Слава сыну Шачидеви — Господу Шри Чайтанье Махапрабху; слава Нитьянанде Прабху, который есть сама жизнь Джахнавы; слава супругу Ситы — Шри Адвайте Ачарье Прабху; слава Гададхаре Пандиту; слава Шривасе Тхакуру и всем преданным приверженцам Господа!

На следующий день, ранним утром, Нитьянанда Прабху, Шриваса и Джива Госвами покидали Антардвипу. Соединившись с Рамадасой и другими преданными, они продолжили путь, погрузившись в санкиртану и воспевая святое имя Шри Чайтаньи. Так подошли они к самой границе Антардвипы, и там Нитьянанда указал Дживе на святое место Ганга-нагар, сказав: «О Джива, будь внимателен к Моим словам. Ганга-нагар был основан великим царем Бхагиратхой из династии Рагху. Он сделал это, желая низвести Гангу с неба в этот мир: стремясь даровать спасение своим предкам, он хотел омыть их прах в ее святых водах.

И когда река Ганга низвергалась на землю, царь Бхагиратха указывал ей путь, трубя в раковину и мчась впереди нее на колеснице. Так они достигли Навадвипы, и тут Ганга остановилась, не желая двигаться далее. Столкнувшись с такой неожиданностью, Бхагиратха испытал большой страх: царь опасался, что Ганга решит навсегда остаться здесь, и предков его никогда не омоют ее благодатные воды. Повернув вспять, царь вернулся к месту остановки Ганги — ныне оно известно как Ганга-нагар. Здесь он приступил к аскетическим подвигам и продолжал их до тех пор, пока удовлетворенная им Гангадеви, личностная форма реки Ганги, не согласилась лично предстать перед ним. Тогда Бхагиратха сказал богине: «О Мать Ганга, если ты останешься здесь, предки мои никогда не обретут спасения!» Гангадеви отвечала царю: «Выслушай меня, о герой Бхагиратха! Побудь здесь всего лишь несколько дней. Сейчас в Навадвипу пришел месяц Магха (январь-февраль), по завершении же Пхалгуны (месяца, соответствующего февралю-марту европейского календаря) я тронусь с места, проследую далее и выполню желания твоих предков. О Бхагиратха, я — вода, омывающая лотосные стопы Всевышнего Господа. Здесь, в Его Собственной священной обители, жду я исполнения моих желаний. На полнолуние месяца Пхалгуна, в день рождения Господа, когда обет мой придет к завершению, я несомненно отправлюсь с тобой. Будь спокоен, не питай страха».

Нитьянанда завершил свою речь: «Так царь династии Рагху, Махараджа Бхагиратха, оставался здесь, в Ганга-нагаре, до полнолуния месяца Пхалгуна. И ныне всякий, совершающий омовение в Ганге, постясь и поклоняясь Шри Чайтанье на полнолуние в месяц Пхалгуна, преодолевает океан рождения и смерти, а с ним и тысяча его предков. В час же своей кончины такая великая душа достигнет духовного мира Голоки. Но тем не исчерпывается слава святого места, известного людям как Ганга-нагар: нет, она еще более велика — ведь здесь множество раз танцевал Шри Чайтанья. Здесь же стоят дома Гангадасы Пандита, Шри Чайтанью наставлявшего в санскрите, и Санджайи дасы, знаменитого певца, способного исключительно сладко воспевать имена Кришны. Как радостно видеть все эти святые места!

Теперь узнай о славе водоема, расположенного к востоку от нас. Ныне известный как Баллал Диргхика, он несколько раз упомянут в описаниях дней Сатья-юги. Когда-то могущественный царь Притху взялся за грандиозное дело, сглаживая все холмы и равняя поверхность для земледелия, и великое сияние, возникнув, распространилось тогда из этого самого места. Как только работники поведали обо всем царю, тот сам прибыл взглянуть на такое чудо, хотя как воплощение (шактья-веша-аватара) Господа, он знал, что это место — священная Навадвипа-дхама. Сохраняя в то время тайну о ее славе, царь приказал устроить здесь пруд, и с тех времен водоем известен как Притху-кунда. Испив его чистейшей воды, жители окрестных селений ощущают невыразимое блаженство. Впоследствии водоем углубил и расширил царь Бенгалии, Лакшман Сен. Желая помочь достичь неба своим предкам, он назвал его в честь отца, Баллал Сена».

