«Единство в многообразии». Шрила Б. Р. Шридхар Дев-Госвами Махарадж. 29 сентября 1982 года. Навадвипа Дхама, Индия | “Unity in Diversity.” Srila B. R. Sridhar Dev-Goswami Maharaj. 29 September 1982. Navadwip Dham, India


Russian

Шрила Бхакти Ракшак Шридхар Дев-Госвами Махарадж 

Единство в многообразии

(29 сентября 1982 года. Навадвипа Дхама, Индия)

http://www.gaudiyadarshan.ru/features/arkhiv/edinstvo-v-mnogoobrazii.html

Шрила Гуру Махарадж рассказывает о красоте конкуренции и независимости —
явлений, которые служат неотъемлемыми характеристиками бытия.

 

Ученик: Как можем мы сохранять единство в многообразии и при этом поддерживать интенсивность наших усилий?

Шрила Шридхар Махарадж: Единство и многообразие присутствуют в изначальной системе, анвайат итаратах̣: существуют прямой и косвенный процессы. Во Вриндаване такое же положение вещей — подобный «партийный дух». Иначе не может быть, и это не только не предосудительно, но необходимо в органическом целом. Тезис, антитезис, синтез: это сама природа всего творения. Мы можем думать, что оппозиционная партия в парламенте препятствует бесперебойной работе ведущей политической силы, но, рассматривая ситуацию непредвзято, можно понять, что это не так — скорее, существование оппозиции является благом, поскольку она побуждает партию большинства вести себя с большей осмотрительностью; оппозиция делает работу парламента более энергичной. Таким образом, не предполагается, что оппозицию следует свести к минимуму и уничтожить — она способствует тому, что все члены парламента работают с большей энергичностью и усердием.

Киртан лучше смарана, медитации. Почему? Есть оппозиция, и мы автоматически должны собраться с силами, чтобы одолеть оппозицию, переубедить ее. Хотя в смаране отсутствуют внешние возмущения, степень интенсивности, с которой мы совершаем ее, может быть меньшей. Когда мы вовлечены в киртан, то неизбежно вынуждены всеми имеющимися у нас силами противодействовать враждебным обстоятельствам.

В эпоху Кали рекомендуется тактика «атака в ответ на атаку». Вовсе не так, что одна лишь оборона поможет нам во всех обстоятельствах. Когда мы переходим в атаку, то непременно должны прилагать к этому все имеющиеся у нас силы. Таким образом, оппозиция имеет законное право на существование, и хотя порой мы считаем, что она нежелательна, объективно говоря, она считается необходимой и вносит свой положительный вклад: негативное начало необходимо, чтобы упрочить позиции позитивного начала. Мы должны понять этот фундаментальный принцип и задуматься над тем, почему и каким образом это так. Этот принцип существует, и как он оправдан? Мы должны понять это, дабы обрести внутреннюю гармонию.

Существует Кришна, и существует майя. Даже в личном гареме Кришны присутствуют разные группы: группа Радхарани, группа Чандравали и те, кто стоит между ними. Подобное положение вещей необходимо для усиления Его лилы. Все эти реалии порождает Йога-майя. В этом нет изъяна: подобная оппозиция — необходимая часть даже высочайшего измерения бытия. Таким образом, мы можем понять природу единства в разнообразии.

Многообразие, или оппозиция, играет законную роль. Посмотрите на ветки дерева. Каждая ветка стремится выпить из ствола как можно больше сока. Тем не менее все ветки также помогают друг другу во многих случаях. Стало быть, единство в многообразии присутствует в самой природе. Мы должны понять, как подобное положение вещей благотворно для нас.

В органическом целом происходит конкуренция. Мозг использует одну восьмую часть всей крови в теле. Столь малая часть общей массы тела требует такого большого количества пищи; никакая другая часть тела не получает такого количества крови. Таким образом, существует высокое и низкое, важное и менее важное; они есть и борются между собой за право получать пищу из общей кладовой. Тем не менее в целом они дружественны по отношению друг к другу. Мы не можем жить лишь мозгом, пренебрегая стопами и другими частями тела. В органическом целом все имеет место быть; каждая часть совершает возложенное на нее служение и является необходимой частью целого.

Господь не может существовать без преданных. Отец немыслим без сына. Чтобы существовали люди щедрые, необходим кто-то, кому можно являть щедрость. Существование великодушия требует наличия кого-то, к кому можно обратить жалость. Таким образом, все находится в относительном положении: любая реалия зависит, в смысле своего существования, от иных реалий.

