«День в Хапании». Шрила Б. С. Говинда Дев-Госвами Махарадж. Глава из книги «Поток вдохновения» | “A Day at Hapaniya.” Srila B. S. Govinda Dev-Goswami Maharaj. 24 October 1989. Hapaniya, India


Russian

 Шрила Бхакти Сундар Говинда Дев-Госвами Махарадж

День в Хапании

(глава из книги «Поток вдохновения»)

 

Я выражаю почтение моим уважаемым духовным братьям и сестрам, а также жителям Шри Хапании. Сегодня мы в радостном расположении духа прибыли в Шрипат Хапания Дхаму. Цель наших духовных исканий — Голока, даже если мы и не знаем, где она находится. Однако Голока сама низошла в наш мир, став обителью нашего духовного наставника, приютом для преданных и храмом, в котором они поклоняются Божествам. Сознаем мы это или нет, но сегодняшний день мы проводим в святом месте, неотличном от Голока Дхамы.

Много лет назад мы приехали с нашим духовным наставником [Шрилой Б. Р. Шридхаром Дев-Госвами Махараджем] сюда, в Хапанию, место его явления. У нас была своя цель, как и у жителей этой деревни. Они хотели еще раз оказаться в обществе Шрилы Гуру Махараджа, ведь прошло столько времени с тех пор, как он оставил семью, чтобы дать обет санньясы, отречения от мира, и отправиться проповедовать по всей Индии. А после того, как Шрила Бхактисиддханта Сарасвати Тхакур оставил этот бренный мир, Гуру Махарадж жил во Вриндаване, Гокуле и в Шри Навадвип Дхаме. Родственники Гуру Махараджа, особенно его братья Шриюкта Мани Бабу и Шриюкта Амар Бабу, постоянно приглашали его вернуться домой, в Хапанию, но он не хотел возвращаться и на все их предложения отвечал отказом.

Только после того, как духовные братья Гуру Махараджа: Парама-пуджьядпада Шрила Джаджавар Махарадж, Парамахамса Махарадж, Мадхусудан Махарадж и другие вайшнавы, которые очень чтили и любили его, попросили Гуру Махараджа навестить Хапанию, он согласился и приехал сюда на пару дней.

Я же хотел узнать, в каком именно месте родился Гуру Махарадж. Я думал, что только он сам мог его показать. Никто другой этого не мог сделать, поскольку он был самым старшим. Все члены его семьи, жившие тогда в Хапании, были моложе его, и, кроме того, память у него была намного острее, чем у других. Поэтому я думал, что только он может в точности указать место своего рождения.

Когда Джаджавар Махарадж и другие духовные братья Гуру Махараджа вместе со мной стали просить его хотя бы еще раз посетить Хапанию, нас горячо поддержал Кришнадас Бабаджи Махарадж. Он больше всех хотел, чтобы Гуру Махарадж приехал сюда. Глубокоуважаемые нами Шриюкта Мани Бабу и Шриюкта Амар Бабу сгорали от желания снова увидеть Гуру Махараджа в Хапании. Его с нетерпением ждали Шриюкта Сатьен Бабу, Шриюкта Бон Бабу и другие уважаемые брахманы и добродетельные души, жившие в этой деревне, а также их семьи. Все — и стар, и млад, даже один почтенный мусульманин, живший неподалеку, — выражали горячее желание снова увидеть Гуру Махараджа в Хапании. Окружающие с таким энтузиазмом просили об этом Гуру Махараджа, что тот, наконец, согласился.

Когда Гуру Махарадж приехал сюда, я попросил его указать место, где он родился. Он с радостью согласился и указал на то место, откуда теперь осеняют нас Своей милостью Шри Шри Гуру-Гауранга-Радха-Гопинатхаджиу.

В тот день мы собрали шесть тысяч рупий, чтобы установить здесь небольшой алтарь и таким образом обозначить это место. Все присутствовавшие высокочтимые духовные братья Шрилы Гуру Махараджа: Кришнадас Бабаджи Махарадж, Джаджавар Махарадж и другие, а также Мани Бабу, подписали купчую на эту землю и передали ее мне. Это было весьма скромное начало и все же благословения духовных братьев Гуру Махараджа и моих духовных братьев, а также общение с ними, очень меня воодушевили. Шриюкта Амар Бабу взял на себя руководство этим проектом, и мы со всем смирением стали прикладывать усилия к тому, чтобы построить здесь небольшой храм, где мы могли бы поклоняться изображению Гуру Махараджа. Никакого храма для поклонения Божествам, нат-мандира, изначально строить не предполагалось. Но преданные стали все больше и больше жертвовать и во всем нам помогать, и лет через восемь я решил, что, если Гуру Махарадж позволит, здесь можно будет построить храм и установить Божества.

Гуру Махарадж очень обрадовался, когда я рассказал ему об этом. Он говорил: «Уверен, что найти хорошего пуджари для храма, пригласить вайшнавов и устроить большой праздник в честь установления Божеств будет нетрудно. Но каким образом ты будешь кормить Божества потом? Это служение ведь не на два года, оно навечно. Поэтому прежде необходимо подготовить все для того, чтобы поклонение Божествам не прерывалось».

По благословению Гуру Махараджа и благодаря доброжелательному отношению со стороны моих духовных братьев у меня появилось достаточно средств для того, чтобы установить постоянное поклонение Божествам и предложение Им пищи. По указанию Гуру Махараджа и под руководством моих уважаемых духовных братьев мы установили в Хапании Божества Шри Шри Гуру-Гауранга-Радха-Гопинатхаджиу. С тех пор мы ежегодно проводим четыре больших праздника, и каждый день поклоняемся Божествам в соответствии с предписаниями священных книг.

Гуру Махарадж назвал эти Божества Радха-Гопинатхаджиу. Это Имя всегда напоминает нам о Мадхавендре Пурипаде. Мадхавендра Пури был безмерно благословлен Божеством Гопинатхаджиу из Ремуны и Его прасадом – сладким рисом. Гуру Махарадж сказал, что поскольку Божество явилось в Хапании под именем Гопинатхаджиу, необходимо, чтобы каждый день Ему предлагали самую вкусную праманну, сладкий рис.

