«Нестерпимая разлука». Шрила Б. С. Говинда Дев-Госвами Махарадж рассказывает о глубине разлуки, переживаемой в ватсалья-расе. 14 июня 2007 года | “Intolerable Separation.” Srila B. S. Govinda Dev-Goswami Maharaj explains the depth of separation felt in vatsalya-rasa. 14 June 2007


Russian

Шрила Бхакти Сундар Говинда Дев-Госвами Махарадж 

Нестерпимая разлука

http://www.gaudiyadarshan.ru/features/arkhiv/nesterpimaya-razluka.html

Шрила Гурудев рассказывает о глубине разлуки, переживаемой в ватсалья-расе.

 

Сам Кришна явился как Шри Гаурангадев, Шри Чайтанья Махапрабху. Кришна принял сердце и сияние Радхарани и явился как Шри Гаурангадев. Позже, после принятия Им санньясы, Он стал Шри Чайтаньядевом.

«Шри Чайтанья-чаритамрита» содержит такие речи Радхарани:

на̄ ган̣и а̄пана-дух̣кха, декхи’ враджеш́варӣ-мукха
              враджа-джанера хр̣дайа видаре
киба̄ ма̄ра’ враджа-ва̄сӣ, киба̄ джӣйа̄о врадже а̄си’
               кена джӣйа̄о дух̣кха саха̄иба̄ре?

(«Шри Чайтанья-чаритамрита», Мадхья-лила, 13.145)

«Мы не обращаем внимания на боль наших собственных сердец; когда мы видим лицо матери Яшоды — выражение на ее лице, вызванное Твоим отсутствием, — то наши сердца разбиваются вновь и вновь. Мы не в силах терпеть эту боль. Мы способны терпеть нашу собственную боль, но не в силах видеть боль матери Яшоды».

Мы видим, что состояние матери Шачи, после того как Шриман Махапрабху принял санньясу, очень походило на состояние матери Яшомати, после того как Кришна покинул Вриндаван. Когда Шриман Махапрабху решил принять санньясу, Он сообщил об этом решении пятерым людям. Одной из них была мать Шачи. Когда она услышала о решении сына, то потеряла сознание. Махапрабху явил ей Свою божественную форму и сказал: «Кто ты? И кто Я?» Это откровение отчасти утешило мать Шачи, но когда Махапрабху покинул дом, мать Шачи впала в состояние, подобное коме. В ту ночь, когда Махапрабху ушел, она сидела во дворе дома. Когда она увидела, как Он уходит, то впала в состояние, близкое к коме. Махапрабху коснулся ее стоп, а затем ушел. Мать Шачи не проронила ни слова.

Во Врадже Дхаме, когда ее покинул Кришна, мать Яшомати и Нанда Махарадж реагировали схожим образом. Здесь [в разлуке, которая переживается в ватсалья-расе] присутствует один специфический элемент, и тот же самый элемент присутствует в играх Махапрабху.

ра̄кхите тома̄ра джӣвана, севи а̄ми на̄ра̄йан̣а
            та̄̐ра ш́актйе а̄си нити-нити
тома̄-сане крӣд̣а̄ кари’, нити йа̄и йаду-пурӣ
        та̄̐ха̄ туми ма̄наха мора спхӯрти

(«Шри Чайтанья-чаритамрита», Мадхья-лила, 13.154)

Кришна сказал Радхарани: «Дабы сохранить Твое исполненное любви существо, Я каждый день поклоняюсь Нараяне, и Он дарит Мне силу». Кришна не сказал: «Я обладаю Своей собственной силой», но Он сказал: «Каждый день Я прихожу во Враджу Дхаму и играю с Тобой, и Ты наслаждаешься со Мной. Но когда Я возвращаюсь в Двараку, Ты чувствуешь, будто свидание со Мной было всего лишь сном. Но то не был сон; то была истина!»

Махапрабху также совершал подобные игры и отправил к матери Шачи в Навадвипу Дамодара Пандита, дав последнему следующий наказ: «Когда Моя мать совершает подношения Нараяне и думает обо Мне, то Я прихожу и принимаю прасадам. Я на самом деле принимаю там прасадам. Моя мать думает, что это иллюзия, но это реальность. Это действительно так! Она думает, что, возможно, позабыла совершить подношение Нараяне, но это не так. Когда Она подносит пищу, то Я являюсь, принимаю прасадам, а затем возвращаюсь сюда. Я сделал это в определенный день. Напомни об этом Моей матери, и тогда она поверит». Махапрабху велел передать матери Шачи это послание.

Мы всегда помним Радхарани, Ее спутниц и других враджа-гопи, но мы забываем Нанду Махараджа и Яшомати Майи. Однако Шрила Кришнадас Кавирадж Госвами сказал:

на̄ ган̣и а̄пана-дух̣кха, декхи’ враджеш́варӣ-мукха
               враджа-джанера хр̣дайа видаре
киба̄ ма̄ра’ враджа-ва̄сӣ, киба̄ джӣйа̄о врадже а̄си’
               кена джӣйа̄о дух̣кха саха̄иба̄ре?

