«Всевышний Шри Кришна Чайтанья» (часть 4). Статья из журнала «The Harmonist» под редакцией Шрилы Бхактисиддханты Сарасвати Тхакура (на русском и английском языках).

Всевышний Шри Кришна Чайтанья
(часть 4)

Статья из журнала «The Harmonist»,
издаваемого под редакцией
Шрилы Бхактисиддханты Сарасвати Тхакура
в 20–30-е годы XX столетия

(из первого номера XXVI тома за июнь1928 года)

 

Когда Шри Чайтанья услышал сетования горожан, сильно встревоженных из-за того, что Кази разбил кхолу (мридангу), Он пришел в негодование и повелел продолжать киртан в каждом доме в полную силу. Однако видя, что люди сильно напуганы угрозами властей, Он решил воодушевить людей и призвал горожан организовать большое шествие с пением киртана до дверей дома Кази. В тот памятный вечер собралось несметное число горожан, каждый из которых держал в руках два пылающих факела. Разделившись на три огромные процессии и громко воспевая киртан, люди отправились в сторону резиденции Кази, который в страхе спрятался за закрытыми дверьми своего дома при их приближении. Горожане потребовали, чтобы Кази вышел из дома. Затем Шри Чайтанья долго беседовал с Кази, обсуждая вопросы практики исламской религии. Доводы Шри Чайтаньи заставили Кази умолкнуть, и он признал поверхностность тех писаний, на которых основывалось его верование. Затем он признался Шри Чайтанье, что был сильно напуган рядом необъяснимых и сверхъестественных событий. Той ночью, когда Кази разбил кхолу, его чуть не убило некое мистическое и наводящее ужас существо с телом человека и головой льва, которое набросилось на него и, скрежеща зубами, пригрозило разорвать его сердце и уничтожить всю его семью в качестве кары за оскорбление, которое он нанес, разбив мридангу. В подтверждение своих слов Кази показал следы от лапы льва на своей груди. Он также рассказал о том, что произошло с его слугой, которого он отправил с целью запретить киртан. Этот человек жаловался на то, что ему на голову упало нечто, напоминающее метеор, воспламенив его бороду и сильно оцарапав щеки. Также он рассказывал, что когда он запрещал индусам выкрикивать слова «Хари! Хари!» (поскольку они значат: «Я ворую! Я ворую!», и тем самым выдают их намерения украсть чужое имущество), его губы сами по себе произносили: «Хари! Хари!», даже против его собственной воли. Кази также рассказал о жалобах некоторых индусов, обвиняющих Шри Чайтанью в том, что Его практика полностью выдумана и идет вразрез с их религией, и, вероятней всего, может разрушить ее, если не будет остановлена; что громкий киртан нарушает мирную жизнь в городе и мешает людям спать; что в индуистской религии запрещено произносить во весь голос мантры, состоящие из святых имен Бога. Эти индусы заявили, что, как губернатор этой местности, Кази должен изгнать Шри Чайтанью из города. Шри Чайтанья был рад услышать из уст Кази такие имена Бога, как Хари, Кришна и Нараяна, и сказал ему, что все его грехи уничтожены благодаря произнесению этих святых имен. Затем Кази прикоснулся к стопам Шри Чайтаньи и стал молить Его о преданности Его стопам. Шри Чайтанья попросил Кази в качестве милостыни, чтобы в Навадвипе больше не чинили препятствий киртану. Кази пообещал, что издаст указ своей семье и всем потомкам никогда в будущем не запрещать киртан. Даже в наши дни в Шри Майяпуре во время ежегодного святого обхода всех святынь города потомки Кази всегда охотно участвуют в киртане Кришны.

Однажды ночью, когда Шри Чайтанья воспевал киртан Господа Хари вместе со Своими спутниками во внутреннем дворе Шриваса, сын Шриваса испустил последний вздох. Шривас повелел женщинам не шуметь и ничем не выдавать своего горя, чтобы не помешать Шри Чайтанье наслаждаться киртаном. После завершения киртана Шри Чайтанья узнал о случившемся и выразил Свое сожаление о том, что эту новость скрывали от Него столь долго. Затем Он сделал так, что мертвое дитя поведало своей скорбящей семье истину о том, что произошло на самом деле, тем самым развеяв все их печали. Шри Чайтанья сказал Шривасу: «Сейчас ты потерял сына, но помни, что Я и Нитьянанда также твои вечные Сыновья. Мы никогда тебя не покинем».