‘патита-па̄вана’ на̄мера са̄кш̣ӣ дуи бха̄и

(«Шри Чайтанья-чаритамрита», Ади-лила, 10.120)

Существование таких злодеев и демонов, как Джагай и Мадхай, необходимо, чтобы усилить красоту лилы Махапрабху. Схожим образом Иуда нужен для того, чтобы продемонстрировать великодушие Иисуса.

Недавно у меня родилась следующая мысль в связи с Иудой. Когда Иисус шел по дороге, неся на плечах крест, а по обеим сторонам дороги толпился народ, в толпе был и Иуда. Иисус шел со склоненной головой и с крестом на плечах, внезапно он поднял голову и посмотрел прямо в лицо Иуде. Мы не знаем, как он сумел понять, что Иуда был в толпе, поскольку шел с поникшей головой, но когда достиг того места, где стоял Иуда, то неожиданно посмотрел Иуде в глаза так, что тот обезумел и убежал. Подкупленный Иуда предал Иисуса, но после взгляда Иисуса он выбросил полученные деньги и взмолился о прощении. Он почувствовал: «Я величайший предатель. Что я наделал? Я совершил самое отвратительное деяние».

Подобная мысль возникла у него. Что же он увидел во взгляде Иисуса? Новая идея родилась у меня в этой связи; я не знаю, комментировали ли другие этот эпизод, подобно мне[1]. Я подумал, что во взгляде Христа отнюдь не читалось: «Ты сыграл роль предателя, ты совершил предательство». То не был подобный взгляд; в нем не было мстительности. Скорее, своим взглядом Христос сказал: «Иуда, ты вовсе не используешь меня в своих целях. Напротив, это я использую тебя, чтобы высоко поднять мой стяг; я буду вечно использовать тебя и твое имя. Поэтому я обязан тебе, мой друг». Подобное послание Иуда обнаружил во взоре Иисуса — великую благодарность в свой адрес.

Иуда почувствовал: «Я поступил с ним дурно, но в его взоре читается благодарность. Как это возможно?» Существует японский боевой стиль, именуемый джиу-джитсу, в котором неистово атакующий побеждается безо всякого сопротивления со стороны противника. Рассматриваемый эпизод подобен этому. Иуда обезумел, видя, что Иисус в высшей степени ему благодарен. Иуда сумел прочитать это в очах Иисуса: «Иуда, я буду вечно тебя использовать. Ты станешь доказывать мою правоту. Ты был использован в интересах столь великого дела. Я использовал тебя и навеки лишил доброго имени, и потому я в высшей степени тебе обязан, мой друг. Пожалуйста, прости меня. Прости мне мой поступок». Понимая, что хочет сказать Христос, Иуда обезумел, осознав, что Христос может быть столь любящим, добрым и благодарным по отношению к нему, предателю. Иуда не смог оставаться там, в толпе. Он, словно безумец, убежал, чтобы искупить свой поступок.



1  Любопытно, что догадка Шрилы Шридхара Махараджа верна: на заре христианства существовали течения, последователи которых давали евангельскому эпизоду предательства Иисуса Иудой аналогичную трактовку. Его размышления — это его собственная оригинальная гипотеза, поскольку он едва ли был знаком с христианским гностицизмом, а Евангелие Иуды (см. ниже) было опубликовано в переводе на английский язык лишь в 2006 году.

Так, существовала группа гностиков-каинитов, обладавших Евангелием Иуды, в котором Иуда был описан не как предатель, а как лучший из учеников. Каиниты прославляли Иуду как сознательного сотрудника в деле спасения, когда Иисуса было необходимо предать архонту (злому правителю) мира сего ради окончательной победы над этим архонтом. С другой стороны, Иуду почитали за то, что он не позволил Иисусу раскрыть слишком много тайн.

В свитках Евангелия от Иуды (второй или третий века от Рождества Христова) содержатся две ключевые идеи: сотворение мира ангелами и спасительная роль предательства Христа Иудой. Иисус заключает договор с Иудой, который становится не предателем, а мучеником и героем. Спаситель выделяет этого ученика и ему поверяет важнейшие тайны, в том числе своего распятия и судьбы самого Иуды: «Ты будешь проклят потомками и станешь повелевать ими».