(«Шри Чайтанья-чаритамрита», Мадхья-лила, 13.145)

[Радхарани сказала Кришне: «Меня не волнует Моя собственная боль, но, когда мы видим лицо матери Яшоды, наши сердца разбиты. Временами Ты практически уничтожаешь обитателей Враджи, а временами Ты возвращаешь их к жизни, приходя во Враджу. Зачем Ты оставляешь их в живых — лишь для того, чтобы причинять им боль?»]

Когда Радхарани задала этот вопрос, Кришна дал Ей очень сладостный ответ: «Я прихожу во Враджу Дхаму каждый день, но Ты думаешь, что это иллюзия или сон. Это не так; то и вправду Я!» Отвечая Ей, Кришна произнес следующий стих, содержащийся в «Шримад-Бхагаватам»:

майи бхактир хи бхӯта̄на̄м амр̣татва̄йа калпате
диш̣т̣йа̄ йад а̄сӣн мат-снехо бхаватӣна̄м̇ мад-а̄панах̣

(«Шримад-Бхагаватам», 10.82.44)

«Преданность вас всех несравненна, и Я не в силах дать вам что-либо взамен. В целом преданность Мне одаривает всех и каждого экстазом, но Я черпаю экстаз в вашей преданности. В таком положении Я нахожусь».

Шрила Кришнадас Кавирадж Госвами дал прекрасное объяснение этого стиха в «Шри Чайтанья-чаритамрите»:

сеи ш́лока ш́уни’ ра̄дха̄ кха̄н̣д̣ила сакала ба̄дха̄
             кр̣ш̣н̣а-пра̄птйе пратӣти ха-ила

(«Шри Чайтанья-чаритамрита», Мадхья-лила, 13.159)

Он сказал: «Слыша этот стих, Радхарани поверила: „Слова Кришны правдивы“, и боль в Ее сердце ушла».

Каждый стих, помещенный Шрилой Кришнадасом Кавираджем Госвами в этот раздел «Шри Чайтанья-чаритамриты», необычайно прекрасен и хорош. Мы никогда бы не сумели постичь те смыслы, которые он открыл нам. Мы знаем санскрит и лежащий на поверхности смысл стихов, но этого недостаточно; эти стихи содержат гораздо более глубокие смыслы, вплоть до глубочайших, и Кавирадж Госвами открыл нам их.

Мы постоянно слышим о Радхарани и гопи, однако есть одно высказывание Кавираджа Госвами о Яшомати:

на̄ ган̣и а̄пана-дух̣кха декхи’ враджеш́варӣ-мукха
             враджа-джанера хр̣дайа видаре

(«Шри Чайтанья-чаритамрита», Мадхья-лила, 13.145)

Радхарани сказала Кришне: «Мы так опечалены. Порой мы падаем в обморок в разлуке с Тобой, но не это служит проявлением нашей горшей печали. Самую нестерпимую боль мы испытываем, видя лицо матери Яшомати».

Шри Чайтанья Махапрабху относился к матери Шачи с величайшим почтением и уважением. Он выражал ей максимум почтения, которое только возможно было выражать для санньяси — и даже более того. Причина тому такова [причиной, по которой Махапрабху выражал величайшее почтение матери Шачи, служит безмерная глубина Ее любви в разлуке].

Шрила Рупа Госвами прекрасно это понимал, и всякий раз, когда он сочинял стихи, прославляющие Чайтаньядева, он кланялся матери Шачи.

анарпита-чарӣм̇ чира̄т карун̣айа̄ватӣрн̣ах̣ калау
самарпайитум уннатоджджвала-раса̄м̇ сва-бхакти-ш́рийам
харих̣ пурат̣а-сундара-дйути-кадамба-сандӣпитах̣
сада̄ хр̣дайа-кандаре спхурату вах̣ ш́ачӣ-нанданах̣

(«Шри Чайтанья-чаритамрита», Ади-лила, 1.4)

[«Пусть сияющий, золотой Господь, сын Шачи, будет всегда проявлен в глубине моего сердца».]

Шачи-нандан Гаурахари [Гаурахари, сын Шачи] всегда был идеалом Шрилы Рупы Госвами. Шрила Рупа Госвами знал, насколько значимы взаимоотношения Господа с матерью Шачи, и мы видели, что наш Шрила Гуру Махарадж также знал эту истину.

Шрила Рупа Госвами во всех своих произведениях прославлял мать Шачи и представлял Господа как Шачи-нандана Гаурахари [сына Шачи, Гаурахари], поскольку никто не может терпеть то, что терпела Шачи Деви. Она терпела все для того, чтобы мир обрел благословения. Кроме того, мать Шачи знала, что Махапрабху Шри Чайтаньядев не только является юга-аватаром; она знала, что в Гамбхире Он переживает экстаз высшей природы. Почти каждую неделю мать Шачи получала известия об этом.

