День ухода Шрипада Б. Ш. Вайшнава Махараджа. Шрила Б. А. Данди Махарадж, Сатья Сундар Прабху. 10 января 2020 года. Лахта, Санкт-Петербург




Russian

Шрила Бхакти Ашрай Данди Махарадж
Шрипад Сатья Сундар Прабху

День ухода Шрипада Б. Ш. Вайшнава Махараджа

(10 января 2020 года. Лахта, Санкт-Петербург)


Шрила Данди Махарадж: Джай Шрипад Бхакти Шаран Вайшнав Махарадж ки джай! Сегодня такой одновременно и великий, и скорбный день, потому что в этот день в 2012 году Вайшнав Махарадж нас покинул. Я хорошо помню, и все преданные помнят то, какой скорбью были полны сердца преданных, когда Вайшнав Махарадж ушел. Сколько было отзывов, сколько было печали. Но вместе с тем это, конечно, [духовно] возвышающий день, очень светлый день, поскольку все равно мы понимаем, что уход вайшнава из этого мира — это определенная мистерия и событие такого, без преувеличения, космического масштаба. Так что в этом смысле день ухода вайшнава — это очень серьезный, торжественный день.

#00:01:05#

Есть два праздника, связанных с именем вайшнава, — это празднование дня его явления и дня его ухода. Причем, согласно вайшнавскому этикету, считается, что день ухода даже более почетен, чем день явления. И чувства, которые мы испытываем в день ухода [вайшнава], гораздо более возвышенные и гораздо более сложные. Вайшнав уходит, и тем самым в своей земной жизни он ставит какой-то знак вопроса что ли. Он теперь говорит: «Что будет дальше? В каком смысле мы теперь можем быть связаны с вайшнавом?» Вайшнав Махарадж всегда подчеркивал величие преданных. Что всегда было видно в личности Вайшнава Махараджа — это именно это настроение. Он всегда говорил о живом. И он сам было очень живым, и всегда говорил о живом. Его интересовала именно живая, настоящая духовная жизнь. И эта живая жизнь у него была как раз в общении с вайшнавами, в общении с садху. Он всегда подчеркивал это общение с садху. Он очень глубоко понимал, кто такой садху, и очень серьезно к этому относился. Он говорил все время о садху-санге, о том, как это необходимо.

#00:02:43#

Вместе с тем он очень избирательно подходил к этому понятию «садху». Далеко не к каждому это относилось. Поэтому из всех духовных учителей он довольно решительно выбрал Говинду Махараджа и посвятил ему всю свою жизнь. Он говорил, что этого достаточно. Он всегда говорил: «Я „пью“ из Шрилы Гурудева и не хочу пить ни из какого другого источника. Я считаю, что этот источник самый настоящий. И никакого другого мне больше не нужно». В этом смысле он был очень ярым приверженцем Гурудева, Говинды Махараджа. И он к этому пришел внутренне. Он был в ИСККОН долгое время. Причем в ИСККОН он занимал очень почетный пост — он даже был в Джи-Би-Си ИСККОН какое-то время. Он вспоминал об этом в своих лекциях. Но потом, после ухода Шрилы Прабхупады, он пришел к Шридхару Махараджу. Затем он пришел к Гурудеву. В общем, он полностью отдал всего себя служению Гурудеву, Говинде Махараджу. Он всегда был готов всем пожертвовать ради Говинды Махараджа. Вообще всем — всей своей жизнью, всеми своими интересами. Всегда. Что бы Гурудев ни попросил, он был готов исполнить.

#00:04:17#

Была такая история, ее рассказывал Парамананда [Прабху]. Они ходили с Гурудевом на встречу с одним индийским врачом. Гурудев просто хотел с ним поговорить, но официальным поводом визита к врачу была кровь, т. е. нужно было сдать кровь. Гурудев сказал: «Я не хотел бы сдавать кровь. Кто-нибудь другой должен сдать кровь». Тогда Вайшнав Махарадж посмотрел на Парамананду и спросил: «Парамананда, ты готов сдать свою кровь?» Парамананда спросил: «Это так обязательно?» Вайшнав Махарадж сказал: «Гурудев хочет увидеть этого врача, он хочет с ним поговорить. И для этого нужно сдать кровь. Ты отдашь кровь, чтобы Гурудев смог увидеть этого врача?» В общем, этот вопрос решился как-то по-другому, какими-то деньгами. Но в целом таким всегда было настроение Вайшнава Махараджа — отдать все что угодно для Гурудева, потому что ничего не жалко. И это было в нем настоящее настроение, совершенно искреннее. Все всегда были уверены, что он не задумываясь отдаст жизнь за Шрилу Гурудева, если это понадобится. Такого рода преданность была у него. Понимание преданности, шаранагати, у Вайшнава Махараджа было абсолютно честным. Если он предавался, то он предавался всей душой, до конца, полностью. Без всяких компромиссов. И он в целом принадлежал к такой социальной среде, в которой это было принято, — простое, ясное понимание преданности. Он искал именно такую личность, которой он мог бы предаться. И он обрел эту личность, которая потом стала для него символом всей его жизни.

#00:05:57#

Ни для кого не секрет, что после ухода Говинды Махараджа Вайшнав Махарадж уже не испытывал большого желания жить. Поэтому он так быстро ушел. Он не боролся со своей болезнью. Он чувствовал после ухода Гурудева, что его миссия в этом мире была исполнена. Пока Гурудев был [в этом мире], Вайшнав Махарадж всячески заботился о том, чтобы у Гурудева все было. Он устраивал туры, заботился о преданных, поддерживал их. Но потом, после того как Гурудев ушел, Вайшнав Махарадж уже не заботился о своей жизни. Это поколение великих преданных. Среди всех преданных Говинды Махараджа Вайшнав Махарадж был одним из немногих преданных, которые были очень близки Гурудеву. Причем он был ему близок духовно. Гурудев постоянно обсуждал серьезные, эзотерические стихи из шастр — из «Чайтанья-чаритамриты», из поэзии Рагхунатха Даса Госвами. У Гурудева всегда было желание обсуждать эту поэзию, эти чувства [выраженные в этих стихах], и Вайшнав Махарадж был одним из немногих, с кем он это постоянно обсуждал. Часто можно было видеть, как они обсуждают интересные, сокровенные, очень сложные стихи, очень возвышенные стихи. Обычно Гурудев это не обсуждал на людях. Он уединялся со своими самыми близкими преданными.

#00:07:28#

Мы даже не можем представить себе, насколько близок был Вайшнав Махарадж к Гурудеву. Гурудев даже сказал, что он полностью доверяет Вайшнаву Махараджу. Настолько доверяет, что может даже доверить ему свою жизнь, которую он может доверить мало кому, т. е. практически никому. Очень малому количеству людей он так доверял, как Вайшнаву Махараджу. Действительно, сила преданности, сила любви Вайшнава Махараджа к Гурудеву непомерна. Это в нем было самое главное и это в нем очень чувствовалось. Почему мы говорим, что Вайшнав Махарадж представлял для нас духовный мир? Он безусловно представлял духовный мир. Каким образом? Он полностью отказался от своей земной личности, для того чтобы стать слугой Гурудева. У него была своя земная личность, тоже интересная. Сейчас мы об этом подробнее расскажем. Но вместе с тем все понимали, что эта земная личность не самостоятельная, что она существует только для того, чтобы служить Шриле Говинде Махараджу. И это секрет преданности. В этом смысле Вайшнав Махарадж — очень яркий пример такого отказа от всего ради служения духовному учителю. Это такой яркий, настоящий пример того, о чем мы всегда читаем. Он был таким очень серьезным, ярким примером.

#00:08:58#

Но при этом он чуждался ханжества, притворства. Он никогда не хотел, чтобы его считали религиозным человеком. Скорее, он всегда пытался создать вид, что он самый обычный человек. Самый обычный из всех, кто только существует. В этом была его уникальность. Но он раскрывался. Безусловно, он раскрывался в своих лекциях, в своем общении. И каждый, кто с ним общался, понимал, что эта его как бы обычность — это только внешняя обычность.

#00:09:32#

Вайшнав Махарадж был глубоким знатоком «Чайтанья-чаритамриты». Он знал такие стихи, которые знал только Говинда Махарадж. И когда Говинда Махарадж не мог даже вспомнить какие-то стихи, внезапно Вайшнав Махарадж мог напомнить эти стихи, они из него исходили. В этом интересе Вайшнава Махараджа к этой поэзии есть его внутреннее, очень глубокое чувство. У него была очень глубокая привязанность к этой поэзии, к этим чувствам, которые были выражены [в вайшнавской поэзии], к «Гопи-гите». Он знал очень много, он знал наизусть, видимо, все те стихи, которые повторяли наши ачарьи. И он знал также большие фрагменты из «Чайтанья-чаритамриты» наизусть. Он испытывал большой вкус к «Чайтанья-чаритамрите». Когда он говорил о «Чайтанья-чаритамрите», он как бы уже пребывал в том мире, он как бы жил этим. Это было ярко, очевидно — что он живет этим. Он действительно знал очень много, очень много прекрасных и сложных стихов. Он их учил каждый день. Он каждый день вставал [рано утром]… У него была такая садхана — он повторял «Чайтанья-чаритамриту», читал Бхагавад-гиту, какие-то стихи постоянно. В принципе, единственным интересом его жизни было служение Гурудеву и изучение этих стихов.

#00:11:16#

Вместе с тем он постоянно подчеркивал любовь к преданным. Он очень любил преданных, любил ходить к ним в гости, узнать, как у них дела. В общем, он всегда был человеком сердца в этом смысле, человеком очень больших, теплых, сердечных отношений с преданными. Он также объяснял, что это самое главное, самое основное. И он всегда пресекал попытки сделать из этого какую-то организацию. Он очень не любил организацию. Он часто говорил, что не любит организацию, организованную религию. Он предпочитал семейные отношения с преданными и всегда это подчеркивал. Я не знаю, с какой огромной любовью к нему относились преданные. Он всегда вызывал просто огромную любовь у всех преданных, умел завоевывать сердца. Он всегда служил для всех таким светочем, источником вдохновения.

#00:12:20#

Человеком он был очень сильным внутренне — это в нем чувствовалось. Поэтому в его присутствии устранялись любые страхи, любые сомнения, любое замешательство. Притом он не требовал комфорта, он был очень скромным в своем быте. Все понимали, кто это — Вайшнав Махарадж, насколько это великая личность. При этом он ни одним словом, ни одним жестом не показывал, что он чего-то стоит. Я помню, он прилетел из Америки [в Москву] на Кисельный, и его забыли встретить. Кто-то говорил, что должен приехать Вайшнав Махарадж, что его нужно встретить, шли разговоры. И в это время, пока все эти разговоры шли, раздался звонок, открыли дверь, и оказалось, что сам Вайшнав Махарадж стоит на пороге. Его забыли встретить, он вышел из самолета, взял такси, сам по карте нашел Кисельный, сам приехал. Он сказал: «Hello!»

#00:13:39#

Потом приключения продолжались. Тогда преданные так относились к гостям на Кисельном, что вообще боялись появиться им на глаза. Он приехал, и все от него разбежались. Он пошел в свою комнату, к Акинчану Махараджу, и сидел там с компьютером. А преданные вообще боялись где-то там [появиться]… И так он сидел-сидел, и [подумал]: «Что-то я голоден». Он спустился на кухню, нашел там кого-то и спросил: «Ну что — жрать-то будем?» Тогда они стали говорить, что нечего есть, никто не умеет готовить. И я спросил тогда, что ему приготовить. И он сказал: «Да купите на улице какого-нибудь дерьма». Ему купили печенье, и он спросил: «А кто-нибудь пробовал это печенье?» Ему сказали: «Нет. Сначала же надо накормить вайшнава». Он сказал: «Нет. В нашей сампрадае мы сначала пробуем, а потом предлагаем. Потому что вдруг это отрава». Печенье оказалось вкусное, он это печенье принял.