Доступная для прочтения часть текста евангелия сообщает: Иуда не был предателем и выдал Христа римлянам по его же просьбе. Иуда был фактически самым успешным учеником и единственным, кого Спаситель избрал для того, чтобы открыть всю истину. Так Христос обращается к Иуде со словами: «Приди, дабы я мог научить тебя тайнам, которых не видел никто никогда», после чего следует описание откровения. Изложенные в евангелии разговоры Иисуса с учениками (в частности, эпизод, где последние — все, кроме Иуды, — просят Христа растолковать их коллективное видение о жестоком жертвоприношении во имя Господа, а тот объясняет, что совершающие его — и есть сами ученики, а жертвы — толпа, которую те вводят в заблуждение) дают основание полагать, что один лишь Иуда целиком и полностью понял замысел Христа, и именно потому он согласился сыграть в нем важную роль, отказавшись от всего — славы в веках, признанности своего евангелия и даже самой жизни (примечание переводчика).




English

Śrīla Bhakti Rakṣak Śrīdhar Dev-Goswāmī Mahārāj 

Unity in Diversity

(29 September 1982. Navadwip Dham, India)

http://www.gaudiyadarshan.com/posts/unity-in-diversity/

Śrīla Guru Mahārāj discusses the beauty of competition
and interdependence within the nature of existence.

 

Student: How can we have unity in diversity and still maintain a strong effort?

Śrīla Śrīdhar Mahārāj: Unity and diversity are present in the original system, anvayat itarataḥ: there is the direct and the indirect process. It is so in Vṛndāvan also, such party feelings. It cannot but be and not only is it non-objectionable, but it is necessary in an organic whole. Thesis, antithesis, synthesis: this is the very nature of the whole creation. We may think that an opposition party in the parliament will be doing some harm to the main party in terms of smooth operation, but in a generous way it is seen that that no, it is rather good because it makes the main party more careful; opposition draws more energy into the work. So, opposition is not supposed to be minimised to destruction; it helps to enhance the energy and carefulness observed by all.

Kīrtan is better than smaraṇ, meditation. Why? An opposition party is there, and we automatically have to collect more energy to convince the opposition. Although in smaraṇ, there are no external disturbances, the intensity with which we engage in it can be less. When we are engaged in kīrtan, necessarily we are forced to collect our energy to meet with adverse circumstances.

In the Age of Kali, an offensive against the offensive has been recommended. It is not that mere defence will help us in all circumstances. When we launch an offensive, we necessarily need to collect more power. So, opposition is there, and though sometimes we think that it is undesirable, from an impartial perspective, it is considered necessary and has a positive contribution: the negative has its necessary position to enhance the positive. This is the underlying principle we are to understand, and we are to think out how it is so. It is there, and how is it justified? We are to understand that within ourselves, to find such harmony within us.

There is Kṛṣṇa, and there is māyā. Even in Kṛṣṇa’s own harem, there are different parties: Rādhārāṇī’s party, Chandrāvalī’s party, and the middle party. This is necessary to enhance His līlā. Yogamāyā invents all these things. There is no fault there: such opposition is a necessary part of even the highest plane. In this way, we can understand unity in diversity.

Diversity, or opposition, has its position, a real position. Consider the branches of a tree. Every branch wants to draw more juice from the trunk. Still, they also help each other in many cases. So, unity in diversity is present in nature itself. We are to study how it is useful to us. There is competition in our organic body. The brain uses one-eighth of all the blood in the body. Such a small amount of mass wants so much food, and such an amount of blood is not shared with any other parts of the body. So, there is high and low, important and less important; they are there, and there is a fight between them to draw their own food from the general store. Still, they are friendly on the whole. We cannot go on with only a brain, neglecting our feet and other body parts. Everything has its place in the organic whole; every thing has its own allotted service and is a necessary part of the whole.

Without devotees, the Lord cannot go on. Without a son, a father is not conceivable. For there to be generous persons, there must be someone who needs to be shown generosity. Generosity requires for its own existence that there is someone upon whom pity should be taken. So, everything has a relative position: everything depends on another thing for its own existence.

‘patita-pāvana’ nāmera sākṣī dui bhāi

(Śrī Chaitanya-charitāmṛta: Ādi-līlā, 10.120)

There is a necessity for heinous demoniac persons like Jagāi and Mādhāi to enhance the magnanimous līlā of Mahāprabhu. Similarly, Judas is necessary to prove the generosity of Jesus.

