«Шри Гаура-пурнима». «Шри Чайтанья-чаритамрита» (Ади-лила, глава 13, стихи 89–124) Шрилы Кришнадаса Кавираджа Госвами (на русском и английском языках)

Ш́рӣ Гаура Пурн̣ӣма̄

(стихи с 89 по 124 из тринадцатой главы А̄ди-лӣлы
«Ш́рӣ Чаитанйа-чарита̄мр̣ты»
Ш́рӣлы Кр̣ш̣н̣ада̄са Кавира̄джа Госва̄мӣ)

 

чаудда-ш́ата са̄та-ш́аке ма̄са дже пха̄лгун
паурн̣ама̄сӣра сандхйа̄-ка̄ле хоиле ш́убха-кш̣ан̣

(89) Итак, в 1407 году эры Шака (1486 год н. э.), в месяц Пхалгуна (март-апрель), вечером в день полнолуния, наступил долгожданный благоприятный момент.

 

сим̇ха-ра̄ш́и, сим̇ха-лагна, учха граха-гон̣
ш̣ад̣а-варга, аш̣т̣а-варга, сарва сулакш̣ан̣

(90) Согласно джьотир-веде, ведической астрологии, когда знак Льва одновременно восходит во время рождения и становится обителью для Луны, это указывает на редкое положение планет, попадающих под очень благоприятные влияния шада-варги и ашта-варги.

 

а-калан̇ка гаурачандра дила̄ дараш́ан
са-калан̇ка чандре а̄ро кон прайоджан

(91) Когда взошла безупречная луна Шри Чайтаньи Махапрабху, осталась ли потребность в луне, полной темных пятен?

 

это джа̄ни’ ра̄ху коило чандрера грахан̣
‘кр̣ш̣н̣а’ ‘кр̣ш̣н̣а’ ‘хари’ на̄ме бха̄се три-бхуван

(92) Поэтому Раху, темная планета, закрыл полную луну, и в тот же миг три мира заполонили возгласы: «Кришна! Кришна! Хари!»

 

джайа джайа дхвани хоило сакала бхуван
чаматка̄ра хоийа̄ лок бха̄ве моне мон

(93) Так, во время лунного затмения все люди, исполненные изумления, воспевали святые имена.

 

джагат бхорийа̄ лок боле — ‘хари’ ‘хари’
сеи-кш̣ан̣е гауракр̣ш̣н̣а бхӯме аватари

(94) Когда таким образом весь мир воспевал святые имена «Хари! Хари!», на Землю явился Сам Кришна в облике Гаурахари.

 

прасанна хо-ило соб джагатера мон
‘хари’ боли’ хиндуке ха̄сйа коройе джаван

(95) Весь мир был счастлив! Когда индуисты воспевали святые имена Господа, те, кто не были индуистами, особенно мусульмане, в шутку повторяли услышанные слова.

 

‘хари’ боли’ на̄рӣгон̣ деи хула̄хули
сварге ва̄дйа-нр̣тйа коре дева кутӯхалӣ

(96) Все женщины воспевали Святое Имя Хари и ликовали, в то время как изумленные обитатели райских планет играли на музыкальных инструментах и танцевали.

 

прасанна хоило дош́ дик, прасанна надӣджол
стха̄вара-джан̇гама хоило а̄нанде вихвал

(97) В этой необыкновенной атмосфере все десять сторон света пришли в ликование, словно волны на реке. Все существа, движущиеся и неподвижные, преисполнились трансцендентного блаженства.

 

надӣйа̄-удайагири, пӯрн̣ачандра гаурахари,
                кр̣па̄ кори’ хо-ило удой

па̄па-тамах̣ хоило на̄ш́а, три-джагатера улла̄са,
           джагабхари’ хари-дхвани хой

(98) По беспричинной милости Господа полная луна, Гаурахари, взошла в Надии, которую можно сравнить с Удаягири, где встает солнце. Его явление рассеяло тьму греховной жизни, и во всех трех мирах, преисполнившихся радости, стали воспевать Святое Имя Господа.

 

сеи-ка̄ле ниджа̄лойа, ут̣хийа̄ адваита ра̄йа,
              нр̣тйа коре а̄нандита-моне
харида̄се лойа̄ сан̇ге, хун̇ка̄ра-кӣртана-ран̇ге
              кене на̄че, кехо на̄хи джа̄не

(99) В Шантипуре в Своем доме танцевал счастливый Шри Адвайта Ачарья. Вместе с Ним танцевал Харидас Тхакур, и они громко воспевали святые имена Господа. Но почему они танцевали, не мог понять никто.

