata-Śrī Śrīla Bhakti Sundar Govinda Dev-Gosvāmī Mahārāj ki jaya!

Śrīla Govinda Mahārāj ki jaya!

Nitāi-Gaura-premānande!

Śrīla Govinda Mahārāj: It is my request to the devotee, the book of Śaraṇāgati, so many very sweet sweet song, if possible can try to memorize. Guru Mahārāj given me this size of book and told, “If you can memorize you take.” That book is in my room still and I memorize. Now I forgot many things, my memory become very short but still I am thinking after me who can recite? But I have some hope in our sampradāya someone must be continue. That is, hope. If possible, at least Śaraṇāgati, there is very sweet sweet song: ātma-samarpaṇe gelā abhimān, sarvasva tomāra charaṇe sampiyā, so many sweet songs are there for everyday chanting and singing very nice.

Thirty-two song first tick mark Guru Mahārāj and told, “This thirty-two you memorize.” Which way that time happening I do not know. Other so many song, Narottam Dās Ṭhākur song, Vāsudev Ghoṣ song,

jadi gaura nā ho’to, tobe ki hoito,
        kemone dhoritām de
rādhāra mahimā prema-rasa-sīmā
          
jagate jānāta ke?[7]

madhura vṛndā, vipina mādhurī,
        praveśa chāturī sāra
baraja-juvatī, bhāvera bhakati,
          śakati hoito kāra?[8]

This type of so many song.

sei kebā śunaila śyāma-nām…[9]

I surprise to see the book Śrīpād Siddhānti Mahārāj compile and publish. What name book? Religion of the Heart. Every word is very perfect. Which way he have done I do not know.

[Phone call.]

Śaṅkarāchāryya, only son of his mother, wants to take sannyās when he is eight years old boy. Mother cannot give permission, it is tradition without permission of mother no one can take sannyās. This is Vedic rule. But Śaṅkarāchāryya tried several way but not given permission. Then Śaṅkarāchāryya was Lord Śiva’s incarnation, can make many miracle. One day gone with mother to river for bathing and make some miracle, one crocodile attach Śaṅkarāchāryya. And Śaṅkarāchāryya telling, [“Vachao! Vachao! Vachao!?”], “Save my life!” Then he told, “O Mother! Give me permission now, the crocodile eating, before that I wants to take sannyās, you give permission.” Then mother given permission, what shall do. Mother told, “I am giving permission to you.” Then crocodile leave Śaṅkarāchāryya and Śaṅkarāchāryya come out from water and pay daṇḍavat to mother and went for taking sannyās. Miracle character.

Mahāprabhu said, “Śaṅkara [Śaṅkara Śaṅkara?].” Śaṅkarāchāryya, his philosophy is almost nāstika-vād, atheistic. Śaṅkara philosophy nirākār nirviśeṣa. But inside there some miracle expression. Anyhow, mother already given permission, the crocodile leave him. Nityānanda Prabhu’s Pastimes like that,

vyāghras kale char mare sarprasane khela[10]

Nityānanda Prabhu giving slap to the tiger and taking the cobra in His neck. I do not know I can go Ekachakrā or not but it is my desire to visit Ekachakrā with the devotee. In the Nabadwīp, in Ganges, there, with Mahāprabhu everyone bathing, so many student of Mahāprabhu and Nityānanda Prabhu also bathing but Nityānanda Prabhu not ordinary bathing, He is bathing with crocodile, jumping over the crocodile and [bathing?] there. Miracle, everyone was fearful but.

What name? I forgot.

Priyāṅka Didi: Priyāṅka.

Śrīla Govinda Mahārāj: Priyāṅka. Priyāṅka from?

Priyāṅka Didi: Soquel, Santa Cruz.

Śrīla Govinda Mahārāj: Your father mother living there.

Priyāṅka Didi: They live in San Jose very close by.

Śrīla Govinda Mahārāj: Yes, yes.

Swarnāṅgī Didi: She is Sureśwarī’s grand-daughter, Gurudev.

Śrīla Govinda Mahārāj: Yes, yes, that I heard. You are serving that āśram?

Priyāṅka Didi: Oh, I try as much as I can.

Śrīla Govinda Mahārāj: There is now what condition of garden?

Priyāṅka Didi: Um, I don’t know how the garden is.

Sureśwarī Didi: Tulasī-devī is doing well and Kṛṣṇapriyā has a flower garden and the fruit trees, lots of fruit trees, avocado trees. We haven’t really heard anything about the garden too much.