Recently, some thought has come to my mind about Judas. When Jesus was passing along the road with the cross on his shoulders and on two sides there were throngs of men, Judas was amongst the mob. Jesus has his head bent down and the cross on his shoulders, but he suddenly looked up right at the face of Judas. We may not understand how he could understand that Judas was there because he was walking with his head bent down, but when he came up the point where Judas was standing along on the line, he suddenly cast his glance in the eyes of Judas in such a way that Judas became maddened and ran away. Judas had been bribed to betray Jesus, but after Jesus looked at him, he cast away the bribe money and prayed to be forgiven. He felt, “I am the most treacherous man. What have I done? I have performed the most heinous action.” Such a reaction came in the mind of Judas. So, what did Judas find in the glance of Christ? Something new has come to my mind about this; I don’t know whether others have commented on it in this way. It has come to me that Christ’s look towards Judas did not say to Judas, “You have played the part of a traitor against me, you have committed treachery.” It was not a look of that kind, not vindictive. Rather, Christ said through his glance, “Judas, it is not that you are exploiting me. Rather, I am using you to raise my banner; I am exploiting you and your name forever. So, I am indebted to you, my friend.” Judas found this sort of look in Christ’s eye, that Christ was so thankful. Judas felt, “I have done wrong against him, but he has cast his glance upon me to say that he is so thankful to me. How is this possible?” There is a style of martial arts from Japan called jujutsu in which someone who is running with great force to attack is defeated without opposition using their own strength against them. This case is something like that. Judas was madden to find that Jesus was thankful to him to the extreme. Judas could trace this in the eyes of Jesus: “Judas, I am exploiting you forever. You will stand to prove my case. You have been so highly utilised. I have exploited and stolen your fame forever, and thus I am greatly indebted to you, my friend. Please forgive me. Forgive me for this action.” Understanding Christ, Judas was maddened that Christ could be so loving, affectionate, and thankful to him, a traitor. Judas could not remain standing there. He ran away madly to perform penance for his act.





←  «Подлинная свобода». Шрила Б. Р. Шридхар Дев-Госвами Махарадж. 29 сентября 1982 года. Навадвипа Дхама, Индия | “True Freedom.” Srila B. R. Sridhar Dev-Goswami Maharaj. 29 September 1982. Navadwip Dham, India ·• Архив новостей •· «Птицы-родственники». Шрила Б. С. Говинда Дев-Госвами Махарадж. 17 июня 1993 года | “Brother Birds.” Srila B. S. Govinda Dev-Goswami Maharaj. 17 June 1993 →
Russian

Шрила Бхакти Ракшак Шридхар Дев-Госвами Махарадж 

Единство в многообразии

(29 сентября 1982 года. Навадвипа Дхама, Индия)

http://www.gaudiyadarshan.ru/features/arkhiv/edinstvo-v-mnogoobrazii.html

Шрила Гуру Махарадж рассказывает о красоте конкуренции и независимости —
явлений, которые служат неотъемлемыми характеристиками бытия.

 

Ученик: Как можем мы сохранять единство в многообразии и при этом поддерживать интенсивность наших усилий?

Шрила Шридхар Махарадж: Единство и многообразие присутствуют в изначальной системе, анвайат итаратах̣: существуют прямой и косвенный процессы. Во Вриндаване такое же положение вещей — подобный «партийный дух». Иначе не может быть, и это не только не предосудительно, но необходимо в органическом целом. Тезис, антитезис, синтез: это сама природа всего творения. Мы можем думать, что оппозиционная партия в парламенте препятствует бесперебойной работе ведущей политической силы, но, рассматривая ситуацию непредвзято, можно понять, что это не так — скорее, существование оппозиции является благом, поскольку она побуждает партию большинства вести себя с большей осмотрительностью; оппозиция делает работу парламента более энергичной. Таким образом, не предполагается, что оппозицию следует свести к минимуму и уничтожить — она способствует тому, что все члены парламента работают с большей энергичностью и усердием.

Киртан лучше смарана, медитации. Почему? Есть оппозиция, и мы автоматически должны собраться с силами, чтобы одолеть оппозицию, переубедить ее. Хотя в смаране отсутствуют внешние возмущения, степень интенсивности, с которой мы совершаем ее, может быть меньшей. Когда мы вовлечены в киртан, то неизбежно вынуждены всеми имеющимися у нас силами противодействовать враждебным обстоятельствам.

