«Поклоны Шриле Гауракишору Дасу Бабаджи Махараджу» (на санскрите, русском и английском языках). Шрила Б. Р. Шридхар Дев-Госвами Махарадж и Шримад Бхакти Дешика Ачарья Махарадж

ПОКЛОНЫ ШРИЛЕ ГАУРАКИШОРУ
ДАСУ БАБАДЖИ МАХАРАДЖУ

Стихи в знак почтения возвышенному парамахамсе,
написанные Шрилой Бхакти Ракшаком Шридхаром Дев-Госвами Махараджем

 

Вандана̄

Поклоны

Ш́рӣла Бхакти Ракш̣ак Ш́рӣдхар Дев-Госва̄мӣ Маха̄ра̄дж

 

নমো গৌরকিশোরায় ভক্তাবধূত-মূর্ত্তয়ে
গৌরাঙ্ঘ্রিপদ্মভৃঙ্গায় রাধাভাবনিষেবিণে

намо гаура-киш́ора̄йа бхакта̄вадхӯта мӯртайе
гаура̄н̇гхри падма-бхр̣н̇га̄йа ра̄дха̄-бха̄ва-ниш̣евин̣е

намо — я предлагаю свои смиренные поклоны гаура-киш́ора̄йа — Гауракишору, мӯртайе — воплотившему в себе бхакта̄ — суть преданного, а̄вадхӯта — отрешившегося от всего, бхр̣н̇га̄йа — словно медоносная пчела падма — на лотосе а̄н̇гхри — стоп гаура̄ — Гауры, ниш̣евин̣е — вечно вовлеченному в служение, бха̄ва — исполненное любви ра̄дха̄ — к Шримати Радхарани.

Я склоняюсь перед нашим Гуру, Шрилой Гауракишором Дасом, чистым преданным, стоящим выше всяких социальных условностей. Он подобен пчеле у лотосоподобных стоп Шри Гауранги и в своем сердце вечно служит Шри Радхе.

 

 

শ্রীমদ্ গৌরকিশোর-নমস্কার-দশকম্

Ш́рӣ Ш́рӣмад Гаура-Киш́ора-намаска̄ра Даш́акам

(десять стихов, выражающих почтение Ш́рӣмаду Гауракиш́ору)

Ш́рӣла Бхакти Ракш̣ак Ш́рӣдхар Дев-Госва̄мӣ Маха̄ра̄дж

 

গুরোর্গুরো মে পরমো গুরুস্ত্বং
বরেণ্য ! গৌরাঙ্গগণাগ্রগণ্যে
প্রসীদ ভৃত্যে দয়িতাশ্রিতে তে
নমো নমো গৌরকিশোর তুভ্যম্

гурор гуро ме парамо гурус твам̇
варен̣йа! гаура̄н̇га-ган̣а̄граган̣йе
прасӣда бхр̣тйе дайита̄ш́рите те
намо намо гаура-киш́ора тубхйам

гуро — О Учитель [мой] — моего гурор — наставника, твам̇ — ты, [мой] парамо — почтенный гурус — господин, варен̣йа! — почитаемый а̄граган̣йе — среди дражайших [из] ган̣а̄ — спутников гаура̄н̇га — Шри Гауранги. прасӣда — Будь милостив бхр̣тйе — к этому слуге, а̄ш́рите — принявшему прибежище те — твоего дайита̄ — Дайита Даса. гаура-киш́ора — О, Гауракишор, намо намо — я вновь и вновь склоняюсь тубхйам — перед тобой. [1]

(1) Божественный учитель моего духовного наставника, мой почитаемый наставник, ты безгранично почитаем среди ближайшего окружения Шри Гауранги. Будь милостив к этому слуге, что предан тому, кто с любовью служит тебе (Дайите Дасу). Гауракишор, вновь и вновь я склоняюсь перед тобой.

 

সরস্বতীনাম-জগত্প্রসিদ্ধং
প্রভুং জগত্যাং পতিতৈকবন্ধুম্
ত্বমেব দেব ! প্রকটী চকার
নমো নমো গৌরকিশোর তুভ্যম্

сарасватӣ на̄ма-джагат-прасиддхам̇
прабхум̇ джагатйа̄м̇ патитаика-бандхум
твам эва дева! пракат̣ӣ-чака̄ра
намо намо гаура-киш́ора тубхйам

дева! — О Господин! твам — Ты эва — воистину пракат̣ӣ чака̄ра — явил эва — единственного бандхум — друга патита — падших джагатйа̄м̇ — этого мира, джагат — вселенной, прасиддхам̇ — известного прабхум̇ — учителя, на̄ма — зовущегося сарасватӣ — Сарасвати. гаура-киш́ора — О, Гауракишор, намо намо — я вновь и вновь склоняюсь тубхйам — перед тобой. [2]

(2) О досточтимый, именно ты открыл миру моего господина и учителя, известного во всей вселенной как Шри Бхактисиддханта Сарасвати, единственного друга падших душ в этом мире. Гауракишор, вновь и вновь я склоняюсь перед тобой.

 

ক্বচিদ্ব্রজারণ্যবিবিক্তবাসী
হৃদি ব্রজদ্বন্দ্বরহো-বিলাসী
বহির্বিরাগী ত্ববধূতবেষী
নমো নমো গৌরকিশোর তুভ্যম্

квачид-враджа̄ран̣йа-вивикта-ва̄сӣ
хр̣ди враджа-двандва-рахо-вила̄сӣ
бахир вира̄гӣ тв авадхӯта-веш̣ӣ
намо намо гаура-киш́ора тубхйам

квачид — Иногда [ты] вивикта — в уединении ва̄сӣ — жил а̄ран̣йа — в лесах враджа̄ — Враджи, хр̣ди — в сердце вила̄сӣ — поглощенный рахо — сокрытыми [играми] двандва — Четы враджа — Враджи, [несмотря на то, что] бахир — внешне [ты оставался] вира̄гӣ — отреченным тв — или веш̣ӣ — носил обличье авадхӯта — авадхуты. гаура-киш́ора — О, Гауракишор, намо намо — я вновь и вновь склоняюсь тубхйам — перед тобой. [3]

(3) Когда ты жил в уединении во Врадже Дхаме, твое сердце было поглощено самыми сокровенными играми юной Божественной Четы Враджи, однако внешне ты следовал принципам строгого отречения и иногда, казалось, даже превосходил все признанные нормы. Гауракишор, вновь и вновь я склоняюсь перед тобой.