Таков божественный дар нашего Гуру Махараджа нам, и, чтобы его понять, мы должны найти прибежище в концепции Махапрабху, данной Шрилой Сарасвати Такуром и Шрилой Бхактивинодом Тхакуром, которые подарили нам великое множество книг и песен. Все их произведения совершенны с точки зрения формы и стиля.

Примечание:

Данная публикация представляет собой фрагмент лекции Шрилы Говинды Махараджа, данной им 14 июня 2007 года и размещенной нами здесь в память о том, как Шриман Махапрабху принял санньясу, а также в память о представлении Шрилы Говинды Махараджа, согласно которому интенсивность не только мадхура-расы, но и ватсалья-расы в играх Шримана Махапрабху превосходит расу, которую можно испытать во всех иных играх всех иных аватар Господа.



English

Śrīla Bhakti Sundar Govinda Dev-Goswāmī Mahārāj 

Intolerable Separation

http://www.gaudiyadarshan.com/posts/intolerable-separation/

Śrīla Gurudev explains the depth of separation felt in vātsalya-rasa.

 

Kṛṣṇa Himself appeared as Śrī Gaurāṅgadev, as well as Śrī Chaitanya Mahāprabhu. Kṛṣṇa took the heart and halo of Rādhārāṇī and appeared as Śrī Gaurāṅgadev. Later, after His sannyās, He became Śrī Chaitanyadev.

There is an expression of Rādhārāṇī in Śrī Chaitanya-charitāmṛta:

nā gaṇi āpana-duḥkhadekhi’ vrajeśvarī-mukha
               vraja-janera hṛdaya vidare
kibā māra’ vraja-vāsīkibā jīyāo vraje āsi’
            kena jīyāo duḥkha sahāibāre?

(Śrī Chaitanya-charitāmṛta: Madhya-līlā, 13.145)

“We are not considering our own heart’s pain; when we see the face of Mother Yaśodā—the condition of Mother Yaśodā without Your presence here, our hearts break again and again. We cannot tolerate that pain. We can tolerate our own pain, but we cannot tolerate seeing the pain of Mother Yaśodā.”

We can see that the situation of Mother Śachī when Śrīman Mahāprabhu took sannyās was similar to that of Mother Yaśomatī when Kṛṣṇa left Vṛndāvan. When Śrīman Mahāprabhu decided to take sannyās, He told five people. One of them was Mother Śachī, and when she heard, she fainted. Mahāprabhu showed her His divine form and said, “Who are you? And who am I?” Then Mother Śachī felt some nourishment for the time being, but when Mahāprabhu left, Mother Śachī fell into a coma-like condition. She was seated outside the house in the middle of the night as Mahāprabhu left. She fell into a coma-like state when she saw Him leaving. Mahāprabhu touched her lotus feet and then left. Mother Śachī did not express anything at that time.

In Vraja Dhām, when Kṛṣṇa left, Mother Yaśomatī and Nanda Mahārāj reacted similarly. There is some speciality here [in the separation felt within vātsalya-rasa], and that same speciality is present in the Pastimes of Mahāprabhu.

rākhite tomāra jīvana, sevi āmi nārāyaṇa
             tā̐ra śaktye āsi niti-niti
tomā-sane krīḍā kari’, niti yāi yadu-purī
       tā̐hā tumi mānaha mora sphūrti

(Śrī Chaitanya-charitāmṛta: Madhya-līlā, 13.154)

Kṛṣṇa told Rādhārāṇī, “To maintain Your affectionate form, I am worshipping Nārāyaṇ every day, and I am getting some power from Nārāyaṇ.” Kṛṣṇa did not say, “I have My own power”, He said, “Every day I am going to Vraja Dhām, I am playing with You, and You are enjoying with Me. But when I come back to Dvārakā, You feel as though it was only a dream. But it is not a dream; it is truth!”

Mahāprabhu also performed these types of Pastimes, and He sent Dāmodar Paṇḍit to Mother Śachī in Nabadwīp and told him, “When My mother makes offerings to Nārāyaṇ and thinks of Me, I come there and take prasādam. Really, I am taking prasādam there. My mother thinks it is an illusion, but it is not. It is truth! She thinks that she may have forgotten to making an offering for Nārāyaṇ, but this is not the case. When She offers food, I go there, take the prasādam, and then come back here. I did this on this particular day. Remind My mother of this, and then she will believe it.” Mahāprabhu instructed Dāmodar Paṇḍit to give Mother Śachī this message.

We always remember Rādhārāṇī, Her associates, and the other Vraja-gopīs, but we forget Nanda Mahārāj and Yaśomatī Mayī. But Śrīla Kṛṣṇadās Kavirāj Goswāmī mentioned:

nā gaṇi āpana-duḥkha, dekhi’ vrajeśvarī-mukha
                vraja-janera hṛdaya vidare
kibā māra’ vraja-vāsī, kibā jīyāo vraje āsi’
            kena jīyāo duḥkha sahāibāre?

(Śrī Chaitanya-charitāmṛta: Madhya-līlā, 13.145)

[Rādhārāṇī said to Kṛṣṇa: “I do not care about My own pain, but when we see the face of Mother Yaśodā, our hearts breaks. Sometimes You nearly kill the residents of Vraja, and sometimes You enliven them by coming to Vraja. Why do You keep them alive just to cause them pain?”]

