(из пятого номера XXVI тома за октябрь 1928 года)

Распространенная вера несведущих людей обычно состоит в том, что все ведантисты являются монотеистами, однако подлинный критик сможет провести четкое различие между ними, разделив ведантистов на монотеистов и генотеистов. Некоторые люди полностью сбиты с толку, полагая, что генотеистическое понимание имперсональности Бога постепенно приводит к личностному восприятию Бога. Однако они заблуждаются. Монотеизм в корне отличается от генотеистического восприятия различных мирских образов имперсонализма, субъективное существование которого — ничто иное, как символизация безграничной имперсональности в ограниченной сфере человеческих чувств при помощи материальных составляющих. Генотеистическая идея искажает подлинную концепцию монотеизма, которая призвана установить единую природу Личности Бога, однако не в материальной, а в трансцендентной сфере бытия, тогда как имперсоналисты отличаются от первых тем, что перенимают идею абстракции из конкретной материи. Это извращенное понимание последних относительно истинного облика Бога неверно (поскольку Господь трансцендентен к материи) и выражает собой желание определить Абсолютную Истину как всецело неясную и расплывчатую субстанцию. Благодаря отличительному монизму становится очевидной вся безрассудность и глупость вымысла о том, что субъективное существование Бога обладает однообразной природой.

Имперсональная идея монизма, являющаяся составной частью мирского представления о бесконечном пространстве и времени, не имеет твердого обоснования (locus standi), когда численное различие не приветствуется, поскольку из-за вмешательства в численное отличие такой монизм лишается права называться чистым. Изначальный Господь, как Высшее Начало всего сущего, обладает способностью проявлять Свою природу как во временном, так и в вечном существовании. При однобоком восприятии монизма это явление объясняется как нереалистичный идеализм.

В чикагском религиозном парламенте несколько лет назад один генотеист, называющий себя первым проповедником в Индии, получил большое влияние и был принят знатоком в своем вопросе всеми присутствующими. Такая пропагандистская работа на противоположной стороне земного шара представила Индию как страну с необычайно развитыми философскими идеями. Однако этот бенгальский философ крайне исказил саму доктрину монизма. Он не уделил должного внимания философии непостижимого одновременного единства и отличия (ачинтья-бхедабхеда-таттва), которую проповедовал Всевышний Шри Чайтаньядев, и Чье толкование полностью противоположно сомнительным представлениям этого философа о безличности Абсолюта, концепции которого состояли из множества необоснованных эмпирических предположений. Подлинное представление об абсолютном монотеизме в корне отличается от всевозможных эмпирических взглядов и гипотез. Проповедник чистого монотеизма может подтвердить все свои утверждения цитатами из Вед. Многие монисты, исповедующие генотеизм, в той или иной степени раскрывают себя, когда обращаются к теме политеизма (многобожия), хотя при этом продолжают называть себя монотеистами и стремиться к высшей цели монизма.

Теперь рассмотрим, что же этот генотеист-проповедник, называющий себя монотеистом, представил на чикагской ассамблее как высочайшую истину? Что же он такого сказал, что заставило мировую общественность проникнуться почтением к индуизму, о котором они так мало знали и на который взирали свысока и с крайним презрением? Это был так называемый ведантизм школы майявади, основанной Шанкарачарьей, а не подлинный ведантизм, подтвержденный ссылками на священные ведические трактаты, которые прокомментированы вайшнавскими ачарьями. Мы уже показывали, что великие учителя теизма прошлых веков осуждали пантеистическую философию Шанкарачарьи, которая не принимала во внимание основополагающее различие между Богом и Его слугами. Также на этих страницах было объяснено, что вайшнавизм не имеет ничего общего с сектантством, как ошибочно полагают простые люди. Индуизм лишь указывает на множество религиозных течений, присущих определенной нации, то есть индусам. Это не вселенская религия.

