Шри Чайтанья Махапрабху проповедовал всесовершенную теистическую концепцию, данную в «Шримад-Бхагаватам». «Шримад-Бхагаватам» касается, главным образом, сравнительного исследования теизма и онтологии сознания Кришны. Он превосходит всю остальную ведическую литературу, даже Пураны. «Брахма-вайварта» и Падма-пураны», посредством исторических свидетельств, до некоторой степени показывают важность преданности Кришне, но им далеко до философских и онтологических стандартов Махапураны, «Шримад-Бхагаватам». «Шримад-Бхагаватам» может удовлетворить всех ученых-ведантистов, поскольку представляет сознание Кришны во всем его величии. Наивысшим достижением теизма «Шримад-Бхагаватам» называет не сознание, разум или онтологию, но упоение, красоту и гармонию — расу. Раса в «Шримад-Бхагаватам» имеет первостепенное значение. «Шримад-Бхагаватам» — уникальный трактат, так как он поднимает теизм с уровня интеллектуального жонглерства до царства расы.

Однажды я начал писать книгу, которую мыслил как краткое исследование 18 000 стихов «Шримад-Бхагаватам». Бхактивинода Тхакур в своей «Бхагавата-арка-маричи-мале» выразил всю суть «Бхагаваты» в 1000 стихах. Я хотел представить ее еще более сжато — в 300 стихах. Я начал эту книгу, но так и не закончил.

«Шримад-Бхагаватам» — это обширный трактат на санскрите, полный описаний сущности Духовной Реальности, исторических свидетельств и изложений учений основных философских школ. В «Шримад-Бхагаватам», приводится и множество менее значительных сведений из истории и географии, которые, хотя и несущественны, подкрепляют его заключения. Все ненужное в «Шримад-Бхагаватам» устраняется, когда его смысл, во всей своей чистоте и славе, раскрывается в учении Шри Чайтаньи Махапрабху. Точно так же, как поучения великого автора «Шримад-Бхагаватам», Шрилы Вьясадевы, Шукадева Госвами раскрыл посредством собственного видения, Шри Чайтанья Махапрабху явил сущность этого великого Писания Своими жизнью и учением.

Поэтому, так как наставления Шриман Махапрабху представляют суть «Шримад-Бхагаватам», я хотел бы включить сюда один из стихов, которые первоначально написал, чтобы предварить ими мое краткое исследование. Этот стих прославляет величие Гададхары Пандита, самого близкого Спутника Шри Чайтаньи Махапрабху. В храме Тота-Гопинатхи в Джаганнатха Пури Гададхара Пандит обычно читал вслух «Шримад-Бхагаватам». Он, бывало, читал, а Шриман Махапрабху и великие преданные, такие как Сварупа Дамодара и Рамананда Рай слушали:

нӣла̄мбходхи-тат̣е сада̄ сва-вираха̄-кшeпанвитам̇ ба̄ндхавaм̇
ш́рӣмaд-бха̄гавaтӣ кaтха̄ мaдирайа̄ сан̃джӣвaйан бха̄ти йах̣
ш́рӣмaд-бха̄гавaтам̇ сада̄ свa-нaйана̄ш́ру-па̄йанaих̣ пӯджaйан
гoсвaми-правaрo гада̄дхара-вибхӯр-бхӯйа̄т мaд-эка̄-гатих̣

«На берегу бескрайнего голубого океана Гададхара Пандит обычно читал Чайтанье Махапрабху, мучимому великой внутренней болью разлуки с Самим Собой (Кришной), «Шримад-Бхагаватам». Гададхара Пандит поил своего страдающего Друга вином Кришна-лилы, которое опьяняло и утешало Его. Читая, Гададхара Пандит, непрерывно плакал, и слезы его были подобны цветам, которые он предлагал как подношение страницам «Шримад-Бхагаватам». Пусть же единственной целью, ради которой я пишу эту книгу, будет доставить радость этому сияющему существу, Гададхаре Пандиту, лучшему из Госвами».