When Rādhārāṇī asked this question, Kṛṣṇa gave a very sweet answer: “I am going to Vraja Dhām every day, but You are thinking it is an illusion or a dream. It is not; truly it is Me!” To answer Her, Kṛṣṇa spoke this verse, which is found in Śrīmad Bhāgavatam:

mayi bhaktir hi bhūtānām amṛtatvāya kalpate
diṣṭyā yad āsīn mat-sneho bhavatīnāṁ mad-āpanaḥ

(Śrīmad Bhāgavatam: 10.82.44)

“You all have incomparable devotion, and I cannot give you anything in return for it. Generally, divine devotion to Me gives everyone ecstasy, but I get ecstasy from your devotion. This is My situation.”

Śrīla Kṛṣṇadās Kavirāj Goswāmī gave a very nice explanation of this verse in Śrī Chaitanya-charitāmṛta:

sei śloka śuni’rādhā khāṇḍila sakala bādhā
          kṛṣṇa-prāptye pratīti ha-ila

(Śrī Chaitanya-charitāmṛta: Madhya-līlā, 13.159)

He said, “Hearing this verse, Rādhārāṇī believed, ‘What Kṛṣṇa is saying is the truth’, and the pain in Her heart was gone.”

Every verse within what Śrīla Kṛṣṇadās Kavirāj Goswāmī expressed in this section of Śrī Chaitanya-charitāmṛta is extremely beautiful and good. We could never have conceived of the meanings he has given. We know Sanskrit and the meanings of the verses he quoted, but that is not sufficient; deeper and deeper meanings are there—the deepest meaning is there—and Kavirāj Goswāmī has revealed it.

We are always hearing about Rādhārāṇī and the gopīs, but there is this one expression of Śrīla Kṛṣṇadās Kavirāj Goswāmī about Yaśomatī:

nā gaṇi āpana-duḥkha, dekhi’ vrajeśvarī-mukha
            vraja-janera hṛdaya vidare

(Śrī Chaitanya-charitāmṛta: Madhya-līlā, 13.145)

Rādhāraṇī said to Kṛṣṇa, “We are so sad. We sometimes faint in separation from You, but that is not the most extreme sadness for us. Our most extreme sadness is seeing the face of Mother Yaśomatī.”

Śrī Chaitanya Mahāprabhu gave great respect and honour to Mother Śachī. He gave as much honour as is possible for a sannyāsī to give—He gave everything, and He gave even more than that. The cause of that is this [the cause of Mahāprabhu showing great honour to Mother Śachī is the great depth of Her love in separation].

Śrīla Rūpa Goswāmī understood this very well, and whenever he composed verses in glorification of Chaitanyadev, he would bow down to Mother Śachī.

anarpita-charīṁ chirāt karuṇayāvatīrṇaḥ kalau
samarpayitum unnatojjvala-rasāṁ sva-bhakti-śriyam
hariḥ puraṭa-sundara-dyuti-kadamba-sandīpitaḥ
sadā hṛdaya-kandare sphuratu vaḥ śachī-nandanaḥ

(Śrī Chaitanya-charitāmṛta: Ādi-līlā, 1.4)

[“May the radiant, golden Lord, the son of Śachī, always be manifest in the core of your heart.”]

Śachī Nandan Gaurahari [‘Śachī’s son Gaurahari’] was always Śrīla Rūpa Goswāmī’s ideal. Śrīla Rūpa Goswāmī knew the importance of the Lord’s relationship with Mother Śachī, and we have seen that our Guru Mahārāj also knew this same line.

Śrīla Rūpa Goswāmī praised Mother Śachī everywhere, and identified the Lord as Śachī Nandan Gaurahari [‘Śachī’s son Gaurhari’] because no one can tolerate what Śachī Devī did. She tolerated everything so that the world would be blessed. Also, Mother Śachī knew that Mahāprabhu Śrī Chaitanyadev is not only a Yuga-avatār; she knew he was tasting a higher type of ecstasy in the Gambhīrā. Mother Śachī would get news of this almost every week.

This is the divine gift of our Guru Mahārāj to us, and to understand it, we must take shelter of the conception of Mahāprabhu given by Śrīla Saraswatī Ṭhākur and Śrīla Bhakti Vinod Ṭhākur, who gave us so many books and so many songs. Everything they have written is very, very perfectly expressed.

Reference

Excerpted from Śrīla Govinda Mahārāj’s lecture on of 14 June 2007 and presented in remembrance of Śrīman Mahāprabhu’s acceptance of sannyās and Śrīla Govinda Mahārāj’s vision that the intensity of not only madhura-rasa, but also vātsalya-rasa, in the Pastimes of Śrīman Mahāprabhu surpasses the rasa tasted within all others Avatārs and Pastimes of the Lord.