По милости Гуру Махараджа и преданных в Хапании появился нат-мандир. В этом матхе неустанно служит брат Гуру Махараджа, Шрипад Амар Бабу, вместе со своей семьей. Гуру Махарадж дал здешнему матху название «Шри Чайтанья Сарасват Ашрам», и в нем все до сих пор складывается удачно благодаря стараниям Амара Бабу. Как и в Шри Чайтанья Сарасват Матхе, здесь ежедневно проводятся все службы, преданные и жители окрестных деревень приходят поклониться Гопинатхаджиу. Сотни деревенских жителей собираются здесь во время духовных праздников: Радхаштами и Кришна-Джанмаштами. На Джанмаштами они приходят, чтобы почтить Гопинатхаджиу, и в течение всего дня соблюдают пост. На следующий день после Джанмаштами также большой праздник — Нандотсава, — и в этот день к нам в матх приходит по пять-шесть тысяч человек и все с радостью почитают прасадам. Все сотрудничают с нами, и это замечательно. Благодаря этому служение Гопинатхаджиу и стало таким чудесным. Нас переполняет счастье, потому что мы смогли исполнить желание Гуру Махараджа и организовать служение в этом храме так, как он того хотел. Вы видели сегодня недавно приобретенную нами землю и пруд, который мы назвали Шанти-саровара. Эту землю мы будем возделывать сами. Сюда регулярно приезжают преданные из Шри Чайтанья Сарасват Матха, особенно на праздники: Гаура-пурниму, гуру-пуджу и Джанмаштами. Они с удовольствием наблюдают за служением Гопинатхаджиу, и, отведав Его прасадам, ощущают духовную радость. Так, наше служение здесь становится все совершеннее и совершеннее благодаря доброте и помощи преданных.

Гуру Махарадж трансцендентен, и в священный день его явления мы чтим его так же, как чтим Кришну и Махапрабху. Вчера в Навадвипе мы праздновали день явления Гуру Махараджа, а сегодня я решил устроить праздник в его честь здесь, в Хапании. Так же и Нанда Махарадж устроил праздник на следующий день после рождения Кришны, праздник, который называется Нандотсава. Место рождения Шрилы Гуру Махараджа духовно, и если мы сможем это увидеть, то обретем духовное благо. Это будет исполнением желания возвышенных вайшнавов.

Эта деревня получила название «Хапания», что значит «питьевая вода». Место, в котором есть источник питьевой воды, называется «хапания». «Пания» значит «питьевой». Сегодня мы пили сладкую кокосовую воду. В кокосах, растущих здесь, так много сладкой воды, поэтому место и называется «Хапания».

Когда я посещаю Хапанию, то чувствую себя ребенком, родившимся на этой земле. Возможно, я жил здесь в одной из своих прошлых жизней. Не знаю почему, но, приезжая сюда, я чувствую себя одним из жителей этой деревни. Быть может, потому что меня любят в семье Гуру Махараджа. Впервые я приехал сюда, когда мне было семнадцать лет. Мани Бабу, Амар Бабу и их семьи отнеслись ко мне очень тепло, а сестра Гуру Махараджа, которая сейчас живет в Шри Чайтанья Сарасват Матхе в Навадвипе, приняла меня как родного сына. И я почувствовал себя своим в этой деревне. С тех пор прошло сорок два года, и все это время я бываю здесь постоянно.

Гуру Махарадж меня очень любил, и ему не нравилось, когда меня не было рядом, пусть даже несколько часов. Бывало, когда я отправлялся в Калькутту, Гуру Махарадж отправлял кого-нибудь из преданных на велосипеде по кратчайшей дороге к мосту, чтобы перехватить меня и позвать обратно. «Скажи Говинде Махараджу, пусть возвращается, я плохо себя чувствую». Это случалось достаточно часто. Даже когда у меня в Калькутте было важное дело, он иногда отправлял кого-нибудь за мной на велосипеде с наказом: «Пусть возвращается немедленно». Но всякий раз, когда я собирался ехать в Хапанию, Гуру Махарадж с радостью отпускал меня, даже когда ему нездоровилось. Его настроение менялось и он был очень доволен, что я еду в Хапанию. Вот почему я так привязан к Хапания-дхаме.

После того как в Хапании появились Божества, Гуру Махарадж иногда спрашивал меня перед моим отъездом сюда:

— Куда ты отправляешься?

— В мой матх, — отвечал я.

Гуру Махараджу это очень нравилось, и он, смеясь, говорил:

— Так Хапания — твой матх? Ну, хорошо, поезжай.

Гуру Махарадж всегда радовался, когда я служил Божествам Радха-Гопинатхаджиу, а мне, как и многим моим духовным братьям, все больше и больше хотелось служить Им. Юдхиманью Сева Викрам Прабху и Шрипад Аравинда Лочан Сева Сундар Прабху много делают для служения Хапания Дхаме. Я получаю помощь и от многих других моих духовных братьев. Всякий раз, когда преданные узнают, что их пожертвования направляются в Хапанию, они испытывают радость и удовлетворение.

Здесь ничто не препятствует нашему отдыху. В Калькутте много важных и неотложных дел, да и в Навадвипе я не могу беззаботно жить. Но в Хапании на сердце у меня спокойно. Я приезжаю сюда каждую неделю или раз в две недели, и мне очень нравится бывать здесь, даже если я не могу задержаться надолго.

Теперь и вы побывали в Хапании, в том самом месте, где появился на свет Гуру Махарадж, где вся земля, все звери и птицы, все люди духовны. Даже овощи здесь одухотворены, но чтобы понять это, необходимо обладать духовным видением.

В тот день, когда мы приехали сюда вместе с Гуру Махараджем, он дал небольшую лекцию. Мы сидели под брезентовым навесом на земле, а Гуру Махарадж — на стуле. Он объяснял шлоки. Тогда мне необычайно посчастливилось: я впервые услышал из уст моего Гуру Махараджа одну удивительную шлоку. Гуру Махарадж хотел помочь нам почувствовать в сердце, что мы оказались в святой обители.

йат кин̃ча тр̣н̣агулма-кикат̣амукхам̇
гош̣т̣хе самастам̇ хи тат
сарвва̄ндамайе мукундадайитам̇
лӣла̄нукӯлам̇ парам1

Он сказал нам: «Здесь все духовно и исполнено благодати. Такое видение принесет вам огромное благо. Вам откроется доступ в духовную жизнь и, более того, к служению Шримати Радхарани».

Шрила Гуру Махарадж дал нам свои благословения в тот день, и мы всегда будем помнить об этом. Я попытался в нескольких словах прославить Гуру Махараджа, и знаю: если мне удастся понять смысл этой шлоки, мои молитвы будут услышаны.

Сейчас Божествам предлагают угощение, и после бхога-арати мы с радостью отведаем прасадам от Радха-Гопинатхаджиу, Гиридхариджиу и нашего Гуру Махараджа. Таково мое желание и моя молитва. Почтение вам: жителям Хапании, санньяси, брахмачари и всем остальным.

джайа ом вишнупада парамахамса-паривраджакачарйа-варйа аштоттара-шата-шри шримад бхакти ракшак шридхар дев-госвами махарадж, ки джайа!
тадийа авирбхава-бхуми шрипат хапанийа, ки джайа!
джайа шри шри гуру-гауранга-радха-гопинатхаджиу, ки джайа!
тадийа бхога-арати, ки джайа!
джайа шрипад ананга мохан прабху, ки джайа!
джайа гаури матадеви, ки джайа!
джайа шри упендрачандра видйаратна, ки джайа!
джайа самавета ваишнава-мандала, ки джайа!
самавета бхактавринда, ки джайа!
харинама-санкиртана, ки джайа!
гаура-премананде, хари бол!

