Выдержка из третьей главы «Джайва-дхармы» — книги, написанной Шрилой Бхактивинодом Тхакуром (перевод Шрипада Б. А. Сагара Махараджа).

Однажды вечером, через несколько часов после наступления темноты, Санньяси Тхакур сидел, воспевая Святое Имя, один. Он сидел на небольшом возвышении в уединенной сени деревьев леса Шри Годрума. Обратив свой взор на север, он увидел, как восходила полная луна, являя несказанную красоту, разлитую по всей святой обители Шри Навадвипа. Немного поодаль показался Шри Маяпур. Санньяси Тхакур воскликнул: «О, что за чудо! Я вижу экстатическое святое место. Здесь, сооруженные из драгоценных камней, находятся сверкающий дворец, храм и ворота. Весь берег реки Джахнави освещается их великолепием. Одновременно от многих мест, поднимается оглушительный рев харинама-санкиртаны, гулко отдаваясь в небесах. И прямо сейчас сотни и сотни преданных, напоминающие собою небесного мудреца Нараду, играют на винах, воспевают Святое Имя и танцуют. Где-то там, в каком-то другом месте, белолицый бог богов, Махадева, наигрывая на своем барабане Дамару, плачет: “О Вишвашбхара, пожалуйста, даруй мне Свою милость!” Танцуя в сумасшедшем неистовстве, теперь он также падает на землю. И где-то еще четырехголовый Господь Брахма, восседая в собрании цитирующих Веды риши, поет следующую ведическую мантру:

маха̄н прабхур ваи пурушах̣ саттвасйаишах̣ праварттаках̣
сунирммала̄м има̄м̇ пра̄птим ӣш́а̄но джйотир авйайах̣

“Именно этой Верховной Личностью и является Махапрабху. Он один — Источник нашего просветления. И только по Его милости какая бы то ни было личность и может достичь состояния ничем не омрачаемого умиротворения. Он — Верховное Существо, Непобедимый”.

Теперь же Господь Брахма дает трансцендентный комментарий на эту самую мантру. И где-то еще все небожители во главе с Господом Индрой прыгают, воспевая: “Джая Прабху Гаурачандра, джая Нитьянанда — слава Господу Гаурачадре, слава Шри Нитьянанде!” И все птицы, сидящие на ветвях деревьев, сразу же в свою очередь разражаются необыкновенно громкой песней: “Гаура-Нитай, Гаура-Нитай!” Испивая нектар святого имени Гауры, пчелы сделались полностью опьяненными, и теперь они также деловито жужжат вдоль и поперек по всей территории огромнейших цветников. Опьяненная экстазом разливающейся по всем направлениям любви к Гауре, мать-природа повсюду распространяет свою красоту. О чудо! Я никогда не видел в Шри Маяпуре ничего подобного до сего дня! Что же я вижу?»

Затем, памятуя о своем божественном учителе, он произнес: «О мой дорогой господин, я очень хорошо знаю о том, что это именно вы даровали мне свою милость, наделив меня божественным видением святого Маяпура. И начиная с этого момента, я обязательно приму метод, с помощью которого можно вступить в этот мир в качестве члена свиты Шри Гаура-сундара.

Я вижу, как каждый в этой святой обители Шри Навадвипа носит вокруг своей шеи бусы из туласи, и они украшают свои тела знаками тилака и святыми именами. Я также буду делать это».

Произнося подобные вещи, Санньяси Тхакур вдруг впал в некое полубессознательное состояние.

Но через некоторое, весьма непродолжительное время он проснулся. Конечно же, он и до того не спал, но прекрасное божественное видение уже более не находилось перед его глазами. Заплакав, Санньяси Тхакур сказал: «О, я очень удачлив. Я получил милость Шри Гуру, и только на одно мгновение я оказался в состоянии обладать божественным видением Шри Маяпур-дхамы».

На другой день Санньяси Тхакур бросил свою майявади-санньяса-данду в реку. Он повязал три нити бус из туласи вокруг своей шеи и украсил вайшнавским знаком тилака свое чело. Он танцевал, воспевая: «Хари! Хари!»

Когда же вайшнавы Годрумы увидели его «новорожденное» выражение лица и обворожительный новый наряд, они сразу же все предложили ему свои смиренные поклоны, почитая его наиболее благословенным. Но Санньяси Тхакур, однако же, вследствие всего этого почувствовал некое смущение и произнес: «О, нет никакого сомнения в том, что я принял все эти одежды вайшнава исключительно ради того, чтобы сделаться достойным восприемником их милости, но теперь я также попадаю и в некое иное затруднительное положение. Очень и очень часто мне доводилось слышать из лотосных уст Шри Гурудева этот стих:

тр̣н̣а̄д апи сунӣчена тарор апи сахишн̣уна̄
ама̄нина̄ ма̄надена кӣрттанӣйах̣ сада харих̣
(«Шри Чайтанья-чаритамрита», Антья-лила, 20.21)

“Осознавая себя ниже травинки, будучи терпеливее дерева, лишая себя всевозможной гордыни и оказывая должное уважение другим,– именно в таком умонастроении личности и следует воспевать святое имя Господа постоянно”.

И теперь, каковым же образом сложится вся моя дальнейшая судьба, если те же самые вайшнавы, которых я уже принял в качестве своих гуру, будут выражать мне свое почтение?» Размышляя подобным образом, он с величайшим почтением приблизился к Парамахамса Бабаджи и, полностью распростершись перед ним на земле, предложил ему таким образом свои поклоны.