В эпоху Кали рекомендуется тактика «атака в ответ на атаку». Вовсе не так, что одна лишь оборона поможет нам во всех обстоятельствах. Когда мы переходим в атаку, то непременно должны прилагать к этому все имеющиеся у нас силы. Таким образом, оппозиция имеет законное право на существование, и хотя порой мы считаем, что она нежелательна, объективно говоря, она считается необходимой и вносит свой положительный вклад: негативное начало необходимо, чтобы упрочить позиции позитивного начала. Мы должны понять этот фундаментальный принцип и задуматься над тем, почему и каким образом это так. Этот принцип существует, и как он оправдан? Мы должны понять это, дабы обрести внутреннюю гармонию.

Существует Кришна, и существует майя. Даже в личном гареме Кришны присутствуют разные группы: группа Радхарани, группа Чандравали и те, кто стоит между ними. Подобное положение вещей необходимо для усиления Его лилы. Все эти реалии порождает Йога-майя. В этом нет изъяна: подобная оппозиция — необходимая часть даже высочайшего измерения бытия. Таким образом, мы можем понять природу единства в разнообразии.

Многообразие, или оппозиция, играет законную роль. Посмотрите на ветки дерева. Каждая ветка стремится выпить из ствола как можно больше сока. Тем не менее все ветки также помогают друг другу во многих случаях. Стало быть, единство в многообразии присутствует в самой природе. Мы должны понять, как подобное положение вещей благотворно для нас.

В органическом целом происходит конкуренция. Мозг использует одну восьмую часть всей крови в теле. Столь малая часть общей массы тела требует такого большого количества пищи; никакая другая часть тела не получает такого количества крови. Таким образом, существует высокое и низкое, важное и менее важное; они есть и борются между собой за право получать пищу из общей кладовой. Тем не менее в целом они дружественны по отношению друг к другу. Мы не можем жить лишь мозгом, пренебрегая стопами и другими частями тела. В органическом целом все имеет место быть; каждая часть совершает возложенное на нее служение и является необходимой частью целого.

Господь не может существовать без преданных. Отец немыслим без сына. Чтобы существовали люди щедрые, необходим кто-то, кому можно являть щедрость. Существование великодушия требует наличия кого-то, к кому можно обратить жалость. Таким образом, все находится в относительном положении: любая реалия зависит, в смысле своего существования, от иных реалий.

‘патита-па̄вана’ на̄мера са̄кш̣ӣ дуи бха̄и

(«Шри Чайтанья-чаритамрита», Ади-лила, 10.120)

Существование таких злодеев и демонов, как Джагай и Мадхай, необходимо, чтобы усилить красоту лилы Махапрабху. Схожим образом Иуда нужен для того, чтобы продемонстрировать великодушие Иисуса.

Недавно у меня родилась следующая мысль в связи с Иудой. Когда Иисус шел по дороге, неся на плечах крест, а по обеим сторонам дороги толпился народ, в толпе был и Иуда. Иисус шел со склоненной головой и с крестом на плечах, внезапно он поднял голову и посмотрел прямо в лицо Иуде. Мы не знаем, как он сумел понять, что Иуда был в толпе, поскольку шел с поникшей головой, но когда достиг того места, где стоял Иуда, то неожиданно посмотрел Иуде в глаза так, что тот обезумел и убежал. Подкупленный Иуда предал Иисуса, но после взгляда Иисуса он выбросил полученные деньги и взмолился о прощении. Он почувствовал: «Я величайший предатель. Что я наделал? Я совершил самое отвратительное деяние».

Подобная мысль возникла у него. Что же он увидел во взгляде Иисуса? Новая идея родилась у меня в этой связи; я не знаю, комментировали ли другие этот эпизод, подобно мне[1]. Я подумал, что во взгляде Христа отнюдь не читалось: «Ты сыграл роль предателя, ты совершил предательство». То не был подобный взгляд; в нем не было мстительности. Скорее, своим взглядом Христос сказал: «Иуда, ты вовсе не используешь меня в своих целях. Напротив, это я использую тебя, чтобы высоко поднять мой стяг; я буду вечно использовать тебя и твое имя. Поэтому я обязан тебе, мой друг». Подобное послание Иуда обнаружил во взоре Иисуса — великую благодарность в свой адрес.