Тогда как вайшнавизм — как дословно, так и в действительности — подразумевает служение всех вечных индивидуальных душ Вишну, всепронизывающему Всевышнему. Это не просто религия индусов, поскольку она предназначена для всех живых существ этого мира; по сути, это вселенская религия в подлинном смысле этого слова. Она включает в себя также христианство и ислам. Тот, кого Христос и Мухаммад называли Богом и Аллахом соответственно, является по существу неполным представлением о Шри Кришне. Такие определения как Бог и Аллах, которые являются символами непроявленной Реальности, не принадлежат к той же самой категории имен Бога, которые Он сам открыл людям. Имя Кришна — это подлинное Имя высшей или позитивной Реальности, а не просто такие косвенные определения, как Бог и Аллах. Тот, кто действительно обретает способность услышать и увидеть Бога, слышит и видит Его как Шри Кришну. Те же, кто не видит Бога, то есть не знает Его в действительности, стараются определить Его тем словарным понятием, которое в их представлении наиболее полно выражает эту неизведанную Реальность. Эти людские определения постоянно претерпевают изменения относительно своей формы и смысла, однако тот трансцендентный язык, на котором говорят жители духовного мира, и который тождественен Имени Кришны, обладает неизменностью формы и смысла.

Таким образом, Имя Верховной Личности Бога как Кришны — это неизменная Реальность, истинная для обоих миров, однако это божественное проявление невозможно воспринять благодаря эмпирическим усилиям, но лишь получив доступ в мир Абсолюта.

Ни Христос, ни Мухаммад не видели Бога и не слышали Его. Они не общались с Ним напрямую. Христос говорил с Богом посредством Духа Святого, а в случае с Мухаммадом это был ангел Джабраил. Джабраил милостиво посадил Мухаммада на спину эль-борака (крылатого коня) и позволил ему узреть нур элахи, или свет Бога. Увидев это, Мухаммад потерял сознание, так и не рассмотрев Того, Кто излучал этот свет.

Наши священные писания гласят, что этот свет исходит от Кришны. Господь становится видимым лишь взорам Своих близких преданных, очищенным добровольным и самозабвенным любовным служением. Тогда как служение неведомому Богу неизбежно заключает в себе некую неопределенность и лишено той подлинной любви и жизни, которые характеризуют непосредственное служение Абсолюту, то есть Кришне. Эта высшая любовь к Кришне, являющаяся высочайшим и единственным долгом всех индивидуальных душ, проявляется как их вечная врожденная деятельность. Поэтому нет никаких причин для разделения верующих в Бога людей на христиан, мусульман и вайшнавов. Любое живое существо, — будь то христианин, мусульманин, индус, мужчина или женщина, дерево или кошка, — потенциально является вайшнавом. Единственное отличие одной индивидуальной души от другой состоит, в большей или меньшей степени, в ее отношении к любви к Личности Бога, то есть к Кришне. Поэтому нет нужды враждовать с истинным вайшнавом. Все кажущиеся религиозные различия полностью гармонизируются в вайшнавизме. Те истины, которые мусульмане и христиане находят в Коране и Библии, обретают свое полное трансцендентное совершенство в «Шримад-Бхагаватам». Наступит день, когда все эти исторически возникшие религии признают, что они приближаются к этому полному проявлению вечной религии, воплощенной в «Шримад-Бхагаватам», но все, чего им удалось достичь, это лишь ее мимолетный проблеск.

«Шримад-Бхагаватам» провозглашает Шри Кришну Всевышним:

«Хари или Кришна — Господь майи (феноменального мира), тогда как Шива, Шакти и другие боги и богини входят в состав материального творения».

«В точности как вода, поливаемая на корни, питает ствол и все ветви, как пища, предложенная принципу жизни, питает все чувства, так и поклонение Кришне уже включает в себя служение всем богам и богиням».

Следующие утверждения подкреплены Бхагавад-гитой:

«Кришна — единственный Владыка, для Чьего наслаждения проводятся все жертвоприношения. Те же, кто считает других богов Его соперниками, независимыми от Него, заблуждаются, поскольку не знают Его в действительности».