Нитьянанда продолжал: «Вон на том прекрасном холме стоял дом Лакшмана Сены — по прошествии многих лет он был разрушен и исчез с лица земли. Стремясь к изобилию благочестия, многие цари жертвовали великие богатства на украшение этой местности. Однако теперь ее осквернили варварские цари-яваны, и преданные приверженцы Бога уже не проводят здесь своих поклонений. Само по себе место чисто, но из страха загрязнения никто сейчас не живет в нем. Божеству Господа были нанесены здесь ужасающие оскорбления, и все преданные покинули эти земли!

Произнеся это с львиноподобным ревом, Господь Нитьянанда направился в находящуюся недалеко Симулийяраму; по дороге Он объяснял Дживе Госваме величие тех святых мест. Он говорил: «Сей край Навадвипы, расположенный с южного берега Ганги, известен мудрым как Симантадвипа. В свое время Ганга затопит все эти земли, оставив их малую часть. Данную местность будут знать как Симулию, и подвластные своим чувствам люди станут поклоняться там Парвати, супруге Шивы, прославляя ее как богиню-мать.

Внимай мне — Я поведаю историю этой местности. Некогда, в Сатья-югу, Шива начал безумный танец, взывая к имени Шри Чайтаньи, и удивленная Парвати пожелала узнать, кто такой Чайтанья Махапрабху?

Она сказала: «При виде твоего поразительного танца, при звуках имени Шри Чайтаньи мое сердце тает. До сего дня я слышала лишь мирские тантры и мантры, но все эти ритуалы ведут лишь к дальнейшему рабству души в узах материи. Мой дорогой супруг, пожалуйста, расскажи мне о Шри Чайтанье. Полагаю, что, почитая Его, я могла бы достичь настоящей жизни».

Нитьянанда продолжил: «Углубившийся в помыслы о Шри Чайтанье Шива услышал слова Парвати и ответил ей так: «Тебе, о священная энергия Всевышнего Господа, частичное проявление Шримати Радхарани, я возвещаю истину — драгоценный венец всех истин. Приняв настроение Шримати Радхарани, воплотившись в эпоху Кали, Всевышний Господь родится в Майяпуре как сын Шачи. Его прекрасное тело будет сиять подобно золоту, и, опьяненный собственным воспеванием святого имени в киртане, Господь будет щедро раздавать нектар божественной любви. Сожалею о жребии тех, кто не получит ни капли любви к Богу — их жизнь потеряна! Едва вспоминая обещание Господа низойти в мир, я погружаюсь в океан священной любви. Не в силах сохранять спокойствие, оставив свой город Каши, я прибыл в Навадвипу. Я стану жить здесь в укромной хижине и поклоняться Шри Чайтанье».

Нитьянанда продолжал: «Выслушав речь Господа Шивы, прекрасная Парвати поспешила в Симантадвипу. Постоянно медитируя на облик Шри Чайтаньи, сосредоточившись на вибрации Его святого имени, она погрузилась в священную любовь, и вдруг перед ней благосклонно предстал великодушный Шри Чайтанья Махапрабху со Своими спутниками. Его кожа имела цвет расплавленного золота, у Него были длинные руки и прекрасные вьющиеся волосы. Он был облачен в долгое, сложенное в трех местах дхоти, а с шеи Его свисала гирлянда цветов. Весь Его облик дышал необыкновенной красотой.

Голосом, дрожащим и прерывающимся от экстаза священной любви, Шри Чайтанья Махапрабху спросил богиню: «Парвати, зачем ты пришла сюда?», и пав к Его ногам, взволнованная Парвати поведала Ему свое горе: «О Владыка Вселенной, хотя Ты милосерден ко всем, Ты стал причиной моих страданий. Спаситель падших, Ты отдал в мою власть всех отвернувшихся от Тебя живых созданий, и я должна держать их в узах материального мира. Придя в мир ради этой работы, что знала я о Твоем грядущем даре — даре безграничной святой любви? Я — Майя, личностная форма энергии заблуждения, и сказано, что где бы ни находился Кришна, там не может быть майи: вот почему мне всегда суждено оставаться в материальном мире, вне Твоего духовного царства. Как мне узреть Твои деяния? Если Ты не укажешь мне путь, я совсем лишена надежды».