←  «О Лочане Дасе Тхакуре». Шримати Бхакти Лалита Деви Даси. 2 января 2014 года. Гупта Говардхан ·• Архив новостей •· «Санньяса Махапрабху: вечный круговорот лилы». Шрила Б. С. Госвами Махарадж. 16 января 2017 года. Гупта Говардхан | “Mahaprabhu's Sannyas The Eternal Cycle of Lila.” Srila B. S. Goswami Maharaj. 16 January, 2017. Gupta Govardhan →
Russian

Шрила Бхакти Сундар Говинда Дев-Госвами Махарадж 

Нестерпимая разлука

http://www.gaudiyadarshan.ru/features/arkhiv/nesterpimaya-razluka.html

Шрила Гурудев рассказывает о глубине разлуки, переживаемой в ватсалья-расе.

 

Сам Кришна явился как Шри Гаурангадев, Шри Чайтанья Махапрабху. Кришна принял сердце и сияние Радхарани и явился как Шри Гаурангадев. Позже, после принятия Им санньясы, Он стал Шри Чайтаньядевом.

«Шри Чайтанья-чаритамрита» содержит такие речи Радхарани:

на̄ ган̣и а̄пана-дух̣кха, декхи’ враджеш́варӣ-мукха
              враджа-джанера хр̣дайа видаре
киба̄ ма̄ра’ враджа-ва̄сӣ, киба̄ джӣйа̄о врадже а̄си’
               кена джӣйа̄о дух̣кха саха̄иба̄ре?

(«Шри Чайтанья-чаритамрита», Мадхья-лила, 13.145)

«Мы не обращаем внимания на боль наших собственных сердец; когда мы видим лицо матери Яшоды — выражение на ее лице, вызванное Твоим отсутствием, — то наши сердца разбиваются вновь и вновь. Мы не в силах терпеть эту боль. Мы способны терпеть нашу собственную боль, но не в силах видеть боль матери Яшоды».

Мы видим, что состояние матери Шачи, после того как Шриман Махапрабху принял санньясу, очень походило на состояние матери Яшомати, после того как Кришна покинул Вриндаван. Когда Шриман Махапрабху решил принять санньясу, Он сообщил об этом решении пятерым людям. Одной из них была мать Шачи. Когда она услышала о решении сына, то потеряла сознание. Махапрабху явил ей Свою божественную форму и сказал: «Кто ты? И кто Я?» Это откровение отчасти утешило мать Шачи, но когда Махапрабху покинул дом, мать Шачи впала в состояние, подобное коме. В ту ночь, когда Махапрабху ушел, она сидела во дворе дома. Когда она увидела, как Он уходит, то впала в состояние, близкое к коме. Махапрабху коснулся ее стоп, а затем ушел. Мать Шачи не проронила ни слова.

Во Врадже Дхаме, когда ее покинул Кришна, мать Яшомати и Нанда Махарадж реагировали схожим образом. Здесь [в разлуке, которая переживается в ватсалья-расе] присутствует один специфический элемент, и тот же самый элемент присутствует в играх Махапрабху.

ра̄кхите тома̄ра джӣвана, севи а̄ми на̄ра̄йан̣а
            та̄̐ра ш́актйе а̄си нити-нити
тома̄-сане крӣд̣а̄ кари’, нити йа̄и йаду-пурӣ
        та̄̐ха̄ туми ма̄наха мора спхӯрти

(«Шри Чайтанья-чаритамрита», Мадхья-лила, 13.154)

Кришна сказал Радхарани: «Дабы сохранить Твое исполненное любви существо, Я каждый день поклоняюсь Нараяне, и Он дарит Мне силу». Кришна не сказал: «Я обладаю Своей собственной силой», но Он сказал: «Каждый день Я прихожу во Враджу Дхаму и играю с Тобой, и Ты наслаждаешься со Мной. Но когда Я возвращаюсь в Двараку, Ты чувствуешь, будто свидание со Мной было всего лишь сном. Но то не был сон; то была истина!»

Махапрабху также совершал подобные игры и отправил к матери Шачи в Навадвипу Дамодара Пандита, дав последнему следующий наказ: «Когда Моя мать совершает подношения Нараяне и думает обо Мне, то Я прихожу и принимаю прасадам. Я на самом деле принимаю там прасадам. Моя мать думает, что это иллюзия, но это реальность. Это действительно так! Она думает, что, возможно, позабыла совершить подношение Нараяне, но это не так. Когда Она подносит пищу, то Я являюсь, принимаю прасадам, а затем возвращаюсь сюда. Я сделал это в определенный день. Напомни об этом Моей матери, и тогда она поверит». Махапрабху велел передать матери Шачи это послание.

Мы всегда помним Радхарани, Ее спутниц и других враджа-гопи, но мы забываем Нанду Махараджа и Яшомати Майи. Однако Шрила Кришнадас Кавирадж Госвами сказал:

на̄ ган̣и а̄пана-дух̣кха, декхи’ враджеш́варӣ-мукха
               враджа-джанера хр̣дайа видаре
киба̄ ма̄ра’ враджа-ва̄сӣ, киба̄ джӣйа̄о врадже а̄си’
               кена джӣйа̄о дух̣кха саха̄иба̄ре?