Śrīla Govinda Mahārāj: Now apple is there? Apple?

Priyāṅka Didi: No not yet, there not in season yet.

Sureśwarī Didi: September October apples. Still winter.

Śrīla Govinda Mahārāj: Still there winter?

Priyāṅka Didi: It’s cold.

Śrīla Govinda Mahārāj: Still deer coming?

Priyāṅka Didi: Still deer.

Sureśwarī Didi: Lots and lots of deer.

Priyāṅka Didi: And fox, I see lots and lots of foxes when I go up.

Śrīla Govinda Mahārāj: Fox. There is fox.

Priyāṅka Didi: Yes.

Śrīla Govinda Mahārāj: Acha. How is Śrutaśravā’s dog?

Priyāṅka Didi: Oh, very big.

Śrīla Govinda Mahārāj: But health is ok?

Priyāṅka Didi: Yeah, he is good.

Sureśwarī Didi: There is a girl named Lisa who comes and bathes him. She’s a dog washer, she comes and washes him. He loves it, gets all washed and toweled off and everything nice.

Swarnāṅgī Didi: Siddhānti Mahārāj gives him chapatis and milk every day. [Laughter.]

Śrīla Govinda Mahārāj: Siddhānti Mahārāj unique, merciful to everyone. No one his anti, everyone’s have much love and affection for him. And he is trying to do good for everyone. Sometimes he is doing some mistake but excusable everything. I surprise his book to see, it is impossible if not come from inside, inner voice, no one can make it. Then he is really storekeeper, yes. I am so much indebted to him, he is so sick but still sending money to me. Ha ha ha. He wants to come you know?

Śrīpād Āśram Mahārāj: Yes, he wants to come Mahārāj. Many times he has expressed. But he is consulting now with the doctors to see what is his condition. And if he said if the doctors more or less give him a good report on his health then definitely he will come, he would like to come. Always asking about your Divine Grace, how are you, how is your health.

Śrīla Govinda Mahārāj: That Kumkum āśram running nicely, no?

Priyāṅka Didi: Yes, I haven’t been able to see her but I hear she is well in San Jose temple.

Śrīla Govinda Mahārāj: Your father mother living in San Jose, in āśram? No? Separate.

Sureśwarī Didi: Ādi my daughter teaches high school, she teaches biology in Scots Valley. In between Santa Cruz and Soquel theres a little town Scots Valley, she teaches there and her husband works in computer business. And they have two other girls, Bali and Sage. This is the oldest girl, three girls they have. But Dhaniṣṭha lives in the āśram with Kumkum now. Kīrttidā and Adwaita’s daughter, originally from Mexico, now they live in Texas but Dhaniṣṭha lives in the āśram with Kumkum.

Śrīla Govinda Mahārāj: Rāmānanda? You know Rāmānanda? Rāmānanda is well?

Priyāṅka Didi: He is doing very well. I see him at the Sundar feast and he cooks on Saturdays as well, he cooks in both places.

Śrīla Govinda Mahārāj: Acha.

Sureśwarī Didi: He has Rohinī and Sītā and they do a lot, Rohinī can give class on Saturday nights at the feast and she does āratiks.

Swarnāṅgī Didi: She’s fourteen.

Sureśwarī Didi: And Nandarāṇi makes the best dahl of anybody.

Mahānanda Prabhu: Mahārāj tonight Saraswatī is going back tonight and all the youngsters with her.

Śrīla Govinda Mahārāj: Group.

Mahānanda Prabhu: But not Bīrchandra Prabhu, he is going to stay for Gaura-pūrṇimā and be a good brahmāchārī servitor.

Śrīla Govinda Mahārāj: Very good.

Mahānanda Prabhu: And not Kanāi Lāl Prabhu who came with them, he is also staying through Gaura-pūrṇimā, he is in Nabadwīp now.

Śrīla Govinda Mahārāj: We have no house in Bīrchandrapur.

Mahānanda Prabhu: Then he must go there.

Śrīlekha Didi: Bīrchandra Prabhu went early to Bīrchandrapur and did very much sevā there preparing for the festival and then he stayed after and did cleaning, everything.

Śrīla Govinda Mahārāj: So many service, new house, necessary to make there garden. I am planning there, I told, what will do Āchāryya I do not know, but I told to Āchāryya, “Collect more land for cultivation.” And so many things we can cultivate there. Now Bāmanpāḍā himself will run, not necessary give money. We are giving, but not necessary. I have seen so many bunch of banana, papaya, coconut and flowers, so many flowers. Actually one man’s service everywhere some deficiency must be there. Bīrchandra not here no?