Иуда почувствовал: «Я поступил с ним дурно, но в его взоре читается благодарность. Как это возможно?» Существует японский боевой стиль, именуемый джиу-джитсу, в котором неистово атакующий побеждается безо всякого сопротивления со стороны противника. Рассматриваемый эпизод подобен этому. Иуда обезумел, видя, что Иисус в высшей степени ему благодарен. Иуда сумел прочитать это в очах Иисуса: «Иуда, я буду вечно тебя использовать. Ты станешь доказывать мою правоту. Ты был использован в интересах столь великого дела. Я использовал тебя и навеки лишил доброго имени, и потому я в высшей степени тебе обязан, мой друг. Пожалуйста, прости меня. Прости мне мой поступок». Понимая, что хочет сказать Христос, Иуда обезумел, осознав, что Христос может быть столь любящим, добрым и благодарным по отношению к нему, предателю. Иуда не смог оставаться там, в толпе. Он, словно безумец, убежал, чтобы искупить свой поступок.



[1] Любопытно, что догадка Шрилы Шридхара Махараджа верна: на заре христианства существовали течения, последователи которых давали евангельскому эпизоду предательства Иисуса Иудой аналогичную трактовку. Его размышления — это его собственная оригинальная гипотеза, поскольку он едва ли был знаком с христианским гностицизмом, а Евангелие Иуды (см. ниже) было опубликовано в переводе на английский язык лишь в 2006 году.

Так, существовала группа гностиков-каинитов, обладавших Евангелием Иуды, в котором Иуда был описан не как предатель, а как лучший из учеников. Каиниты прославляли Иуду как сознательного сотрудника в деле спасения, когда Иисуса было необходимо предать архонту (злому правителю) мира сего ради окончательной победы над этим архонтом. С другой стороны, Иуду почитали за то, что он не позволил Иисусу раскрыть слишком много тайн.

В свитках Евангелия от Иуды (второй или третий века от Рождества Христова) содержатся две ключевые идеи: сотворение мира ангелами и спасительная роль предательства Христа Иудой. Иисус заключает договор с Иудой, который становится не предателем, а мучеником и героем. Спаситель выделяет этого ученика и ему поверяет важнейшие тайны, в том числе своего распятия и судьбы самого Иуды: «Ты будешь проклят потомками и станешь повелевать ими».

Доступная для прочтения часть текста евангелия сообщает: Иуда не был предателем и выдал Христа римлянам по его же просьбе. Иуда был фактически самым успешным учеником и единственным, кого Спаситель избрал для того, чтобы открыть всю истину. Так Христос обращается к Иуде со словами: «Приди, дабы я мог научить тебя тайнам, которых не видел никто никогда», после чего следует описание откровения. Изложенные в евангелии разговоры Иисуса с учениками (в частности, эпизод, где последние — все, кроме Иуды, — просят Христа растолковать их коллективное видение о жестоком жертвоприношении во имя Господа, а тот объясняет, что совершающие его — и есть сами ученики, а жертвы — толпа, которую те вводят в заблуждение) дают основание полагать, что один лишь Иуда целиком и полностью понял замысел Христа, и именно потому он согласился сыграть в нем важную роль, отказавшись от всего — славы в веках, признанности своего евангелия и даже самой жизни (примечание переводчика).




English

Śrīla Bhakti Rakṣak Śrīdhar Dev-Goswāmī Mahārāj 

Unity in Diversity

(29 September 1982. Navadwip Dham, India)

http://www.gaudiyadarshan.com/posts/unity-in-diversity/

Śrīla Guru Mahārāj discusses the beauty of competition
and interdependence within the nature of existence.

 

Student: How can we have unity in diversity and still maintain a strong effort?

Śrīla Śrīdhar Mahārāj: Unity and diversity are present in the original system, anvayat itarataḥ: there is the direct and the indirect process. It is so in Vṛndāvan also, such party feelings. It cannot but be and not only is it non-objectionable, but it is necessary in an organic whole. Thesis, antithesis, synthesis: this is the very nature of the whole creation. We may think that an opposition party in the parliament will be doing some harm to the main party in terms of smooth operation, but in a generous way it is seen that that no, it is rather good because it makes the main party more careful; opposition draws more energy into the work. So, opposition is not supposed to be minimised to destruction; it helps to enhance the energy and carefulness observed by all.