 

ক্বচিৎ পুনর্গৌরবনান্তচারী
সুরাপগাতীররজোবিহারী
পবিত্রকৌপীনকরঙ্কধারী
নমো নমো গৌরকিশোর তুভ্যম্

квачит пунар гаура-вана̄нтача̄рӣ
сура̄пага̄-тӣра-раджо-виха̄рӣ
павитра-каупӣна-каран̇ка-дха̄рӣ
намо намо гаура-киш́ора тубхйам

квачит — порой пунар — также [ты] а̄нтача̄рӣ — бродил вана̄ — в лесах гаура — Гауры, виха̄рӣ — отшельник раджо — на песке тӣра — берегов сура̄пага̄ — Ганги, дха̄рӣ — облаченный в павитра — священную каупӣна — набедренную повязку [и с] каран̇ка — сосудом для воды. гаура-киш́ора — О, Гауракишор, намо намо — я вновь и вновь склоняюсь тубхйам — перед тобой. [4]

(4) Порой ты бродишь по песчаным берегам Ганги в окрестностях Гаураваны (пределах Шри Навадвипа Дхамы). Гауракишор, облаченный в набедренную повязку святого и держащий в руках сосуд отшельника, вновь и вновь я склоняюсь перед тобой.

 

সদা হরের্নাম মুদা রটন্তং
গৃহে গৃহে মাধুকরীমটন্তম্
নমন্তি দেবা অপি যং মহান্তং
নমো নমো গৌরকিশোর তুভ্যম্

сада̄ харер на̄ма муда̄ рат̣антам̇
гр̣хе гр̣хе ма̄дхукарӣм ат̣антам
наманти дева̄ апи йам̇ маха̄нтам̇
намо намо гаура-киш́ора тубхйам

сада̄ — вечно муда̄ — благословенно рат̣антам̇ — занятый в воспевании на̄ма — Имени харер — Господа [и] ат̣антам — принимающий ма̄дхукарӣм — подаяние гр̣хе — от дома гр̣хе — к дому, маха̄нтам̇ — о великая душа, йам̇ — которой апи — даже дева̄ — боги наманти — предлагают свои поклоны. гаура-киш́ора — О, Гауракишор, намо намо — я вновь и вновь склоняюсь тубхйам — перед тобой. [5]

(5) Всегда воспевающий Святое Имя Шри Хари в великом упоении и просящий подаяние, ходящий от дома к дому, подобно пчеле, которая собирает мед, перелетая от одного цветка к другому, ты — великая душа, которой поклоняются даже боги. Гауракишор, вновь и вновь я склоняюсь перед тобой.

 

ক্বচিদ্রুদন্তঞ্চ হসন্নটন্তং
নিজেষ্টদেবপ্রণয়াভিভূতম্
নমন্তি গায়ন্তমলং জনা ত্বাং
নমো নমো গৌরকিশোর তুভ্যম্

квачид-рудантан̃ ча хасан нат̣антам̇
ниджеш̣т̣а-дева-пран̣айа̄бхибхӯтам
наманти га̄йантам алам̇ джана̄ тва̄м̇
намо намо гаура-киш́ора тубхйам

квачид — иногда рудантан̃ — плача, [иногда] хасан — смеясь, [иногда] нат̣антам̇ — танцуя, ча — и [иногда] га̄йантам — воспевая, а̄бхибхӯтам — ошеломленный пран̣айа̄ — любовью [к] нидже — своему эш̣т̣а — возлюбленному дева — Господу, джана̄ — люди наманти — приносят свои поклоны алам̇ — с благодатью тва̄м̇ — тебе. гаура-киш́ора — О, Гауракишор, намо намо — я вновь и вновь склоняюсь тубхйам — перед тобой. [6]

(6) Преисполненный любви к почитаемому тобой Господу, ты иногда танцуешь, иногда плачешь, а иногда смеешься и громко поешь. Люди с радостью оказывают тебе почтение. Гауракишор, вновь и вновь я склоняюсь перед тобой.

 

মহাযশোভক্তিবিনোদবন্ধো !
মহাপ্রভুপ্রেমসুধৈকসিন্ধো !
অহো জগন্নাথদয়াস্পদেন্দো !
নমো নমো গৌরকিশোর তুভ্যম্

маха̄йаш́о-бхактивинода-бандхо!
маха̄прабху-према-судхаика-синдхо!
ахо джаганна̄тха-дайа̄спадендо!
намо намо гаура-киш́ора тубхйам

бандхо! — О друг маха̄йаш́о — прославленного бхактивинода — Бхактивинода. [О] ика — душа, синдхо! — океан судха — нектара према — любви маха̄прабху — Махапрабху. ахо — O синдхо! — луна, а̄спад — что несет в себе дайа̄ — милость джаганна̄тха — Джаганнатха Даса Бабаджи. гаура-киш́ора — О, Гауракишор, намо намо — я вновь и вновь склоняюсь тубхйам — перед тобой. [7]

(7) О друг прославленного Тхакура Бхактивинода, бесподобный океан нектара любви и преданности Махапрабху Шри Чайтаньядеву, ты — луна, что обрела милость Вайшнава Сарвабхаумы Шри Джаганнатха. Гауракишор, вновь и вновь я склоняюсь перед тобой.

 

সমাপ্য রাধাব্রতমুত্তমং ত্ব-
মবাপ্য দামোদরজাগরাহম্
গতোঽসি রাধাদরসখ্যরিদ্ধিং
নমো নমো গৌরকিশোর তুভ্যম্

сама̄пйа ра̄дха̄-вратам уттамам̇ твам
ава̄пйа да̄модара-джа̄гара̄хам
гато ’си ра̄дха̄дара-сакхйа-риддхим̇
намо намо гаура-киш́ора тубхйам

сама̄пйа — Исполнив уттамам̇ — возвышенные обеты ра̄дха̄-врата — урджджа-враты [и] ава̄пйа — достигнув а̄хам — дня да̄модара — Дамодара джа̄гара̄ — пробуждения, твам — ты гато ’си — обрел риддхим̇ — удачу [быть] а̄дара — заветным сакхйа — другом ра̄дха̄ — Шри Радхи. гаура-киш́ора — О, Гауракишор, намо намо — я вновь и вновь склоняюсь тубхйам — перед тобой. [8]

(8) Исполнив великий священный обет урджджа-врату, ты избрал день пробуждения Шри Дамодара, чтобы обрести заветное сокровище — принять свой изначальный облик сакхи, посвятившей себя служению Шри Радхике. Гауракишор, вновь и вновь я склоняюсь перед тобой.