 


1 «Я горячо поклоняюсь всем живым существам Враджи, включая траву, кусты, насекомых и птиц, которые исполнены трансцендентного блаженства. Они очень дороги Шри Мукунде и участвуют в Его играх» (Шрила Рагхунатх дас Госвами «Стававали» («Враджа-виласа-става», 102)).



English

All glories to Śrī Śrī Guru and Gaurāṅga

A Day at Hāpāniyā 

A lecture delivered by Oṁ Viṣṇupāda Śrī Śrīla Bhakti Sundar Govinda Dev-Goswāmī Mahārāj

On October, 1989 Advent Festival of Oṁ Viṣṇupāda Śrī Śrīla Bhakti Rakṣak Śrīdhar Dev-Goswāmī Mahārāj

(As published in Śrī Chaitanya Saraswatī, Vol. I, edited by Śrīpād Swarupānanda Prabhu)

 

I offer my obeisances to my respected Godbrothers, Godsisters, and the villagers of Śrī Hāpāniyā. Today we have very happily come to Śrī-Pāṭ Hāpāniyā Dhām. Our destination is Goloka, even if we may not know where Goloka is. However, we must know that the Abode of Goloka has personally become manifest in this world as the Abode of the Divine Master, the residence of the devotees and the Temple where the Deities are worshipped. Today, whether we can perceive it or not, we have arrived in this Holy Place which is non-different from Goloka-Dhām.

Many years ago we brought our Divine Master back here to Hāpāniyā, the place of his Advent. We had a purpose, as also did the residents of this Village; and all wanted to have Guru Mahārāj’s company once again, since so many long years had passed since Guru Mahārāj left his family to accept the renounced order of life, sannyāsa, and went out to preach throughout the whole of India, after which Śrīla Bhakti Siddhānta Saraswati Ṭhākur departed from this mortal world, and Guru Mahārāj remained in Vṛndāvana, Gokula, and Śrī Nabadwip Dhām. His family members, especially his brothers Śrīyukta Maṇi Bābu and Śrīyukta Amar Bābu, tried their level best to bring Guru Mahārāj back to his ‘home town’ Hāpāniyā, but he had no desire to come here and never agreed to their proposal.

Afterwards, on the request of Guru Mahārāj’s Godbrothers, Param-pūjyadpāda Śrīla Jājāvar Mahārāj, Paramahaṁsa Mahārāj, Madhusūdan Mahārāj, etc.—all the Vaiṣṇavas who had much regard and affection for him—Guru Mahārāj finally agreed to come here for a day or two.

My underlying intention through all this was to locate the exact spot where Guru Mahārāj took his birth. I thought that could be indicated only by him personally. No one else could do that because all were younger than him. He was the eldest remaining of all his family members of the village, and furthermore, his memory was the sharpest of all. Therefore I considered that only he could accurately point out the place of his birth.

When Jājāvar Mahārāj and other Godbrothers of Guru Mahārāj, and myself, petitioned Guru Mahārāj to come back here once, Kṛṣṇadās Bābājī Mahārāj also supported our proposal with great enthusiasm. He personally became most eager that Guru Mahārāj should come. Our most revered Śrīyukta Maṇi Bābu and Śrīyukta Amar Bābu were most enthusiastic. Also Śrīyukta Satyen Bābu, Śrīyukta Bon Bābu, and many other distinguished Brāhmaṇas and pious souls of the village and their families—all showed great eagerness. Young and old—everyone, even one elderly Muslim gentleman who lived nearby also expressed his heartfelt wish that Guru Mahārāj might be brought back here once again. In this way, everyone propitiated Guru Mahārāj, and at last he agreed.

A memorable day

When Guru Mahārāj reached here, I requested him to indicate the place of his birth. Guru Mahārāj happily agreed to do so, and the very spot directly before us where Śrī Śrī Guru-Gaurāṅga-Rādhā-Gopīnāthjīu now graciously preside, was indicated by him to be the exact place of his birth.

On that day we collected 6000 rupees for making a small place of worship here, to mark the spot. All the venerable Godbrothers of Śrīla Guru Mahārāj who were present also graciously gave me contributions. Then at the request of Kṛṣṇadās Bābājī Mahārāj, Jājāvar Mahārāj and others, Maṇi Bābu registered a deed and gave it to me for this place. Although it was a very small beginning, I was encouraged very much by the blessings and association of Guru Mahārāj’s brothers and my Godbrothers. Śrīyukta Amar Bābu took full charge of the project, and in a very humble way we tried to make a small temple only for the worship of Guru Mahārāj’s photograph. Originally there was no temple for the Deity, or any Nāṭ-Mandir. Gradually, the devotees became more and more enthused to give contributions, and so after about eight years I thought that with our Guru Mahārāj’s permission it would now be possible to build a temple here and install Deities.

Guru Mahārāj was also very happy to hear that I wanted to install Deities here. He said, “I am sure you will have no problem to engage a good priest, invite the Vaiṣṇavas and hold a grand festival for the installation of the Deities. But after that, how will you feed your Deities? It is not a matter of one or two years—it is an Eternal Service. So first you will have to try to manage for a permanent arrangement for the worship of the Deities.”

Birth of an Āśram

By the blessings of Guru Mahārāj and through the affection of my Godbrothers sufficient facility came to enable me to arrange regular offerings and worship for the Deities. So, taking Guru Mahārāj’s instruction, with the guidance of his honourable Godbrothers we installed the Deities of Śrī Śrī Guru-Gaurāṅga-Rādhā-Gopīnāthjīu. Since then we have held four grand festivals every year, and we continue the daily worship of the Deities according to the Scriptural regulations.

Guru Mahārāj named the Deities Rādhā-Gopīnāthjīu. This name causes us to always remember Mādhavendra Purīpāda. Mādhavendra Purī received the profuse blessings, and sweet rice Prasādam, from Gopīnāthjīu of Remuṇā. So Guru Mahārāj said that since the Deity had manifest Himself here as Gopīnāthjīu, we must arrange very nice Paramānna or sweet rice to offer to Him every day.

Gradually, the Temple and Nāṭ-Mandir has manifested by the blessings of Guru Mahārāj and the affection of the devotees. Along with his family, Guru Mahārāj’s brother, Śrīpād Amar Bābu, constantly serves this Maṭh. Guru Mahārāj named this Maṭh ‘Śrī Chaitanya Sāraswat Āśram,’ and up to the present it is running very happily and perfectly under the guidance of Amar Bābu. As at Śrī Chaitanya Sāraswat Maṭh, all the spiritual functions are carried out every day, and devotees and villagers from far and wide come to see Gopīnāthjīu. Hundreds of villagers come for the festivals like Rādhāṣṭamī and Kṛṣṇa-Janmāṣṭamī. On Janmāṣṭamī they come for worship of Gopīnāthjīu, and they observe fasting the whole day. The next day, for the great festival known as Nandotsava, five to six thousand people attend this Maṭh and happily take Prasādam. They all cooperate with us very nicely. In this way, the Service of Gopīnathjīu has become very glorious. We are also very happy because Guru Mahārāj’s orders to make these Service programmes have become fulfilled. Today, you have also seen the new land we have acquired, and the pond which we have named ‘Śānti-sarovara.’ There, we are now cultivating our own crops. Devotees of Śrī Chaitanya Sāraswat Maṭh now visit here regularly, especially for the Festivals of Gaura-Pūrṇimā, Guru-Pūjā, and Janmāṣṭamī, and they are very happy to see the Service of Gopināthjīu and take His Prasādam, and they feel transcendental ecstasy. Thus our Service is always progressing with the kind assistance of the devotees.