#00:15:06#

В целом это, конечно, был очень экстравагантный внешне человек. Но потом, когда он начинал читать лекции, мы чувствовали себя на небе, а не на земле. У него было глубокое внутреннее понимание духовной жизни. Очень бескомпромиссное. Парамананда [Прабху] рассказывал, что он нашел книжку Шридхара Махараджа, принес ее Вайшнаву Махараджу и спросил: «Что вы думаете об этой книге?» Это была книга, изданная другим Матхом, не нашим. Вайшнав Махарадж взял ее, полистал и сказал: «Выкинь ее в мусор». Его спросили: «Как в мусор? Это же книга Шридхара Махараджа!» Он сказал: «Я полистал эту книгу — тут ни разу не упоминается Говинда Махарадж. Поэтому я считаю, эта книга отстойная. Выкинь в мусор». В общем, он был такого бескомпромиссного склада [характера].

#00:16:05#

И он действительно всегда говорил людям то, что думал. Иногда это нравилось, иногда нет, но в целом человеком он был очень прямым. Если ему что-то не нравилось, он прямо говорил, что ему [это] не нравится. В этом не было никаких компромиссов. Преданные всегда с большой любовью относились к Вайшнаву Махараджу. И мы видим на этих фотографиях… Кто-то из здесь сидящих, конечно, его не знал. Но мы видим, что при том, что он старался как-то опроститься, был человеком из народа, мы видим по всему его складу, по его виду, что он не был человеком из народа. У него благородный облик. Видно, что это утонченный человек. Он и правда ценил поэзию, любил поговорить о Блейке, о Джоне Доне — об этих английских поэтах. В целом он был душой очень возвышенной. Но он не показывал вида может быть, он стремился быть таким простым парнем. У него было тело в наколках, он ездил на мотоцикле, знал бокс, занимался еще какими-то единоборствами. И он в Матхе даже основал специальную гвардию защиты Гурудева. Там были такие пацанята, и Вайшнав Махарадж учил их защищать Гурудева. Он основал свою группу прикрытия.

#00:17:43#

Он был очень ярким сторонником Говинды Махараджа. В этом смысле он был абсолютно бескомпромиссным. Если кто-то сравнивал Шрилу Говинду Махараджа с кем-то из духовных учителей, то Вайшнав Махарадж сразу же это все разносил. Притху рассказывал, что он или кто-то другой спросил Вайшнава Махараджа об Иисусе Христе. Вайшнав Махарадж сказал: «Да, Иисус Христос был неплохим проповедником. Но не таким, как Говинда Махарадж. Говинда Махарадж гораздо выше». В таком духе. Может, Сатья Сундар расскажет что-то? Он близко знал Вайшнава Махараджа, долго жил с ним.

#00:18:41#

Шрипад Сатья Сундар Прабху: Данди Махарадж очень ярко, очень точно, очень гармонично описал Вайшнава Махараджа. Извините, что я сейчас говорю в личном плане, но для меня это был очень большой и близкий друг. И с его уходом связано много ярких воспоминаний. Прославляя Вайшнава Махараджа в день его ухода, можно вкратце, но очень быстро охватить его жизнь. Мне повезло, потому что мне частенько приходилось с ним вдвоем путешествовать. Мы сидели с ним вдвоем в машине или на мотоцикле иногда и передвигались на очень большие расстояния. Это время всегда проходило за беседами. Мы общались очень тесно с ним, и Вайшнав Махарадж рассказывал мне те вещи, которые он обычно не рассказывал на публике.

#00:20:07#

Каким-то образом я заслужил его доверие. И это доверие мне заслужить было очень непросто. Первый раз, когда я увидел Вайшнава Махараджа (тогда его звали Шруташрава Прабху), это было в Соквеле, во время одного из приездов Шрилы Говинды Махараджа [в США]. Он путешествовал в мировом турне и посетил Америку. Сначала он был в Нью-Йорке, а потом полетел в Калифорнию, в Соквел, на Роуди Голдж (?), где находится наш храм. И там впервые я увидел… Мы с Авадхутом Махараджем (тогда еще Джаганнатхой Валлабхой [Прабху]) прилетели в Калифорнию, и я увидел Вайшнава Махараджа. Он, конечно, сразу вызвал большой интерес, потому что он всегда находился рядом с Говиндой Махараджем. Он был его личным водителем, охранником и никогда не отходил [от него], т. е. всегда сидел подле него, всегда находился с ним. Где бы он ни был: в Индии или еще где-то — он всегда находился при Говинде Махарадже. Сразу было видно, что он непростой товарищ. Это чувствуется. И я никак не мог к нему приблизиться на самом деле. У меня так и не получилось в Калифорнии с ним познакомиться. Он так меня и не подпустил к себе, наблюдал за нами издалека, как за русскими шпионами. Это шутка конечно. Он часто потом говорил это как бы в шутку. И уже в первый раз я с ним познакомился в Мексике. Наверное, через год он сам подошел ко мне, и с этого момента у нас завязалась очень тесная дружба.

#00:22:10#

Вайшнав Махарадж — яркая личность, яркий индивидуум во всех отношениях. Сегодня много раз Данди Махарадж произносил слово «компромисс». Я думаю, что из жизни Вайшнава Махараджа и из его характера это слово можно просто вычеркнуть. У него не было слова «компромисс» — это человек, который либо делал, либо не делал. Он никогда не шел ни на какие компромиссы. Даже если ты его близкий друг и товарищ. И иногда [он] мог вступить в очень жесткую конфронтацию с человеком. Он не любил говорить дипломатично, он всегда говорил правду людям, нравится это им или не нравится.

#00:23:03#

Его детство прошло в Нью-Йорке. Он выходец из семьи американских ирландцев. По паспорту его зовут Чарльз Киркман. Он жил какую-то часть своей жизни в районах Нью-Йорка и был сложным подростком, как у нас говорят. Это [было] как раз до шестидесятых, до того, как началось [движение] хиппи. Он входил в подростковые банды, был настоящим криминальным преступником одно время. Он человек железной закалки, он был такой дворовой парень. Он мог настучать любому человеку по голове, если это требовалось. Он был абсолютно безбоязненным и, может быть, в то время безбашенным человеком. В хорошем отношении. Его жизнь так удачно развернулась, когда он в уже чуть более старшем возрасте смог пересечься с первыми искконовскими учениками Бхактиведанты Свами Прабхупады. Он много раз мне рассказывал эту историю. На одном рок-концерте преданные ходили и раздавали благовония и сладкие шарики. И Вайшнав Махарадж как раз находился на этом концерте. Это были то ли «Led Zeppelin» — не помню точно… И так он впервые увидел преданных и затем пришел в храм через какое-то время. И когда он пришел в храм, он оттуда уже не вышел, насколько я помню. Там он познакомился со своей будущей супругой, Санатани [Диди]. Вайшнав Махарадж также оставил нам большое наследство как свое потомство. У него семь детей, если не ошибаюсь. Его супруга Санатани, с которой он прожил длинную жизнь, находится до сих пор в Калифорнии, до сих пор служит в храме, воспитывает детей. Дети уже довольно взрослые.

#00:26:00#

Самое уникальное качество в Вайшнаве Махарадже — это его блистательный ум и совершенно нечеловеческая память. Он мог запоминать очень много. Как Данди Махарадж рассказывал сегодня, он помнил очень много шлок, стихов, отрывков из книг. Он всех людей всегда называл по имени. Он довольно часто посещал разные страны. Когда Шрила Говинда Махарадж ехал куда-то, если Вайшнав Махарадж мог найти средства, он обязательно летел с ним или в Бразилию, или в Индию, в Мексику, в Россию. Для него никогда не было вопроса: приехать или не приехать? Я думаю, что он даже был способен пойти ограбить банк и полететь, если бы Гурудев его попросил приехать. А Гурудев часто просил его прилететь, если происходили важные события. Когда что-то происходило, когда что-то нужно было решать, то Гурудев всегда очень хотел, чтобы Вайшнав Махарадж присутствовал, был рядом с ним. И Вайшнав Махарадж в этот момент прилетал бескомпромиссно. Частенько у него не было денег. Они у него то были, то их не было.

#00:27:37#

Он много лет проработал водителем, он водил большие фуры — он был дальнобойщиком. В Калифорнию он приехал на своем «Харлее», носился [на нем], пока не познакомился с преданными. И даже сколько-то лет ему пришлось провести в федеральной тюрьме. На самом деле это не тема нашего разговора, но я знаю, что Вайшнав Махарадж сидел не за себя. Он сидел за одного преданного, у которого была семья, дети. И Вайшнав Махарадж милостиво отсидел за него несколько лет. Это говорит о суровости, бескомпромиссности и силе этого человека. Сидя в тюрьме, он там проповедовал, учил шлоки, читал книги. Мало того, он еще стал программистом. Он никогда не был программистом до этого, но в тюрьме он выучил язык программирования. И когда он вышел на свободу, то работал в городе рядом с храмом, при одной службе. Там он также писал какие-то программы — в общем, использовал свои знания, которые приобрел. «Вайшнава-тошани» — это была его обязательная колонка, свой веб-сайт, своя вайшнавская газета, которой он посвящал тоже очень много времени. Он ее постоянно вел на протяжении многих лет.

#00:29:46#

Он очень любил путешествовать и его ближайшим другом был его мотоцикл. Он очень любил мотоциклы, он поменял очень много мотоциклов и мог свободно сесть на него и поехать в Северную Калифорнию, доехать до Лос-Анджелеса, потом поехать в Южную Калифорнию, доехать до границы с Мексикой, пересечь ее, поехать на программу. Его часто приглашали в Мексику. Есть Мексика далекая, есть близкая к Америке. Ближайшая к Калифорнии Мексика — это город Тихуана, куда он очень часто приезжал. Это такое же расстояние, даже чуть больше, чем [от Санкт-Петербурга] до Москвы. Еще на одну треть, наверное, больше, т. е. почти тысяча километров. Километров девятьсот или восемьсот получается. И он частенько так садился на свой мотоцикл, клал свои книжки, тетрадки и мчался куда-то с целью попроповедовать, пообщаться с вайшнавами. С ним связано на самом деле очень много интересных случаев.

#00:31:16#

Шрила Говинда Махарадж очень любил Вайшнава Махараджа — это самое главное. И, наверное, это и есть самая главная концептуальная ось, про которую мы говорим, вспоминая Вайшнава Махараджа. Потому что это был один из паршадов Гурудева, один из близких ему людей, один из самых преданных людей Шрилы Говинды Махараджа. И это превосходит все другие заслуги и другие качества Вайшнава Махараджа.

#00:32:17#

Мы говорили, что Вайшнав Махарадж был абсолютно бескомпромиссный человек. Его иногда останавливали полицейские, но Вайшнав Махарадж никогда их не боялся. Обычно люди перед полицейскими начинают затихать, умолять [их] или выпрашивать [о чем-то]. Но Вайшнав Махарадж мог послать его куда-нибудь [подальше]. Однажды его остановил один полицейский и Вайшнаву Махараджу это не понравилось, потому что ему казалось, что он остановил его незаконно, что Вайшнав Махарадж ничего не нарушал. Полицейский стал с ним спорить и Вайшнав Махарадж сказал: «Да иди ты!» Полицейский выписал ему один штраф, но Вайшнав Махарадж разорвал квитанцию. Тогда полицейский выписал штраф еще больше. Вайшнав Махарадж, по-моему, тоже порвал [эту] квитанцию и выкинул.

#00:33:13#

А один раз, когда я пересекал границу Мексики [следуя] в Америку, я случайно оставил свой документ, нужный для въезда в Америку, на американской стороне, просто не взял с собой. Мы ехали все вместе в машине, но меня не выпустили, а им всем можно было проезжать. Там был Вайшнав Махарадж, Джаганнатх Свами и еще несколько преданных. В общем, мне нужно было остаться и ждать, пока кто-нибудь привезет этот документ. Так получилось, что Вайшнав Махарадж стал возмущаться. Пограничники — это обычные люди на таможнях не только в Америке, но и во многих странах. Даже если в Финляндию поедете. Как правило, они очень холодные [в общении] с людьми, никогда не вступают в какие-то дебаты. И когда тот пограничник стал с ним говорить, Вайшнав Махарадж сказал ему что-то очень колкое. И тот решил начать: «Давай, показывай мне свои документы», еще что-то такое. И говорит: «Ты кто?» Вайшнав Махарадж говорит: «Я американец». Тот тоже американец, но Вайшнав Махарадж сказал: «А ты кто?» Нужно обладать особой смелостью, чтобы спросить погранца вот так вот в лицо. И тот говорит: «Ну, я на Филиппинах родился». А он говорит: «А я американец. Что ты мне тут права качаешь?» Так он как бы опустил этого человека, тот проиграл эту битву. Тот хотел его немножко опустить морально, но получилось так, что Вайшнав Махарадж сам опустил этого человека. Это мелочи, которые всегда интересно вспоминать.