(«Шри Чайтанья-чаритамрита», Мадхья-лила, 13.145)

[Радхарани сказала Кришне: «Меня не волнует Моя собственная боль, но, когда мы видим лицо матери Яшоды, наши сердца разбиты. Временами Ты практически уничтожаешь обитателей Враджи, а временами Ты возвращаешь их к жизни, приходя во Враджу. Зачем Ты оставляешь их в живых — лишь для того, чтобы причинять им боль?»]

Когда Радхарани задала этот вопрос, Кришна дал Ей очень сладостный ответ: «Я прихожу во Враджу Дхаму каждый день, но Ты думаешь, что это иллюзия или сон. Это не так; то и вправду Я!» Отвечая Ей, Кришна произнес следующий стих, содержащийся в «Шримад-Бхагаватам»:

майи бхактир хи бхӯта̄на̄м амр̣татва̄йа калпате
диш̣т̣йа̄ йад а̄сӣн мат-снехо бхаватӣна̄м̇ мад-а̄панах̣

(«Шримад-Бхагаватам», 10.82.44)

«Преданность вас всех несравненна, и Я не в силах дать вам что-либо взамен. В целом преданность Мне одаривает всех и каждого экстазом, но Я черпаю экстаз в вашей преданности. В таком положении Я нахожусь».

Шрила Кришнадас Кавирадж Госвами дал прекрасное объяснение этого стиха в «Шри Чайтанья-чаритамрите»:

сеи ш́лока ш́уни’ ра̄дха̄ кха̄н̣д̣ила сакала ба̄дха̄
             кр̣ш̣н̣а-пра̄птйе пратӣти ха-ила

(«Шри Чайтанья-чаритамрита», Мадхья-лила, 13.159)

Он сказал: «Слыша этот стих, Радхарани поверила: „Слова Кришны правдивы“, и боль в Ее сердце ушла».

Каждый стих, помещенный Шрилой Кришнадасом Кавираджем Госвами в этот раздел «Шри Чайтанья-чаритамриты», необычайно прекрасен и хорош. Мы никогда бы не сумели постичь те смыслы, которые он открыл нам. Мы знаем санскрит и лежащий на поверхности смысл стихов, но этого недостаточно; эти стихи содержат гораздо более глубокие смыслы, вплоть до глубочайших, и Кавирадж Госвами открыл нам их.

Мы постоянно слышим о Радхарани и гопи, однако есть одно высказывание Кавираджа Госвами о Яшомати:

на̄ ган̣и а̄пана-дух̣кха декхи’ враджеш́варӣ-мукха
             враджа-джанера хр̣дайа видаре

(«Шри Чайтанья-чаритамрита», Мадхья-лила, 13.145)

Радхарани сказала Кришне: «Мы так опечалены. Порой мы падаем в обморок в разлуке с Тобой, но не это служит проявлением нашей горшей печали. Самую нестерпимую боль мы испытываем, видя лицо матери Яшомати».

Шри Чайтанья Махапрабху относился к матери Шачи с величайшим почтением и уважением. Он выражал ей максимум почтения, которое только возможно было выражать для санньяси — и даже более того. Причина тому такова [причиной, по которой Махапрабху выражал величайшее почтение матери Шачи, служит безмерная глубина Ее любви в разлуке].

Шрила Рупа Госвами прекрасно это понимал, и всякий раз, когда он сочинял стихи, прославляющие Чайтаньядева, он кланялся матери Шачи.

анарпита-чарӣм̇ чира̄т карун̣айа̄ватӣрн̣ах̣ калау
самарпайитум уннатоджджвала-раса̄м̇ сва-бхакти-ш́рийам
харих̣ пурат̣а-сундара-дйути-кадамба-сандӣпитах̣
сада̄ хр̣дайа-кандаре спхурату вах̣ ш́ачӣ-нанданах̣

(«Шри Чайтанья-чаритамрита», Ади-лила, 1.4)

[«Пусть сияющий, золотой Господь, сын Шачи, будет всегда проявлен в глубине моего сердца».]

Шачи-нандан Гаурахари [Гаурахари, сын Шачи] всегда был идеалом Шрилы Рупы Госвами. Шрила Рупа Госвами знал, насколько значимы взаимоотношения Господа с матерью Шачи, и мы видели, что наш Шрила Гуру Махарадж также знал эту истину.

Шрила Рупа Госвами во всех своих произведениях прославлял мать Шачи и представлял Господа как Шачи-нандана Гаурахари [сына Шачи, Гаурахари], поскольку никто не может терпеть то, что терпела Шачи Деви. Она терпела все для того, чтобы мир обрел благословения. Кроме того, мать Шачи знала, что Махапрабху Шри Чайтаньядев не только является юга-аватаром; она знала, что в Гамбхире Он переживает экстаз высшей природы. Почти каждую неделю мать Шачи получала известия об этом.