Эта книга называется «Золотой Вулкан божественной любви». Шри Чайтанья Махапрабху испытывал великую боль разлуки с Кришной, которая жгла подобно огню, и выразилась в форме «Шикшаштаки». Это объясняется в «Прeмa-дхамa-стoтре» (54):

ш́рӣ-свaрӯпа-ра̄йа-сан̇га-гамбхира̄нтйа-лӣланaм̇
два̄даш́а̄бда-бaнхи-гарбхa-випраламбха-ш́ӣланaм
ра̄дхика̄дхирӯд̣ха-бха̄вa-ка̄нти-кр̣шн̣a-кун̃джaрам
прeмa-дха̄мa-дeвaм-эвa-нaуми-гаура-сундарам

«Глубоко погрузившись в реальность Собственных красоты и сладости, Кришна проникся умонастроением Радхарани и, облекшись в Ее сияние, явился как Шри Чайтанья Махапрабху. В течение последних двенадцати лет Своих проявленных Игр, Он был глубоко погружен в состояние единения в разлуке, и делился сокровенными чувствами Своего сердца со Своими ближайшими преданными. В мучениях разлуки с Кришной Его сердце, как вулкан, извергалось божественным экстазом, и на Его устах, подобно золотой лаве, появились Его поучения, известные как «Шикшаштакам». Я припадаю к стопам Шри Чайтаньи Махапрабху.»

В форме «Шикшаштаки» Он исторг пламя мучительной разлуки с Кришной. Поэтому Шри Чайтанья Махапрабху сравнивается с золотым вулканом, а «Шикшаштака» — с божественной лавой.

Шри Чайтанья Махапрабху учит нас, что в Божественном разлука — наивысший принцип. Как радость в наибольшей степени проявляется в единении с Кришной, так самая сильная боль — это разлука с Ним. Но боль разлуки с Кришной бесконечно сильнее блаженства единения с Ним. Шримaн Махапрабху говорит: «Понимаете ли вы, сколь мучительна ваша судьба? У вас, должно быть, омертвели все чувства! Иначе бы вы умерли от боли разлуки с Кришной. Непостижимо! Мы всецело принадлежим Ему. Он для нас — все и вся. Но мы не способны Его увидеть. Нас насильно разлучили с Ним. Как это стерпеть?» А Бхактивинода Тхакур однажды сказал: «Я больше не могу терпеть разлуки с Кришной. Я выдержу еще три-четыре дня, а потом оставлю тело»...

Любовь к Кришне означает, что нам придется умереть, чтобы жить. Вначале божественная любовь кажется подобной лаве, смерти, но на самом деле это нектар, жизнь. В обыденной жизни многие люди тоже терпят неудачу в любви. Иногда они, не в силах вытерпеть боль, сходят с ума или кончают с собой. Но боль, которую приносит разлука с Кришной, хоть и сравнивается с лавой, не вредоносна, подобно последней. Кaвираджa Гoсвaми объясняет:

бaхйe вишаджва̄ла хайа, бхитарe а̄нaндамaйа,
кр̣шн̣а-прeма̄ра aдбхута чaрите

«Чудесное свойство божественной любви к Кришне заключается в том, что хотя внешне она действует как огненная лава, внутренне она подобна сладостному нектару, который наполняет сердце величайшей радостью».

Хотя Шри Чайтанья Махапрабху испытывал сильнейшую боль разлуки с Кришной, в сердце Своем Он переживал глубочайшую экстатическую радость. Признаки божественного экстаза, явленные Шри Чайтаньей Махапрабху, до того никогда не были известны в мировой истории, и даже в Писаниях нельзя было найти ничего подобного. В Нем мы открываем наивысшую идею Конечной Реальности. Это объясняется в моей «Прeмa-дхамa-стoтре» (66):

а̄тмa-сиддха-са̄вa-лӣла̄-пурн̣a-саукхйа-лакшан̣aм̇
сва̄нубха̄вa-мaтта-нр̣тйа-кӣртана̄тмa-вaнт̣анaм
aдвaйаикa-лакшйа-пӯрн̣a-таттвa-тат-пара̄тпарам̇
прeмa-дха̄мa-дeвaм-эвa нaуми гаура-сундарам

«Вот заключение, кладущее конец всем спорам. Наивысшее проявление Конечной Реальности должно быть и наивысшей формой ананды, упоения. Шри Чайтанья Махапрабху — это Сам Кришна, воплощенный божественный экстаз, Который вкушает Собственную сладость и танцует в экстатической радости. Его Собственное Святое Имя есть причина Его самозабвенного восторга, выразившегося в форме танца, и оно же — следствие Его самозабвенного восторга, проявившегося как пение. Причина есть следствие. Сила, подобная динамо-машине, порождает экстатическую энергию, которая заставляет Его танцевать, а благодаря Его пению этот божественный экстаз передается другим».

Так, каждым словом, нисходящим с Его лотосоподобных уст и каждым движением Своего прекрасного золотистого тела, Шри Чайтанья Махапрабху играет в Свои экстатические Игры божественной любви.


Главная | Миссия | Учение | Библиотека | Контактная информация
Пожертвования