#00:35:45#

Вайшнав Махарадж мог легко подраться с кем угодно. Я много раз в своей жизни разнимал людей, оттаскивал иногда Вайшнава Махараджа, либо оппонента. Он был удивительный человек. В нем была эта взрывная сила за определенную справедливость и одновременно бескомпромиссность. И высокий интеллект, и высочайшая преданность своему делу.

#00:36:29#

Вайшнав Махарадж сравнивал себя с собакой Гурудева. И для него это был большой комплимент. Он говорил: «Я его сторожевая [собака]». Можно говорить бесконечно, но в этот день еще раз хотелось бы сказать, что с уходом Вайшнава Махараджа мы расстались с очень возвышенной душой, с очень интересным и ярким преданным. Многие люди, которые его знали лично, всегда вспоминают о нем с улыбкой и большим сожалением о том, что у нас осталась [с ним] не физическая связь, а только духовная.

Махарадж, давайте я передам микрофон — кто-то еще может что-то хорошее сказать.

#00:38:07#

Шрипад Виджай Раман Прабху: Он обладал очень большим и тонким чувством юмора. У нас была собака, звали ее Чарлик. Это была моя собака. Он [Вайшнав Махарадж] однажды в плохом настроении сказал: «Я приеду в Америку, куплю собаку и назову ее Виджаем».

Шрипад Сатья Сундар Прабху: Потому что его звали Чарльз Киркман. Его имя было Чарли.

#00:38:39#

Шрипад Виджай Раман Прабху: Так что есть что вспомнить. Это был дружеский шарж. Чарлик тут отжил тринадцать лет. А так он (Вайшнав Махарадж) был, конечно, очень великой личностью, преданным Гурудева. Он всегда отличался экстравагантностью. Когда он снимал вайшнавскую одежду, он всегда выглядел своим парнем.

#00:39:31#

Шрипад Сатья Сундар Прабху: Шрила Говинда Махарадж очень заботился о Вайшнаве Махарадже. И, если вдруг у него были какие-то [финансовые] затруднения, Гурудев даже посылал ему деньги. Потому что он знал, что если что, то Вайшнав Махарадж может пойти и банк какой-нибудь «ковырнуть» и прилететь запросто. Он очень переживал. Я помню, в Таиланде были программы, когда Шрила Говинда Махарадж находился в Бангкоке. Вайшнав Махарадж всегда ездил на мотоциклах, на мопедах. Там вся страна передвигается на них. Но так как Вайшнаву Махараджу было уже не двадцать и не тридцать, и не сорок, и даже не пятьдесят, то Шрила Говинда Махарадж запрещал… Однажды Вайшнав Махарадж неудачно поскользнулся на мокром асфальте и повредил руку. Тогда Шрила Говинда Махарадж запретил ему ездить на мотоцикле. Но отношения между Гурудевом и Вайшнавом Махараджем были уникальные. Вайшнав Махарадж не мог с этим смириться и, как только приехал в Америку, купил себе полицейский «BMW». Это был его последний мотоцикл, он ездил на нем практически до последних своих дней. У него была машина, но так как его любимым транспортом был мотоцикл, то он предпочитал его. Несмотря на свое физическое состояние, он продолжал ездить на мотоцикле.

#00:41:45#

Только что было слайд-шоу, и я увидел последние десять-двадцать фотографий, которые я сделал в Китае. Это была одна из его последних поездок. После Китая он уже, по-моему, вернулся в Калифорнию, пробыл какое-то время [там] и ушел из жизни. И как раз за несколько месяцев до его ухода мне удалось повстречаться с ним в Китае, он там был какое-то время. И мы можем видеть [на фотографиях], что его болезнь уже серьезно охватила его тело. Он был очень худой, цвет кожи изменился. Было по каким-то признакам понятно, что человек болеет тяжело. Но он никогда не подавал вида. Никогда. Он всегда был бодр, он всегда находил в себе силы. И он не принимал болезнь. Он был не согласен со своим диагнозом. Хотя, наверное, самое главное, что он, как Махарадж сказал сегодня, потерял интерес к жизни после ухода его духовного учителя. Это так. Но болезнь, заставившую его уйти, он не принимал. Пару раз я видел, как он посмотрел в зеркало и сказал… Я думаю, что понял смысл того, что он имел в виду. Он был от рождения и до конца настоящий боец. Он пришел в этот мир как мужик, и с высоко поднятой головой он ушел из этого мира в объятия своего духовного учителя. Вайшнав Махарадж ки джай!

Слушательница: А когда он ушел?

Шрила Данди Махарадж: Январь 2012 года.

Слушатель: А сколько лет ему было?

#00:44:56#

Шрила Данди Махарадж: Я сейчас не помню. Еще кто-нибудь хочет что-то рассказать о Вайшнаве Махарадже? Шьям Ранджан Прабху, ты ничего не знаешь? Не помнишь?

#00:45:15#

Шьям Ранджан Прабху: [Не слышно] …и подошел Вайшнав Махарадж, вступил с нами в разговор. Мы общались, общались, и он заметил, что Макханчор [Прабху] смотрит на его часы. И он их снимает: «На, Макханчор, это тебе». Как Сатья Сундар [Прабху] говорит, он был парнем своего двора. И он был настолько близок к нам. Не было вот этого барьера — «Махарадж», мы были прямо на равных. Это очень сильное впечатление произвело на меня. Такая вот история запомнилась очень сильно.

#00:46:22#

Шрипад Сатья Сундар Прабху: Понятно, что он не раз в своей жизни нарушал законы. Один раз он перевез одну преданную через границу. Это очень серьезное преступление в Америке, с одной стороны. Он провез незаконную эмигрантку. Это была девочка из Сербии, по-моему, преданная. Она потом много лет жила в женском храме в Сан-Хосе. Из головы выпало ее имя… Она сербка и частично могла говорить по-русски. И Вайшнав Махарадж как-то переправил ее в своей машине, спрятал. В Мексике он забрал ее, спрятал, заложил какими-то матрасами… Детали я не знаю, но он смог. Если бы его поймали, его посадили бы в тюрьму. Тем более у него были судимости до этого. И ему могли бы «впаять» очень серьезный срок. Но, несмотря на это, Вайшнав Махарадж пошел на этот поступок и привез эту девочку. Она была очень счастлива. Сейчас не могу сказать, где она живет, но много лет она прожила в Калифорнии, в американском храме.

#00:48:02#

Мы говорили, что он ездил по многим странам. И у него была исключительная память — он каждого человека называл по имени. Неважно, где — в Бразилии или в Индии, или в России. Он всегда подходил, и, если знал имя этого человека, [обращался к нему по имени]… Он мог запомнить тысячи человек, кого как зовут. У него память была просто феноменальная.

#00:48:36#

В его жизни были и большие утраты. Один из его детей [погиб]… Он похоронил одного своего взрослого ребенка. По-моему, это был его первый сын. Он погиб при пожаре. Его старшая дочь… Я не помню, кто у них был старший — то ли этот сын, который погиб… У него было двое дочерей, трое сыновей… Сейчас не могу вспомнить, потому что у него дети от двух браков. И первый сын… Он тоже был преданный. Я забыл его духовное имя. Он погиб довольно-таки молодым, сгорел при пожаре. Я был как раз в это время в Калифорнии и видел, как Вайшнав Махарадж держался. Вроде бы он не подавал вида, с одной стороны. Но, с другой стороны, это была очень глубокая рана. Когда родитель хоронит своих детей, это очень страшно. Но Вайшнав Махарадж пережил это.

#00:50:16#

Время от времени он халтурил, продолжал работать — водить траки. Также он переводил, работал над своей вайшнавской газетой. Он очень любил играть в теннис. У него были постоянные партнеры, тоже преданные. Юдхаманью Прабху, который тоже ушел [из этого мира] не так давно — где-то три года назад. Это был его ближайший друг, сосед, живущий рядом с ним. Они «рубились» в теннис, и иногда доходило до драки.

#00:51:04#

Он очень любил музыку, он всегда ездил со своим «Айподом», закачивал туда огромное количество музыки. Также у него было очень много лекций Шридхара Махараджа, Говинды Махараджа. Если ему что-то было надо, он в этом себе не отказывал. Обычно люди, если что-то хотят купить, думают: «Сколько у меня есть денег? Может быть я не смогу сейчас это купить себе. Может быть попозже или что-нибудь подешевле». Но Вайшнава Махараджа никогда ничего не «парило». Если ему что-то было нужно, он шел и покупал, и не важно — есть у него деньги или нет. Ну, в Америке кредитные карты — купил, потом будешь должен. Он принимал очень быстрые решения. Я всегда поражался, потому что я человек совсем другого плана — я сто раз подумаю: нужно — не нужно, можно — не можно, получится — не получится, а стоит ли? Но Вайшнав Махарадж не думал. Если ему было нужно, он шел и покупал. Я всегда завидовал этой его черте, потому что я по гороскопу Весы, мне очень долго нужно принимать решение. Вайшнав Махарадж никогда не думал. Точно так же, когда Шрила Говинда Махарадж звал его приехать в Индию, он появлялся буквально через день. На следующий день он брал билет где-то, неважно, есть у него деньги или нет. И если Шрила Говинда Махарадж знал, что у него финансовые затруднения, он посылал ему деньги, и Вайшнав Махарадж прилетал моментально. Но он все равно бы туда приехал, приполз. Он сделал бы что-то и все равно бы там появился.

#00:53:07#

Шрила Данди Махарадж: А где была эта знаменитая история с дракой? Это был день посвящения, и в это время алтарную так «уделали» — даже доски выдернули из пола. Такая была история с Вайшнавом Махараджем. Гурудев пришел давать посвящение, а в алтарной все переломано и даже доски из пола выдернуты. Потому что Вайшнав Махарадж с кем-то поссорился, по-моему, с Джанарданом Махараджем, и они так решили [вопрос]…

#00:53:33#

Шрипад Сатья Сундар Прабху: Это были трое людей… Во-первых, они были примерно одного возраста — это Ашрам Махарадж, Джанардан Махарадж и Вайшнав Махарадж. Причем из них Джанардан Махарадж сделан совершенно из другого теста. Если что-то происходит, Джанардан Махарадж может впасть в истерику, если нужно, но он человек, который будет решать конфликты дипломатическим путем. Ашрам Махарадж из Мексики — уникальная личность. В день его явления мы говорим о нем много. Но одна из слабостей Ашрама Махараджа в том, что он бескомпромиссен так же, как и Вайшнав Махарадж. Но если Вайшнав Махарадж бескомпромиссен во всем, то Ашрам Махарадж бескомпромиссен в спорте. Так как он сам испано-мексиканских кровей и фанатик футбола… Я был свидетелем, когда Ашрам Махарадж в квартире у одной преданной в Мексике просто перерезал кабель телевизора, чтобы не смотреть [на поражение любимой команды]… Там какой-то чемпионат шел, и Махарадж перерезал кабель. Но я уверен, что он его потом все равно починил. И когда Вайшнав Махарадж сходился вместе с Ашрамом Махараджем и начиналась игра… Они играли в баскетбол иногда, иногда в футбол. Ашрам Махарадж был бескомпромиссным, и Вайшнав Махарадж был бескомпромиссным. И если какие-то фолы, кто-то кого-то схватил [за одежду или тело]… Ашрам Махарадж: «Нет-нет, этот гол не считается!» Дело доходило до того, что их нужно было разнимать. Такое я видел. Про доски в алтарной я только слышал.

#00:55:46#

Преданный: Здесь на фестивале тоже [не слышно]… Одну команду возглавлял Шруташрава Прабху (Шрипад Вайшнав Махарадж), а другую возглавлял Ашрам Махарадж. И там дошло до того, что: «Давайте Говинду Махараджа позовем!»

