Показано развитие шуддха, чистой преданности, постепенный прогресс. Это развитие начинается с карма-мишра-бхакти и достигает Брахмы. Все начинается с брахмана, богатого человека, жителя Праяга, затем происходит переход в Джаганнатха-Пури, а оттуда — переход к индре, а от Индры — к Брахме. Карма-мишра. Затем, следующий шаг — он отправился к Шиве, когда Нарада — который используется в качестве способа оценить этот прогресс, это развитие. Девариши Нарада отправляется к Брахме, своему отцу, Гуру, и он начинает прославлять его, согласно тому, что сказано в шрути, которые прославляют Брахму.

#00:01:28#

Брахма был не удовлетворен, недоволен, слыша хвалу из уст Нарады — такова природа вайшнава: вайшнавы не в силах слушать хвалу в свой адрес. Они прекрасно знают, что хвала принадлежит лишь Всевышнему: «Нас прославляют, поскольку мы обладаем некоторой связью с этим высшим Существом». Поэтому им не нравится слышать хвалу, они не в силах ею наслаждаться. «Я столь низок! Лишь благодаря связи со столь высоким Существом я занимаю некое хорошее положение. А если кто-то будет считать, что заслуга здесь моя, то я лишусь этого положения — моя вера будет потревожена. Я — ничто, все принадлежит моему Владыке». Естественным образом вайшнаву искренне не понравится слышать хвалу, прославление: «Я прекрасно знаю, что то хорошее, что есть во мне, не принадлежит мне, но принадлежит Ему».

#00:03:11#

И Брахма, неудовлетворенный, недовольный, стал укорять Нараду: «Что ты себе думаешь? Ты пришел для того, чтобы хвалить меня? Разве я не говорил тебе о том, что являюсь полным нулем? Мой Владыка, мой Наставник — все и вся. Но, тем не менее, если ты хочешь судить о градации преданности, то, что касается меня, — я занят управлением этим материальным миром, но Махадев, Шива — он достоин хвалы. И мы находим также в Ведах также — рудра-шрути, то есть, шрути-мантра, содержащая прославление Махадева. Таким образом, он — истинный преданный. Если ты хочешь прославить истинного вайшнава — отправляйся на Кайлас, где пребывает Махадева, Рудра».

#00:04:34#

Нарада отправился на Кайлас и стал прославлять Махадева. И Махадев обезумел. Он резко оборвал Нараду и крайне эмоционально заявил: «Ты причиняешь мне беспокойство, ты тревожишь меня, ты всячески меня хвалишь. Разве ты не помнишь о том, что существует Вишну, Нараяна: Он пребывает повсюду. И в Его присутствии ты прославляешь меня? Это — грех, оскорбление. Ты делаешь это — но я не в силах терпеть подобное вмешательство!» Затем он успокоился, и состоялась беседа между Шивой и Нарадой. Махадев сказал: «Да, ты ищешь истинную веру, истинную преданность, покорность высшему Началу. Конечно, этим высшим началом является Нараяна, но мой собственных характер таков, что я не являюсь преданным Нараяны: иногда я высоко о Нем отзываюсь, а иногда я выступаю против Него и вдохновляю демонов, речи которых направлены против Вишну. Если ты действительно хочешь прославить истинного вайшнава…»

[Конец части А и начало части В.]

#00:06:38#

… родился в семье демонов и поэтому соприкасался с ними: «Во мне присутствует демоническое начало и я хочу противостоять [ему]». Таким образом. Конечно, я даю высокую оценку исключительной преданности, которую имеет Хануман по отношению к Рамачандре. Эта преданность безупречна, во всех отношениях он служит Рамачандре, и он по-прежнему живет там, в Калия-ване, призывая имя Рамачандры. Рамачандра покинул этот мир, но он остался здесь, и, так или иначе, он влачит жалкое существование.

#00:07:53#

Сегодня я вспоминаю некую лекцию нашего Гуру Махараджа, которую он дал во время Враджа-мандал-парикрамы, возможно, в 1933 году, в Коши или в Шергаре во Вриндаване. Возможно, в Шергаре. Он открыл тогда специфический и очень возвышенный смысл Говардхана и провел сравнение Говардхана с киртаном.

[Обрыв записи. Продолжение беседы.]

#00:08:44#

Но сантха-ништха — искренняя приверженность истине. Дасья-раса — в ней присутствует не только эта приверженность, но плюс что-то еще. И что это «еще»? Тенденция, склонность служить, быть используемым в интересах Абсолюта, танцевать в волне ниргуна-вибрации. Это дасья-раса: за пределами состояния равновесия низшего порядка, вступая в божественное царство с его динамизмом. Это дасья-раса. Но лишь высокой оценки недостаточно — речь идет о том, чтобы быть используемым, принять волну и позволить своей свободе слиться с этой волной, танцевать в гармонии с волной. Такого рода служение — дасья-раса. Земля, где божественное начало принимается, такое измерение. Пассивное принятие вначале, затем — активное принятие, когда речь идет о том, чтобы делать что-то ради Центра: то, что требуется от меня — делать это, стать посредником этой силы. Это дасья-раса. То, что требуется от меня, я с радостью делаю. Это дасья-раса.