Однажды некий портной, живший по соседству с домом Шриваса и шивший для него одежду, был очарован танцем Шри Чайтаньи, свидетелем которого ему посчастливилось стать. Затем Господь пролил милость на этого удачливого портного, явив ему Свой вечный облик. Портной был настолько охвачен чувством божественной любви, что стал танцевать и выкрикивать: «Я видел! Я видел это!»

Однажды ночью Господь принял участие в сокровенном театральном представлении в доме Чандрашекхара Ачарьи. Сам Шри Чайтанья облачился в одежды Рукмини, а Шри Адвайта, Шри Нитьянанда, Шривас, Шри Харидас и остальные преданные играли другие роли, также облачившись в подходящие костюмы. По сути, это было первое театральное представление в Бенгалии. Шри Чайтанья Матх, главный центр многочисленных Матхов, призванных проповедовать движение безраздельной преданности Богу в нынешнем веке, расположен на месте дома Чандрашекхара Ачарьи.

Однажды одна женщина брахманического происхождения прикоснулась к стопам Господа, когда киртан закончился. Шри Чайтанья, как Учитель всего мироздания, чтобы предостеречь Своих последователей от практики сахаджиизма, в которой дозволяется чувственное влечение, сразу же бросился в Гангу, желая избавиться от Своего тела, оскверненного этим прикосновением, однако был спасен усилиями Нитьянанды, Харидаса и других преданных.

В другой день, когда Шри Гаурасундар, олицетворение невыносимой разлуки с Кришной, произносил слово «гопи», с сердцем, горящим в огне болезненной разлуки, один оскорбительно настроенный студент сделал Господу замечание: «Зачем Ты попусту тратишь время, повторяя “Гопи, гопи” — просто имя какой-то женщины, — вместо того, чтобы воспевать святые имена Кришны?» Услышав эти слова, Господь начал порицать Кришну в настроении гопи. Неудачливый студент даже не попытался понять смысл слов Господа, Которого охватило сокровенное божественное настроение пастушек Враджи. В этом настроении Господь принял этого студента за сторонника Кришны и в гневе набросился на него с палкой в руках, угрожая неминуемой расправой. Студенту пришлось спасаться бегством. Услышав от него об этом происшествии, его друзья, так называемые брахманы, склонные к формальным церемониям ради обретения заведомо материальных результатов и питающие неприязнь к Богу, стали устраивать заговор, намереваясь побить Самого Господа. Чтобы не дать погибнуть этим преподавателям, студентам, аскетам, религиозным и материалистичным людям из-за оскорблений, что стали следствием их неисправимой враждебности к Вишну и вайшнавам, Господь пожелал принять четвертый уклад жизни, статус санньяси, поскольку в понимании этих мирских людей санньяси занимает самое возвышенное положение и является учителем представителей всех других социальных укладов. Если Он примет санньясу, то все эти люди будут склоняться перед Ним. Благодаря такому почитанию даже те брахманы, которые прежде осуждали Его, теперь осознают неприемлемость подобного поведения. Приняв такое решение, в последний день движения солнца на север во время двухнедельной фазы прибывающей луны, после двадцати четырех лет Своих проявленных игр Шри Чайтанья покинул Свой дом и, переплыв Гангу в месте, получившем с того времени название нидаяр-гхат («недобрый гхат»), отправился в Катву.

Там Шри Чайтанья даровал Свою милость Кешаве Бхарати и получил от него мантру санньяси, которую Сам же сказал ему на ухо. Также Он получил одежду и посох санньяси. Вдохновленный Шри Чайтаньей, Кешава Бхарати даровал Господу имя «Шри Кришна Чайтанья» в качестве имени санньяси. Кешава Бхарати объяснил свой выбор этого имени тем, что Шри Чайтанья пробуждает духовное сознание в этом спящем мире благодаря прославлению Кришны. По желанию Шри Чайтаньи Чандрашекхара Ачарья совершил от Его имени все необходимые ритуалы. Голова Господа была обрита под плач и рыдания Его преданных, а остаток дня прошел в непрестанном киртане. На следующий день Шри Кришна Чайтанья отправился в Бахру, воспевая постоянно песню нищего странника Аванти (которую можно найти в «Шримад-Бхагаватам») о поиске Безграничного, и это пение наделяло всех слушателей стремлением принять путь преданности Богу.