#00:56:06#

Шрипад Сатья Сундар Прабху: Я лично участвовал в паре потасовок. Может быть в трех или четырех. И в трех случаях я оттаскивал Вайшнава Махараджа. Мне приходилось его брать и отводить в сторону. Он мне просто поддавался. Хотя можно было и от него тоже «словить». В баскетбол тоже, я помню… Это было на границе с Мексикой. Там были Джанардан Махарадж и Вайшнав Махарадж, и они играли. Есть такая игра: когда людей мало, они играют в одно кольцо. Я, честно говоря, слабо в этом разбираюсь, никогда не был фанатом баскетбола. Но в Америке американский футбол, баскетбол — это вещи серьезные. «Религиозно» серьезные. Бейсбол еще. Бейсбол — это вообще, наверное, спорт номер один. И потом уже идет все остальное. Потом идут американский футбол и баскетбол. И вот, я помню, они играли и очки не поделили. Кто-то не так кинул, еще что-то. Тоже была «заруба».

#00:57:36#

Сейчас мы говорим, вспоминаем человека, нам как бы смешно. На самом деле что мы вспоминаем? Мы вспоминаем человека как человека. Это очень важно. С одной стороны, мы говорим, что философия вайшнавов, вайшнавизм — это не гуманистическая вещь. Вайшнавизм — это процесс только одного: самопожертвования. Больше в нем ничего не существует. На самом деле, если можно коротко описать, что такое вайшнавизм, — это когда ты отдаешь все, что у тебя есть: свое дыхание, свои клетки… Я имею в виду клетку физическую. Свое существование, свой первый и свой последний вздох отдаешь на арену служения. Это жертвоприношение во имя высшего. Вайшнав Махарадж обладал наивысшей степенью привлекательности как человек. И это очень важно. Когда мы видим в наших окружающих братьях… Несмотря на ученость… Когда мы уважаем человека за его обычную человечность. Когда мы уважаем человека просто за то, как он действует. Даже если иногда он дерется, но он дерется за свою правду. И мы уважаем за это. Это парадоксальное явление. Потому что, с другой стороны, люди, которые проповедуют и что-то рассказывают, должны обладать только самыми высшими качествами. Интеллект, сила воли, контроль чувств. Вайшнав Махарадж, с одной стороны, это противоположность такого человека. Я не думаю, что Вайшнав Махарадж мог так вот контролировать свои чувства. Я бы сказал, что он не контролировал свои чувства. Но при этом он обладал высшим — он обладал преданностью. И был человеком с большим сердцем. Пару раз я пострадал… Много раз Вайшнав Махарадж говорил мне очень плохие слова в мой адрес. Это было много раз. Мы были очень близкими друзьями. И я всегда уважал его за это. И то, что происходило, никогда нас не разлучало. Наоборот, сближало. Так долго, бесконечно можно говорить об очень хороших людях, вы сами понимаете. Вайшнав Махарадж обладал истинным чутьем в этом мире. Он пришел в очень правильное место, и он служил очень правильным людям. Еще раз скажем: Вайшнав Махарадж ки джай!

#01:02:15#

Шрила Данди Махарадж: Еще пара историй напоследок относительно чувства юмора Вайшнава Махараджа. Когда он из Москвы улетал, я подошел к нему и сказал: «Шруташрава Прабху, извините за мои несовершенства». Он сказал: «О каких несовершенствах идет речь? Я прилетел в твою страну, и ты в твоей стране говоришь на моем языке со мной. А я не знаю твоего языка. О каких несовершенствах может идти речь?» Другую историю написал Нирод [Кришна Прабху] на «Фейсбуке». Он написал, что как-то Вайшнав Махарадж гостил в Запорожье. Ему там все очень нравилось, он ходил в гости к преданным. И к Нироду тоже зашел в гости. И он посмотрел на большую плантацию конопли, которую Нирод заботливо выращивал, и сказал: «Нирод, никогда не кури этого. Это усложняет жизнь». И после этого, он [Нирод Кришна Прабху] говорит, как отрезало. Просто в Запорожье своя жизнь. Но он говорит, что после этого как отрезало. Такую шакти вложил Вайшнав Махарадж.

#01:03:27#

А по поводу интеллектуализма… На самом деле мы видим среди спутников Махапрабху самые разные характеры. Кто-то был очень смиренным, например Харидас Тхакур. Кто-то, наоборот, был очень горячим. Нет никакого стандарта, нет никакого шаблона, как должен вести себя преданный. Потому что из всех двадцати шести качеств вайшнава, которые перечисляются, самое главное — это кришна-эка-шарана, преданность Кришне. А как должен вести себя вайшнав внешне — сложно сказать. Потому что были действительно очень скромные и смиренные вайшнавы, но были и такие вайшнавы, как, например, Джагадананда [Прабху], который постоянно со всеми конфликтовал, однако все его любили. Потому что все понимали, что он говорит правду. Какие-то вайшнавы были очень мягкими, не говорили никогда ничего критического. А Сварупа Дамодар [Прабху], наоборот, был склонен говорить всем правду в лицо, потому что он был редактором и отвечал за поэзию, которую услышит Махапрабху. Поэтому он очень часто прямо на глазах у автора разносил в пух и прах его творчество. У каждого вайшнава [в окружении Махапрабху] была своя природа. На самом деле тут нет какого-то стандарта.

#01:04:50#

Но мы знаем, что самое главное в вайшнаве — это абсолютная преданность Гуру и Кришне. Это совершенно обязательно. Если у человека этого нет, то он не вайшнав. В наших глазах он не вайшнав. У него может быть все остальное: ученость, интеллигентные манеры, аристократическая внешность, идеальный музыкальный слух, Нобелевская премия по литературе — все что угодно может быть. Но если у него нет преданности Гуру и Кришне, то в наших глазах он не вайшнав. С другой стороны, если у него есть это [преданность Гуру и Кришне], то, как бы внешне он ни выглядел, в наших глазах он стопроцентный вайшнав. И это тот самый вайшнав, общество которого мы должны искать.

#01:05:32#

Неважно, как при этом сложится наша жизнь, нам нужно искать общества вайшнавов. Иногда мы даже не совсем понимаем, что это означает для нас. Нам не гарантировано, что общество вайшнавов будет для нас комфортным. Вайшнав Махарадж говорил: «Я приехал в Индию из Америки и первое время в Индии я смотрел на все это». Американец из Нью-Йорка, все-таки горожанин, приехал в Индию и смотрел на все это. И он говорит: «Я заметил на себе ехидный взгляд Гурудева. Гурудев смотрел на меня и как бы бросал мне вызов: „А как теперь ты все это примешь? Ты вернешься в свою Америку, потому что тебе тут некомфортно?“» Он сказал: «Я понял, что Гурудев ждет от меня, и я стал терпеть это. И Гурудев был очень доволен». Таким образом, мы не знаем, как внешне должен вести себя вайшнав. Эти рассуждения: вайшнав должен быть таким, сяким — это неправда, это легко разрушается просто приведением конкретных примеров. Например, Хануман — явный вайшнав. Бхима тоже явный вайшнав. Но никакого стандартного [мерила нет]… Елея нет на Бхиме, и на Ханумане тоже. В них есть только одно — преданность [Богу]. А как он должен себя внешне вести… В зависимости от своей личности себя каждый ведет.

#01:07:17#

Все вайшнавы очень индивидуальны. И более того, когда вайшнав осознает, что главное для него в жизни — это служение Гуру и Кришне, то он как раз и проявляет самые заветные, самые интересные черты своей личности. В этом смысле он становится настоящим. Он становится настоящей личностью, самим собой. И он проявляется именно так, как должен проявиться. Поэтому Вайшнав Махарадж такой неповторимый, другого такого не было. Все это отмечали, что другого такого просто не существует. Но он именно был собой, потому что он нашел себя в отношениях с Гурудевом. И вот в этом его величие. Он стал самим собой, именно когда соприкоснулся с этим духовным миром. До этого он как бы не проявлял себя. Мы не знаем даже, как он жил может быть. Но он очень ярко проявил себя как личность, мы знаем его как личность именно в этом, в духовной жизни. Духовная жизнь проявила его. И для нас он именно такой. И останется навсегда таким в нашей памяти.

#01:08:28#

Шрипад Сатья Сундар Прабху: Он очень не любил любых указаний.

Шрила Данди Махарадж: Да.

Шрипад Сатья Сундар Прабху: Он не любил, если кто-то, кроме Гурудева и приближенных людей, говорил ему, что делать. Этому человеку нельзя было просто такое говорить. Он всегда отстаивал честь семьи. Я помню, один человек хотел сказать что-то про его супругу. Он не успел договорить, потому что сразу получил в нос. Что-то он хотел сказать про его семью, какое-то легкое нравоучение, практически безобидное. Но это была большая ошибка, потому что, во-первых, он не был близок к Вайшнаву Махараджу, но открыл рот и что-то сказал о его супруге. Санатани [Диди] — безупречная женщина. Этот человек просто сказал ее имя, но больше ничего не успел сказать, он сразу же «получил в щи».

#01:10:23#

Вайшнав Махарадж также очень любил своих собак. Наверное, можно сказать о его доме много интересного, потому что, когда я попал в его дом… Он сам меня заставил как-то. Я жил какое-то время в Лос-Анджелесе со своим двоюродным братом — я перебрался из Нью-Йорка в Калифорнию на какое-то время. Вайшнав Махарадж часто по пути в Мексику, в Тихуану, посещал Лос-Анджелес. Или иногда он просто приезжал в Лос-Анджелес, может каких-то друзей увидеть, знакомых, какие-то дела у него были. И он всегда заезжал ко мне и говорил: «Ну что, ты в Лос-Анджелесе живешь?» Потому что наши преданные живут в основном на севере Калифорнии. А я занимался какими-то делами, бизнесом, и пока Лос-Анджелес был для меня первой платформой в Калифорнии. Но Вайшнав Махарадж всегда говорил: «Поехали, перебазируешься, чего-то найдешь». И он в один прекрасный день убедил меня и предложил сначала свой дом. Когда я приехал в Сан-Хосе, я перевез все вещи…

#01:11:51#

Он сначала жил в Сан-Хосе, а потом уже перебрался ближе к храму, в город Соквел. Между Сан-Хосе и Соквелом расстояние, может быть, сорок километров по горам. В Сан-Хосе находится женский ашрам, в Соквеле находится главный ашрам, т. е. [там два ашрама:] мужской и женский. Когда я к нему приехал в Сан-Хосе, его дом был недалеко от женского ашрама. Когда я приехал к нему в дом… Что меня всегда поражало — ты идешь, и такое ощущение, что ты идешь в гостинице — у него дома постоянно жили какие-то преданные. Его дом всегда был набит людьми, всегда. Нужно было подождать, чтобы зайти в туалет или на кухню. Его дом был перевалочной базой. К нему постоянно люди приезжали, ночевали. Его семья была очень гостеприимная. Я всегда удивлялся: «Ну не до такой же степени!» Иногда идешь и смотришь: три человека. Здесь еще четыре человека. Но они, конечно, молодцы. И потом он уже переехал…

#01:13:28#

У них была пара собак, и Гурудев очень любил собаку Вайшнава Махараджа. Одну собаку звали Кейту. Есть такая гора очень известная. К-2 [или Чогори́] по-русски будет. Кейту — одна из неприступных гор, куда альпинисты пытаются забраться. И есть спортивная компания «Кейту» — лыжи, по-моему, выпускает. По-моему, [собаки Вайшнава Махараджа] это были золотые спаниели. И когда Говинда Махарадж приезжал, он тоже очень любил посидеть с этими собаками. Вообще Шрила Говинда Махарадж любил собак. И собаки тоже любили Шрилу Говинду Махараджа. И даже были какие-то особые собаки, про которых рассказывают… Например, Шрила Говинда Махарадж не так часто приезжал на Говардхан, в Пури, или еще куда-то. Через какое-то время [после длительного отсутствия] он мог туда приехать. И были собаки, которые появлялись только тогда, когда приезжал Гурудев. Гурудев уезжал — и собаки куда-то уходили. Мы отвлеклись немножко. Махарадж, давайте я вам микрофон передам.

Шрила Данди Махарадж: Джай Шрипад Бхакти Шаран Вайшнав Махарадж ки джай!