 

বিহায় সঙ্গং কুলিয়ালয়ানাং
প্রগৃহ্য সেবাং দয়িতানুগস্য
বিভাসি মায়াপুরমন্দিরস্থো
নমো নমো গৌরকিশোর তুভ্যম্

виха̄йа сан̇гам̇ кулийа̄-лайа̄на̄м̇
прагр̣хйа сева̄м̇ дайита̄нугасйа
вибха̄си ма̄йа̄пура-мандира-стхо
намо намо гаура-киш́ора тубхйам

виха̄йа — отвергая сан̇гам̇ — общество лайа̄на̄м̇ — жителей кулийа̄ — Кулии, прагр̣хйа — приняв сева̄м̇ — служение [твоего] а̄нугасйа — последователя дайита — Шри Дайиты Даса, вибха̄си — ты милостиво решил стхо — остаться мандира — в [твоем] храме ма̄йа̄пура — в Майяпуре. гаура-киш́ора — О, Гауракишор, намо намо — я вновь и вновь склоняюсь тубхйам — перед тобой. [9]

(9) Ты отверг общество жителей города Кулия, чтобы принять служение своего слуги Шри Дайиты Даса, и теперь своим божественным присутствием ты озаряешь священный храм в Шри Дхам Майяпуре. Гауракишор, вновь и вновь я склоняюсь перед тобой.

 

সদা নিমগ্নোঽপ্যপরাধপঙ্কে
হ্যহৈতুকীমেষ কৃপাঞ্চ যাচে
দয়াং সমুদ্ধৃত্য বিধেহি দীনং
নমো নমো গৌরকিশোর তুভ্যম্ ১০

сада̄ нимагно ’пй апара̄дха-пан̇ке
хй ахаитукӣм эш̣а кр̣па̄н̃ ча йа̄че
дайа̄м̇ самуддхр̣тйа видхехи дӣнам̇
намо намо гаура-киш́ора тубхйам

’пй — несмотря на то, что эш̣а — эта [падшая душа] сада̄ — постоянно нимагно — тонет пан̇ке — в грязи апара̄дха — оскорблений, ча — все же йа̄че — я молю хй — о [твоей] ахаитукӣм — безусловной кр̣па̄н̃ — милости. самуддхр̣тйа — Прошу, спаси [и] видхехи — пролей [свою] дайа̄м̇ — милость дӣнам̇ — на эту несчастную душу. гаура-киш́ора — О, Гауракишор, намо намо — я вновь и вновь склоняюсь тубхйам — перед тобой. [10]

(10) Глубоко погрязший в трясине оскорблений, я (падшая душа) молю о твоей беспричинной милости! Пожалуйста, будь милостив и спаси эту несчастную душу! Гауракишор, вновь и вновь я склоняюсь перед тобой.

 

 

পরমগুর্ব্বষ্টকম্

Парама-Гурв-аш̣т̣акам

Восемь стихов, прославляющих нашего Парам Гурудева

Ш́рӣмад Бхакти Деш́ика А̄ча̄рйа Маха̄ра̄дж

 

শ্রীগৌড়ধামাশ্রিত-শুদ্ধভক্তং
রূপানুগাদ্যং নিরবদ্যরূপম্
বৈরাগ্যধর্ম্মোজ্জ্বলবিগ্রহং তং
বন্দে প্রভুং গৌরকিশোর-সংজ্ঞম্

ш́рӣ-гауд̣а-дха̄ма̄ш́рита-ш́уддха-бхактам̇
рӯпа̄нуга̄дйам̇ ниравадй арӯпам
ваира̄гйа-дхармоджджвала-виграхам̇ там̇
ванде прабхум̇ гаура-киш́ора-сам̇джн̃ам [1]

ш́уддха — Чистый бхактам — преданный, āш́рита — принявший прибежище [в] ш́рӣ — святой дхāма — земле гауд̣а — Гауды, āдйам — лучший ануга — среди последователей рӯпа —Шри Рупы, ниравади — вечно арӯпам — изможденный, уджджвала — сияющее виграхам — воплощение дхарма — практики ваирāгйа — отречения — ванде — я приношу поклоны там — ему, прабхум — моему господину, сам̇джн̃ам — известному, как гаура-киш́oрa — Гауракишор. [1]

Чистый преданный, принявший прибежище на святой земле Гауды, лучший из последователей Шри Рупы, истощенный [в аскезе], являющий собой сияющее воплощение отреченности — я приношу поклоны моему учителю, Гауракишору.

 

অসত্-প্রসঙ্গং পরিহায় নিত্যং
গৌরাঙ্গ-সেবাব্রত-মগ্নচিত্তম্
গৌড়-ব্রজাভেদ-বিশিষ্ট-প্রজ্ঞং
বন্দে প্রভুং গৌরকিশোর-সংজ্ঞম্

асат-прасан̇гам̇ париха̄йа нитйам̇
гаура̄н̇га-сева̄-врата-магна-читтам
гауд̣а-враджа̄бхеда-виш́иш̣т̣а-праджн̃ам̇
ванде прабхум̇ гаура-киш́ора-сам̇джн̃ам [2]

парихāйa — Отвергая [всякое] асат — дурное прасан̇гам — общество, [его] читтам — сердце нитйам — вечно магна — погружено врата — в обет севā — служения гаурāн̇га — Шри Гауранге, [и он] виш́иш̣т̣a — исполнен праджн̃aм — осознания абхеда — неотличности гауд̣а — Гауды [от] враджа — Враджи. ванде — Я приношу поклоны там — ему, прабхум — моему господину, сам̇джн̃ам — известному, как гаура-киш́oрa — Гауракишор. [2]

Отвергая всякое неблагоприятное общение, его сердце вечно поглощено исполнением обета служения Шри Гауранге, он исполнен осознания неотличности Гауды и Враджи. Я приношу поклоны моему духовному наставнику, Гауракишору.

 

শ্রীধামমায়াপু-দিব্য-গূঢ়-
মাহাত্ম্য-গীতোন্মুখং বরেণ্যম্
ধন্যং মহাভাগবতাগ্রগণ্যং
বন্দে প্রভুং গৌরকিশোর-সংজ্ঞম্

ш́рӣ-дха̄ма-ма̄йа̄пура-дивйа-гӯд̣ха-
ма̄ха̄тмйа-гӣтонмукхам̇ варен̣йам
дханйам̇ маха̄бха̄гавата̄граган̣йам̇
ванде прабхум̇ гаура-киш́ора-сам̇джн̃ам [3]

унмукхам — Утвердившийся гӣта̄ — в воспевании гӯд̣ха — сокрытой дивйа — божественной мāхāтмйа — славы ш́рӣ — святой дхāмa — земли мāйāпура — Майяпура, [он] варен̣йам — возвышен, дханйам — восхитителен, [и] āграган̣йам — является самым дорогим махāбхāгавата — из великих преданных. ванде — Я приношу поклоны там — ему, прабхум — моему господину, сам̇джн̃ам — известному, как гаура-киш́ора — Гауракишор. [3]

Утвердившийся в намерении постоянно воспевать сокрытую божественную славу Шри Дхама Майяпура, он является одним из самых возвышенных, восхищающих собой и дражайшим среди великих преданных. Я приношу поклоны своему духовному наставнику, Гауракишору.