Kīrtan is better than smaraṇ, meditation. Why? An opposition party is there, and we automatically have to collect more energy to convince the opposition. Although in smaraṇ, there are no external disturbances, the intensity with which we engage in it can be less. When we are engaged in kīrtan, necessarily we are forced to collect our energy to meet with adverse circumstances.

In the Age of Kali, an offensive against the offensive has been recommended. It is not that mere defence will help us in all circumstances. When we launch an offensive, we necessarily need to collect more power. So, opposition is there, and though sometimes we think that it is undesirable, from an impartial perspective, it is considered necessary and has a positive contribution: the negative has its necessary position to enhance the positive. This is the underlying principle we are to understand, and we are to think out how it is so. It is there, and how is it justified? We are to understand that within ourselves, to find such harmony within us.

There is Kṛṣṇa, and there is māyā. Even in Kṛṣṇa’s own harem, there are different parties: Rādhārāṇī’s party, Chandrāvalī’s party, and the middle party. This is necessary to enhance His līlā. Yogamāyā invents all these things. There is no fault there: such opposition is a necessary part of even the highest plane. In this way, we can understand unity in diversity.

Diversity, or opposition, has its position, a real position. Consider the branches of a tree. Every branch wants to draw more juice from the trunk. Still, they also help each other in many cases. So, unity in diversity is present in nature itself. We are to study how it is useful to us. There is competition in our organic body. The brain uses one-eighth of all the blood in the body. Such a small amount of mass wants so much food, and such an amount of blood is not shared with any other parts of the body. So, there is high and low, important and less important; they are there, and there is a fight between them to draw their own food from the general store. Still, they are friendly on the whole. We cannot go on with only a brain, neglecting our feet and other body parts. Everything has its place in the organic whole; every thing has its own allotted service and is a necessary part of the whole.

Without devotees, the Lord cannot go on. Without a son, a father is not conceivable. For there to be generous persons, there must be someone who needs to be shown generosity. Generosity requires for its own existence that there is someone upon whom pity should be taken. So, everything has a relative position: everything depends on another thing for its own existence.

‘patita-pāvana’ nāmera sākṣī dui bhāi

(Śrī Chaitanya-charitāmṛta: Ādi-līlā, 10.120)

There is a necessity for heinous demoniac persons like Jagāi and Mādhāi to enhance the magnanimous līlā of Mahāprabhu. Similarly, Judas is necessary to prove the generosity of Jesus.

Recently, some thought has come to my mind about Judas. When Jesus was passing along the road with the cross on his shoulders and on two sides there were throngs of men, Judas was amongst the mob. Jesus has his head bent down and the cross on his shoulders, but he suddenly looked up right at the face of Judas. We may not understand how he could understand that Judas was there because he was walking with his head bent down, but when he came up the point where Judas was standing along on the line, he suddenly cast his glance in the eyes of Judas in such a way that Judas became maddened and ran away. Judas had been bribed to betray Jesus, but after Jesus looked at him, he cast away the bribe money and prayed to be forgiven. He felt, “I am the most treacherous man. What have I done? I have performed the most heinous action.” Such a reaction came in the mind of Judas. So, what did Judas find in the glance of Christ? Something new has come to my mind about this; I don’t know whether others have commented on it in this way. It has come to me that Christ’s look towards Judas did not say to Judas, “You have played the part of a traitor against me, you have committed treachery.” It was not a look of that kind, not vindictive. Rather, Christ said through his glance, “Judas, it is not that you are exploiting me. Rather, I am using you to raise my banner; I am exploiting you and your name forever. So, I am indebted to you, my friend.” Judas found this sort of look in Christ’s eye, that Christ was so thankful. Judas felt, “I have done wrong against him, but he has cast his glance upon me to say that he is so thankful to me. How is this possible?” There is a style of martial arts from Japan called jujutsu in which someone who is running with great force to attack is defeated without opposition using their own strength against them. This case is something like that. Judas was madden to find that Jesus was thankful to him to the extreme. Judas could trace this in the eyes of Jesus: “Judas, I am exploiting you forever. You will stand to prove my case. You have been so highly utilised. I have exploited and stolen your fame forever, and thus I am greatly indebted to you, my friend. Please forgive me. Forgive me for this action.” Understanding Christ, Judas was maddened that Christ could be so loving, affectionate, and thankful to him, a traitor. Judas could not remain standing there. He ran away madly to perform penance for his act.


Главная | Миссия | Учение | Библиотека | Контактная информация
Пожертвования