Транскрипцию выполнил Винод Бандху Дас
Редактор: Традиш Дас





←  «Шаранагати». Шрипад Б. Ш. Вайшнав Махарадж. 16 августа 2002 года. Лахта, Санкт-Петербург ·• Архив новостей •· «Шри Гарга-самхита» (часть 9). Вигьяна-кханда (главы 4–10). Слава преданных Господа. Ананда Мой Прабху. Ноябрь 2022 года. Лахта, Санкт-Петербург →

Russian

Шрила Бхакти Ашрай Данди Махарадж
Шрипад Сатья Сундар Прабху

День ухода Шрипада Б. Ш. Вайшнава Махараджа

(10 января 2020 года. Лахта, Санкт-Петербург)


Шрила Данди Махарадж: Джай Шрипад Бхакти Шаран Вайшнав Махарадж ки джай! Сегодня такой одновременно и великий, и скорбный день, потому что в этот день в 2012 году Вайшнав Махарадж нас покинул. Я хорошо помню, и все преданные помнят то, какой скорбью были полны сердца преданных, когда Вайшнав Махарадж ушел. Сколько было отзывов, сколько было печали. Но вместе с тем это, конечно, [духовно] возвышающий день, очень светлый день, поскольку все равно мы понимаем, что уход вайшнава из этого мира — это определенная мистерия и событие такого, без преувеличения, космического масштаба. Так что в этом смысле день ухода вайшнава — это очень серьезный, торжественный день.

#00:01:05#

Есть два праздника, связанных с именем вайшнава, — это празднование дня его явления и дня его ухода. Причем, согласно вайшнавскому этикету, считается, что день ухода даже более почетен, чем день явления. И чувства, которые мы испытываем в день ухода [вайшнава], гораздо более возвышенные и гораздо более сложные. Вайшнав уходит, и тем самым в своей земной жизни он ставит какой-то знак вопроса что ли. Он теперь говорит: «Что будет дальше? В каком смысле мы теперь можем быть связаны с вайшнавом?» Вайшнав Махарадж всегда подчеркивал величие преданных. Что всегда было видно в личности Вайшнава Махараджа — это именно это настроение. Он всегда говорил о живом. И он сам было очень живым, и всегда говорил о живом. Его интересовала именно живая, настоящая духовная жизнь. И эта живая жизнь у него была как раз в общении с вайшнавами, в общении с садху. Он всегда подчеркивал это общение с садху. Он очень глубоко понимал, кто такой садху, и очень серьезно к этому относился. Он говорил все время о садху-санге, о том, как это необходимо.

#00:02:43#

Вместе с тем он очень избирательно подходил к этому понятию «садху». Далеко не к каждому это относилось. Поэтому из всех духовных учителей он довольно решительно выбрал Говинду Махараджа и посвятил ему всю свою жизнь. Он говорил, что этого достаточно. Он всегда говорил: «Я „пью“ из Шрилы Гурудева и не хочу пить ни из какого другого источника. Я считаю, что этот источник самый настоящий. И никакого другого мне больше не нужно». В этом смысле он был очень ярым приверженцем Гурудева, Говинды Махараджа. И он к этому пришел внутренне. Он был в ИСККОН долгое время. Причем в ИСККОН он занимал очень почетный пост — он даже был в Джи-Би-Си ИСККОН какое-то время. Он вспоминал об этом в своих лекциях. Но потом, после ухода Шрилы Прабхупады, он пришел к Шридхару Махараджу. Затем он пришел к Гурудеву. В общем, он полностью отдал всего себя служению Гурудеву, Говинде Махараджу. Он всегда был готов всем пожертвовать ради Говинды Махараджа. Вообще всем — всей своей жизнью, всеми своими интересами. Всегда. Что бы Гурудев ни попросил, он был готов исполнить.

#00:04:17#

Была такая история, ее рассказывал Парамананда [Прабху]. Они ходили с Гурудевом на встречу с одним индийским врачом. Гурудев просто хотел с ним поговорить, но официальным поводом визита к врачу была кровь, т. е. нужно было сдать кровь. Гурудев сказал: «Я не хотел бы сдавать кровь. Кто-нибудь другой должен сдать кровь». Тогда Вайшнав Махарадж посмотрел на Парамананду и спросил: «Парамананда, ты готов сдать свою кровь?» Парамананда спросил: «Это так обязательно?» Вайшнав Махарадж сказал: «Гурудев хочет увидеть этого врача, он хочет с ним поговорить. И для этого нужно сдать кровь. Ты отдашь кровь, чтобы Гурудев смог увидеть этого врача?» В общем, этот вопрос решился как-то по-другому, какими-то деньгами. Но в целом таким всегда было настроение Вайшнава Махараджа — отдать все что угодно для Гурудева, потому что ничего не жалко. И это было в нем настоящее настроение, совершенно искреннее. Все всегда были уверены, что он не задумываясь отдаст жизнь за Шрилу Гурудева, если это понадобится. Такого рода преданность была у него. Понимание преданности, шаранагати, у Вайшнава Махараджа было абсолютно честным. Если он предавался, то он предавался всей душой, до конца, полностью. Без всяких компромиссов. И он в целом принадлежал к такой социальной среде, в которой это было принято, — простое, ясное понимание преданности. Он искал именно такую личность, которой он мог бы предаться. И он обрел эту личность, которая потом стала для него символом всей его жизни.

#00:05:57#

Ни для кого не секрет, что после ухода Говинды Махараджа Вайшнав Махарадж уже не испытывал большого желания жить. Поэтому он так быстро ушел. Он не боролся со своей болезнью. Он чувствовал после ухода Гурудева, что его миссия в этом мире была исполнена. Пока Гурудев был [в этом мире], Вайшнав Махарадж всячески заботился о том, чтобы у Гурудева все было. Он устраивал туры, заботился о преданных, поддерживал их. Но потом, после того как Гурудев ушел, Вайшнав Махарадж уже не заботился о своей жизни. Это поколение великих преданных. Среди всех преданных Говинды Махараджа Вайшнав Махарадж был одним из немногих преданных, которые были очень близки Гурудеву. Причем он был ему близок духовно. Гурудев постоянно обсуждал серьезные, эзотерические стихи из шастр — из «Чайтанья-чаритамриты», из поэзии Рагхунатха Даса Госвами. У Гурудева всегда было желание обсуждать эту поэзию, эти чувства [выраженные в этих стихах], и Вайшнав Махарадж был одним из немногих, с кем он это постоянно обсуждал. Часто можно было видеть, как они обсуждают интересные, сокровенные, очень сложные стихи, очень возвышенные стихи. Обычно Гурудев это не обсуждал на людях. Он уединялся со своими самыми близкими преданными.

#00:07:28#

Мы даже не можем представить себе, насколько близок был Вайшнав Махарадж к Гурудеву. Гурудев даже сказал, что он полностью доверяет Вайшнаву Махараджу. Настолько доверяет, что может даже доверить ему свою жизнь, которую он может доверить мало кому, т. е. практически никому. Очень малому количеству людей он так доверял, как Вайшнаву Махараджу. Действительно, сила преданности, сила любви Вайшнава Махараджа к Гурудеву непомерна. Это в нем было самое главное и это в нем очень чувствовалось. Почему мы говорим, что Вайшнав Махарадж представлял для нас духовный мир? Он безусловно представлял духовный мир. Каким образом? Он полностью отказался от своей земной личности, для того чтобы стать слугой Гурудева. У него была своя земная личность, тоже интересная. Сейчас мы об этом подробнее расскажем. Но вместе с тем все понимали, что эта земная личность не самостоятельная, что она существует только для того, чтобы служить Шриле Говинде Махараджу. И это секрет преданности. В этом смысле Вайшнав Махарадж — очень яркий пример такого отказа от всего ради служения духовному учителю. Это такой яркий, настоящий пример того, о чем мы всегда читаем. Он был таким очень серьезным, ярким примером.

#00:08:58#

Но при этом он чуждался ханжества, притворства. Он никогда не хотел, чтобы его считали религиозным человеком. Скорее, он всегда пытался создать вид, что он самый обычный человек. Самый обычный из всех, кто только существует. В этом была его уникальность. Но он раскрывался. Безусловно, он раскрывался в своих лекциях, в своем общении. И каждый, кто с ним общался, понимал, что эта его как бы обычность — это только внешняя обычность.

#00:09:32#

Вайшнав Махарадж был глубоким знатоком «Чайтанья-чаритамриты». Он знал такие стихи, которые знал только Говинда Махарадж. И когда Говинда Махарадж не мог даже вспомнить какие-то стихи, внезапно Вайшнав Махарадж мог напомнить эти стихи, они из него исходили. В этом интересе Вайшнава Махараджа к этой поэзии есть его внутреннее, очень глубокое чувство. У него была очень глубокая привязанность к этой поэзии, к этим чувствам, которые были выражены [в вайшнавской поэзии], к «Гопи-гите». Он знал очень много, он знал наизусть, видимо, все те стихи, которые повторяли наши ачарьи. И он знал также большие фрагменты из «Чайтанья-чаритамриты» наизусть. Он испытывал большой вкус к «Чайтанья-чаритамрите». Когда он говорил о «Чайтанья-чаритамрите», он как бы уже пребывал в том мире, он как бы жил этим. Это было ярко, очевидно — что он живет этим. Он действительно знал очень много, очень много прекрасных и сложных стихов. Он их учил каждый день. Он каждый день вставал [рано утром]… У него была такая садхана — он повторял «Чайтанья-чаритамриту», читал Бхагавад-гиту, какие-то стихи постоянно. В принципе, единственным интересом его жизни было служение Гурудеву и изучение этих стихов.

#00:11:16#

Вместе с тем он постоянно подчеркивал любовь к преданным. Он очень любил преданных, любил ходить к ним в гости, узнать, как у них дела. В общем, он всегда был человеком сердца в этом смысле, человеком очень больших, теплых, сердечных отношений с преданными. Он также объяснял, что это самое главное, самое основное. И он всегда пресекал попытки сделать из этого какую-то организацию. Он очень не любил организацию. Он часто говорил, что не любит организацию, организованную религию. Он предпочитал семейные отношения с преданными и всегда это подчеркивал. Я не знаю, с какой огромной любовью к нему относились преданные. Он всегда вызывал просто огромную любовь у всех преданных, умел завоевывать сердца. Он всегда служил для всех таким светочем, источником вдохновения.

#00:12:20#

Человеком он был очень сильным внутренне — это в нем чувствовалось. Поэтому в его присутствии устранялись любые страхи, любые сомнения, любое замешательство. Притом он не требовал комфорта, он был очень скромным в своем быте. Все понимали, кто это — Вайшнав Махарадж, насколько это великая личность. При этом он ни одним словом, ни одним жестом не показывал, что он чего-то стоит. Я помню, он прилетел из Америки [в Москву] на Кисельный, и его забыли встретить. Кто-то говорил, что должен приехать Вайшнав Махарадж, что его нужно встретить, шли разговоры. И в это время, пока все эти разговоры шли, раздался звонок, открыли дверь, и оказалось, что сам Вайшнав Махарадж стоит на пороге. Его забыли встретить, он вышел из самолета, взял такси, сам по карте нашел Кисельный, сам приехал. Он сказал: «Hello!»

#00:13:39#

Потом приключения продолжались. Тогда преданные так относились к гостям на Кисельном, что вообще боялись появиться им на глаза. Он приехал, и все от него разбежались. Он пошел в свою комнату, к Акинчану Махараджу, и сидел там с компьютером. А преданные вообще боялись где-то там [появиться]… И так он сидел-сидел, и [подумал]: «Что-то я голоден». Он спустился на кухню, нашел там кого-то и спросил: «Ну что — жрать-то будем?» Тогда они стали говорить, что нечего есть, никто не умеет готовить. И я спросил тогда, что ему приготовить. И он сказал: «Да купите на улице какого-нибудь дерьма». Ему купили печенье, и он спросил: «А кто-нибудь пробовал это печенье?» Ему сказали: «Нет. Сначала же надо накормить вайшнава». Он сказал: «Нет. В нашей сампрадае мы сначала пробуем, а потом предлагаем. Потому что вдруг это отрава». Печенье оказалось вкусное, он это печенье принял.