 

পূতাবধূত-ব্রজ-শীর্ষরত্নং
শ্রীরাধিকাকৃষ্ণ-নিগূঢ়-ভক্তম্
সদা ব্রজাবেশ-সরাগ-চেষ্টং
বন্দে প্রভুং গৌরকিশোর-সংজ্ঞম্

пӯта̄вадхӯта-враджа-ш́ӣрш̣а-ратнам̇
ш́рӣ-ра̄дхика̄-кр̣ш̣н̣а-нигӯд̣ха-бхактам
сада̄ враджа̄веш́а-сара̄га-чеш̣т̣ам̇
ванде прабхум̇ гаура-киш́ора-сам̇джн̃ам [4]

ш́ӣрш̣a — Корона, ратнам — драгоценный камень пӯтā — чистых авадхӯта — отшельников [и жителей] враджа — Враджи, [он] нигӯд̣ха — внутренне бхактам — предан ш́рӣ-рāдхикā-кр̣ш̣н̣а — Шри Шри Радхе-Кришне [и] āвеш́a — в экстазе враджа — Враджи садā — вечно чеш̣т̣ам — вовлечен сарāгa — в любовное служение. ванде — Я приношу поклоны там — ему, прабхум — моему господину, сам̇джн̃ам — известному, как гаура-киш́ора — Гауракишор. [4]

Жемчужина, украшающая корону из чистых сердцем простых жителей Враджи, он всецело внутренне предан Шри Шри Радхе-Кришне и, исполненный экстатического настроения Враджи, вечно задействован в рагануга-бхакти. Я предлагаю поклоны моему духовному наставнику, Гауракишору.

 

শোকাস্পদাতীত-প্রভাব-রম্যং
মূঢৈরবেদ্যং প্রণতাভিগম্যম্
নিত্যানুভূতাচ্যুত-সদ্-বিলাসং
বন্দে প্রভুং গৌরকিশোর-সংজ্ঞম্

ш́ока̄спада̄тӣта-прабха̄ва-рамйам̇
мӯд̣хаир аведйам̇ пран̣ата̄бхигамйам
нитйа̄нубхӯта̄чйута-сад-вила̄сам̇
ванде прабхум̇ гаура-киш́ора-сам̇джн̃ам [5]

[Он обладает] рамйам — восхитительным прабхāвa — великолепием атӣта — над āспада — достижением ш́ока — печали. аведйам — Недостижимый мӯд̣хаих̣ — [для] неверующего, [но] абхигамйам — открытый пран̣ата — [для] предавшегося, [он] нитйа — постоянно анубхӯта — вкушает ачйута — непостижимые сад — вечные вилāсам — игры. ванде — Я приношу поклоны там — ему, прабхум — моему господину, сам̇джн̃ам — известному, как гаура-киш́ора — Гауракишор. [5]

Он восхитителен и великолепен, возвышающийся над печалями. Непостижимый для невежественных, но легко достижимый для предавшихся, он вечно наслаждается непогрешимыми играми Господа. Я предлагаю поклоны моему духовному наставнику, Гауракишору.

 

কাপট্যধর্ম্মান্বিত-চণ্ড-দণ্ড-
বিধায়কং সজ্জন-সঙ্গ-রঙ্গম্
শ্রীকৃষ্ণচৈতন্যপদাব্জভৃঙ্গং
বন্দে প্রভুং গৌরকিশোর-সংজ্ঞম্

ка̄пат̣йа-дхарма̄нвита-чан̣д̣а-дан̣д̣а-
видха̄йакам̇ саджджана-сан̇га-ран̇гам
ш́рӣ-кр̣ш̣н̣а-чаитанйа-пада̄бджа-бхр̣н̇гам̇
ванде прабхум̇ гаура-киш́ора-сам̇джн̃ам [6]

[Он] чан̣д̣a — яростный дан̣д̣а-видха̄йакам — враг [тех, кто] анвита — искажает дхарма — природу души, кāпат̣йа — склонен ко лжи, [он] ран̇гам — весел сан̇га — в обществе саджджана — тех, кто искренен, [и он похож на] бхр̣н̇гам — пчелу абджa — на цветке лотоса пада — стоп ш́рӣ-кр̣ш̣н̣а-чаитанйа — Шри Кришны Чайтаньи. ванде — Я приношу поклоны там — ему, прабхум — моему господину, сам̇джн̃ам — известному, как гаура-киш́ора — Гауракишор. [6]

Он яростный противник лжи, но всегда счастлив в компании искренних душ, он как пчела на лотосе стоп Шри Кришны Чайтаньи. Я предлагаю поклоны моему духовному наставнику, Гауракишору.

 

দামোদরোত্থানদিনে প্রধানে
ক্ষেত্রে পবিত্রে কুলিয়াভিধানে
প্রপঞ্চলীলা-পরিহারবন্তং
বন্দে প্রভুং গৌরকিশোর-সংজ্ঞম্

да̄модароттха̄на-дине прадха̄не
кш̣етре павитре кулийа̄бхидха̄не
прапан̃ча-лӣла̄-париха̄равантам̇
ванде прабхум̇ гаура-киш́ора-сам̇джн̃ам [7]

[В месяц] дāмодара — Дамодара, прадхāне — в священный дине — день уттхāна — Уттхана Экадаши [в] павитре — святом кш̣етре — месте, абхидхāне — известном как кулийā — Кулия, парихāравантам — он явился, прапан̃ча — чтобы показать лӣлā — свои игры. ванде — Я приношу поклоны там — ему, прабхум — моему господину, сам̇джн̃ам — известному, как гаура-киш́ора — Гауракишор. [7]

В месяц Дамодара, в священный день Уттхана Экадаши, в святом месте Кулия, он явил свои игры. Я предлагаю поклоны моему духовному наставнику, Гауракишору.

 

তব হিদয়িত-দাসেসত্যসূর্য্য-প্রকাশে
জগতি দুরিতনাশে প্রোদ্যতে চিদ্বিলাসে
বয়মনুগতভৃত্যাঃ পাদপদ্মং প্রপন্না
অনুদিনমনুকম্পাং প্রার্থয়ামো নগণ্যাঃ

тава хи «дайита-да̄се» сатйа-сӯрйа-прака̄ш́е
джагати дурита-на̄ш́е продйате чид-вила̄се
вайам анугата-бхр̣тйа̄х̣ па̄да-падмам̇ прапанна̄
анудинам анукампа̄м̇ пра̄ртхайа̄мо наган̣йа̄х̣ [8]

пракāш́e — В [твоем] проявлении [как] сӯрйa — солнца сатйа — истины, [в] тава — твоем хи — истинном «дайита — дорогом дāсe» — слуге (Шри Варшабхавани Дайита Дас — Шрила Бхактисиддханта Сарасвати Тхакур), на̄ш́е — дабы низвергнуть дурита — грех джагати — в [этом] мире [и] продйате — явить [Господни] чид — духовные вилāсе — игры, вайам — мы, [твои] наган̣йāх̣ — ничтожные анугата — последователи [и] бхр̣тйāх̣ — слуги, прапаннāх̣ — принимаем прибежище падмам — у [твоих] лотосоподобных пāдa — стоп [и] прāртхайāмах̣ — молим анудинам — беспрестанно анукампāм — о [твоей] милости. [8]

Ты проявился в своем Дайите Дасе как солнце истины с целью низвергнуть грехи этого мира и рассказать о трансцендентных играх Господа. Мы, твои ничтожные последователи и слуги, ищем прибежища у твоих лотосоподобных стоп и постоянно молимся, уповая на твою милость.