 

декхи’ упара̄га ха̄си’, ш́ӣгхра ган̇га̄-гха̄т̣е а̄си’
              а̄нанде корило ган̇га̄-сна̄на

   па̄йа̄ упара̄га-чхоле, а̄пана̄ра мано-боле,
             бра̄хман̣ере дило на̄на̄ да̄на

(100) Увидев лунное затмение и преисполнившись радости, Адвайта Ачарья и Харидас Тхакур отправились на берег Ганги и в ликовании омылись в священной реке. Во время лунного затмения Адвайта Ачарья, как это было принято, предлагал в уме брахманам различные подношения.

 

джагата а̄нандамой, декхи’ моне са-висмой,
               т̣ха̄рет̣хоре кохе харида̄са

тома̄ра аичхана ран̇га, мора мон парасанна,
           декхи — кичху ка̄рйе а̄чхе бха̄са

(101) Увидев, что весь мир ликует, удивленный Харидас Тхакур выразил свои мысли Адвайте Ачарье: «Меня очень радует, что Ты танцуешь и раздаешь милость. Я понимаю, что эти действия преследуют особую цель».

 

а̄ча̄рйаратна, ш́рӣва̄са, хоило моне сукхолла̄са
           джа̄и’ сна̄на коило ган̇га̄-джоле
а̄нанде вихвала мон, коре хари-сан̇кӣртана
              на̄на̄ да̄на коило мано-боле

(102) Ачарьяратну и Шриваса Тхакура переполнял восторг, и они пришли на берег Ганги, чтобы принять омовение. Они воспевали святые имена Хари и в своих умах, исполненных счастья, раздавали милостыню брахманам.

 

эи мата бхакта-тати, джа̄̐ра джеи деш́е стхити,
              та̄ха̄̐ та̄ха̄̐ па̄йа̄ мано-боле
на̄че, коре сан̇кӣртана, а̄нанде вихвала мон,
             да̄на коре грахан̣ера чхоле

(103) Таким образом все преданные, где бы они ни находились, в каждом городе и каждом краю, танцевали, совершали санкиртану (совместное воспевание имен Господа) и, преисполненные радости, предлагали другим в уме подношения.

 

бра̄хман̣а-саджана-на̄рӣ, на̄на̄-дравйе тха̄лӣ бхори’
               а̄ила̄ собе джаутука ло-ийа̄
джена ка̄̐ча̄-сон̣а̄-дйути, декхи’ ба̄лакера мӯрти,
               а̄ш́ӣрва̄да коре сукха па̄йа̄

(104) Пришли многие почтенные брахманы — как мужчины, так и женщины, — неся тарелки, полные даров. Увидев новорожденного, Чье тело сияло, как расплавленное золото, все в восторге осыпали Его благословениями.

 

са̄витрӣ, гаурӣ, сарасватӣ, ш́ачӣ, рамбха̄, арундхатӣ,
                    а̄ро джата дева-на̄рӣгон̣
на̄на̄-дравйе па̄тра бхори’, бра̄хман̣ӣра веш́а дхори’,
                   а̄си’ собе корен дараш́ан

(105) Савитри, Гаури, Шачи, Рамбха, Арундхати и все небесные девы явились туда, облаченные в одежды жен брахманов, и поднесли младенцу множество даров.

 

антарӣкш̣е дева-гон̣, гандхарва, сиддха, ча̄ран̣а,
                стути-нр̣тйа коре ва̄дйа-гӣта
нартака, ва̄дака, бха̄т̣а, навадвӣпе джа̄ра на̄т̣а,
                  собе а̄си’ на̄че па̄йа̄ прӣта

(106) Все обитатели небесных планет, включая гандхарвов, сиддхов, жителей Чараналоки, молились, пели и танцевали под аккомпанемент музыкальных инструментов и барабанов. В святом городе Навадвипе собрались танцоры, музыканты и поэты и стали славить явление Господа.

 

кеба̄ а̄се кеба̄ джа̄йа, кеба̄ на̄че кеба̄ га̄йа,
            самбха̄лите на̄ре ка̄ра боло
кхан̣д̣илека дух̣кха-ш́ока, прамода-пӯрита лока,
           миш́ра хоила̄ а̄нанде вихвала

(107) Невозможно было понять, кто приходит, а кто уходит, кто танцует, а кто поет. Один не мог понять, что говорит другой. Но, тем не менее, рассеялись непонимание и все несчастья, и люди ликовали! Джаганнатха Мишра, отец Гаурахари, преисполнился счастья.