«Те, кто ревностно поклоняется другим богам и богиням, вне всяких сомнений поклоняются Кришне, но делают это неправильно. Подобное поклонение позволяет таким приверженцам достичь временной обители своих почитаемых богов и богинь. Однако это не приводит их в духовное и вечное царство Бога».

В «Риг-веде» говорится: «Господь Вишну всегда открыт для взора трансцендентных мудрецов (провидцев истины), в точности как солнце всегда открыто сияет в небе». В «Брахма-самхите» сказано: «Кришна — Всевышний. Его облик объединяет в себе принципы бытия, познания и блаженства. Он — Причина всех причин». Все это было подытожено в «Шри Чайтанья-чаритамрите»: «Кришна — Господь всего сущего, верховный Владыка мира; другие боги и богини — Его слуги».

Приведенные выше цитаты из священных писаний единодушно признают верховное и абсолютное главенство Шри Кришны. Существование святой иерархии богов и богинь не оскверняет монотеистическую доктрину ведантизма или вайшнавизма, точно так же, как присутствие Сына, Святого Духа и иерархии ангелов в христианстве или Джабраила и множества ангелов в исламе не разрушает монотеистический характер этих религий.

Из шастр мы получаем представление о поклонении Шри Кришне в прошлые эпохи. Священные писания говорят о цикличной смене четырех эпох: Сатья, Трета, Двапара и Кали. Мы живем сейчас в эпоху Кали. В Сатья-югу не было разделения на касты и варны. Существовало лишь одно гомогенное сообщество, известное как хамса. В этом сообществе поклонение было направлено лишь на Господа Вишну, а Его духовные наставники назывались парамахамсами. На исходе этой юги религиозные устремления людей претерпели определенные изменения. Некоторые, возжелав материального благосостояния, стали поклоняться другим богам и богиням. Подобное разделение привело к появлению таких терминов, как «дайва» и «асура». «Преданные Кришны определяются как дайва, а те, кто не поклоняется Ему, называются асурами» («Падма-пурана»). Так Прахладу называют суром, то есть принадлежащим к категории «дайва» , а его отца, Хираньякашипу, называют асуром за его враждебность к Вишну (Кришне).

В Трета-югу разновидность устремлений расширилась, что привело к возникновению четырех варн: брахманов, кшатриев, вайшьев и шудр. Брахманами назывались те, кто поклонялся только Вишну (Кришне). Если люди, принадлежавшие к другим варнам, развивали в себе твердые монотеистические убеждения, они также принимались в сообщество брахманов. Так брахман Васиштха принял кшатрия Вишвамитру в этот высший класс, когда последний развил в себе брахманический склад ума.

Сура-, или дайва-класс в Сатья-югу был представлен варной брахманов. В Двапара-югу число различных устремлений стало еще больше, и следствием этого стало появление различных каст и верований. Класс брахманов также разделился на подгруппы. Чарвака, принадлежащий к классу брахманов, отказался от вайшнавских идеалов, за что другие брахманы презрительно называли его атеистом или ракшасом (демоном). Этот пренебрежительный эпитет также был дан Раване в Трета-югу за его враждебное отношение к Раме, полному проявлению Кришны.

В результате деградации класса брахманов характеристики изначального сообщества «хамса» сохранили лишь немногие из тех, кто называл себя вайшнавами. Большинство брахманов постепенно перестало считать себя вайшнавами и быть вместилищем вайшнавской традиции. Так мы видим, как Рамахаршан и его сын Сута, не являясь наследственно брахманами, объясняли «Шримад-Бхагаватам» перед огромным собранием лидеров брахманического сообщества.

Очень трудно в наши дни найти вайшнава, который бы обладал восприятием чистой монотеистической религии изначального сообщества «хамса» , хотя в Индии сейчас насчитываются миллионы людей, которые бы верили в абсолютное владычество Кришны, высшей, позитивной Реальности, исполненной знания и блаженства.


Автор текста неизвестен
переводчик: Вриндавана Чандра Дас
редактор: Традиш Дас

Главная | Миссия | Учение | Библиотека | Контактная информация
Пожертвования