 

Примечание

Шримад Бхакти Дешика Ачарья Махарадж был учеником Шрилы Бхактисиддханты Сарасвати Тхакура, а также первым выпускником академии санскрита, основанной Шрилой Бхактисиддхантой Сарасвати Тхакуром в Шри Дхаме Майяпуре. После долгих лет аскетичного и одиночного поклонения в Шри Вриндавана Дхаме он вернулся в Шри Навадвип Дхам и принял триданда-санньясу от Шрилы Бхакти Ракшака Шридхара Дев-Госвами Махараджа. Его сочинение, прославляющее Шрилу Гауракишора Даса Бабаджи Махараджа, включено в «Шри Гаудия-гитанджали», опубликованное Шрилой Бхакти Сундаром Говиндой Махараджем.

Переводчик: Прия Кришна Деви Даси
Редактор: Традиш Дас

 

Gaurakishor

 

OBEISANCES UNTO SRILA GAURA KISOR
DAS BABAJI MAHARAJ

Poems offered in homage to the exalted paramahamsa
By Srila Bhakti Raksak Sridhar Dev-Goswami Maharaj

https://premadharma.org/obeisances-gaura-kisor-das-babaji/

 

Vandanā

Obeisance

by Śrīla Bhakti Rakṣak Śrīdhar Dev-Goswāmī Mahārāj

 

নমো গৌরকিশোরায় ভক্তাবধূত-মূর্ত্তয়ে
গৌরাঙ্ঘ্রিপদ্মভৃঙ্গায় রাধাভাবনিষেবিণে

namo gaura-kiśorāya bhaktāvadhūta-mūrtaye
gaurāṅghri-padma-bhṛṅgāya rādhā-bhāva-niṣeviṇe

namaḥ—I offer my obeisance gaura-kiśorāya—unto Gaura Kiśor, mūrtaye—the epitome bhakta—of a devotee avadhūta—mendicant, bhṛṅgāya—the honey-bee padma—in the lotus gaura—of Gaura’s aṅghri—feet, niṣeviṇe—ever-engaged in service bhāva—out of love rādhā—to Śrīmatī Rādhārāṇī.

I offer my obeisance unto Śrīla Gaura Kiśor Dās Bābājī Mahārāj, the epitome of a devotee avadhūt, the honey-bee in the lotus of Gaura’s feet, ever-engaged in loving service to Śrīmatī Rādhārāṇī.

 

 

শ্রীমদ্ গৌরকিশোর-নমস্কার-দশকম্

Śrīmad-Gaura-Kiśora-namaskāra-daśakam

Ten verses in obeisance to Śrīmad Gaura Kiśor

by Śrīla Bhakti Rakṣak Śrīdhar Dev-Goswāmī Mahārāj

 

গুরোর্গুরো মে পরমো গুরুস্ত্বং
বরেণ্য ! গৌরাঙ্গগণাগ্রগণ্যে
প্রসীদ ভৃত্যে দয়িতাশ্রিতে তে
নমো নমো গৌরকিশোর তুভ্যম্

guror guro me paramo gurus tvaṁ
vareṇya! gaurāṅga-gaṇāgragaṇye
prasīda bhṛtye dayitāśrite te
namo namo gaura-kiśora tubhyam [1]

guro—O master [of] me—my guroḥ—master! tvam—You, [my] paramaḥ—grand guruḥ—master, [are] vareṇya!—worshippable agragaṇye—amongst the foremost [of] gaurāṅga—Śrī Gaurāṅga’s gaṇa—associates. prasīda—May you be pleased bhṛtye—with this servant āśrite—sheltered in te—your dayita—Dayita Dās. gaura-kiśora—O Gaura Kiśor, namaḥ namaḥ—I offer my obeisance again and again tubhyam—unto you. [1]

O master of my master! You, my grand master, are worshippable amongst the foremost of Śrī Gaurāṅga’s associates. May you be pleased with this servant sheltered in your Dayita Dās. O Gaura Kiśor, I offer my obeisance again and again unto you.

 

সরস্বতীনাম-জগত্প্রসিদ্ধং
প্রভুং জগত্যাং পতিতৈকবন্ধুম্
ত্বমেব দেব ! প্রকটী চকার
নমো নমো গৌরকিশোর তুভ্যম্

sarasvatī-nāma-jagat-prasiddhaṁ
prabhuṁ jagatyāṁ patitaika-bandhum
tvam eva deva! prakaṭī chakāra
namo namo gaura-kiśora tubhyam [2]

deva!—O lord! tvam—You eva—indeed prakaṭī chakāra—have manifest eka—the one [and only] bandhum—friend patita—of the fallen jagatyām—in this world, jagat—the world prasiddham—renowned prabhum—master nāma—named sarasvatī—Saraswatī. gaura-kiśora—O Gaura Kiśor, namaḥ namaḥ—I offer my obeisance again and again tubhyam—unto you. [2]

O lord! You have manifest the one and only friend of the fallen in this world, the world renowned master Śrī Bhakti Siddhānta Saraswatī. O Gaura Kiśor, I offer my obeisance again and again unto you.

 

ক্বচিদ্ব্রজারণ্যবিবিক্তবাসী
হৃদি ব্রজদ্বন্দ্বরহো-বিলাসী
বহির্বিরাগী ত্ববধূতবেষী
নমো নমো গৌরকিশোর তুভ্যম্

kvachid vrajāraṇya-vivikta-vāsī
hṛdi vraja-dvandva-raho-vilāsī
bahir virāgī tv avadhūta-veṣī
namo namo gaura-kiśora tubhyam [3]

kvachit—Sometimes [you are] vivikta—a solitary vāsī—resident araṇya—in the forests vraja—of Vraja [and] hṛdi—at heart vilāsī—a reveller rahaḥ—in the hidden [Pastimes] dvandva—of the couple vraja—of Vraja, [though] bahiḥ—externally [you remain] virāgī—a renunciate tu—or veṣī—a wearer of the garb avadhūta—of an Avadhūt. gaura-kiśora—O Gaura Kiśor, namaḥ namaḥ—I offer my obeisance again and again tubhyam—unto you. [3]

Sometimes, residing solitarily in the forests of Vraja, you are immersed in the deeply hidden Pastimes of Vraja’s youthful couple, though externally you observe the rules of renunciation or wear the garb of an avadhūt. O Gaura Kiśor, I offer my obeisance again and again unto you.