Today so many of you have again attended, and this year my programme is a little different. Guru Mahārāj’s form is transcendental, never mundane, and on the Holy Day of his Advent we worship him in the same way as Lord Kṛṣṇa or Mahāprabhu. Therefore, I thought that after his Appearance Day Festival, which we observed yesterday in Nabadwip, we should hold a Festival here today for Guru Mahārāj in the same way as Nandotsava, the Festival held by Nanda Mahārāj the day after Kṛṣṇa’s Birth. Everything here is transcendental, and if we can have the vision to see this we must be spiritually benefitted. In this way we are trying to fulfill the desire of the exalted Vaiṣṇavas.

The name of this Village is ‘Hāpāniyā,’ which means ‘sweet water’. A place that produces sweet water is called ‘Hāpāniyā’. Pānīya means ‘that which is drinkable.’ Today we have drunk the water from the green coconuts here and experienced their sweetness. Because of these coconuts full of sweet water, this place has been called ‘Hāpāniyā.’

A child of that soil

Another feeling also comes to me when I am in Hāpāniyā, as a child of this village. Perhaps in the past I was a resident of this village. I do not know why, but whenever I come here I feel myself to be a part of this village. Perhaps it is because of the affection of Guru Mahārāj’s family members. I first came here when I was 17 years old. At that time, Maṇi Bābu, Amar Bābu and their families were very affectionate to me and bestowed their blessings upon me; and Guru Mahārāj’s sister, who now lives at Śrī Chaitanya Sāraswat Maṭh in Nabadwip—she accepted me as her son. With so many such things combined, I feel myself to be a boy of this village. Now I have been coming and going to and from this village for about 42 years.

Guru Mahārāj himself was so very affectionate to me, he did not like me to be away from him for even a few hours. Sometimes when I would go to Calcutta, Guru Mahārāj would send a Godbrother by a shortcut on the cycle to the bridge to intercept me and call me back. “Call Govinda Mahārāj back, I am not feeling well.” This happened many times. Sometimes, even if there was very important work in Calcutta, he would send someone to cycle with the order, “Bring him back immediately.” But whenever I had to come here to Hāpāniyā, Guru Mahārāj would always very happily grant me permission. Even if he was not in very good health, his mood would change and he would become very pleased. He always encouraged me to come to Hāpāniyā, but so many times when I had to go to Calcutta, he would call me back. Therefore, I am very attached to Hāpāniyā Dhāṁ.

After the Manifestation of the Deity, when I was about to go to Hāpāniyā, sometimes Guru Mahārāj would ask, “Where are you going?” And I would reply, “I am going to my Maṭh.” Guru Mahārāj would enjoy, and laughing he would say, “Oh, Hāpāniyā is your Maṭh? Alright. You may go.” Guru Mahārāj’s mood was very happy if I served the Deity of Rādhā-Gopīnāthjīu. This is why I have become more and more enthusiastic to serve the Deity. Also, many of my Godbrothers. Especially I can mention that Śrīpād Yudhāmanyu Sevā Vikram Prabhu and Śrīpād Aravinda Lochan Sevā Sundar Prabhu are assisting me very much for the Hāpāniyā Sevā. Many other Godbrothers are also helping. Whenever the devotees hear that their contribution is utilized for Hāpāniyā, their hearts feel peaceful and happy.

We enjoy here very feely. When I am in Calcutta I have heavy responsibilities, and in Chaitanya Sāraswat Maṭh also I am not worry-free. But in Hāpāniyā, I feel much peace at heart. I come here weekly or fortnightly. Although I don’t stay very long, I appreciate being here.

So now you have come to this very place, Hāpāniyā, where Guru Mahārāj manifested himself to the world, where all the trees, all the animals, all the men, women—everything is transcendental. Even all the vegetables are transcendental. But it is necessary to eat with a transcendental body. Otherwise, how can we digest?

That day we came here with Guru Mahārāj, a humble meeting was held here in this very place. As shelter, only a tarpaulin was erected above our heads. We sat on the ground, and Guru Mahārāj sat on a chair. He discussed various ślokas. At that time it was my greatest fortune to hear a special śloka from my Guru Mahārāj for the first time. Guru Mahārāj wanted to inject our hearts with the feeling that we had come to the Holy Abode.

yat kiñca tṛṇagulma-kikaṭamukhaṁ goṣṭhe samastaṁ hi tat
sarvvāndamaye mukundadayitaṁ līlānukūlaṁ param

He told us, “Everything here is transcendental and very auspicious. If you can see in this way, you will be benefitted. You will retrieve your transcendental life, and also, you will attain the Service of Śrīmati Rādhārāṇī.” In this way, Guru Mahārāj gave his blessings to us here on that day, and we always remember that. I have tried to speak a little of the Glories of Guru Mahārāj, for his satisfaction, and I know that if I can see the meaning of his śloka, my prayer must reach its destination very easily.

Now the offering is being made to the Deities. After the Bhogārati we shall happily take the Prasādam of Rādhā-Gopīnāthjīu, Giridhārījīu and our Guru Mahārāj. This is my desire and prayer. My obesiances to you all—the villagers, the Sannyāsins, Brahmacārins, etc.

Jaya Oṁ Viṣṇupāda Paramahaṁsa-parivrācāryyavaryya Aṣṭottara-śata-Śrī Śrīmad Bhakti Rakṣak Śrīdhar Dev-Goswāmī Mahārāj kī jaya!

Tadīya Āvirbhāva-bhūmi Śrīpāḍ Hāpāniyā kī jaya!

Jaya Śrī Śrī Guru-Gaurāṅga-Rādhā-Gopīnāthjīu kī jaya!

Tadīya Bhogārati kī jaya!

Jaya Śrīpād Anaṅga Mohan Prabhu kī jaya!

Jaya Gaurī Mātādevī kī jaya!

Jaya Śrī Upendrachandra Vidyāratna kī jaya!

Jaya samaveta Vaiṣṇava-maṇḍala kī jaya!

Samaveta Bhaktavṛnda kī jaya!

Harināma-saṅkīrttana kī jaya!

Gaura-premānande Hari bol!