(продолжение следует)

Автор неизвестен
Переводчик: Вриндаван Чандра Дас
Редактор: Традиш дас

 

 

The Supreme Lord Shri Krishna-Chaitanya
(part 4)

Journal 'The Harmonist'
Edited by
Shrila Bhaktisiddhanta Saraswati Thakur 

(No. 1, Vol. XXVI, June 1928)

 

WHEN Shri Chaitanya came to learn from the lips of the towns-people, who were in a great dismay about the occurrence of the khol being broken, He became indignant and told them to continue the kirtan in every house with full vigor. But as the people were very much afraid of the proclamation of the Kazi He decided to lead a processional kirtan of all the citizens to the door of the Kazi’s house to reassure the people. Three huge kirtan-processions of all the citizens, each of whom carried two lighted torches, were accordingly formed on that ever memorable evening and made their way to the residence of the Kazi, who hid himself inside his house on its approach. But the people made the Kazi come out. Whereupon Shri Chaitanya had a long conversation with the Kazi on the subject of the practice of Islamic religion. The Kazi was silenced by the argument of Shri Chaitanya and admitted the insufficiency of the scriptures on which he had relied. He further confessed to Shri Chaitanya that he had been put into a great fear by a series of most extraordinary occurrences. After he had returned from the house of the citizen, whose ‘khol’ he caused to be broken, in the night he was all but killed by a most terrible form with human body and the face of a lion which sprang upon him and grinding its teeth threatened to tear up his heart and kill his whole family for his offence of having broken the mridanga. The Kazi showed Shri Chaitanya the very marks of the lion’s paw on his breast in corroboration of his statement. He also described the experience of the peon whom he had sent to forbid kirtan. That man complained that his face was struck by a meteor-like substance which burnt his beard and scarred his cheeks. The man also reported that from the moment that he had told the Hindus that they should not shout “Hari, Hari”, as the words meant “I steal, I steal” and it would prove their purpose of stealing other people’s property, his lips had been automatically uttering “Hari, Hari” against his own inclination. The Kazi also said that complaints had been made to him by a number of Hindus charging Shri Chaitanya with practices that were new and contrary to their religion and likely to destroy it if they were not stopped; that the loud kirtan in and out of season broke the peace of the town and prevented their sleep; that it was against, their religion to utter with a loud voice the mantra of the Name of God; that, therefore, as ruler of the place, the Kazi should order Shri Chaitanya to leave the town. Shri Chaitanya was delighted on hearing the words ‘Hari’, ‘Krishna’, ‘Narayan’ from the mouth of the Kazi and told him that all his ills had left him as he had uttered those holy Names of God. The Kazi then touched the feet of Shri Chaitanya and prayed for devotion to His feet. Shri Chaitanya then begged this as alms from the Kazi that there might be no further molestation of kirtan at Navadwip. The Kazi promised that he would leave an order to his family and descendants that none of them must offer any opposition to kirtan at any time in the future. Even to this day at Shri Mayapur on the occasion of the annual perambulation of Shridham the descendants of the Kazi have always willingly joined in the kirtan of Krishna.

One night while Shri Chaitanya was chanting the kirtan of Hari with his companions in the yard of Shribash, a son of Shribash chanced to breathe his last. Shribash ordered the females of the house not to make any noise or other demonstration of their grief as it might interfere with the joy of Shri Chaitanya in the chanting of kirtan. After the kirtan was finished Shri Chaitanya learnt of what had happened and expressed His regret that the news of it had been kept from Him for such a long time. He then made the dead child tell the bereaved family the truth regarding what had happened to him and this relieved them of all grief on his account. Shri Chaitanya said to Shribash, “The son that was once yours has left you; but Myself and Nityananda are your eternal Sons. We can never leave you.”

A certain tailor who lived close to Shribash’s house and sewed the clothes of Shribash was charmed by witnessing with faith the dance of Shri Chaitanya. Thereupon the Lord showed that fortunate tailor His own Form; the tailor smitten with holy love at once began to dance crying, “I have seen, 1 have seen.”