#00:15:06#

В целом это, конечно, был очень экстравагантный внешне человек. Но потом, когда он начинал читать лекции, мы чувствовали себя на небе, а не на земле. У него было глубокое внутреннее понимание духовной жизни. Очень бескомпромиссное. Парамананда [Прабху] рассказывал, что он нашел книжку Шридхара Махараджа, принес ее Вайшнаву Махараджу и спросил: «Что вы думаете об этой книге?» Это была книга, изданная другим Матхом, не нашим. Вайшнав Махарадж взял ее, полистал и сказал: «Выкинь ее в мусор». Его спросили: «Как в мусор? Это же книга Шридхара Махараджа!» Он сказал: «Я полистал эту книгу — тут ни разу не упоминается Говинда Махарадж. Поэтому я считаю, эта книга отстойная. Выкинь в мусор». В общем, он был такого бескомпромиссного склада [характера].

#00:16:05#

И он действительно всегда говорил людям то, что думал. Иногда это нравилось, иногда нет, но в целом человеком он был очень прямым. Если ему что-то не нравилось, он прямо говорил, что ему [это] не нравится. В этом не было никаких компромиссов. Преданные всегда с большой любовью относились к Вайшнаву Махараджу. И мы видим на этих фотографиях… Кто-то из здесь сидящих, конечно, его не знал. Но мы видим, что при том, что он старался как-то опроститься, был человеком из народа, мы видим по всему его складу, по его виду, что он не был человеком из народа. У него благородный облик. Видно, что это утонченный человек. Он и правда ценил поэзию, любил поговорить о Блейке, о Джоне Доне — об этих английских поэтах. В целом он был душой очень возвышенной. Но он не показывал вида может быть, он стремился быть таким простым парнем. У него было тело в наколках, он ездил на мотоцикле, знал бокс, занимался еще какими-то единоборствами. И он в Матхе даже основал специальную гвардию защиты Гурудева. Там были такие пацанята, и Вайшнав Махарадж учил их защищать Гурудева. Он основал свою группу прикрытия.

#00:17:43#

Он был очень ярким сторонником Говинды Махараджа. В этом смысле он был абсолютно бескомпромиссным. Если кто-то сравнивал Шрилу Говинду Махараджа с кем-то из духовных учителей, то Вайшнав Махарадж сразу же это все разносил. Притху рассказывал, что он или кто-то другой спросил Вайшнава Махараджа об Иисусе Христе. Вайшнав Махарадж сказал: «Да, Иисус Христос был неплохим проповедником. Но не таким, как Говинда Махарадж. Говинда Махарадж гораздо выше». В таком духе. Может, Сатья Сундар расскажет что-то? Он близко знал Вайшнава Махараджа, долго жил с ним.

#00:18:41#

Шрипад Сатья Сундар Прабху: Данди Махарадж очень ярко, очень точно, очень гармонично описал Вайшнава Махараджа. Извините, что я сейчас говорю в личном плане, но для меня это был очень большой и близкий друг. И с его уходом связано много ярких воспоминаний. Прославляя Вайшнава Махараджа в день его ухода, можно вкратце, но очень быстро охватить его жизнь. Мне повезло, потому что мне частенько приходилось с ним вдвоем путешествовать. Мы сидели с ним вдвоем в машине или на мотоцикле иногда и передвигались на очень большие расстояния. Это время всегда проходило за беседами. Мы общались очень тесно с ним, и Вайшнав Махарадж рассказывал мне те вещи, которые он обычно не рассказывал на публике.

#00:20:07#

Каким-то образом я заслужил его доверие. И это доверие мне заслужить было очень непросто. Первый раз, когда я увидел Вайшнава Махараджа (тогда его звали Шруташрава Прабху), это было в Соквеле, во время одного из приездов Шрилы Говинды Махараджа [в США]. Он путешествовал в мировом турне и посетил Америку. Сначала он был в Нью-Йорке, а потом полетел в Калифорнию, в Соквел, на Роуди Голдж (?), где находится наш храм. И там впервые я увидел… Мы с Авадхутом Махараджем (тогда еще Джаганнатхой Валлабхой [Прабху]) прилетели в Калифорнию, и я увидел Вайшнава Махараджа. Он, конечно, сразу вызвал большой интерес, потому что он всегда находился рядом с Говиндой Махараджем. Он был его личным водителем, охранником и никогда не отходил [от него], т. е. всегда сидел подле него, всегда находился с ним. Где бы он ни был: в Индии или еще где-то — он всегда находился при Говинде Махарадже. Сразу было видно, что он непростой товарищ. Это чувствуется. И я никак не мог к нему приблизиться на самом деле. У меня так и не получилось в Калифорнии с ним познакомиться. Он так меня и не подпустил к себе, наблюдал за нами издалека, как за русскими шпионами. Это шутка конечно. Он часто потом говорил это как бы в шутку. И уже в первый раз я с ним познакомился в Мексике. Наверное, через год он сам подошел ко мне, и с этого момента у нас завязалась очень тесная дружба.

#00:22:10#

Вайшнав Махарадж — яркая личность, яркий индивидуум во всех отношениях. Сегодня много раз Данди Махарадж произносил слово «компромисс». Я думаю, что из жизни Вайшнава Махараджа и из его характера это слово можно просто вычеркнуть. У него не было слова «компромисс» — это человек, который либо делал, либо не делал. Он никогда не шел ни на какие компромиссы. Даже если ты его близкий друг и товарищ. И иногда [он] мог вступить в очень жесткую конфронтацию с человеком. Он не любил говорить дипломатично, он всегда говорил правду людям, нравится это им или не нравится.

#00:23:03#

Его детство прошло в Нью-Йорке. Он выходец из семьи американских ирландцев. По паспорту его зовут Чарльз Киркман. Он жил какую-то часть своей жизни в районах Нью-Йорка и был сложным подростком, как у нас говорят. Это [было] как раз до шестидесятых, до того, как началось [движение] хиппи. Он входил в подростковые банды, был настоящим криминальным преступником одно время. Он человек железной закалки, он был такой дворовой парень. Он мог настучать любому человеку по голове, если это требовалось. Он был абсолютно безбоязненным и, может быть, в то время безбашенным человеком. В хорошем отношении. Его жизнь так удачно развернулась, когда он в уже чуть более старшем возрасте смог пересечься с первыми искконовскими учениками Бхактиведанты Свами Прабхупады. Он много раз мне рассказывал эту историю. На одном рок-концерте преданные ходили и раздавали благовония и сладкие шарики. И Вайшнав Махарадж как раз находился на этом концерте. Это были то ли «Led Zeppelin» — не помню точно… И так он впервые увидел преданных и затем пришел в храм через какое-то время. И когда он пришел в храм, он оттуда уже не вышел, насколько я помню. Там он познакомился со своей будущей супругой, Санатани [Диди]. Вайшнав Махарадж также оставил нам большое наследство как свое потомство. У него семь детей, если не ошибаюсь. Его супруга Санатани, с которой он прожил длинную жизнь, находится до сих пор в Калифорнии, до сих пор служит в храме, воспитывает детей. Дети уже довольно взрослые.

#00:26:00#

Самое уникальное качество в Вайшнаве Махарадже — это его блистательный ум и совершенно нечеловеческая память. Он мог запоминать очень много. Как Данди Махарадж рассказывал сегодня, он помнил очень много шлок, стихов, отрывков из книг. Он всех людей всегда называл по имени. Он довольно часто посещал разные страны. Когда Шрила Говинда Махарадж ехал куда-то, если Вайшнав Махарадж мог найти средства, он обязательно летел с ним или в Бразилию, или в Индию, в Мексику, в Россию. Для него никогда не было вопроса: приехать или не приехать? Я думаю, что он даже был способен пойти ограбить банк и полететь, если бы Гурудев его попросил приехать. А Гурудев часто просил его прилететь, если происходили важные события. Когда что-то происходило, когда что-то нужно было решать, то Гурудев всегда очень хотел, чтобы Вайшнав Махарадж присутствовал, был рядом с ним. И Вайшнав Махарадж в этот момент прилетал бескомпромиссно. Частенько у него не было денег. Они у него то были, то их не было.

#00:27:37#

Он много лет проработал водителем, он водил большие фуры — он был дальнобойщиком. В Калифорнию он приехал на своем «Харлее», носился [на нем], пока не познакомился с преданными. И даже сколько-то лет ему пришлось провести в федеральной тюрьме. На самом деле это не тема нашего разговора, но я знаю, что Вайшнав Махарадж сидел не за себя. Он сидел за одного преданного, у которого была семья, дети. И Вайшнав Махарадж милостиво отсидел за него несколько лет. Это говорит о суровости, бескомпромиссности и силе этого человека. Сидя в тюрьме, он там проповедовал, учил шлоки, читал книги. Мало того, он еще стал программистом. Он никогда не был программистом до этого, но в тюрьме он выучил язык программирования. И когда он вышел на свободу, то работал в городе рядом с храмом, при одной службе. Там он также писал какие-то программы — в общем, использовал свои знания, которые приобрел. «Вайшнава-тошани» — это была его обязательная колонка, свой веб-сайт, своя вайшнавская газета, которой он посвящал тоже очень много времени. Он ее постоянно вел на протяжении многих лет.

#00:29:46#

Он очень любил путешествовать и его ближайшим другом был его мотоцикл. Он очень любил мотоциклы, он поменял очень много мотоциклов и мог свободно сесть на него и поехать в Северную Калифорнию, доехать до Лос-Анджелеса, потом поехать в Южную Калифорнию, доехать до границы с Мексикой, пересечь ее, поехать на программу. Его часто приглашали в Мексику. Есть Мексика далекая, есть близкая к Америке. Ближайшая к Калифорнии Мексика — это город Тихуана, куда он очень часто приезжал. Это такое же расстояние, даже чуть больше, чем [от Санкт-Петербурга] до Москвы. Еще на одну треть, наверное, больше, т. е. почти тысяча километров. Километров девятьсот или восемьсот получается. И он частенько так садился на свой мотоцикл, клал свои книжки, тетрадки и мчался куда-то с целью попроповедовать, пообщаться с вайшнавами. С ним связано на самом деле очень много интересных случаев.

#00:31:16#

Шрила Говинда Махарадж очень любил Вайшнава Махараджа — это самое главное. И, наверное, это и есть самая главная концептуальная ось, про которую мы говорим, вспоминая Вайшнава Махараджа. Потому что это был один из паршадов Гурудева, один из близких ему людей, один из самых преданных людей Шрилы Говинды Махараджа. И это превосходит все другие заслуги и другие качества Вайшнава Махараджа.

#00:32:17#

Мы говорили, что Вайшнав Махарадж был абсолютно бескомпромиссный человек. Его иногда останавливали полицейские, но Вайшнав Махарадж никогда их не боялся. Обычно люди перед полицейскими начинают затихать, умолять [их] или выпрашивать [о чем-то]. Но Вайшнав Махарадж мог послать его куда-нибудь [подальше]. Однажды его остановил один полицейский и Вайшнаву Махараджу это не понравилось, потому что ему казалось, что он остановил его незаконно, что Вайшнав Махарадж ничего не нарушал. Полицейский стал с ним спорить и Вайшнав Махарадж сказал: «Да иди ты!» Полицейский выписал ему один штраф, но Вайшнав Махарадж разорвал квитанцию. Тогда полицейский выписал штраф еще больше. Вайшнав Махарадж, по-моему, тоже порвал [эту] квитанцию и выкинул.

#00:33:13#

А один раз, когда я пересекал границу Мексики [следуя] в Америку, я случайно оставил свой документ, нужный для въезда в Америку, на американской стороне, просто не взял с собой. Мы ехали все вместе в машине, но меня не выпустили, а им всем можно было проезжать. Там был Вайшнав Махарадж, Джаганнатх Свами и еще несколько преданных. В общем, мне нужно было остаться и ждать, пока кто-нибудь привезет этот документ. Так получилось, что Вайшнав Махарадж стал возмущаться. Пограничники — это обычные люди на таможнях не только в Америке, но и во многих странах. Даже если в Финляндию поедете. Как правило, они очень холодные [в общении] с людьми, никогда не вступают в какие-то дебаты. И когда тот пограничник стал с ним говорить, Вайшнав Махарадж сказал ему что-то очень колкое. И тот решил начать: «Давай, показывай мне свои документы», еще что-то такое. И говорит: «Ты кто?» Вайшнав Махарадж говорит: «Я американец». Тот тоже американец, но Вайшнав Махарадж сказал: «А ты кто?» Нужно обладать особой смелостью, чтобы спросить погранца вот так вот в лицо. И тот говорит: «Ну, я на Филиппинах родился». А он говорит: «А я американец. Что ты мне тут права качаешь?» Так он как бы опустил этого человека, тот проиграл эту битву. Тот хотел его немножко опустить морально, но получилось так, что Вайшнав Махарадж сам опустил этого человека. Это мелочи, которые всегда интересно вспоминать.