 

а̄ча̄рйаратна, ш́рӣнива̄са, джаганна̄тха-миш́ра-па̄ш́а,
                    а̄си’ та̄̐ре коре са̄вадха̄на

кора̄ило джа̄такарма, дже а̄чхило видхи-дхарма,
                 тобе миш́ра коре на̄на̄ да̄на

(108) В дом Джаганнатхи Мишры пришли Чандрашекхар Ачарья и Шривас Тхакур. Они провели необходимые церемонии в соответствии с религиозными принципами, предписанными при рождении ребенка. Джаганнатха Мишра щедро жертвовал дары.

 

джаутука па̄ило джата, гхоре ва̄ а̄чхило ката,
               соб дхон випре дило да̄на

джата нартака, га̄йан, бха̄т̣а, акин̃чана джон,
            дхон дийа̄ коило саба̄ра ма̄на

(109) Все богатства, которые Джаганнатха Мишра собрал в виде даров и подношений, все, что у него было в доме, он раздал брахманам, певцам, танцорам, поэтам и беднякам. Раздавая богатые подношения, он выражал им свое почтение.

 

ш́рӣва̄сера бра̄хман̣ӣ, на̄ма та̄̐ра ‘ма̄линӣ’,
            а̄ча̄рйаратнера патнӣ-сан̇ге

синдӯра, харидра̄, тоило, кхои, кала̄, на̄на̄ пхол,
            дийа̄ пӯдже на̄рӣгон̣а ран̇ге

(110) В сопровождении супруги Чандрашекхара и других женщин туда же пришла Малини, жена Шриваса Тхакура. С счастьем, переполнявшим ее сердце, она поклонилась младенцу, поднеся в качестве подношений кумкум, куркуму, ароматические масла, разновидность воздушного риса под названием кхой, бананы и кокосы.

 

адваита-а̄ча̄рйа-бха̄рйа̄, джагат-пӯджита̄ а̄рйа̄,
             на̄ма та̄̐ра ‘сӣта̄ т̣ха̄кура̄н̣ӣ’

а̄ча̄рйера а̄джн̃а̄ па̄йа̄, гела упаха̄ра лойа̄,
            декхите ба̄лака-ш́ироман̣и

(111) Однажды, вскоре после явления Гаурахари, супруга Адвайты Ачарьи, Сита Тхакурани, — та, которой поклоняется весь мир, — по просьбе своего супруга пришла с различными дарами повидать это необыкновенное дитя.

 

суварн̣ера кад̣и-баули, раджатамудра̄-па̄ш́ули,
               суварн̣ера ан̇гада, кон̇кон̣
ду-ба̄хуте дивйа ш́ан̇кха, раджатера малабан̇ка,
            сварн̣а-мудра̄ра на̄на̄ ха̄рагон̣

(112) Она принесла ребенку подарки, изготовленные из золота, браслеты, монеты, ожерелья, украшения для ног, позолоченные раковины и другие драгоценности.

 

вйа̄гхра-накха хема-джод̣и, кат̣и-пат̣т̣асӯтра-д̣орӣ
               хаста-падера джата а̄бхаран̣

читра-варн̣а пат̣т̣а-са̄д̣ӣ, буни пхото пат̣т̣апа̄д̣ӣ,
            сварн̣а-раупйа-мудра̄ баху-дхон

(113) Она подарила ему медальон, инкрустированный золотом и камнем тигровый глаз, пояса из шелка и кружев, шелковые сари и шали, а также шелковую одежду для новорожденного.

 

дурва̄, дха̄нйа, горочана, харидра̄, кун̇кума, чандана,
                мон̇гол-дравйа па̄тра бхорийа̄

     вастра-гупта дола̄ чад̣и’ сон̇ге лойа̄ да̄сӣ чхед̣ӣ,
               вастра̄лан̇ка̄ра пет̣а̄ри бхорийа̄

(114) Прибыв в покрытом тканью паланкине в сопровождении служанок, Сита Тхакурани подошла к дому Джаганнатхи Мишры, принеся с собой много благоприятных предметов, таких как трава дурва, рис-сырец, куркума, кумкум и сандаловая паста. Все эти подарки занимали большую корзину.

 

бхакш̣йа, бходжйа, упаха̄ра, сон̇ге лоило баху бха̄ра,
                    ш́ачӣ-гр̣хе хоило упанӣто

       декхийа̄ ба̄лака-т̣ха̄м, са̄кш̣а̄т гокула-ка̄н,
                 варн̣а-ма̄тра декхи випарӣто

(115) Когда Сита Тхакурани, неся разнообразные яства, одежды и другие дары, подошла к дому Шачидеви (матери Гаурахари), она удивилась, увидев новорожденного, но вскоре поняла, что, несмотря на другой цвет тела, этот младенец — Сам Господь Кришна из Гокулы.