One night the Lord took part in a dramatic exhibition of certain sacred episodes at the house of Chandra-Shekhar Acharyya. Shri Chaitanya Himself appeared in the garb of Rukmini, and Shri Advaita, Shri Nityananda, Shribash, Shri Haridas and other devotees put on dresses in keeping with other parts. This was the first theatrical performance staged in Bengal. Shri Chaitanya Math, the source of the numerous Maths that are the centers of propaganda of the movement of unalloyed devotion in the present age, stands on the site of the house of Chandra-Shekhar Acharyya.

One day a brahman woman having touched the feet of the Lord on the conclusion of kirtan, Shri Chaitanya, as Teacher of the world, in order to warn those so-called Sahajiyas who follow sensuous inclinations, threw Himself into the Ganges to do away with His body for allowing itself to be touched by a woman, but was rescued by the exertions of Nityananda, Haridas and other devotees.

On a certain day as Shri Gaursundar, the embodiment of grief at separation from Krishna, was articulating the word ‘gopi’ with a heart broken with the pang of separation, a student, a scoffer of God, happened by accident to come to the presence of the Lord and intruded with the remark, “Why are you repeating in vain the word ‘gopi’ which is the name of a woman, instead of taking the Name of Krishna?” The Lord hearing this began to blame Krishna in the mood of the gopi. The luckless student showing no disposition to catch the sense of His words the Lord, in His exclusive mood, as milkmaid of Braja, taking the student to be a partisan of Krishna, ran after him stick in hand with an appearance of anger threatening to beat him. The student fled outright. On hearing of this the so-called brahmans, addicted to mechanical ceremonials for gaining worldly ends and wholly averse to God, in their infatuation, began to conspire for beating the Lord Himself. In order to reclaim those professors, students, religionists, elevationists, ascetics and other impious persons from the offence of their inveterate hostility against Vishnu and Vaishnavas, the Lord now wished to accept the fourth ashrama, that of sannyas, which in the estimation of the society of those worldly people conferred on a sannyasin the status of the teacher of even those who were proud of being the possessors of the highest varna and social position. If He accepted sannyas all would, therefore, bow to Him as a sannyasin. By such deference to Him even those brahmans who vilified Him might be aroused to the impropriety of such conduct. Having formed this decision, on the last day of the north-ward course of the sun of the bright fortnight of the month of Magh, in the closing hours of the wintry night, Shri Chaitanya, having just completed the twenty-fourth year of His pastimes, left the home of His father and having swum the Granges at the point that has since been called the ‘unkind-bathing ghat’ (nidayar ghat), arrived at Katwa.

There Shri Chaitanya showed His mercy to Keshav Bharati under the guise of receiving back the same mantra; of sannyas from him which He Himself first spoke into his ear, and also received the staff of sannyas. Inspired by Shri Chaitanya Keshav Bharati declared ‘Shri Krishna Chaitanya’ as the Name which the Lord was to bear thence forward as a sannyasin. The explanation that Bharati offered for his choice of the Name was that Shri Chaitanya would arouse the spiritual consciousness of the inert world by the kirtan of Krishna. By the desire of Shri Chaitanya Chandra-Shekhar Acharyya performed, on His behalf, the necessary rites that had to be gone through on the occasion. The shaving of the head was finished amidst the cries of His devotees towards the close of a day which had been spent in constant kirtan. On the next day Shri Krishna Chaitanya started on his wanderings in Bahr chanting all the way the song in quest of the Infinite that has such a strange power of inclining the hearer to the paths of devotion, of the mendicant of Avanti, which we find in the Bhagabat.

(to be continued)

The author is unknown

 

← "Гарга-самхита". Шрила Б. Б. Авадхут Махарадж. Лахта, Санкт-Петербург. 15 августа 2011 года ·• Архив новостей •· «Шри Лалита-саптами» (часть 3). Шрила Б. С. Говинда Дев-Госвами Махарадж. 18 сентября 2007 года. Лахта, Санкт-Петербург  →
Главная | Миссия | Учение | Библиотека | Фотогалерея | Контактная информация
Пожертвования