Сидя под навесом из вьющихся стволов растения мадхави, Бабаджи Махашой воспевал Святое Имя. Видя полностью преображенную внешность Санньяси Тхакура и то, что его сердце полностью расцвело в любви к Имени, Бабаджи Махашой обнял своего ученика, обливая его при этом своими слезами. Он сказал: «О Вайшнава Дас, сегодня все мои самые сокровенные желания оказались исполненными просто благодаря прикосновению к твоей благоприятной форме».И единственно благодаря этим словам, старое имя Санньяси Тхакура исчезло. И теперь он также стал известен как Вайшнава Дас. Теперь он получил нечто очень особенное, новую эру в жизни. И все: и его одежда майявади-аскета, и его исполненное величайшего высокомерия имя, и связанные с занимаемым им положением санньяси различного рода титулы, равно как и его снисходящий до других эготизм, — все сие также бесследно исчезло.

Днем многие вайшнавы Шри Годрумы и Шри Мадхьядвипы посетили Шри Прадьюмна-кунджу с тем, чтобы выразить свое почтение и встретиться с Парамахамсой Бабаджи Махараджем. Все сидели вокруг него, воспевая Святое Имя на своих четках из туласи. Некоторые плакали, восклицая: «Ха Гауранга, Нитьянанда», или: «Ха Ситанатха», или: «Хе джая Шачинандана». При этом вайшнавы также обсуждали между собой различные духовные предметы. Пришедшие в гости вайшнавы обошли вокруг священного дерева туласи и начали предлагать, распростираясь по земле, свои смиренные поклоны живущим здесь вайшнавам. Сразу же после этого и Вайшнава Дас также, обойдя вокруг Шри Вриндадеви, бросил себя в пыль перед стопами вайшнавов. Слыша делаемые преданными замечания, один из наиболее уважаемых и продвинутых вайшнавов воскликнул: «О нет, он не может быть тем самым Санньяси Тхакуром, — что за удивительное преображение!»

А между тем Вайшнава Дас катался перед ними по земле. И вдруг, в молитвенном умонастроении, он начал говорить: «О, сегодня миссия моей жизни оказалась исполненной. Я получил пыль со стоп вайшнавов. По милости Шри Гурудева я также оказался в состоянии очень хорошо постичь и то, что для души, кроме пыли со стоп вайшнавов, нет и не может быть никакого иного прибежища. Пыль со стоп вайшнава, подобная нектару вода, омывавшая его стопы, равно как и остатки пищи, милостиво предоставляемые вайшнавом, — эти-то три вещи и являются истинным лекарством от болезни материального существования, и, более того, они также являются и оздоровительной диетой для всех тех, кто страдает от этой болезни. При этом они не только излечивают саму болезнь, но также и даруют здоровым душам ощущение высочайшего экстаза.

О вайшнавы, пожалуйста, не подумайте того, что я выставляю напоказ свою ученость. За эти дни мое сердце полностью очистилось от эготизма. Да, я был рожден в брахманической семье, я изучал все священные писания, и я также вступил в четвертый уклад, в жизнь аскета. И таким образом, расширение моего ложного эго не знало абсолютно никаких границ. Но с того самого дня, как я привлекся принципами вайшнавизма, семя смирения было также посажено в моем сердце. И по милости всех вас, я постепенно оказался в состоянии отбросить и гордость своего рождения, и мегаломанию своей учености, и ощущение значимости занимаемого мною положения аскета. И теперь я также обнаруживаю и то, что я попросту являюсь лишь некоей беспомощной и абсолютно жалкой душой. И кроме лотосных стоп вайшнавов у меня нет никакого иного прибежища. Брахманизм, ученость и санньяса — эти-то вещи и явились причиной моего падения. Но теперь я открыто исповедался во всем у ваших лотосных стоп; пожалуйста, используйте своего слугу, как только сочтете нужным».

Выдержка из «Шри Даша-мулы», — книги, составленной Шрилой Бхактивинодом Тхакуром. (Перевод Шрипада Б. А. Сагара Махараджа).

йада̄ бхра̄мам̇ хари-раса-галад-вайшн̣аваджанам̇
када̄чит сам̇паш́йам̇с тад-анугамане сйа̄д ручи-йутах̣
тада̄ кр̣шн̣а̄вр̣ттйа тйаджати ш́анакаир ма̄йика даш́а̄м̇
сварӯпам̇ вибхра̄н̣о вимала-раса-бхогам̇ са курате

«После весьма и весьма продолжительного скитания через высшие и низшие формы жизни, когда она так или иначе оказывается благословленной хотя бы одним-единственным мимолетным святым взглядом вайшнава, чье сердце тает в радости любви к Верховному Господу Хари, привлечение к тому, чтобы жить жизнью следования по стопам вайшнава, рождается для обусловленной души. И таким образом, в процессе непрестанного воспевания Святого Имени и славы Господа Кришны, ее жизнь иллюзорного существования постепенно рассеивается. И очень скоро она также оказывается в состоянии достичь и своей собственной, наиболее для нее существенной и неотъемлемой внутренней формы, становясь при этом абсолютно достойной того, чтобы безудержно пировать в радости ничем не оскверняемого служения Шри Кришне».


Главная | Миссия | Учение | Библиотека | Контактная информация
Пожертвования