Saraswatī Didi: He is in Kolkata with Āchāryya Mahārāj preaching, Nāsi-grām.

Śrīla Govinda Mahārāj: We tried very hard to collect in Nasi-grām, only four bags and now 100 bags Āchāryya Mahārāj collecting. Impossible. But Nasi-grām like that rich, they can give. But necessary to collect.

Hare Kṛṣṇa.

Mahānanda Prabhu: Śrīla Gurudev, if the devotees will give you a little time to rest?

Śrīla Govinda Mahārāj: Jaya Guru Mahārāj. They are sitting, I have no difficulty.

Mahānanda Prabhu: And sitting and nourished by your Divine Grace, Mahārāj.

Śrīla Govinda Mahārāj: Hare Kṛṣṇa. I am feelings some feverish but it is not fever no doubt.

Mahānanda Prabhu: So let us give Śrīla Gurudev a little peace and quiet. Śrīla Bhakti Sundar Govinda Dev-Goswāmī Mahārāj ki jaya! And your most merciful glance Śrīla Gurudev ki jaya!

Śrīla Govinda Mahārāj: Hare Kṛṣṇa.

 


[1] «Мой божественный Господь и Повелитель, венец всех трансцедентных качеств, низошел в этот мир в деревне Хапания, на божественных землях Шри Гаура-мандалы» (Ш́рӣла Бхакти Сундар Говинда Дев-Госва̄мӣ Маха̄ра̄дж).

[2] «Если бы Господь Гаура не явился, что стало бы с нами? Как бы мы жили? Если бы Он не пришел, как бы мы узнали о славе Шри Радхи и высшей любви к Кришне, исполненной экстаза?» (Ш́рӣла Ва̄судева Гхош̣, «Джади Гаура на̄ хо’то», 1).

[3] «Кто бы тогда мог служить, следуя в упоении настроению девушек Враджи? Самоотверженность враджа-гопи — то необходимое, что позволяет войти в сладчайший лес Вринды, Шри Вриндаван!» (Ш́рӣла Ва̄судева Гхош̣, «Джади Гаура на̄ хо’то», 2).

[4] Стих целиком: сеи кеба̄ ш́унаила ш́йа̄ма-на̄м / ка̄н̣ера битара дийа̄ мараме паш́ила го / а̄кула карила мора пра̄н̣ — «О друг, кто это произнес имя Шьяма? Это имя проникло в мои уши, а затем переместилось в мое сердце, и теперь дыхание моей жизни трепещет» (песня Чан̣д̣и Да̄са, цитируемая в «Джайва-дхарме», 34.1).

[5] Неопознанная шлока.

[6] “My Divine Lord and Master, the Abode of all transcendental qualities, came down into this world at village Hāpāniyā in the holy land of Śrī Gaura-Maṇḍal” (Śrīla Bhakti Sundar Govinda Dev-Goswа̄mī Mahа̄hа̄j).

[7] “If Lord Gaura had not come, then what would have become of us? How could we have maintained our lives? If He had not come, then how could we know of the glories of Śrī Rādhā and the topmost limit of ecstatic love of Krishna?” (Śrīla Vāsudeva Ghoṣa, Jadi Gaura nā ho’to, 1).

[8] “Who would have had the capacity to render ecstatic devotional service, following the mood of the damsels of Braja? Indeed, the clever expertise of the Braja-gopīs is essential for entering the supremely sweet forest of Vṛndā, Śrī Vṛndāvan” (Śrīla Vāsudeva Ghoṣa, Jadi Gaura nā ho’to, 2).

[9] The whole verse: sei kebā śunaila śyāma-nām / kāṇera bitara diyā marame paśila go / ākula karila mora prāṇ—“O friend, whom did I hear pronounce the name ‘Syāma’? That name entered my ears. Then it traveled to my heart. Now my life breath trembles” (song of Chaṇḍī Dāsa quoted in Jaiva-dharma, 34.1).

[10] Unknown reference.

 

← Встреча со Шрилой Авадхутом Махараджем в Москве 24 февраля 2016 года ·• Архив новостей •· Погрузись глубоко в Реальность с Бхакти Судхиром Госвами. Гупта Говардхан, 24 февраля 2016 года →
Главная | Миссия | Учение | Библиотека | Фотогалерея | Контактная информация
Пожертвования