 

сарва ан̇га — сунирма̄н̣а, суварн̣а-пратима̄-бха̄на,
               сарва ан̇га — сулакш̣ан̣амой
ба̄лакера дивйа джйоти, декхи’ па̄ило баху прӣти,
                 ва̄тсалйете дравило хр̣дой

(116) Узрев божественное сияние ребенка, Его золотое тело, отмеченное благоприятными знаками, Сита Тхакурани была счастлива и, в силу материнской любви, почувствовала, что ее сердце тает.

 

дурва̄, дха̄нйа, дило ш́ӣрш̣е, коило баху а̄ш́ӣш̣е,
                  чираджӣвӣ хао дуи бха̄и
д̣а̄кинӣ-ш́а̄̐кхинӣ хоите, ш́ан̇ка̄ упаджило чите,
                д̣оре на̄ма тхуило ‘нима̄и’

(117) Она благословила новорожденного, положив Ему на голову свежую траву дурва и рис-сырец со словами: «Живи долго!» Чтобы защитить Его от духов и ведьм, она дала ребенку имя Нимай.

 

путрама̄та̄-сна̄надине, дило вастра вибхӯш̣ан̣е,
              путра-саха миш́рере самма̄ни’
ш́ачӣ-миш́рера пӯджа̄ лойа̄, монете хариш̣а хойа̄,
                гхоре а̄ила̄ сӣта̄ т̣ха̄кура̄н̣ӣ

(118) Сита Тхакурани поднесла дары матери и ребенку, когда Он родился и Его перенесли с места рождения в дом Джаганнатха Мишры. Мать Шачидеви и Джаганнатх Мишра выразили почтение Сите Тхакурани, а затем она вернулась домой в Шантипур.

 

аичхе ш́ачӣ-джаганна̄тх, путра па̄йа̄ лакш̣мӣна̄тх,
                пӯрн̣а хоило сакала ва̄н̃чхито

дхон-дха̄нйе бхоре гхора, локама̄нйа калевара,
                  дине дине хой а̄нандито

(119) Итак, все желания Шачидеви и Джаганнатхи Мишры исполнились, когда они обрели сына, бывшего супругом богини удачи. Их дом всегда был полон богатств и зерна. Они смотрели на любимого Господа, и их счастье возрастало день ото дня.

 

миш́ра — ваиш̣н̣ава, ш́а̄нта, алампат̣а, ш́уддха, да̄нта,
                     дхон-бхоге на̄хи абхима̄на

      путрера прабха̄ве джата, дхон а̄си’ миле, тата,
                  виш̣н̣у-прӣте двидже дено да̄на

(120) Джаганнатха Мишра был истинным вайшнавом, преданным Господа. Он был умиротворен, сдержан в наслаждении чувств, чист, ему было свойственно самообладание. Поэтому у него не было желания наслаждаться мирской роскошью. Все деньги, которые приходили благодаря влиянию его божественного сына, он жертвовал брахманам и на поклонение Господу Вишну.

 

лагна гон̣и’ харш̣амати, нӣла̄мбара чакравартӣ,
              гупте кичху кохило миш́рере
маха̄пуруш̣ера чихна, лагне ан̇ге бхинна бхинна,
              декхи, — эи та̄рибе сам̇са̄ре

(121) Исследовав астрологическую карту ребенка Гаурахари, Ниламбар Чакраварти сказал наедине Джаганнатху Мишре, что он как на теле, так и в гороскопе младенца видит все благоприятные знаки великой личности. Он предсказал, что в будущем дитя освободит всю Вселенную.

 

аичхе прабху ш́ачӣ-гхоре, кр̣па̄й коило авата̄ре,
                 джеи иха̄ коройе ш́раван̣а

    гаура-прабху дойа̄мой, та̄̐ре хойена садой,
                   сеи па̄йа та̄̐ха̄ра чаран̣а

(122) Так по Своей беспричинной милости Господь явился в доме Шачидеви. Господь Гаурахари очень милостив ко всем, кто слушает о Его явлении, давая им прибежище у Своих лотосоподобных стоп.