 

ক্বচিৎ পুনর্গৌরবনান্তচারী
সুরাপগাতীররজোবিহারী
পবিত্রকৌপীনকরঙ্কধারী
নমো নমো গৌরকিশোর তুভ্যম্

kvachit punar gaura-vanāntachārī
surāpagā-tīra-rajo-vihārī
pavitra-kaupīna-karaṅka-dhārī
namo namo gaura-kiśora tubhyam [4]

kvachit—Sometimes punaḥ—too [you are] antachārī—a wanderer along the edge gaura—of Gaura’s vana—forest [and] vihārī—a roamer rajaḥ—in the sand tīra—on the bank surāpagā—of the Ganges dhārī—bearing pavitra—a sacred kaupīna—loincloth [and] karaṅka—waterpot. gaura-kiśora—O Gaura Kiśor, namaḥ namaḥ—I offer my obeisance again and again tubhyam—unto you. [4]

Sometimes too you wander along the edge of Gaura’s forest and roam along the sandy banks of the Ganges wearing a sacred loincloth and carrying a water-pot. O Gaura Kiśor, I offer my obeisance again and again unto you.

 

সদা হরের্নাম মুদা রটন্তং
গৃহে গৃহে মাধুকরীমটন্তম্
নমন্তি দেবা অপি যং মহান্তং
নমো নমো গৌরকিশোর তুভ্যম্

sadā harer nāma mudā raṭantaṁ
gṛhe gṛhe mādhukarīm aṭantam
namanti devā api yaṁ mahāntaṁ
namo namo gaura-kiśora tubhyam [5]

sadā—Ever mudā—blissful raṭantam—in chanting nāma—the Name hareḥ—of the Lord [and] aṭantam—accepting mādhukarīm—alms gṛhe—from house gṛhe—to house, mahāntam—O great soul yam—to whom api—even devāḥ—gods namanti—offer obeisance, gaura-kiśora—O Gaura Kiśor, namaḥ namaḥ—I offer my obeisance again and again tubhyam—unto you. [5]

Ever blissful in chanting the Name of Hari and accepting alms from house to house, O great soul to whom even the gods offer obeisance, O Gaura Kiśor, I offer my obeisance again and again unto you.

 

ক্বচিদ্রুদন্তঞ্চ হসন্নটন্তং
নিজেষ্টদেবপ্রণয়াভিভূতম্
নমন্তি গায়ন্তমলং জনা ত্বাং
নমো নমো গৌরকিশোর তুভ্যম্

kvachid rudantañ cha hasan naṭantaṁ
nijeṣṭa-deva-praṇayābhibhūtam
namanti gāyantam alaṁ janā tvāṁ
namo namo gaura-kiśora tubhyam [6]

kvachit—Sometimes rudantam—crying, [sometimes] hasan—laughing, [sometimes] naṭantam—dancing, cha—and [sometimes] gāyantam—singing, abhibhūtam—overwhelmed praṇaya—with love [for your] nija—own iṣṭa—beloved deva—Lord, janāḥ—people namanti—offer obeisance alam—in abundance tvām—unto you. gaura-kiśora—O Gaura Kiśor, namaḥ namaḥ—I offer my obeisance again and again tubhyam—unto you. [6]

Overwhelmed with love for your beloved Lord, you sometimes dance, sometimes cry, sometimes laugh, and sometimes sing aloud as people offer an abundance of obeisances unto you. O Gaura Kiśor, I offer my obeisance again and again unto you.

 

মহাযশোভক্তিবিনোদবন্ধো !
মহাপ্রভুপ্রেমসুধৈকসিন্ধো !
অহো জগন্নাথদয়াস্পদেন্দো !
নমো নমো গৌরকিশোর তুভ্যম্

mahāyaśo-bhakti-vinoda-bandho!
mahāprabhu-prema-sudhaika-sindho!
aho jagannātha-dayāspadendo!
namo namo gaura-kiśora tubhyam [7]

bandho!—O friend mahāyaśaḥ—of the illustrious bhakti-vinoda—Bhakti Vinod! [O] eka—sole sindho!—ocean sudhā—of the nectar mahāprabhu—of Mahāprabhu’s prema—of love! aho—O indo!—moon āspada—carrier dayā—of the mercy jagannātha—of Jagannāth Dās Bābājī Mahārāj! gaura-kiśora—O Gaura Kiśor, namaḥ namaḥ—I offer my obeisance again and again tubhyam—unto you. [7]

O friend of the illustrious Ṭhākur Bhakti Vinod! O one and only ocean of the nectar of Mahāprabhu Śrī Chaitanyadev’s love! O moon carrier of the mercy of the best of the Vaiṣṇavas throughout the world Śrī Jagannāth Dās Bābājī Mahārāj! O Gaura Kiśor, I offer my obeisance again and again unto you.

 

সমাপ্য রাধাব্রতমুত্তমং ত্ব-
মবাপ্য দামোদরজাগরাহম্
গতোঽসি রাধাদরসখ্যরিদ্ধিং
নমো নমো গৌরকিশোর তুভ্যম্

samāpya rādhā-vratam uttamaṁ tvam
avāpya dāmodara-jāgarāham
gato ’si rādhādara-sakhya-riddhiṁ
namo namo gaura-kiśora tubhyam [8]

samāpya—Upon completing uttamam—the exalted rādhā-vratam—the Ūrjja-vrata [and] avāpya—reaching aham—the day dāmodara—of Dāmodar’s jāgara—awakening, tvam—you gataḥ asi—regained riddhim—the fortune [of being] ādara—a cherished sakhya—friend rādhā—of Śrī Rādhā. gaura-kiśora—O Gaura Kiśor, namaḥ namaḥ—I offer my obeisance again and again tubhyam—unto you. [8]

Upon completing the exalted Ūrjja-vrata, on the day of Dāmodar’s awakening you regained the fortune of being a cherished friend of Śrī Rādhā. O Gaura Kiśor, I offer my obeisance again and again unto you.

 

বিহায় সঙ্গং কুলিয়ালয়ানাং
প্রগৃহ্য সেবাং দয়িতানুগস্য
বিভাসি মায়াপুরমন্দিরস্থো
নমো নমো গৌরকিশোর তুভ্যম্

vihāya saṅgaṁ kuliyā-layānāṁ
pragṛhya sevāṁ dayitānugasya
vibhāsi māyāpura-mandira-stho
namo namo gaura-kiśora tubhyam [9]

vihāya—Rejecting saṅgam—the association layānām—residents kuliyā—of Kuliyā pragṛhya—accepting sevām—the service [of your] anugasya—follwer dayita—Śrī Dayita Dās, vibhāsi—you gracefully remain sthaḥ—situated mandira—in [your] Temple māyāpura—in Māyāpur. gaura-kiśora—O Gaura Kiśor, namaḥ namaḥ—I offer my obeisance again and again tubhyam—unto you. [9]

Rejecting the association of the residents of the town of Kuliyā and accepting the service of your follower Śrī Dayita Dās, you reside gracefully in your Temple in Śrī Dhām Māyāpur. O Gaura Kiśor, I offer my obeisance again and again unto you.