←  “Hapaniya Festival, the day after Srila Guru Maharaj’s Vyasa Puja.” Srila B. S. Govinda Dev-Goswami Maharaj. 24 October 1989. Hapaniya, India ·• Архив новостей •· «Духовный учитель». Шрила Б. С. Говинда Дев-Госвами Махарадж. 1996 год. Новая Зеландия →
Russian

 Шрила Бхакти Сундар Говинда Дев-Госвами Махарадж

День в Хапании

(глава из книги «Поток вдохновения»)

 

Я выражаю почтение моим уважаемым духовным братьям и сестрам, а также жителям Шри Хапании. Сегодня мы в радостном расположении духа прибыли в Шрипат Хапания Дхаму. Цель наших духовных исканий – Голока, даже если мы и не знаем, где она находится. Однако Голока сама низошла в наш мир, став обителью нашего духовного наставника, приютом для преданных и храмом, в котором они поклоняются Божествам. Сознаем мы это или нет, но сегодняшний день мы проводим в святом месте, неотличном от Голока Дхамы.

Много лет назад мы приехали с нашим духовным наставником [Шрилой Б. Р. Шридхаром Дев-Госвами Махараджем] сюда, в Хапанию, место его явления. У нас была своя цель, как и у жителей этой деревни. Они хотели еще раз оказаться в обществе Шрилы Гуру Махараджа, ведь прошло столько времени с тех пор, как он оставил семью, чтобы дать обет санньясы, отречения от мира, и отправиться проповедовать по всей Индии. А после того, как Шрила Бхактисиддханта Сарасвати Тхакур оставил этот бренный мир, Гуру Махарадж жил во Вриндаване, Гокуле и в Шри Навадвип Дхаме. Родственники Гуру Махараджа, особенно его братья Шриюкта Мани Бабу и Шриюкта Амар Бабу, постоянно приглашали его вернуться домой, в Хапанию, но он не хотел возвращаться и на все их предложения отвечал отказом.

Только после того, как духовные братья Гуру Махараджа: Парама-пуджьядпада Шрила Джаджавар Махарадж, Парамахамса Махарадж, Мадхусудан Махарадж и другие вайшнавы, которые очень чтили и любили его, попросили Гуру Махараджа навестить Хапанию, он согласился и приехал сюда на пару дней.

Я же хотел узнать, в каком именно месте родился Гуру Махарадж. Я думал, что только он сам мог его показать. Никто другой этого не мог сделать, поскольку он был самым старшим. Все члены его семьи, жившие тогда в Хапании, были моложе его, и, кроме того, память у него была намного острее, чем у других. Поэтому я думал, что только он может в точности указать место своего рождения.

Когда Джаджавар Махарадж и другие духовные братья Гуру Махараджа вместе со мной стали просить его хотя бы еще раз посетить Хапанию, нас горячо поддержал Кришнадас Бабаджи Махарадж. Он больше всех хотел, чтобы Гуру Махарадж приехал сюда. Глубокоуважаемые нами Шриюкта Мани Бабу и Шриюкта Амар Бабу сгорали от желания снова увидеть Гуру Махараджа в Хапании. Его с нетерпением ждали Шриюкта Сатьен Бабу, Шриюкта Бон Бабу и другие уважаемые брахманы и добродетельные души, жившие в этой деревне, а также их семьи. Все – и стар, и млад, даже один почтенный мусульманин, живший неподалеку, – выражали горячее желание снова увидеть Гуру Махараджа в Хапании. Окружающие с таким энтузиазмом просили об этом Гуру Махараджа, что тот, наконец, согласился.

Когда Гуру Махарадж приехал сюда, я попросил его указать место, где он родился. Он с радостью согласился и указал на то место, откуда теперь осеняют нас Своей милостью Шри Шри Гуру-Гауранга-Радха-Гопинатхаджиу.

В тот день мы собрали шесть тысяч рупий, чтобы установить здесь небольшой алтарь и таким образом обозначить это место. Все присутствовавшие высокочтимые духовные братья Шрилы Гуру Махараджа: Кришнадас Бабаджи Махарадж, Джаджавар Махарадж и другие, а также Мани Бабу, подписали купчую на эту землю и передали ее мне. Это было весьма скромное начало и все же благословения духовных братьев Гуру Махараджа и моих духовных братьев, а также общение с ними, очень меня воодушевили. Шриюкта Амар Бабу взял на себя руководство этим проектом, и мы со всем смирением стали прикладывать усилия к тому, чтобы построить здесь небольшой храм, где мы могли бы поклоняться изображению Гуру Махараджа. Никакого храма для поклонения Божествам, нат-мандира, изначально строить не предполагалось. Но преданные стали все больше и больше жертвовать и во всем нам помогать, и лет через восемь я решил, что, если Гуру Махарадж позволит, здесь можно будет построить храм и установить Божества.

Гуру Махарадж очень обрадовался, когда я рассказал ему об этом. Он говорил: «Уверен, что найти хорошего пуджари для храма, пригласить вайшнавов и устроить большой праздник в честь установления Божеств будет нетрудно. Но каким образом ты будешь кормить Божества потом? Это служение ведь не на два года, оно навечно. Поэтому прежде необходимо подготовить все для того, чтобы поклонение Божествам не прерывалось».

По благословению Гуру Махараджа и благодаря доброжелательному отношению со стороны моих духовных братьев у меня появилось достаточно средств для того, чтобы установить постоянное поклонение Божествам и предложение Им пищи. По указанию Гуру Махараджа и под руководством моих уважаемых духовных братьев мы установили в Хапании Божества Шри Шри Гуру-Гауранга-Радха-Гопинатхаджиу. С тех пор мы ежегодно проводим четыре больших праздника, и каждый день поклоняемся Божествам в соответствии с предписаниями священных книг.

Гуру Махарадж назвал эти Божества Радха-Гопинатхаджиу. Это Имя всегда напоминает нам о Мадхавендре Пурипаде. Мадхавендра Пури был безмерно благословлен Божеством Гопинатхаджиу из Ремуны и Его прасадом – сладким рисом. Гуру Махарадж сказал, что поскольку Божество явилось в Хапании под именем Гопинатхаджиу, необходимо, чтобы каждый день Ему предлагали самую вкусную праманну, сладкий рис.