 

па̄ийа̄ ма̄нуш̣а джанма, дже на̄ ш́уне гаура-гун̣а,
          хено джанма та̄ра вйартха хоило

    па̄ийа̄ амр̣тадхунӣ, пийе виш̣а-гарта-па̄ни,
            джанмийа̄ се кене на̄хи моило

(123) Все, кто обретает человеческое рождение, но не имеет возможности слушать о Гаурахари, несчастливы. Если кто-то вместо того, чтобы пить нектар из реки преданного служения, пьет из ядовитого колодца мирского счастья, то ему лучше бы вообще не рождаться!

 

ш́рӣ-чаитанйа-нитйа̄нанда, а̄ча̄рйа адваитачандра,
                сварӯпа-рӯпа-рагхуна̄тха-да̄са
иха̄-саба̄ра ш́рӣ-чаран̣а, ш́ире ванди ниджа-дхон,
               джанма-лӣла̄ га̄ило кр̣ш̣н̣ада̄са

(124) Поместив как бесценное богатство себе на голову лотосоподобные стопы Шри Чайтаньи Махапрабху, Шри Нитьянанды Прабху, Ачарьи Адвайтачандры, Шри Сварупы Дамодара, Шри Рупы и Шри Рагхунатха и всех преданных Махапрабху, я, Кришнадас, прославляю явление Господа!

 

 

Śrī Gaura Purṇīmā

(Verses 89–124 of Śrī Chaitanya Charitāmṛta
Ādi-līlā chapter
by Śrīla Kṛṣṇadās Kavirāj Goswāmī)

 

chaudda-śata sāta-śake māsa je phālgun
paurṇamāsīra sandhyā-kāle hoile śubha-kṣaṇ

(89) Thus in the year 1407 of the Śaka Era (A.D. 1486), in the month of Phālguna [March-April], on the evening of the full moon, the desired auspicious moment appeared.

 

siṁha-rāśi, siṁha-lagna, ucha graha-goṇ
ṣaḍa-varga, aṣṭa-varga, sarva sulakṣaṇ

(90) According to the Jyotir-veda, or Vedic astronomy, when the figure of the lion appears both in the zodiac and the time of birth [lagna], this indicates a very high conjunction of planets, an area under the influence of ṣaḍa-varga and aṣṭa-varga, which are all-auspicious moments.

 

a-kalaṅka gaurachandra dilā daraśan
sa-kalaṅka chandre āro kon prayojan

(91) When the spotless moon of Śrī Chaitanya Mahāprabhu became visible, what would be the need for a moon with blacks marks all over his body?

 

eto jāni’ rāhu koilo chandrera grahaṇ
‘kṛṣṇa’ ‘kṛṣṇa’ ‘hari’ nāme bhāse tri-bhuvan

(92) Considering this, Rāhu, the black planet, covered the full moon, and immediately vibrations of “Krishna! Krishna! Hari!” inundated the three worlds.

 

jaya jaya dhvani hoilo sakala bhuvan
chamatkāra hoiyā lok bhāve mone mon

(93) All people thus chanted the Holy Names during the lunar eclipse, and their minds were struck with wonder.

 

jagat bhoriyā lok bole—‘hari’ ‘hari’
sei-kṣaṇe gaurakṛṣṇa bhūme avatari

(94) When the whole world was thus chanting the Holy Names “Hari! Hari!” Krishna in the form of Gaurahari advented Himself on the earth.

 

prasanna ho-ilo sob jagatera mon
‘hari’ boli’ hinduke hāsya koroye javan

(95) The whole world was pleased. While the Hindus chanted the Holy Name of the Lord, the non-Hindus, especially the Muslims, jokingly imitated the words.

 

‘hari’ boli’ nārīgoṇ dei hulāhuli
svarge vādya-nṛtya kore deva kutūhalī

(96) All the ladies vibrated the Holy Name and chanted “huli huli huli!!!”, while in the heavenly planets dancing and music were going on and the demigods were very curious.

 

prasanna hoilo doś dik, prasanna nadījol
sthāvara-jaṅgama hoilo ānande vihval

(97) In this atmosphere, all the ten directions became jubilant, as did the waves of the rivers. Moreover, all beings, moving and nonmoving, were overwhelmed with transcendental bliss.

 

nadīyā-udayagiri, pūrṇachandra gaurahari,
              kṛpā kori’ ho-ilo udoy
pāpa-tamaḥ hoilo nāśa, tri-jagatera ullāsa,
          jagabhari’ hari-dhvani hoy

(98) By His causeless mercy the full moon, Gaurahari, rose in the district of Nadia, which is compared to Udayagiri, where the sun first becomes visible. His rising in the sky dissipated the darkness of sinful life, and thus the three worlds became joyful and chanted the Holy Name of the Lord.