 

সদা নিমগ্নোঽপ্যপরাধপঙ্কে
হ্যহৈতুকীমেষ কৃপাঞ্চ যাচে
দয়াং সমুদ্ধৃত্য বিধেহি দীনং
নমো নমো গৌরকিশোর তুভ্যম্ ১০

sadā nimagno ’py aparādha-paṅke
hy ahaitukīm eṣa kṛpāñ cha yāche
dayāṁ samuddhṛtya vidhehi dīnaṁ
namo namo gaura-kiśora tubhyam [10]

api—Although eṣa—this [fallen soul is] sadā—always nimagnaḥ—submerged paṅke—in the mud aparādha—of offences, cha—still yāche—I pray hi—for [your] ahaitukīm—unconditional kṛpām—mercy. samuddhṛtya—Please rescue [and] vidhehi—bestow [your] dayām—grace dīnam—on this poor soul. gaura-kiśora—O Gaura Kiśor, namaḥ namaḥ—I offer my obeisance again and again tubhyam—unto you. [10]

Although I am always submerged in the mud of offences, this fallen soul is begging for your unconditional mercy. Please rescue and bestow your grace upon this poor soul. O Gaura Kiśor, I offer my obeisance again and again unto you.

 

 

পরমগুর্ব্বষ্টকম্

Parama-Gurv-aṣṭakam

Eight verses in obeisance to our Param Gurudev

by Śrīmad Bhakti Deśika Āchārya Mahārāj

 

শ্রীগৌড়ধামাশ্রিত-শুদ্ধভক্তং
রূপানুগাদ্যং নিরবদ্যরূপম্
বৈরাগ্যধর্ম্মোজ্জ্বলবিগ্রহং তং
বন্দে প্রভুং গৌরকিশোর-সংজ্ঞম্

śrī-gauḍa-dhāmāśrita-śuddha-bhaktaṁ
rūpānugādyaṁ niravady arūpam
vairāgya-dharmojjvala-vigrahaṁ taṁ
vande prabhuṁ gaura-kiśora-saṁjñam [1]

śuddha—A pure bhaktam—devotee āśrita—sheltered [in the] śrī—holy dhāma—land gauḍa—of Gauḍa, ādyam—the best anuga—of the followers rūpa—of Śrī Rūpa, niravadi—ever arūpam—emaciated ujjvala—an effulgent vigraham—embodiment dharma—of the practice vairāgya—of renunciation—vande—I offer my obeisance tam—to him, prabhum—the master saṁjñam—known as gaura-kiśora—Gaura Kiśor. [1]

A pure devotee sheltered in the holy land of Gauḍa, the best of the followers of Śrī Rūpa, ever emaciated, an effulgent embodiment of renunciation—I offer my obeisance to him, the master Gaura Kiśor.

 

অসত্-প্রসঙ্গং পরিহায় নিত্যং
গৌরাঙ্গ-সেবাব্রত-মগ্নচিত্তম্
গৌড়-ব্রজাভেদ-বিশিষ্ট-প্রজ্ঞং
বন্দে প্রভুং গৌরকিশোর-সংজ্ঞম্

asat-prasaṅgaṁ parihāya nityaṁ
gaurāṅga-sevā-vrata-magna-chittam
gauḍa-vrajābheda-viśiṣṭa-prajñaṁ
vande prabhuṁ gaura-kiśora-saṁjñam [2]

parihāya—Rejecting [all] asat—bad prasaṅgam—association, [his] chittam—heart [is] nityam—ever magna—immersed vrata—in the vow sevā—of service gaurāṅga—to Śrī Gaurāṅga, [and he is] viśiṣṭa—filled [with] prajñam—realisation abheda—of the nondifference gauḍa—of Gauḍa [and] vraja—Vraja. vande—I offer my obeisance prabhum—to the master saṁjñam—known as gaura-kiśora—Gaura Kiśor. [2]

Rejecting all bad association, his heart is ever immersed in the vow of service to Śrī Gaurāṅga, and he is filled with realisation of the nondifference of Gauḍa and Vraja. I offer my obeisance to the master Gaura Kiśor.

 

শ্রীধামমায়াপু-দিব্য-গূঢ়-
মাহাত্ম্য-গীতোন্মুখং বরেণ্যম্
ধন্যং মহাভাগবতাগ্রগণ্যং
বন্দে প্রভুং গৌরকিশোর-সংজ্ঞম্

śrī-dhāma-māyāpura-divya-gūḍha-
māhātmya-gītonmukhaṁ vareṇyam
dhanyaṁ mahābhāgavatāgragaṇyaṁ
vande prabhuṁ gaura-kiśora-saṁjñam [3]

unmukham—Intent gītā—upon chanting gūḍha—the secret divya—divine māhātmya—glories [of the] śrī—holy dhāma—abode māyāpura—of Māyāpur, [he is] vareṇyam—exalted, dhanyam—admirable, [and] āgragaṇyam—the foremost mahābhāgavata—of advanced devotees. vande—I offer my obeisance prabhum—to the master saṁjñam—known as gaura-kiśora—Gaura Kiśor. [3]

Intent upon chanting the secret divine glories of Śrī Dhām Māyāpur, he is exalted, admirable, and the foremost of advanced devotees. I offer my obeisance to the master Gaura Kiśor.

 

পূতাবধূত-ব্রজ-শীর্ষরত্নং
শ্রীরাধিকাকৃষ্ণ-নিগূঢ়-ভক্তম্
সদা ব্রজাবেশ-সরাগ-চেষ্টং
বন্দে প্রভুং গৌরকিশোর-সংজ্ঞম্

pūtāvadhūta-vraja-śīrṣa-ratnaṁ
śrī-rādhikā-kṛṣṇa-nigūḍha-bhaktam
sadā vrajāveśa-sarāga-cheṣṭaṁ
vande prabhuṁ gaura-kiśora-saṁjñam [4]

śīrṣa—The crown ratnam—jewel pūtā—of [the] pure avadhūta—mendicants [and the residents] vraja—of Vraja, [he is] nigūḍha—a confidential bhaktam—devotee śrī-rādhikā-kṛṣṇa—of Śrī Śrī Rādhā-Kṛṣṇa [and] āveśa—in the ecstasy vraja—of Vraja [is] sadā—ever cheṣṭam—engaged sarāga—with love. vande—I offer my obeisance prabhum—to the master saṁjñam—known as gaura-kiśora—Gaura Kiśor. [4]

The crown jewel of the pure mendicants and the residents of Vraja, he is a confidential devotee of Śrī Śrī Rādhā-Kṛṣṇa and in the ecstatic mood of Vraja is ever engaged in rāgānugā-bhakti. I offer my obeisance to the master Gaura Kiśor.