#00:10:49#

Хануман был преданным такого типа. Прахлад относился к категории шанта-расы, а Хануман — дасья-расы. Он не хочет, не желает особо знать, что есть что, но любой приказ, указание, которое к нему поступает, — он со всей его верой и со всеми силами пытается идти вперед и выполнять это указание. Это дасья-раса. Затем — Девариши Нарада от Прахлады переходит к Хануманджи. Говорится: Хануман жил в Кадари-ване, который расположен где-то в Гималаях. Девариши Нарада приближался к нему и призывал при этом Имя Рамы: Харе Рама, Харе Рама. Как только Имя достигло слуха Хануманджи, он спросил: «Кто приближается сюда, и кто порождает этот звук? Я слышу Имя моего Владыки, Рама-наму». Он был настолько возбужден, что подпрыгнул, взлетел, обнаружил Девариши в небе и обеими руками обнял Девариши Нараду, обильные слезы полились из его глаз. Затем он сказал: «Девариши, ты пришел. Я словно лежал в пустыне, никакой памяти о Рамачандре не осталось. Отказываясь от пищи, я каким-то образом продолжаю жить: так устроил Катрихата. Я живу в этом состоянии отчаяния. Ты пришел сюда и благодаря тебе я услышал любимое мною Имя Рамачандры». Таким образом.

#00:13:33#

И произошла доверительная беседа между ними. Нарада стал прославлять его, говоря: «Хануманджи, ты стал эталоном служения Рамачандре. Весь мир говорит о том, что служение Ханумана не знает себе равных. Так ты вошел в историю». В качестве образца дасьи. «То, что ты сделал для Рамачандры — будущее поколения сохранят об этом память. Ты очень и очень удачлив. Я пришел для того, чтобы увидеть тебя и тем самым очистить свое сердце, очистить себя. Ради этого я пришел к тебе». Хануманджи отвечал: «О, что ты говоришь, Девариши? Я не думаю, что ты подразумеваешь то, что говоришь. Да, [но] тем не менее, меня относят к животным, к звериному царству. Я не отношусь к людям. И каково мое знание, и каковы мои способности совершать служение Рамачандре? Что я сделал? Конечно по Его бесконечной милости, Он принимал некоторое служение от меня, наполовину животного, от твоего Ханумана. Но Прабху оставил меня здесь, мой Владыка. Всю Айодхью Он забрал с собой, за исключением этой несчастной души. Он оставил меня. Так или иначе, это случилось здесь, в этом Кхалади-ване, и я днем и ночью рыдаю в разлуке с Ним и вспоминаю, как все было, когда Рамачандра находился здесь. Подобного Владыку нигде не найти — и такова великая любовь и Его великодушие. Столь велико Его безразличие к мирским реалиям, и столь велика Его любовь к подданным и ко всему духовному. Подобное невозможно даже вообразить, насколько глубоко было Его сердце. К счастью для себя мы соприкоснулись с этим великим воплощением Рамачандры, когда Он явился. Но мне не повезло: я несчастен, я остался здесь. Он ушел вместе со всеми Своими преданными, и мне приходится терпеть разлуку со служением Ему. Я погиб. Так или иначе, я слышу, что Он вновь явился как Кришна и очень благосклонен к Пандавам. Он их друг, и я иногда думаю о том, насколько они удачливы, насколько любимы они своим Владыкой Рамачандрой, который вновь пришел в образе Кришны. Иногда я размышляю об удаче Пандавов, а иногда я думаю, что я отправлюсь посмотреть на них собственными глазами, и думаю, насколько они счастливы». Так он начал прославлять сакхья-расу.

#00:18:33#

Хануман есть высочайший образец дасья-расы, и он дает высочайшую оценку сакхья-расе, показывая, что сакхья-раса превосходит его собственную расу, и так же он демонстрирует, что в нем живо влечение к этой расе. Таким образом он показывает, демонстрирует, что сакхья-раса лучше дасья-расы, хотя Хануман не позволит себе войти в лагерь сакхья-расы. Ему присущ специфический темперамент: его собственное кажется ему лучшим. Тем не менее, когда речь идет о татастха-вичаре, беспристрастном, объективном суждении (хотя он мог бы отказаться от своего относительного положения в мгновение ока, тем не менее, он не делает этого), он способен давать высокую оценку сакхья-расе. Но сам он не хочет этой расы для себя.

йа̄н̣ра раса хои, сеи сарвоттама1
#00:19:49#

Он занимает оптимальное для себя положение, однако когда речь идет о татастха-вичаре:

тат̣а-стха хан̃а̄ вича̄риле, а̄чхе тара-тама

Если для нас возможно избавится от нашего относительного положения, позиции тогда мы можем дать оценку и сможем понять: какое явление стоит выше, какое явление стоит ниже. Так вот, слыша подобную оценку из уст Ханумана: Кришна есть, и Хануман дает высокую оценку удаче Пандавов, Нарада отправился прямо к Пандавам. Сердце Ханумана принадлежало исключительно служению в рамках дасья-расы. Всякий раз, когда заходит речь о дасья-расе, то Ханумана представляют в качестве идеального паршады, идеального последователя или спутника, слуги. Конечно, его конкретное служение настолько знаменито, что иногда его превосходство… В его пользу говорят некоторые особые суждения, которым, однако не может найтись места в науке преданности.

 


1йа̄н̣ра раса хои, сеи сарвоттама / тат̣а-стха хан̃а̄ вича̄риле, а̄чхе тара-тама — «Это правда, что те отношения, которые связывают с Господом того или иного преданного, являются для него самыми лучшими. Тем не менее, изучив все методы беспристрастно, можно выделить высшие и низшие уровни любви» («Чайтанья-чаритамрита», Мадхья, 8.83).


Главная | Миссия | Учение | Библиотека | Контактная информация
Пожертвования