Таков божественный дар нашего Гуру Махараджа нам, и, чтобы его понять, мы должны найти прибежище в концепции Махапрабху, данной Шрилой Сарасвати Такуром и Шрилой Бхактивинодом Тхакуром, которые подарили нам великое множество книг и песен. Все их произведения совершенны с точки зрения формы и стиля.

Примечание:

Данная публикация представляет собой фрагмент лекции Шрилы Говинды Махараджа, данной им 14 июня 2007 года и размещенной нами здесь в память о том, как Шриман Махапрабху принял санньясу, а также в память о представлении Шрилы Говинды Махараджа, согласно которому интенсивность не только мадхура-расы, но и ватсалья-расы в играх Шримана Махапрабху превосходит расу, которую можно испытать во всех иных играх всех иных аватар Господа.



English

Śrīla Bhakti Sundar Govinda Dev-Goswāmī Mahārāj 

Intolerable Separation

http://www.gaudiyadarshan.com/posts/intolerable-separation/

Śrīla Gurudev explains the depth of separation felt in vātsalya-rasa.

 

Kṛṣṇa Himself appeared as Śrī Gaurāṅgadev, as well as Śrī Chaitanya Mahāprabhu. Kṛṣṇa took the heart and halo of Rādhārāṇī and appeared as Śrī Gaurāṅgadev. Later, after His sannyās, He became Śrī Chaitanyadev.

There is an expression of Rādhārāṇī in Śrī Chaitanya-charitāmṛta:

nā gaṇi āpana-duḥkhadekhi’ vrajeśvarī-mukha
               vraja-janera hṛdaya vidare
kibā māra’ vraja-vāsīkibā jīyāo vraje āsi’
            kena jīyāo duḥkha sahāibāre?

(Śrī Chaitanya-charitāmṛta: Madhya-līlā, 13.145)

“We are not considering our own heart’s pain; when we see the face of Mother Yaśodā—the condition of Mother Yaśodā without Your presence here, our hearts break again and again. We cannot tolerate that pain. We can tolerate our own pain, but we cannot tolerate seeing the pain of Mother Yaśodā.”

We can see that the situation of Mother Śachī when Śrīman Mahāprabhu took sannyās was similar to that of Mother Yaśomatī when Kṛṣṇa left Vṛndāvan. When Śrīman Mahāprabhu decided to take sannyās, He told five people. One of them was Mother Śachī, and when she heard, she fainted. Mahāprabhu showed her His divine form and said, “Who are you? And who am I?” Then Mother Śachī felt some nourishment for the time being, but when Mahāprabhu left, Mother Śachī fell into a coma-like condition. She was seated outside the house in the middle of the night as Mahāprabhu left. She fell into a coma-like state when she saw Him leaving. Mahāprabhu touched her lotus feet and then left. Mother Śachī did not express anything at that time.

In Vraja Dhām, when Kṛṣṇa left, Mother Yaśomatī and Nanda Mahārāj reacted similarly. There is some speciality here [in the separation felt within vātsalya-rasa], and that same speciality is present in the Pastimes of Mahāprabhu.

rākhite tomāra jīvana, sevi āmi nārāyaṇa
             tā̐ra śaktye āsi niti-niti
tomā-sane krīḍā kari’, niti yāi yadu-purī
       tā̐hā tumi mānaha mora sphūrti

(Śrī Chaitanya-charitāmṛta: Madhya-līlā, 13.154)

Kṛṣṇa told Rādhārāṇī, “To maintain Your affectionate form, I am worshipping Nārāyaṇ every day, and I am getting some power from Nārāyaṇ.” Kṛṣṇa did not say, “I have My own power”, He said, “Every day I am going to Vraja Dhām, I am playing with You, and You are enjoying with Me. But when I come back to Dvārakā, You feel as though it was only a dream. But it is not a dream; it is truth!”

Mahāprabhu also performed these types of Pastimes, and He sent Dāmodar Paṇḍit to Mother Śachī in Nabadwīp and told him, “When My mother makes offerings to Nārāyaṇ and thinks of Me, I come there and take prasādam. Really, I am taking prasādam there. My mother thinks it is an illusion, but it is not. It is truth! She thinks that she may have forgotten to making an offering for Nārāyaṇ, but this is not the case. When She offers food, I go there, take the prasādam, and then come back here. I did this on this particular day. Remind My mother of this, and then she will believe it.” Mahāprabhu instructed Dāmodar Paṇḍit to give Mother Śachī this message.

We always remember Rādhārāṇī, Her associates, and the other Vraja-gopīs, but we forget Nanda Mahārāj and Yaśomatī Mayī. But Śrīla Kṛṣṇadās Kavirāj Goswāmī mentioned:

nā gaṇi āpana-duḥkha, dekhi’ vrajeśvarī-mukha
                vraja-janera hṛdaya vidare
kibā māra’ vraja-vāsī, kibā jīyāo vraje āsi’
            kena jīyāo duḥkha sahāibāre?