По милости Гуру Махараджа и преданных в Хапании появился нат-мандир. В этом матхе неустанно служит брат Гуру Махараджа, Шрипад Амар Бабу, вместе со своей семьей. Гуру Махарадж дал здешнему матху название «Шри Чайтанья Сарасват Ашрам», и в нем все до сих пор складывается удачно благодаря стараниям Амара Бабу. Как и в Шри Чайтанья Сарасват Матхе, здесь ежедневно проводятся все службы, преданные и жители окрестных деревень приходят поклониться Гопинатхаджиу. Сотни деревенских жителей собираются здесь во время духовных праздников: Радхаштами и Кришна-Джанмаштами. На Джанмаштами они приходят, чтобы почтить Гопинатхаджиу, и в течение всего дня соблюдают пост. На следующий день после Джанмаштами также большой праздник – Нандотсава, – и в этот день к нам в матх приходит по пять-шесть тысяч человек и все с радостью почитают прасадам. Все сотрудничают с нами, и это замечательно. Благодаря этому служение Гопинатхаджиу и стало таким чудесным. Нас переполняет счастье, потому что мы смогли исполнить желание Гуру Махараджа и организовать служение в этом храме так, как он того хотел. Вы видели сегодня недавно приобретенную нами землю и пруд, который мы назвали Шанти-саровара. Эту землю мы будем возделывать сами. Сюда регулярно приезжают преданные из Шри Чайтанья Сарасват Матха, особенно на праздники: Гаура-пурниму, гуру-пуджу и Джанмаштами. Они с удовольствием наблюдают за служением Гопинатхаджиу, и, отведав Его прасадам, ощущают духовную радость. Так, наше служение здесь становится все совершеннее и совершеннее благодаря доброте и помощи преданных.

Гуру Махарадж трансцендентен, и в священный день его явления мы чтим его так же, как чтим Кришну и Махапрабху. Вчера в Навадвипе мы праздновали день явления Гуру Махараджа, а сегодня я решил устроить праздник в его честь здесь, в Хапании. Так же и Нанда Махарадж устроил праздник на следующий день после рождения Кришны, праздник, который называется Нандотсава. Место рождения Шрилы Гуру Махараджа духовно, и если мы сможем это увидеть, то обретем духовное благо. Это будет исполнением желания возвышенных вайшнавов.

Эта деревня получила название «Хапания», что значит «питьевая вода». Место, в котором есть источник питьевой воды, называется «хапания». «Пания» значит «питьевой». Сегодня мы пили сладкую кокосовую воду. В кокосах, растущих здесь, так много сладкой воды, поэтому место и называется «Хапания».

Когда я посещаю Хапанию, то чувствую себя ребенком, родившимся на этой земле. Возможно, я жил здесь в одной из своих прошлых жизней. Не знаю почему, но, приезжая сюда, я чувствую себя одним из жителей этой деревни. Быть может, потому что меня любят в семье Гуру Махараджа. Впервые я приехал сюда, когда мне было семнадцать лет. Мани Бабу, Амар Бабу и их семьи отнеслись ко мне очень тепло, а сестра Гуру Махараджа, которая сейчас живет в Шри Чайтанья Сарасват Матхе в Навадвипе, приняла меня как родного сына. И я почувствовал себя своим в этой деревне. С тех пор прошло сорок два года, и все это время я бываю здесь постоянно.

Гуру Махарадж меня очень любил, и ему не нравилось, когда меня не было рядом, пусть даже несколько часов. Бывало, когда я отправлялся в Калькутту, Гуру Махарадж отправлял кого-нибудь из преданных на велосипеде по кратчайшей дороге к мосту, чтобы перехватить меня и позвать обратно. «Скажи Говинде Махараджу, пусть возвращается, я плохо себя чувствую». Это случалось достаточно часто. Даже когда у меня в Калькутте было важное дело, он иногда отправлял кого-нибудь за мной на велосипеде с наказом: «Пусть возвращается немедленно». Но всякий раз, когда я собирался ехать в Хапанию, Гуру Махарадж с радостью отпускал меня, даже когда ему нездоровилось. Его настроение менялось и он был очень доволен, что я еду в Хапанию. Вот почему я так привязан к Хапания-дхаме.

После того как в Хапании появились Божества, Гуру Махарадж иногда спрашивал меня перед моим отъездом сюда:

– Куда ты отправляешься?

– В мой матх, – отвечал я.

Гуру Махараджу это очень нравилось, и он, смеясь, говорил:

– Так Хапания – твой матх? Ну, хорошо, поезжай.

Гуру Махарадж всегда радовался, когда я служил Божествам Радха-Гопинатхаджиу, а мне, как и многим моим духовным братьям, все больше и больше хотелось служить Им. Юдхиманью Сева Викрам Прабху и Шрипад Аравинда Лочан Сева Сундар Прабху много делают для служения Хапания Дхаме. Я получаю помощь и от многих других моих духовных братьев. Всякий раз, когда преданные узнают, что их пожертвования направляются в Хапанию, они испытывают радость и удовлетворение.

Здесь ничто не препятствует нашему отдыху. В Калькутте много важных и неотложных дел, да и в Навадвипе я не могу беззаботно жить. Но в Хапании на сердце у меня спокойно. Я приезжаю сюда каждую неделю или раз в две недели, и мне очень нравится бывать здесь, даже если я не могу задержаться надолго.

Теперь и вы побывали в Хапании, в том самом месте, где появился на свет Гуру Махарадж, где вся земля, все звери и птицы, все люди духовны. Даже овощи здесь одухотворены, но чтобы понять это, необходимо обладать духовным видением.

В тот день, когда мы приехали сюда вместе с Гуру Махараджем, он дал небольшую лекцию. Мы сидели под брезентовым навесом на земле, а Гуру Махарадж – на стуле. Он объяснял шлоки. Тогда мне необычайно посчастливилось: я впервые услышал из уст моего Гуру Махараджа одну удивительную шлоку. Гуру Махарадж хотел помочь нам почувствовать в сердце, что мы оказались в святой обители.

йат кин̃ча тр̣н̣агулма-кикат̣амукхам̇
гош̣т̣хе самастам̇ хи тат
сарвва̄ндамайе мукундадайитам̇
лӣла̄нукӯлам̇ парам1

Он сказал нам: «Здесь все духовно и исполнено благодати. Такое видение принесет вам огромное благо. Вам откроется доступ в духовную жизнь и, более того, к служению Шримати Радхарани».

Шрила Гуру Махарадж дал нам свои благословения в тот день, и мы всегда будем помнить об этом. Я попытался в нескольких словах прославить Гуру Махараджа, и знаю: если мне удастся понять смысл этой шлоки, мои молитвы будут услышаны.

Сейчас Божествам предлагают угощение, и после бхога-арати мы с радостью отведаем прасадам от Радха-Гопинатхаджиу, Гиридхариджиу и нашего Гуру Махараджа. Таково мое желание и моя молитва. Почтение вам: жителям Хапании, санньяси, брахмачари и всем остальным.

джайа ом вишнупада парамахамса-паривраджакачарйа-варйа аштоттара-шата-шри шримад бхакти ракшак шридхар дев-госвами махарадж, ки джайа!
тадийа авирбхава-бхуми шрипат хапанийа, ки джайа!
джайа шри шри гуру-гауранга-радха-гопинатхаджиу, ки джайа!
тадийа бхога-арати, ки джайа!
джайа шрипад ананга мохан прабху, ки джайа!
джайа гаури матадеви, ки джайа!
джайа шри упендрачандра видйаратна, ки джайа!
джайа самавета ваишнава-мандала, ки джайа!
самавета бхактавринда, ки джайа!
харинама-санкиртана, ки джайа!
гаура-премананде, хари бол!