 

শোকাস্পদাতীত-প্রভাব-রম্যং
মূঢৈরবেদ্যং প্রণতাভিগম্যম্
নিত্যানুভূতাচ্যুত-সদ্-বিলাসং
বন্দে প্রভুং গৌরকিশোর-সংজ্ঞম্

śokāspadātīta-prabhāva-ramyaṁ
mūḍhair avedyaṁ praṇatābhigamyam
nityānubhūtāchyuta-sad-vilāsaṁ
vande prabhuṁ gaura-kiśora-saṁjñam [5]

[He has] ramyam—a delightful prabhāva—splendour atīta—beyond āspada—the reach śoka—of sorrow. avedyam—Incomprehensible mūḍhaiḥ—to the ignorant [but] abhigamyam—attainable praṇata—by the surrendered, [he] nitya—constantly anubhūta—tastes achyuta—the Infallible’s sad—eternal vilāsam—Pastimes. vande—I offer my obeisance prabhum—to the master saṁjñam—known as gaura-kiśora—Gaura Kiśor. [5]

He has a delightful splendour beyond the reach of sorrow. Incomprehensible to the ignorant but attainable by the surrendered, he constantly tastes the infallible Lord’s eternal Pastimes. I offer my obeisance to the master Gaura Kiśor.

 

কাপট্যধর্ম্মান্বিত-চণ্ড-দণ্ড-
বিধায়কং সজ্জন-সঙ্গ-রঙ্গম্
শ্রীকৃষ্ণচৈতন্যপদাব্জভৃঙ্গং
বন্দে প্রভুং গৌরকিশোর-সংজ্ঞম্

kāpaṭya-dharmānvita-chaṇḍa-daṇḍa-
vidhāyakaṁ sajjana-saṅga-raṅgam
śrī-kṛṣṇa-chaitanya-padābja-bhṛṅgaṁ
vande prabhuṁ gaura-kiśora-saṁjñam [6]

[He is] chaṇḍa—a vehement daṇḍa-vidhāyakam—subduer [of those] anvita—possessed dharma—of a nature kāpaṭya—of deceitfulness, [is] raṅgam—cheerful saṅga—in the association sajjana—of the sincere, [and is] bhṛṅgam—a bee abja—in the lotus pada—feet śrī-kṛṣṇa-chaitanya—of Śrī Kṛṣṇa Chaitanya. vande—I offer my obeisance prabhum—to the master saṁjñam—known as gaura-kiśora—Gaura Kiśor. [6]

He is a vehement subduer of the deceitful, is cheerful in the association of the sincere, and is a bee in the lotus feet of Śrī Kṛṣṇa Chaitanya. I offer my obeisance to the master Gaura Kiśor.

 

দামোদরোত্থানদিনে প্রধানে
ক্ষেত্রে পবিত্রে কুলিয়াভিধানে
প্রপঞ্চলীলা-পরিহারবন্তং
বন্দে প্রভুং গৌরকিশোর-সংজ্ঞম্

dāmodarotthāna-dine pradhāne
kṣetre pavitre kuliyābhidhāne
prapañcha-līlā-parihāravantaṁ
vande prabhuṁ gaura-kiśora-saṁjñam [7]

[In the month] dāmodara—of Dāmodar pradhāne—on the principal dine—day utthāna—of Utthān Ekādaśī [in the] pavitre—holy kṣetre—place abhidhāne—known as kuliyā—Kuliyā, parihāravantam—he withdrew [his] prapañcha—manifest līlā—Pastimes. vande—I offer my obeisance prabhum—to the master saṁjñam—known as gaura-kiśora—Gaura Kiśor. [7]

In the month of Dāmodar on the principal day of Utthān Ekādaśī in the holy place known as Kuliyā, he withdrew his manifest Pastimes. I offer my obeisance to the master Gaura Kiśor.

 

তব হিদয়িত-দাসেসত্যসূর্য্য-প্রকাশে
জগতি দুরিতনাশে প্রোদ্যতে চিদ্ বিলাসে
বয়মনুগতভৃত্যাঃ পাদপদ্মং প্রপন্না
অনুদিনমনুকম্পাং প্রার্থয়ামো নগণ্যাঃ

tava hi “dayita-dāse” satya-sūrya-prakāśe
jagati durita-nāśe prodyate chid-vilāse
vayam anugata-bhṛtyāḥ pāda-padmaṁ prapannā
anudinam anukampāṁ prārthayāmo nagaṇyāḥ [8]

prakāśe—In [your] manifestation [as the] sūrya—sun satya—of truth [in] tava—your hi—definitively “dayita—dear dāse”—servant (Śrī Vārṣabhānavī Dayita Dās—Śrīla Bhakti Siddhānta Saraswatī Ṭhākur) nāśe—to destroy durita—the sin jagati—in [this] world [and] prodyate—manifest [the Lord’s] chid—spiritual vilāse—Pastimes, vayam—we, [his] nagaṇyāḥ—insignificant anugata—followers [and] bhṛtyāḥ—servants, prapannāḥ—take shelter padmam—at [your] lotus pāda—feet [and] prārthayāmaḥ—pray anudinam—continuously anukampām—for [your] mercy. [8]

Manifest in your Dayita Dās as the sun of truth to destroy the sin in this world and manifest the Lord’s spiritual Pastimes, we, his insignificant followers and servants, take shelter at your lotus feet and pray continuously for your mercy.

 

Note

Śrīmad Bhakti Deśika Āchārya Mahārāj is a disciple of Śrīla Bhakti Siddhānta Saraswatī Ṭhākur and was the first graduate of the Sanskrit academy founded by Śrīla Saraswatī Ṭhākur in Śrī Dhām Māyāpur. After many years of austere solitary worship in Śrī Vṛndāvan Dhām, he came to Śrī Nabadwīp Dhām and accepted tridaṇḍī-sannyās from Śrīla Bhakti Rakṣak Śrīdhar Dev-Goswāmī Mahārāj. His composition in praise of Śrīla Gaura Kiśor Dās Bābājī Mahārāj is included in the Śrī Gauḍīya-gītāñjali published by Śrīla Bhakti Sundar Govinda Dev-Goswāmī Mahārāj.

 

← Поздравление от преданных ДВ центра «Радхика» ·• Архив новостей •· Новогодние программы со Шрилой Бхакти Севаном Хришикешем Махараджем в центре «Бхакти-йоги» в Сочи →
Главная | Миссия | Учение | Библиотека | Фотогалерея | Контактная информация
Пожертвования