#00:35:45#

Вайшнав Махарадж мог легко подраться с кем угодно. Я много раз в своей жизни разнимал людей, оттаскивал иногда Вайшнава Махараджа, либо оппонента. Он был удивительный человек. В нем была эта взрывная сила за определенную справедливость и одновременно бескомпромиссность. И высокий интеллект, и высочайшая преданность своему делу.

#00:36:29#

Вайшнав Махарадж сравнивал себя с собакой Гурудева. И для него это был большой комплимент. Он говорил: «Я его сторожевая [собака]». Можно говорить бесконечно, но в этот день еще раз хотелось бы сказать, что с уходом Вайшнава Махараджа мы расстались с очень возвышенной душой, с очень интересным и ярким преданным. Многие люди, которые его знали лично, всегда вспоминают о нем с улыбкой и большим сожалением о том, что у нас осталась [с ним] не физическая связь, а только духовная.

Махарадж, давайте я передам микрофон — кто-то еще может что-то хорошее сказать.

#00:38:07#

Шрипад Виджай Раман Прабху: Он обладал очень большим и тонким чувством юмора. У нас была собака, звали ее Чарлик. Это была моя собака. Он [Вайшнав Махарадж] однажды в плохом настроении сказал: «Я приеду в Америку, куплю собаку и назову ее Виджаем».

Шрипад Сатья Сундар Прабху: Потому что его звали Чарльз Киркман. Его имя было Чарли.

#00:38:39#

Шрипад Виджай Раман Прабху: Так что есть что вспомнить. Это был дружеский шарж. Чарлик тут отжил тринадцать лет. А так он (Вайшнав Махарадж) был, конечно, очень великой личностью, преданным Гурудева. Он всегда отличался экстравагантностью. Когда он снимал вайшнавскую одежду, он всегда выглядел своим парнем.

#00:39:31#

Шрипад Сатья Сундар Прабху: Шрила Говинда Махарадж очень заботился о Вайшнаве Махарадже. И, если вдруг у него были какие-то [финансовые] затруднения, Гурудев даже посылал ему деньги. Потому что он знал, что если что, то Вайшнав Махарадж может пойти и банк какой-нибудь «ковырнуть» и прилететь запросто. Он очень переживал. Я помню, в Таиланде были программы, когда Шрила Говинда Махарадж находился в Бангкоке. Вайшнав Махарадж всегда ездил на мотоциклах, на мопедах. Там вся страна передвигается на них. Но так как Вайшнаву Махараджу было уже не двадцать и не тридцать, и не сорок, и даже не пятьдесят, то Шрила Говинда Махарадж запрещал… Однажды Вайшнав Махарадж неудачно поскользнулся на мокром асфальте и повредил руку. Тогда Шрила Говинда Махарадж запретил ему ездить на мотоцикле. Но отношения между Гурудевом и Вайшнавом Махараджем были уникальные. Вайшнав Махарадж не мог с этим смириться и, как только приехал в Америку, купил себе полицейский «BMW». Это был его последний мотоцикл, он ездил на нем практически до последних своих дней. У него была машина, но так как его любимым транспортом был мотоцикл, то он предпочитал его. Несмотря на свое физическое состояние, он продолжал ездить на мотоцикле.

#00:41:45#

Только что было слайд-шоу, и я увидел последние десять-двадцать фотографий, которые я сделал в Китае. Это была одна из его последних поездок. После Китая он уже, по-моему, вернулся в Калифорнию, пробыл какое-то время [там] и ушел из жизни. И как раз за несколько месяцев до его ухода мне удалось повстречаться с ним в Китае, он там был какое-то время. И мы можем видеть [на фотографиях], что его болезнь уже серьезно охватила его тело. Он был очень худой, цвет кожи изменился. Было по каким-то признакам понятно, что человек болеет тяжело. Но он никогда не подавал вида. Никогда. Он всегда был бодр, он всегда находил в себе силы. И он не принимал болезнь. Он был не согласен со своим диагнозом. Хотя, наверное, самое главное, что он, как Махарадж сказал сегодня, потерял интерес к жизни после ухода его духовного учителя. Это так. Но болезнь, заставившую его уйти, он не принимал. Пару раз я видел, как он посмотрел в зеркало и сказал… Я думаю, что понял смысл того, что он имел в виду. Он был от рождения и до конца настоящий боец. Он пришел в этот мир как мужик, и с высоко поднятой головой он ушел из этого мира в объятия своего духовного учителя. Вайшнав Махарадж ки джай!

Слушательница: А когда он ушел?

Шрила Данди Махарадж: Январь 2012 года.

Слушатель: А сколько лет ему было?

#00:44:56#

Шрила Данди Махарадж: Я сейчас не помню. Еще кто-нибудь хочет что-то рассказать о Вайшнаве Махарадже? Шьям Ранджан Прабху, ты ничего не знаешь? Не помнишь?

#00:45:15#

Шьям Ранджан Прабху: [Не слышно] …и подошел Вайшнав Махарадж, вступил с нами в разговор. Мы общались, общались, и он заметил, что Макханчор [Прабху] смотрит на его часы. И он их снимает: «На, Макханчор, это тебе». Как Сатья Сундар [Прабху] говорит, он был парнем своего двора. И он был настолько близок к нам. Не было вот этого барьера — «Махарадж», мы были прямо на равных. Это очень сильное впечатление произвело на меня. Такая вот история запомнилась очень сильно.

#00:46:22#

Шрипад Сатья Сундар Прабху: Понятно, что он не раз в своей жизни нарушал законы. Один раз он перевез одну преданную через границу. Это очень серьезное преступление в Америке, с одной стороны. Он провез незаконную эмигрантку. Это была девочка из Сербии, по-моему, преданная. Она потом много лет жила в женском храме в Сан-Хосе. Из головы выпало ее имя… Она сербка и частично могла говорить по-русски. И Вайшнав Махарадж как-то переправил ее в своей машине, спрятал. В Мексике он забрал ее, спрятал, заложил какими-то матрасами… Детали я не знаю, но он смог. Если бы его поймали, его посадили бы в тюрьму. Тем более у него были судимости до этого. И ему могли бы «впаять» очень серьезный срок. Но, несмотря на это, Вайшнав Махарадж пошел на этот поступок и привез эту девочку. Она была очень счастлива. Сейчас не могу сказать, где она живет, но много лет она прожила в Калифорнии, в американском храме.

#00:48:02#

Мы говорили, что он ездил по многим странам. И у него была исключительная память — он каждого человека называл по имени. Неважно, где — в Бразилии или в Индии, или в России. Он всегда подходил, и, если знал имя этого человека, [обращался к нему по имени]… Он мог запомнить тысячи человек, кого как зовут. У него память была просто феноменальная.

#00:48:36#

В его жизни были и большие утраты. Один из его детей [погиб]… Он похоронил одного своего взрослого ребенка. По-моему, это был его первый сын. Он погиб при пожаре. Его старшая дочь… Я не помню, кто у них был старший — то ли этот сын, который погиб… У него было двое дочерей, трое сыновей… Сейчас не могу вспомнить, потому что у него дети от двух браков. И первый сын… Он тоже был преданный. Я забыл его духовное имя. Он погиб довольно-таки молодым, сгорел при пожаре. Я был как раз в это время в Калифорнии и видел, как Вайшнав Махарадж держался. Вроде бы он не подавал вида, с одной стороны. Но, с другой стороны, это была очень глубокая рана. Когда родитель хоронит своих детей, это очень страшно. Но Вайшнав Махарадж пережил это.

#00:50:16#

Время от времени он халтурил, продолжал работать — водить траки. Также он переводил, работал над своей вайшнавской газетой. Он очень любил играть в теннис. У него были постоянные партнеры, тоже преданные. Юдхаманью Прабху, который тоже ушел [из этого мира] не так давно — где-то три года назад. Это был его ближайший друг, сосед, живущий рядом с ним. Они «рубились» в теннис, и иногда доходило до драки.

#00:51:04#

Он очень любил музыку, он всегда ездил со своим «Айподом», закачивал туда огромное количество музыки. Также у него было очень много лекций Шридхара Махараджа, Говинды Махараджа. Если ему что-то было надо, он в этом себе не отказывал. Обычно люди, если что-то хотят купить, думают: «Сколько у меня есть денег? Может быть я не смогу сейчас это купить себе. Может быть попозже или что-нибудь подешевле». Но Вайшнава Махараджа никогда ничего не «парило». Если ему что-то было нужно, он шел и покупал, и не важно — есть у него деньги или нет. Ну, в Америке кредитные карты — купил, потом будешь должен. Он принимал очень быстрые решения. Я всегда поражался, потому что я человек совсем другого плана — я сто раз подумаю: нужно — не нужно, можно — не можно, получится — не получится, а стоит ли? Но Вайшнав Махарадж не думал. Если ему было нужно, он шел и покупал. Я всегда завидовал этой его черте, потому что я по гороскопу Весы, мне очень долго нужно принимать решение. Вайшнав Махарадж никогда не думал. Точно так же, когда Шрила Говинда Махарадж звал его приехать в Индию, он появлялся буквально через день. На следующий день он брал билет где-то, неважно, есть у него деньги или нет. И если Шрила Говинда Махарадж знал, что у него финансовые затруднения, он посылал ему деньги, и Вайшнав Махарадж прилетал моментально. Но он все равно бы туда приехал, приполз. Он сделал бы что-то и все равно бы там появился.

#00:53:07#

Шрила Данди Махарадж: А где была эта знаменитая история с дракой? Это был день посвящения, и в это время алтарную так «уделали» — даже доски выдернули из пола. Такая была история с Вайшнавом Махараджем. Гурудев пришел давать посвящение, а в алтарной все переломано и даже доски из пола выдернуты. Потому что Вайшнав Махарадж с кем-то поссорился, по-моему, с Джанарданом Махараджем, и они так решили [вопрос]…

#00:53:33#

Шрипад Сатья Сундар Прабху: Это были трое людей… Во-первых, они были примерно одного возраста — это Ашрам Махарадж, Джанардан Махарадж и Вайшнав Махарадж. Причем из них Джанардан Махарадж сделан совершенно из другого теста. Если что-то происходит, Джанардан Махарадж может впасть в истерику, если нужно, но он человек, который будет решать конфликты дипломатическим путем. Ашрам Махарадж из Мексики — уникальная личность. В день его явления мы говорим о нем много. Но одна из слабостей Ашрама Махараджа в том, что он бескомпромиссен так же, как и Вайшнав Махарадж. Но если Вайшнав Махарадж бескомпромиссен во всем, то Ашрам Махарадж бескомпромиссен в спорте. Так как он сам испано-мексиканских кровей и фанатик футбола… Я был свидетелем, когда Ашрам Махарадж в квартире у одной преданной в Мексике просто перерезал кабель телевизора, чтобы не смотреть [на поражение любимой команды]… Там какой-то чемпионат шел, и Махарадж перерезал кабель. Но я уверен, что он его потом все равно починил. И когда Вайшнав Махарадж сходился вместе с Ашрамом Махараджем и начиналась игра… Они играли в баскетбол иногда, иногда в футбол. Ашрам Махарадж был бескомпромиссным, и Вайшнав Махарадж был бескомпромиссным. И если какие-то фолы, кто-то кого-то схватил [за одежду или тело]… Ашрам Махарадж: «Нет-нет, этот гол не считается!» Дело доходило до того, что их нужно было разнимать. Такое я видел. Про доски в алтарной я только слышал.

#00:55:46#

Преданный: Здесь на фестивале тоже [не слышно]… Одну команду возглавлял Шруташрава Прабху (Шрипад Вайшнав Махарадж), а другую возглавлял Ашрам Махарадж. И там дошло до того, что: «Давайте Говинду Махараджа позовем!»