 


1 «Я горячо поклоняюсь всем живым существам Враджи, включая траву, кусты, насекомых и птиц, которые исполнены трансцендентного блаженства. Они очень дороги Шри Мукунде и участвуют в Его играх» (Шрила Рагхунатх дас Госвами «Стававали» («Враджа-виласа-става», 102)).



English

All glories to Śrī Śrī Guru and Gaurāṅga

A Day at Hāpāniyā 

A lecture delivered by Oṁ Viṣṇupāda Śrī Śrīla Bhakti Sundar Govinda Dev-Goswāmī Mahārāj

On October, 1989 Advent Festival of Oṁ Viṣṇupāda Śrī Śrīla Bhakti Rakṣak Śrīdhar Dev-Goswāmī Mahārāj

(As published in Śrī Chaitanya Saraswatī, Vol. I, edited by Śrīpād Swarupānanda Prabhu)

 

I offer my obeisances to my respected Godbrothers, Godsisters, and the villagers of Śrī Hāpāniyā. Today we have very happily come to Śrī-Pāṭ Hāpāniyā Dhām. Our destination is Goloka, even if we may not know where Goloka is. However, we must know that the Abode of Goloka has personally become manifest in this world as the Abode of the Divine Master, the residence of the devotees and the Temple where the Deities are worshipped. Today, whether we can perceive it or not, we have arrived in this Holy Place which is non-different from Goloka-Dhām.

Many years ago we brought our Divine Master back here to Hāpāniyā, the place of his Advent. We had a purpose, as also did the residents of this Village; and all wanted to have Guru Mahārāj’s company once again, since so many long years had passed since Guru Mahārāj left his family to accept the renounced order of life, sannyāsa, and went out to preach throughout the whole of India, after which Śrīla Bhakti Siddhānta Saraswati Ṭhākur departed from this mortal world, and Guru Mahārāj remained in Vṛndāvana, Gokula, and Śrī Nabadwip Dhām. His family members, especially his brothers Śrīyukta Maṇi Bābu and Śrīyukta Amar Bābu, tried their level best to bring Guru Mahārāj back to his ‘home town’ Hāpāniyā, but he had no desire to come here and never agreed to their proposal.

Afterwards, on the request of Guru Mahārāj’s Godbrothers, Param-pūjyadpāda Śrīla Jājāvar Mahārāj, Paramahaṁsa Mahārāj, Madhusūdan Mahārāj, etc.—all the Vaiṣṇavas who had much regard and affection for him—Guru Mahārāj finally agreed to come here for a day or two.

My underlying intention through all this was to locate the exact spot where Guru Mahārāj took his birth. I thought that could be indicated only by him personally. No one else could do that because all were younger than him. He was the eldest remaining of all his family members of the village, and furthermore, his memory was the sharpest of all. Therefore I considered that only he could accurately point out the place of his birth.

When Jājāvar Mahārāj and other Godbrothers of Guru Mahārāj, and myself, petitioned Guru Mahārāj to come back here once, Kṛṣṇadās Bābājī Mahārāj also supported our proposal with great enthusiasm. He personally became most eager that Guru Mahārāj should come. Our most revered Śrīyukta Maṇi Bābu and Śrīyukta Amar Bābu were most enthusiastic. Also Śrīyukta Satyen Bābu, Śrīyukta Bon Bābu, and many other distinguished Brāhmaṇas and pious souls of the village and their families—all showed great eagerness. Young and old—everyone, even one elderly Muslim gentleman who lived nearby also expressed his heartfelt wish that Guru Mahārāj might be brought back here once again. In this way, everyone propitiated Guru Mahārāj, and at last he agreed.

A memorable day

When Guru Mahārāj reached here, I requested him to indicate the place of his birth. Guru Mahārāj happily agreed to do so, and the very spot directly before us where Śrī Śrī Guru-Gaurāṅga-Rādhā-Gopīnāthjīu now graciously preside, was indicated by him to be the exact place of his birth.

On that day we collected 6000 rupees for making a small place of worship here, to mark the spot. All the venerable Godbrothers of Śrīla Guru Mahārāj who were present also graciously gave me contributions. Then at the request of Kṛṣṇadās Bābājī Mahārāj, Jājāvar Mahārāj and others, Maṇi Bābu registered a deed and gave it to me for this place. Although it was a very small beginning, I was encouraged very much by the blessings and association of Guru Mahārāj’s brothers and my Godbrothers. Śrīyukta Amar Bābu took full charge of the project, and in a very humble way we tried to make a small temple only for the worship of Guru Mahārāj’s photograph. Originally there was no temple for the Deity, or any Nāṭ-Mandir. Gradually, the devotees became more and more enthused to give contributions, and so after about eight years I thought that with our Guru Mahārāj’s permission it would now be possible to build a temple here and install Deities.

Guru Mahārāj was also very happy to hear that I wanted to install Deities here. He said, “I am sure you will have no problem to engage a good priest, invite the Vaiṣṇavas and hold a grand festival for the installation of the Deities. But after that, how will you feed your Deities? It is not a matter of one or two years—it is an Eternal Service. So first you will have to try to manage for a permanent arrangement for the worship of the Deities.”

Birth of an Āśram

By the blessings of Guru Mahārāj and through the affection of my Godbrothers sufficient facility came to enable me to arrange regular offerings and worship for the Deities. So, taking Guru Mahārāj’s instruction, with the guidance of his honourable Godbrothers we installed the Deities of Śrī Śrī Guru-Gaurāṅga-Rādhā-Gopīnāthjīu. Since then we have held four grand festivals every year, and we continue the daily worship of the Deities according to the Scriptural regulations.

Guru Mahārāj named the Deities Rādhā-Gopīnāthjīu. This name causes us to always remember Mādhavendra Purīpāda. Mādhavendra Purī received the profuse blessings, and sweet rice Prasādam, from Gopīnāthjīu of Remuṇā. So Guru Mahārāj said that since the Deity had manifest Himself here as Gopīnāthjīu, we must arrange very nice Paramānna or sweet rice to offer to Him every day.

Gradually, the Temple and Nāṭ-Mandir has manifested by the blessings of Guru Mahārāj and the affection of the devotees. Along with his family, Guru Mahārāj’s brother, Śrīpād Amar Bābu, constantly serves this Maṭh. Guru Mahārāj named this Maṭh ‘Śrī Chaitanya Sāraswat Āśram,’ and up to the present it is running very happily and perfectly under the guidance of Amar Bābu. As at Śrī Chaitanya Sāraswat Maṭh, all the spiritual functions are carried out every day, and devotees and villagers from far and wide come to see Gopīnāthjīu. Hundreds of villagers come for the festivals like Rādhāṣṭamī and Kṛṣṇa-Janmāṣṭamī. On Janmāṣṭamī they come for worship of Gopīnāthjīu, and they observe fasting the whole day. The next day, for the great festival known as Nandotsava, five to six thousand people attend this Maṭh and happily take Prasādam. They all cooperate with us very nicely. In this way, the Service of Gopīnathjīu has become very glorious. We are also very happy because Guru Mahārāj’s orders to make these Service programmes have become fulfilled. Today, you have also seen the new land we have acquired, and the pond which we have named ‘Śānti-sarovara.’ There, we are now cultivating our own crops. Devotees of Śrī Chaitanya Sāraswat Maṭh now visit here regularly, especially for the Festivals of Gaura-Pūrṇimā, Guru-Pūjā, and Janmāṣṭamī, and they are very happy to see the Service of Gopināthjīu and take His Prasādam, and they feel transcendental ecstasy. Thus our Service is always progressing with the kind assistance of the devotees.