 

sei-kāle nijāloya, uṭhiyā advaita rāya
       nṛtya kore ānandita-mone
haridāse loyā saṅge, huṅkāra-kīrttana-raṅge
       kene nāche, keho nāhi jāne

(99) At that time Śrī Advaita Āchāryya, in His own house at Shantipur, was dancing in a happy mood. Taking Haridās Ṭhākur with Him, they danced and loudly chanted the Holy Names of the Lord. But why they were dancing, no one could understand.

 

dekhi’ uparāga hāsi’, śīghra gaṅgā-ghāṭe āsi’
            ānande korilo gaṅgā-snāna
pāyā uparāga-chole, āpanāra mano-bole,
            brāhmaṇere dilo nānā dāna

(100) Seeing the lunar eclipse and laughing, both Advaita Āchāryya and Haridās Ṭhākur immediately went to the bank of the Ganges to bathe in that sacred river in great jubilation. Taking advantage of the occasion of the lunar eclipse, Advaita Āchāryya, in His mind offered various kinds of charity to the brāhmaṇas.

 

jagata ānandamoy, dekhimone sa-vismoy
            ṭhāreṭhore kohe haridāsa
tomāra aichana raṅga, mora mon parasanna,
       dekhi—kichu kāryye āche bhāsa

(101) When he saw that the whole world was jubilant, Haridās Ṭhākur, his mind astonished, directly and indirectly expressed himself to Advaita Āchāryya: “Your dancing and distributing charity are very pleasing to me. I can understand that there is some special purpose in these actions.”

 

āchāryyaratna, śrīvāsa, hoilo mone sukhollāsa
              jāi’ snāna koilo gaṅgā-jole
ānande vihvala mon, kore hari-saṅkīrttana
             nānā dāna koilo mano-bole

(102) Āchāryyaratna and Śrīvās Ṭhākur were overwhelmed with joy, and immediately they also went to the bank of the Ganges to bathe there. Their minds full of happiness, they chanted the Holy Names of Hari and in their minds also meditated and offered charity.

 

ei mata bhakta-tati, jā̐ra jei deśe sthiti,
          tāhā̐ tāhā̐ pāyā mano-bole
nāche, kore saṅkīrttana, ānande vihvala mon,
         dāna kore grahaṇera chole

(103) In this way all the devotees, wherever they were situated, in every city and every land, danced, performed sankīrttan [the congregational chanting of the Lord’s Names], and in their minds offered all benedictions to others, being overwhelmed with joy.

 

brāhmaṇa-sajjana-nārī, nānā-dravye thālī bhori’
                āilā sobe jautuka lo-iyā
jena kā̐chā-soṇā-dyuti, dekhi’ bālakera mūrtti,
              āśīrvāda kore sukha pāyā

(104) Many respectful brāhmaṇa gentlemen and ladies, carrying plates filled with various gifts, came with their presentations. Seeing the newborn child, whose form resembled shining gold, all of them with happiness offered their blessings.

 

sāvitrī, gaurī, sarasvatī, śachī, rambhā, arundhatī,
                    āro jata deva-nārīgoṇ
nānā-dravye pātra bhori’, brāhmaṇīra veśa dhori’,
                  āsi’ sobe koren daraśan

(105) Sāvitrī, Gaurī, Śachī, Rambhā, Arundhatī and all the celestial ladies also came there dressed as the wives of brāhmaṇas, and brought with them many varieties of gifts for the child.

 

antarīkṣe deva-goṇ, gandharvva, siddha, chāraṇa,
               stuti-nṛtya kore vādya-gīta
narttaka, vādaka, bhāṭa, navadvīpe jāra nāṭa,
                sobe āsi’ nāche pāyā prīta

(106) All the inhabitants of the heavenly planets, including the Gandharvvas, Siddhas, the residents of Chāraṇaloka, offered their prayers, sang and danced, accompanied by the sound of musical instruments and the beating of drums. Also, in the holy town of Nabadwīp, dancers, musicians, and poets gathered together, and began to celebrate the Lord’s appearance.

 

kebā āse kebā jāya, kebā nāche kebā gāya,
            sambhālite nāre kāra bolo
khaṇḍileka duḥkha-śoka, pramoda-pūrita loka,
           miśra hoilā ānande vihvala

(107) No-one could understand who was coming and who was going, who was dancing and who was singing. Nor could they understand each other’s language. But in effect all unhappiness and lamentation were immediately dissipated, and people became joyous. Jagannāth Miśra, the father of Gaurahari, was completely overwhelmed with happiness.