Нитьянанда продолжил Свои пояснения: «Сказав это, целомудренная Парвати в великом беспокойстве взяла пыль с лотосных стоп Шри Чайтаньи, поместив ее на то место своих волос, что называют «симанта» и умащивают кункумой при бракосочетании. Оттого местность эта стала именоваться «Симантадвипа», а простые люди зовут ее «Симулийя».

Довольный богиней Парвати, Шри Чайтанья сказал ей следующее: «О высшая из богинь, внимательно выслушай Мои слова. Как Моя энергия, ты неотлична от Меня. Моя священная энергия принимает две формы. В духовном мире изначальная форма Моей внутренней энергии есть Шри Радха; когда же Моя божественная энергия проявляется внешним образом, в пределах материального мира, то высочайший женский принцип Шримати Радхарани предстает в твоем облике. Без тебя Мои чудесные деяния не были бы завершены; ведь как Йога-майя — в духовном мире, так ты и твоя помощь столь же важны для усиления Моей лилы! Во Врадже ты вечно присутствуешь как Паурнамаси, в Навадвипе же ты присутствуешь как Праудха-майя: ты пребываешь там вместе с Шивой, защитником святой дхамы.

Нитьянанда завершил свою речь: «Молвив это, Шри Чайтанья скрылся из виду, а богиня Парвати была объята блаженством священной любви. Исполненная любви к Богу, в своей форме она и поныне пребывает здесь как владычица Симантадвипы, а в форме Праудха-майи она находится в Майяпуре».

Поведав эту историю, Нитьянанда Прабху увлек с Собой Дживу и быстро прошел в Кази Нагару. Там Он сказал ему: «О Джива, будь внимателен к Моим словам! Кази Нагара — не что иное, как город Матхура. Некогда, совершив здесь киртан, Чайтанья Махапрабху даровал спасение Кази — мусульманскому правителю Навадвипы, наградив того бесценной любовью к Богу. В своей предыдущей жизни Чханд Кази Навадвипы был жестоким Камсой, царем Матхуры, и в точности подобно тому, как Камса был дядей Кришны, Кази приходился дядей Чайтанье Махапрабху.

Когда Кази воспрепятствовал пению «Харе Кришна» и разбил барабан — мридангу, в страхе перед его гневом все искали прибежища у Шри Чайтаньи. Сам Кази подчинялся Хуссейну Шаху — мусульманскому правителю Бенгалии. В своей прежней жизни этот Шах был страшным Джарасандхой — демоном-противником Кришны. Было время, когда получеловеческая-полульвиная форма Господа Нрисимхи вселила ужас в сердце Кази, и в точности так же, как жестокий царь Камса лишился покоя в страхе, что будет убит Кришной, так и Кази объял нестерпимый ужас при виде могущества Господа. Однако, вместо того, чтобы убить Кази, как поступил с Камсой Кришна, Шри Чайтанья Махапрабху даровал ему священную любовь к Господу, и Кази стал одним из лучших преданных. Всякий, слушающий историю спасения Кази, необыкновенно счастлив».

Господь Нитьянанда сказал в заключение: «Только взгляни на различие между Вриндаваной и Навадвипой! Наносившие Господу оскорбление во Вриндаване удостоились освобождения в безличном Брахмане и погрузились в сияние Господа, тогда как совершившие оскорбление в Навадвипе обрели сокровище любви к Богу. Поэтому-то деяния Шри Чайтаньи Махапрабху можно считать высочайшим проявлением божественного начала: ведь эти деяния преисполнены милосердия. Святому имени, обители, форме и качествам Шри Чайтаньи присуще великое милосердие, и оно настолько велико, что не обращает внимания ни на какие оскорбления. Допустим, в сердце приверженца остаются какие-то прегрешения — тогда святое имя и обитель Кришны спасут его лишь спустя долгое, долгое время. Совершенно напротив, просто воспевая святое имя Шри Чайтаньи и посещая Его священную землю, человек быстро обретает святую любовь. Оскорбления здесь — не препятствие: ведь в Навадвипе преданный сможет быстро преодолеть их. О Джива, посетивший эту местность и повидавший самадхи Кази быстро избавится от страданий материальной жизни».