Today so many of you have again attended, and this year my programme is a little different. Guru Mahārāj’s form is transcendental, never mundane, and on the Holy Day of his Advent we worship him in the same way as Lord Kṛṣṇa or Mahāprabhu. Therefore, I thought that after his Appearance Day Festival, which we observed yesterday in Nabadwip, we should hold a Festival here today for Guru Mahārāj in the same way as Nandotsava, the Festival held by Nanda Mahārāj the day after Kṛṣṇa’s Birth. Everything here is transcendental, and if we can have the vision to see this we must be spiritually benefitted. In this way we are trying to fulfill the desire of the exalted Vaiṣṇavas.

The name of this Village is ‘Hāpāniyā,’ which means ‘sweet water’. A place that produces sweet water is called ‘Hāpāniyā’. Pānīya means ‘that which is drinkable.’ Today we have drunk the water from the green coconuts here and experienced their sweetness. Because of these coconuts full of sweet water, this place has been called ‘Hāpāniyā.’

A child of that soil

Another feeling also comes to me when I am in Hāpāniyā, as a child of this village. Perhaps in the past I was a resident of this village. I do not know why, but whenever I come here I feel myself to be a part of this village. Perhaps it is because of the affection of Guru Mahārāj’s family members. I first came here when I was 17 years old. At that time, Maṇi Bābu, Amar Bābu and their families were very affectionate to me and bestowed their blessings upon me; and Guru Mahārāj’s sister, who now lives at Śrī Chaitanya Sāraswat Maṭh in Nabadwip—she accepted me as her son. With so many such things combined, I feel myself to be a boy of this village. Now I have been coming and going to and from this village for about 42 years.

Guru Mahārāj himself was so very affectionate to me, he did not like me to be away from him for even a few hours. Sometimes when I would go to Calcutta, Guru Mahārāj would send a Godbrother by a shortcut on the cycle to the bridge to intercept me and call me back. “Call Govinda Mahārāj back, I am not feeling well.” This happened many times. Sometimes, even if there was very important work in Calcutta, he would send someone to cycle with the order, “Bring him back immediately.” But whenever I had to come here to Hāpāniyā, Guru Mahārāj would always very happily grant me permission. Even if he was not in very good health, his mood would change and he would become very pleased. He always encouraged me to come to Hāpāniyā, but so many times when I had to go to Calcutta, he would call me back. Therefore, I am very attached to Hāpāniyā Dhāṁ.

After the Manifestation of the Deity, when I was about to go to Hāpāniyā, sometimes Guru Mahārāj would ask, “Where are you going?” And I would reply, “I am going to my Maṭh.” Guru Mahārāj would enjoy, and laughing he would say, “Oh, Hāpāniyā is your Maṭh? Alright. You may go.” Guru Mahārāj’s mood was very happy if I served the Deity of Rādhā-Gopīnāthjīu. This is why I have become more and more enthusiastic to serve the Deity. Also, many of my Godbrothers. Especially I can mention that Śrīpād Yudhāmanyu Sevā Vikram Prabhu and Śrīpād Aravinda Lochan Sevā Sundar Prabhu are assisting me very much for the Hāpāniyā Sevā. Many other Godbrothers are also helping. Whenever the devotees hear that their contribution is utilized for Hāpāniyā, their hearts feel peaceful and happy.

We enjoy here very feely. When I am in Calcutta I have heavy responsibilities, and in Chaitanya Sāraswat Maṭh also I am not worry-free. But in Hāpāniyā, I feel much peace at heart. I come here weekly or fortnightly. Although I don’t stay very long, I appreciate being here.

So now you have come to this very place, Hāpāniyā, where Guru Mahārāj manifested himself to the world, where all the trees, all the animals, all the men, women—everything is transcendental. Even all the vegetables are transcendental. But it is necessary to eat with a transcendental body. Otherwise, how can we digest?

That day we came here with Guru Mahārāj, a humble meeting was held here in this very place. As shelter, only a tarpaulin was erected above our heads. We sat on the ground, and Guru Mahārāj sat on a chair. He discussed various ślokas. At that time it was my greatest fortune to hear a special śloka from my Guru Mahārāj for the first time. Guru Mahārāj wanted to inject our hearts with the feeling that we had come to the Holy Abode.

yat kiñca tṛṇagulma-kikaṭamukhaṁ goṣṭhe samastaṁ hi tat
sarvvāndamaye mukundadayitaṁ līlānukūlaṁ param

He told us, “Everything here is transcendental and very auspicious. If you can see in this way, you will be benefitted. You will retrieve your transcendental life, and also, you will attain the Service of Śrīmati Rādhārāṇī.” In this way, Guru Mahārāj gave his blessings to us here on that day, and we always remember that. I have tried to speak a little of the Glories of Guru Mahārāj, for his satisfaction, and I know that if I can see the meaning of his śloka, my prayer must reach its destination very easily.

Now the offering is being made to the Deities. After the Bhogārati we shall happily take the Prasādam of Rādhā-Gopīnāthjīu, Giridhārījīu and our Guru Mahārāj. This is my desire and prayer. My obesiances to you all—the villagers, the Sannyāsins, Brahmacārins, etc.

Jaya Oṁ Viṣṇupāda Paramahaṁsa-parivrācāryyavaryya Aṣṭottara-śata-Śrī Śrīmad Bhakti Rakṣak Śrīdhar Dev-Goswāmī Mahārāj kī jaya!

Tadīya Āvirbhāva-bhūmi Śrīpāḍ Hāpāniyā kī jaya!

Jaya Śrī Śrī Guru-Gaurāṅga-Rādhā-Gopīnāthjīu kī jaya!

Tadīya Bhogārati kī jaya!

Jaya Śrīpād Anaṅga Mohan Prabhu kī jaya!

Jaya Gaurī Mātādevī kī jaya!

Jaya Śrī Upendrachandra Vidyāratna kī jaya!

Jaya samaveta Vaiṣṇava-maṇḍala kī jaya!

Samaveta Bhaktavṛnda kī jaya!

Harināma-saṅkīrttana kī jaya!

Gaura-premānande Hari bol!


Главная | Миссия | Учение | Библиотека | Контактная информация
Пожертвования