(Śrī Chaitanya-charitāmṛta: Madhya-līlā, 13.145)

[Rādhārāṇī said to Kṛṣṇa: “I do not care about My own pain, but when we see the face of Mother Yaśodā, our hearts breaks. Sometimes You nearly kill the residents of Vraja, and sometimes You enliven them by coming to Vraja. Why do You keep them alive just to cause them pain?”]

When Rādhārāṇī asked this question, Kṛṣṇa gave a very sweet answer: “I am going to Vraja Dhām every day, but You are thinking it is an illusion or a dream. It is not; truly it is Me!” To answer Her, Kṛṣṇa spoke this verse, which is found in Śrīmad Bhāgavatam:

mayi bhaktir hi bhūtānām amṛtatvāya kalpate
diṣṭyā yad āsīn mat-sneho bhavatīnāṁ mad-āpanaḥ

(Śrīmad Bhāgavatam: 10.82.44)

“You all have incomparable devotion, and I cannot give you anything in return for it. Generally, divine devotion to Me gives everyone ecstasy, but I get ecstasy from your devotion. This is My situation.”

Śrīla Kṛṣṇadās Kavirāj Goswāmī gave a very nice explanation of this verse in Śrī Chaitanya-charitāmṛta:

sei śloka śuni’rādhā khāṇḍila sakala bādhā
          kṛṣṇa-prāptye pratīti ha-ila

(Śrī Chaitanya-charitāmṛta: Madhya-līlā, 13.159)

He said, “Hearing this verse, Rādhārāṇī believed, ‘What Kṛṣṇa is saying is the truth’, and the pain in Her heart was gone.”

Every verse within what Śrīla Kṛṣṇadās Kavirāj Goswāmī expressed in this section of Śrī Chaitanya-charitāmṛta is extremely beautiful and good. We could never have conceived of the meanings he has given. We know Sanskrit and the meanings of the verses he quoted, but that is not sufficient; deeper and deeper meanings are there—the deepest meaning is there—and Kavirāj Goswāmī has revealed it.

We are always hearing about Rādhārāṇī and the gopīs, but there is this one expression of Śrīla Kṛṣṇadās Kavirāj Goswāmī about Yaśomatī:

nā gaṇi āpana-duḥkha, dekhi’ vrajeśvarī-mukha
            vraja-janera hṛdaya vidare

(Śrī Chaitanya-charitāmṛta: Madhya-līlā, 13.145)

Rādhāraṇī said to Kṛṣṇa, “We are so sad. We sometimes faint in separation from You, but that is not the most extreme sadness for us. Our most extreme sadness is seeing the face of Mother Yaśomatī.”

Śrī Chaitanya Mahāprabhu gave great respect and honour to Mother Śachī. He gave as much honour as is possible for a sannyāsī to give—He gave everything, and He gave even more than that. The cause of that is this [the cause of Mahāprabhu showing great honour to Mother Śachī is the great depth of Her love in separation].

Śrīla Rūpa Goswāmī understood this very well, and whenever he composed verses in glorification of Chaitanyadev, he would bow down to Mother Śachī.

anarpita-charīṁ chirāt karuṇayāvatīrṇaḥ kalau
samarpayitum unnatojjvala-rasāṁ sva-bhakti-śriyam
hariḥ puraṭa-sundara-dyuti-kadamba-sandīpitaḥ
sadā hṛdaya-kandare sphuratu vaḥ śachī-nandanaḥ

(Śrī Chaitanya-charitāmṛta: Ādi-līlā, 1.4)

[“May the radiant, golden Lord, the son of Śachī, always be manifest in the core of your heart.”]

Śachī Nandan Gaurahari [‘Śachī’s son Gaurahari’] was always Śrīla Rūpa Goswāmī’s ideal. Śrīla Rūpa Goswāmī knew the importance of the Lord’s relationship with Mother Śachī, and we have seen that our Guru Mahārāj also knew this same line.

Śrīla Rūpa Goswāmī praised Mother Śachī everywhere, and identified the Lord as Śachī Nandan Gaurahari [‘Śachī’s son Gaurhari’] because no one can tolerate what Śachī Devī did. She tolerated everything so that the world would be blessed. Also, Mother Śachī knew that Mahāprabhu Śrī Chaitanyadev is not only a Yuga-avatār; she knew he was tasting a higher type of ecstasy in the Gambhīrā. Mother Śachī would get news of this almost every week.

This is the divine gift of our Guru Mahārāj to us, and to understand it, we must take shelter of the conception of Mahāprabhu given by Śrīla Saraswatī Ṭhākur and Śrīla Bhakti Vinod Ṭhākur, who gave us so many books and so many songs. Everything they have written is very, very perfectly expressed.

Reference

Excerpted from Śrīla Govinda Mahārāj’s lecture on of 14 June 2007 and presented in remembrance of Śrīman Mahāprabhu’s acceptance of sannyās and Śrīla Govinda Mahārāj’s vision that the intensity of not only madhura-rasa, but also vātsalya-rasa, in the Pastimes of Śrīman Mahāprabhu surpasses the rasa tasted within all others Avatārs and Pastimes of the Lord.


Главная | Миссия | Учение | Библиотека | Контактная информация
Пожертвования