Тут голос Нитьянанды прервался от экстаза премы и, не теряя времени, Он стремительно направился к Шанкхаваник Нагаре. Там Он вновь обратился к Дживе Госвами: «Местность, которую ты видишь перед собой, носит название «Шара Данга». Вид ее воистину удивителен, и даже имя ее прекрасно. Господь Джаганнатха живет здесь вместе с охотниками, известными как шабары. Некогда, убив демона Рактабаху, исполненный милосердия Господь прибыл сюда, чтобы остаться здесь навсегда».

Миновав Тантурайя Граму, паломники увидели дом Кхолавечи Шридхары, и здесь Нитьянанда Прабху заметил: «Когда-то в этом месте Шри Чайтанья проводил киртану и отдыхал, одарив Своей милостью преданных. Вот почему местность называют «Вишрама Стхана» — «место отдыха». Давай и мы остановимся на отдых здесь, в доме Кхолавечи Шридхары».

Услышав о прибытии Нитьянанды, Кхолавеча Шридхара вышел из дому и земными поклонами выразил глубокое почтение Господу. «О Господь, — сказал он, — Ты столь милостив к этому Своему слуге! Прошу Тебя, восстанови здесь Свои силы». На это Нитьянанда ответил ему: «Ты необыкновенно счастлив, Шридхара, ибо Господь явил тебе Свою милость. Этим вечером мы отдыхаем здесь».

При этих словах Нитьянанды Шридхара понял, что его желание служить Господу будет удовлетворено. С великим тщанием собрал он все необходимое для трапезы и нашел нескольких преданных-брахманов, которые приготовили обед. Когда Нитьянанда Прабху и Шриваса Тхакура закончили прием пищи, Джива Госвами с великим блаженством вкусил остатки их еды. Затем Шридхара помог Нитьянанде Прабху занять место на ложе, и вместе с Вамшиваданой они приподняли лотосные ступни Господа.

Позднее тем же вечером, Шридхара пригласил Дживу посетить вместе с ним Шаштхи Тиртху. Шриваса сказал: «Слушай, о Джива! Некогда, в давние времена, к полубогам дошла весть о том, что Шри Чайтанья в будущем низойдет в Навадвипу. Тогда Вишвакарма, зодчий богов, прибыл в Надию, и здесь он заметил, что преданным будет трудно добывать воду по дороге, когда Господь будет совершать санкиртану. Беспокоясь о том, чтобы преданные не имели недостатка в воде, за одну ночь Вишвакарма создал шесть больших водоемов, и последний из устроенных им прудов находится здесь, в Казиграме; ты можешь увидеть его рядом с прекрасной банановой рощей Шридхары. Здесь порой играл в воде Сам Шри Чайтанья — в то время еще Нимай Пандит, — а там Он порой срывал бананы Шридхары. Еще и теперь Шридхара собирает растущие здесь цветки и плоды бананов и с великим блаженством относит их Шачи».

Шриваса продолжал: «По соседству с этой местностью находится Майямари. Внимательно слушай, я расскажу тебе ее историю. Пураны сообщают, что некогда Баларама в ходе Своего паломничества пришел отдохнуть в Навадвипу, и здесь брахманы рассказали Ему о демоне по имени Майясура. Услышав о беспокойствах, чинимых этим свирепым демоном, Баларама в великом гневе направился встретиться с ним на поле боя. Между Баларамой и Майясурой вспыхнула страшная битва, завершившаяся смертью демона.

С тех пор местность стали звать «Майямари» — «место, где нашел свою смерть Майясура». Таково древнее предание об этом святом месте. Во Вриндаване оно известно как «Талавана», и видеть его способны лишь самые счастливые из существ». Эту ночь все преданные провели у Шридхары, а на следующий день с восклицаниями «Хари! Хари!» они продолжили свое паломничество.

Так Бхактивинода — смиренный слуга, чье единственное желание — достичь тени лотосных стоп Джахнавы деви и Нитьянанды Прабху, открывает людям славу святой Надии.


Главная | Миссия | Учение | Библиотека | Контактная информация
Пожертвования