 

āchāryyaratna, śrīnivāsa, jagannātha-miśra-pāśa,
                āsi’ tā̐re kore sāvadhāna
korāilo jātakarma, je āchilo vidhi-dharma,
              tobe miśra kore nānā dāna

(108) Chandraśekhar Āchāryya and Śrīvas Ṭhākur both came to the house of Jagannāth Miśra. They performed the different ceremonies according to religious principles which are prescribed for the birth of a child. Jagannāth Miśra also gave away much wealth in charity.

 

jautuka pāilo jata, ghore vā āchilo kata,
           sob dhon vipre dilo dāna
jata narttaka, gāyan, bhāṭa, akiñchana jon,
         dhon diyā koilo sabāra māna

(109) Whatever riches Jagannāth Miśra had collected in the form of gifts and presents, and whatever he had in his house, he distributed among the brāhmaṇas, singers, dancers, poets and the poor. He honoured them all by giving them riches in charity.

 

   śrīvāsera brāhmaṇī, nāma tā̐ra ‘mālinī’,
           āchāryyaratnera patnī-saṅge
sindūra, haridrā, toilo, khoi, kalā, nānā phol,
             diyā pūje nārīgoṇa raṅge

(110) The wife of Śrīvas Ṭhākur, whose name was Mālinī, accompanied by the wife of Chandraśekhar and other ladies, came there in great happiness to worship the baby with such articles as vermilion, turmeric, scented oil, a kind of puffed rice called khoi, bananas and coconuts.

 

advaita-āchāryya-bhāryyā, jagat-pūjitā āryyā,
             nāma tā̐ra ‘sītā ṭhākurāṇī’
   āchāryyera ājñā pāyā, gelo upahāra loyā,
              dekhite bālaka-śiromaṇi

(111) One day shortly after Gaurahari was born, Advaita Āchāryya’s wife, Sītā Ṭhākurāṇī, who is worshipable by the whole world, at the request of her husband, went to see that topmost child with all kinds of gifts.

 

suvarṇera kaḍi-bauli, rajatamudrā-pāśuli,
            suvarṇera aṅgada, koṅkoṇ
du-bāhute divya śaṅkha, rajatera malabaṅka,
        svarṇa-mudrāra nānā hāragoṇ

(112) She brought different kinds of presents made from gold, such as bracelets, coins, necklaces, ankle ornaments, a conchshell covered with gold, and other kinds of jewellery for the child.

 

vyāghra-nakha hema-joḍi, kaṭi-paṭṭasūtra-ḍorī
              hasta-padera jata ābharaṇ
chitra-varṇa paṭṭa-sāḍī, buni photo paṭṭapāḍī,
         svarṇa-raupya-mudrā bahu-dhon

(113) She also brought a locket with a tiger nail set in gold, belts made of silk and lace, silk saris and shawls, as well as silk clothing for the newly born child.

 

durvvā, dhānya, gorochana, haridrā, kuṅkuma, chandana,
                      moṅgol-dravya pātra bhoriyā
        vastra-gupta dolā chaḍi’ soṅge loyā dāsī cheḍī,
                       vastrālaṅkāra peṭāri bhoriyā

(114) Riding in a palanquin covered with cloth and accompanied by maidservants, Sītā Ṭhākurāṇī came to the house of Jagannāth Miśra, bringing with her many auspicious articles such as durvvā grass, rice paddy, turmeric, kumkum and sandal-wood. All these presentations filled a large basket.

 

bhakṣya, bhojya, upahāra, soṅge loilo bahu bhāra,
                    śachī gṛhe hoilo upanīto
        dekhiyā bālaka-ṭhām, sākṣāt gokula-kān,
                  varṇa-mātra dekhi viparīto

(115) When Sītā Ṭhākurāṇī, bringing with her many kinds of food, clothes and other gifts, came to the house of Śachīdevī (the mother of Gaurahari), Sītā Ṭhākurāṇī was astonished to see the newly born child, and she could appreciate that except for a difference in color, the child was directly Lord Krishna of Gokul, Himself.

 

sarvva aṅga—sunirmāṇa, suvarṇa-pratimā-bhāna,
               sarva aṅga—sulakṣaṇamoy
bālakera divya jyoti, dekhi’ pāilo bahu prīti,
                vātsalyete dravilo hṛdoy

(116) Seeing the divine effulgence of the child, the well formed different parts of His golden body which were covered with auspicious signs, Sītā Ṭhākurāṇī was very much pleased, and because of maternal affection, she felt as if her heart were melting.