#00:56:06#

Шрипад Сатья Сундар Прабху: Я лично участвовал в паре потасовок. Может быть в трех или четырех. И в трех случаях я оттаскивал Вайшнава Махараджа. Мне приходилось его брать и отводить в сторону. Он мне просто поддавался. Хотя можно было и от него тоже «словить». В баскетбол тоже, я помню… Это было на границе с Мексикой. Там были Джанардан Махарадж и Вайшнав Махарадж, и они играли. Есть такая игра: когда людей мало, они играют в одно кольцо. Я, честно говоря, слабо в этом разбираюсь, никогда не был фанатом баскетбола. Но в Америке американский футбол, баскетбол — это вещи серьезные. «Религиозно» серьезные. Бейсбол еще. Бейсбол — это вообще, наверное, спорт номер один. И потом уже идет все остальное. Потом идут американский футбол и баскетбол. И вот, я помню, они играли и очки не поделили. Кто-то не так кинул, еще что-то. Тоже была «заруба».

#00:57:36#

Сейчас мы говорим, вспоминаем человека, нам как бы смешно. На самом деле что мы вспоминаем? Мы вспоминаем человека как человека. Это очень важно. С одной стороны, мы говорим, что философия вайшнавов, вайшнавизм — это не гуманистическая вещь. Вайшнавизм — это процесс только одного: самопожертвования. Больше в нем ничего не существует. На самом деле, если можно коротко описать, что такое вайшнавизм, — это когда ты отдаешь все, что у тебя есть: свое дыхание, свои клетки… Я имею в виду клетку физическую. Свое существование, свой первый и свой последний вздох отдаешь на арену служения. Это жертвоприношение во имя высшего. Вайшнав Махарадж обладал наивысшей степенью привлекательности как человек. И это очень важно. Когда мы видим в наших окружающих братьях… Несмотря на ученость… Когда мы уважаем человека за его обычную человечность. Когда мы уважаем человека просто за то, как он действует. Даже если иногда он дерется, но он дерется за свою правду. И мы уважаем за это. Это парадоксальное явление. Потому что, с другой стороны, люди, которые проповедуют и что-то рассказывают, должны обладать только самыми высшими качествами. Интеллект, сила воли, контроль чувств. Вайшнав Махарадж, с одной стороны, это противоположность такого человека. Я не думаю, что Вайшнав Махарадж мог так вот контролировать свои чувства. Я бы сказал, что он не контролировал свои чувства. Но при этом он обладал высшим — он обладал преданностью. И был человеком с большим сердцем. Пару раз я пострадал… Много раз Вайшнав Махарадж говорил мне очень плохие слова в мой адрес. Это было много раз. Мы были очень близкими друзьями. И я всегда уважал его за это. И то, что происходило, никогда нас не разлучало. Наоборот, сближало. Так долго, бесконечно можно говорить об очень хороших людях, вы сами понимаете. Вайшнав Махарадж обладал истинным чутьем в этом мире. Он пришел в очень правильное место, и он служил очень правильным людям. Еще раз скажем: Вайшнав Махарадж ки джай!

#01:02:15#

Шрила Данди Махарадж: Еще пара историй напоследок относительно чувства юмора Вайшнава Махараджа. Когда он из Москвы улетал, я подошел к нему и сказал: «Шруташрава Прабху, извините за мои несовершенства». Он сказал: «О каких несовершенствах идет речь? Я прилетел в твою страну, и ты в твоей стране говоришь на моем языке со мной. А я не знаю твоего языка. О каких несовершенствах может идти речь?» Другую историю написал Нирод [Кришна Прабху] на «Фейсбуке». Он написал, что как-то Вайшнав Махарадж гостил в Запорожье. Ему там все очень нравилось, он ходил в гости к преданным. И к Нироду тоже зашел в гости. И он посмотрел на большую плантацию конопли, которую Нирод заботливо выращивал, и сказал: «Нирод, никогда не кури этого. Это усложняет жизнь». И после этого, он [Нирод Кришна Прабху] говорит, как отрезало. Просто в Запорожье своя жизнь. Но он говорит, что после этого как отрезало. Такую шакти вложил Вайшнав Махарадж.

#01:03:27#

А по поводу интеллектуализма… На самом деле мы видим среди спутников Махапрабху самые разные характеры. Кто-то был очень смиренным, например Харидас Тхакур. Кто-то, наоборот, был очень горячим. Нет никакого стандарта, нет никакого шаблона, как должен вести себя преданный. Потому что из всех двадцати шести качеств вайшнава, которые перечисляются, самое главное — это кришна-эка-шарана, преданность Кришне. А как должен вести себя вайшнав внешне — сложно сказать. Потому что были действительно очень скромные и смиренные вайшнавы, но были и такие вайшнавы, как, например, Джагадананда [Прабху], который постоянно со всеми конфликтовал, однако все его любили. Потому что все понимали, что он говорит правду. Какие-то вайшнавы были очень мягкими, не говорили никогда ничего критического. А Сварупа Дамодар [Прабху], наоборот, был склонен говорить всем правду в лицо, потому что он был редактором и отвечал за поэзию, которую услышит Махапрабху. Поэтому он очень часто прямо на глазах у автора разносил в пух и прах его творчество. У каждого вайшнава [в окружении Махапрабху] была своя природа. На самом деле тут нет какого-то стандарта.

#01:04:50#

Но мы знаем, что самое главное в вайшнаве — это абсолютная преданность Гуру и Кришне. Это совершенно обязательно. Если у человека этого нет, то он не вайшнав. В наших глазах он не вайшнав. У него может быть все остальное: ученость, интеллигентные манеры, аристократическая внешность, идеальный музыкальный слух, Нобелевская премия по литературе — все что угодно может быть. Но если у него нет преданности Гуру и Кришне, то в наших глазах он не вайшнав. С другой стороны, если у него есть это [преданность Гуру и Кришне], то, как бы внешне он ни выглядел, в наших глазах он стопроцентный вайшнав. И это тот самый вайшнав, общество которого мы должны искать.

#01:05:32#

Неважно, как при этом сложится наша жизнь, нам нужно искать общества вайшнавов. Иногда мы даже не совсем понимаем, что это означает для нас. Нам не гарантировано, что общество вайшнавов будет для нас комфортным. Вайшнав Махарадж говорил: «Я приехал в Индию из Америки и первое время в Индии я смотрел на все это». Американец из Нью-Йорка, все-таки горожанин, приехал в Индию и смотрел на все это. И он говорит: «Я заметил на себе ехидный взгляд Гурудева. Гурудев смотрел на меня и как бы бросал мне вызов: „А как теперь ты все это примешь? Ты вернешься в свою Америку, потому что тебе тут некомфортно?“» Он сказал: «Я понял, что Гурудев ждет от меня, и я стал терпеть это. И Гурудев был очень доволен». Таким образом, мы не знаем, как внешне должен вести себя вайшнав. Эти рассуждения: вайшнав должен быть таким, сяким — это неправда, это легко разрушается просто приведением конкретных примеров. Например, Хануман — явный вайшнав. Бхима тоже явный вайшнав. Но никакого стандартного [мерила нет]… Елея нет на Бхиме, и на Ханумане тоже. В них есть только одно — преданность [Богу]. А как он должен себя внешне вести… В зависимости от своей личности себя каждый ведет.

#01:07:17#

Все вайшнавы очень индивидуальны. И более того, когда вайшнав осознает, что главное для него в жизни — это служение Гуру и Кришне, то он как раз и проявляет самые заветные, самые интересные черты своей личности. В этом смысле он становится настоящим. Он становится настоящей личностью, самим собой. И он проявляется именно так, как должен проявиться. Поэтому Вайшнав Махарадж такой неповторимый, другого такого не было. Все это отмечали, что другого такого просто не существует. Но он именно был собой, потому что он нашел себя в отношениях с Гурудевом. И вот в этом его величие. Он стал самим собой, именно когда соприкоснулся с этим духовным миром. До этого он как бы не проявлял себя. Мы не знаем даже, как он жил может быть. Но он очень ярко проявил себя как личность, мы знаем его как личность именно в этом, в духовной жизни. Духовная жизнь проявила его. И для нас он именно такой. И останется навсегда таким в нашей памяти.

#01:08:28#

Шрипад Сатья Сундар Прабху: Он очень не любил любых указаний.

Шрила Данди Махарадж: Да.

Шрипад Сатья Сундар Прабху: Он не любил, если кто-то, кроме Гурудева и приближенных людей, говорил ему, что делать. Этому человеку нельзя было просто такое говорить. Он всегда отстаивал честь семьи. Я помню, один человек хотел сказать что-то про его супругу. Он не успел договорить, потому что сразу получил в нос. Что-то он хотел сказать про его семью, какое-то легкое нравоучение, практически безобидное. Но это была большая ошибка, потому что, во-первых, он не был близок к Вайшнаву Махараджу, но открыл рот и что-то сказал о его супруге. Санатани [Диди] — безупречная женщина. Этот человек просто сказал ее имя, но больше ничего не успел сказать, он сразу же «получил в щи».

#01:10:23#

Вайшнав Махарадж также очень любил своих собак. Наверное, можно сказать о его доме много интересного, потому что, когда я попал в его дом… Он сам меня заставил как-то. Я жил какое-то время в Лос-Анджелесе со своим двоюродным братом — я перебрался из Нью-Йорка в Калифорнию на какое-то время. Вайшнав Махарадж часто по пути в Мексику, в Тихуану, посещал Лос-Анджелес. Или иногда он просто приезжал в Лос-Анджелес, может каких-то друзей увидеть, знакомых, какие-то дела у него были. И он всегда заезжал ко мне и говорил: «Ну что, ты в Лос-Анджелесе живешь?» Потому что наши преданные живут в основном на севере Калифорнии. А я занимался какими-то делами, бизнесом, и пока Лос-Анджелес был для меня первой платформой в Калифорнии. Но Вайшнав Махарадж всегда говорил: «Поехали, перебазируешься, чего-то найдешь». И он в один прекрасный день убедил меня и предложил сначала свой дом. Когда я приехал в Сан-Хосе, я перевез все вещи…

#01:11:51#

Он сначала жил в Сан-Хосе, а потом уже перебрался ближе к храму, в город Соквел. Между Сан-Хосе и Соквелом расстояние, может быть, сорок километров по горам. В Сан-Хосе находится женский ашрам, в Соквеле находится главный ашрам, т. е. [там два ашрама:] мужской и женский. Когда я к нему приехал в Сан-Хосе, его дом был недалеко от женского ашрама. Когда я приехал к нему в дом… Что меня всегда поражало — ты идешь, и такое ощущение, что ты идешь в гостинице — у него дома постоянно жили какие-то преданные. Его дом всегда был набит людьми, всегда. Нужно было подождать, чтобы зайти в туалет или на кухню. Его дом был перевалочной базой. К нему постоянно люди приезжали, ночевали. Его семья была очень гостеприимная. Я всегда удивлялся: «Ну не до такой же степени!» Иногда идешь и смотришь: три человека. Здесь еще четыре человека. Но они, конечно, молодцы. И потом он уже переехал…

#01:13:28#

У них была пара собак, и Гурудев очень любил собаку Вайшнава Махараджа. Одну собаку звали Кейту. Есть такая гора очень известная. К-2 [или Чогори́] по-русски будет. Кейту — одна из неприступных гор, куда альпинисты пытаются забраться. И есть спортивная компания «Кейту» — лыжи, по-моему, выпускает. По-моему, [собаки Вайшнава Махараджа] это были золотые спаниели. И когда Говинда Махарадж приезжал, он тоже очень любил посидеть с этими собаками. Вообще Шрила Говинда Махарадж любил собак. И собаки тоже любили Шрилу Говинду Махараджа. И даже были какие-то особые собаки, про которых рассказывают… Например, Шрила Говинда Махарадж не так часто приезжал на Говардхан, в Пури, или еще куда-то. Через какое-то время [после длительного отсутствия] он мог туда приехать. И были собаки, которые появлялись только тогда, когда приезжал Гурудев. Гурудев уезжал — и собаки куда-то уходили. Мы отвлеклись немножко. Махарадж, давайте я вам микрофон передам.

Шрила Данди Махарадж: Джай Шрипад Бхакти Шаран Вайшнав Махарадж ки джай!

Транскрипцию выполнил Винод Бандху Дас
Редактор: Традиш Дас


Главная | Миссия | Учение | Библиотека | Контактная информация
Пожертвования