 

durvvā, dhānya, dilo śirṣe, koilo bahu āśīṣe,
                chirajīvī hao dui bhāi
  ḍākinī-śā̐khinī hoite, śaṅkā upajilo chite,
             ḍore nāma thuilo ‘nimāi’

(117) She blessed the newly born child by placing fresh durvvā grass and paddy on His head and saying, “May you live long.” To protect Him from ghosts and witches, she gave the child the name Nimāi.

 

putramātā-snānadine, dilo vastra vibhūṣaṇe,
           putra-saha miśrere sammāni’
śachī-miśrera pūjā loyā, monete hariṣa hoyā,
             ghore āilā sitā ṭhākurāṇī

(118) Sītā Ṭhākurāṇī gave gifts to the mother and child, at the time of His birth and when the child was brought from the residence where He was born back to the home of Jagannāth Miśra. Then Sītā Ṭhākurāṇī, being honoured by mother Śachīdevī and Jagannāth Miśra, returned to her own home in Shantipur.

 

aiche śachī-jagannāth, putra pāyā lakṣmīnāth,
             pūrṇa hoilo sakala vāñchito
dhon-dhānye bhore ghora, lokamānya kalevara,
                dine dine hoy ānandito

(119) In this way, Śachīdevī and Jagannāth Miśra, having obtained a son who was the husband of the goddess of fortune, had all their desires fulfilled. Their house was always filled with riches and grains. As they looked upon the beloved body of the Lord, day after day their happiness increased.

 

miśra—vaiṣṇava, śānta, alampaṭa, śuddha, dānta,
                dhon-bhoge nāhi abhimāna
     putrera prabhāve jata, dhon āsi’ mile, tata,
               viṣṇu-prīte dvije deno dāna

(120) Jagannāth Miśra was an ideal Vaiṣṇava, a devotee of the Lord. He was peaceful, restrained in the enjoyment of his senses, pure and self-controlled. He therefore had no desire to enjoy material opulence. Whatever money that came because of the influence of his divine son, he gave in charity to the brāhmaṇas and for the worship of Lord Vishnu.

 

lagna goṇi’ harṣamati, nīlāmbara chakravartī,
              gupte kichu kohilo miśrere
mahāpuruṣera chihna, lagne aṅge bhinna bhinna,
              dekhi,—ei tāribe saṁsāre

(121) After calculating the astrological chart for the child, Gaurahari, Nīlāmbar Chakravartī privately said to Jagannāth Miśra that he saw all the different auspicious symptoms of a great personality in both the body and horoscope of the child. He revealed that in the future this child would deliver the whole universe.

 

aiche prabhu śachī-ghore, kṛpāy koilo avatāre
                jei ihā koroye śravaṇa
   gaura-prabhu doyāmoy, tā̐re hoyena sadoy,
              sei pāya tā̐hāra charaṇa

(122) In this way the Lord, out of His causeless mercy, made His advent in the house of Śachīdevī. The Lord, Gaurahari, is very merciful to anyone who hears this narration of His birth, and gives that person the shelter of His lotus feet.

 

pāiyā mānuṣa janma, je nā śune gaura-guṇa,
           heno janma tāra vyartha hoilo
   pāiyā amṛtadhunī, piye viṣa-gartta-pāni
             janmiyā se kene nāhi moilo

(123) Anyone who attains a human birth but does not have the opportunity to hear of Gaurahari is unfortunate. Instead of drinking nectar from the river of devotional service, if one drinks from the poisoned well of mundane happiness, it would have been better to not have lived at all.

 

śrī-chaitanya-nityānanda, āchāryya advaitachandra,
                svarūpa-rūpa-raghunātha-dāsa
    ihā-sabāra śrī-charaṇa, śire vandi nija-dhon,
                   janma-līlā gāilo kṛṣṇadāsa

(124) Taking on my head as my own wealth the lotus feet of Śrī Chaitanya Mahāprabhu, Śrī Nityānanda Prabhu, Āchāryya Advaitachandra, Śrī Swarūp Dāmodar, Śrī Rūpa and Śrī Raghunāth and all the devotees of Mahāprabhu, I, Krishnadās, sing the glories of the Lord’s appearance.

 

← «Хотя бы ложное желание углубиться в сознание Кришны». Из лекции Шрипада Шруташравы Прабху. 23 апреля 2008 года. Новомосковск ·• Архив новостей •· «У Любви нет правил». Лекция Шрипада Б. Б. Авадхута Махараджа. Украинский тур 2009 года. →
Главная | Миссия | Учение | Библиотека | Фотогалерея | Контактная информация
Пожертвования