«Секрет долгой жизни». Статья из журнала «The Harmonist» под редакцией Шрилы Бхактисиддханты Сарасвати Тхакура (на русском и английском языках).

Профессор Джатиндра Мохан Гхош

Секрет долгой жизни

Статья из журнала «The Harmonist»,
издаваемого под редакцией
Шрилы Бхактисиддханты Сарасвати Тхакура
в 20–30-е годы XX столетия

(из двенадцатого номера XXVI тома за май 1929 года)

 

Всем прекрасно известно, что человеческая жизнь очень коротка и, к тому же, слишком непредсказуема. Человек может быть полон энергии, надежд и решимости осуществить свои планы, без малейшего опасения за свое будущее, и вдруг внезапно уйти из жизни. Он держится на ногах настолько долго, насколько возможно. Такие случаи в порядке вещей. Тем не менее люди не обращают на них внимания, если, конечно, это не затрагивает их лично. Порой кажется, что они не производят никакого впечатления на людей, что явствует из их обычного поведения и образа действий. Конечно же, жизнь была бы невыносимой и невозможной, если бы человек постоянно испытывал страх смерти. Поэтому наш знаменитый Чанакья Пандит сказал: «Человеку следует освободить свою голову от мыслей о немощи и смерти и думать о том, как накопить знание и богатство». Несомненно, образование и богатство — это две цели человеческой жизни, помогающие обрести счастье в этом материальном мире, и ими нельзя пренебрегать даже тем, кто считает свою нынешнюю жизнь единственной, после которой его существование завершится. Однако мудрецы Индии, а также все ее жители никогда не были столь недальновидными. Они всегда знали о более высоком существовании, лежащем за пределами этой нынешней жизни, — об истинном и вечном бытии, — цель и идеал которого полностью отличаются от цели и идеала того короткого срока, что отпущен человеку. Поэтому, защищая эти две цели нашей нынешней временной мирской жизни, Чанакья не упустил из виду высшую цель, не забывая на одном дыхании напоминать и советовать, что «человек должен следовать своей дхарме (то есть вести подлинную религиозную жизнь) даже перед лицом смерти».

Люди едва ли станут следовать этому последнему совету, хотя они охотно готовы принять то, что поможет им лучше наслаждаться в этом мире. Похоже, такие люди прожигают бесценные моменты жизни, как будто рассчитывая на то, что она никогда не закончится. В своем стремлении насладиться всеми радостями жизни человек становится нетерпеливым, и порой ему кажется, что время течет слишком медленно. Маленький мальчик стремится поскорее вырасти, чтобы наконец-то вступить во взрослую жизнь без опеки родителей, подобно своим старшим братьям. Юноша стремится к активному образу жизни взрослых, мечтая занять почитаемое положение в обществе. В зрелом возрасте человек снова заглядывает вперед, желая достигнуть того возраста, когда он будет умудрен опытом и почитаем всеми, чтобы наслаждаться беспечной жизнью на пенсии. Ростовщик занят подсчетом дней, ожидая окончания срока долговых обязательств, чтобы получить побольше выгоды. Обрученным день свадьбы кажется слишком далеким. Когда человек сходит с ума от любви, он нестерпимо желает приблизить момент встречи, и так далее. Порой каждый считает, что время течет излишне медленно, хотя при этом жизнь в целом кажется ему слишком мимолетной.

Таков этот мир. Но способен ли кто-либо остановиться на мгновение и подумать, ради чего он совершает все свои поступки? Все они направлены лишь на достижение преходящих чувственных удовольствий, на бессмысленную суету, в которой нет ничего ценного, ничего постоянного. Если это так, то значит, что все это время и энергия были потрачены впустую? Однако большинство людей не способно осознать эту бессмысленную расточительность, поскольку недальновидны и даже не имеют представления об истинной и высшей жизни. Будучи разумными людьми, нам не приличествует быть такими слепцами и растрачивать впустую бесценные моменты жизни. Мы похваляемся своей мудростью и опытом жизни, и поэтому так жаль, что мы ничего не знаем об истинной жизни, и о том, как ей жить.

Такое утверждение, без сомнений, может показаться подавляющему большинству обывателей излишне смелым, высокомерным и бессмысленным, поскольку есть пример многих великих людей, которые сделали этот мир таким, каков он есть, тогда как все остальные лишь следуют по их стопам. Они далеко не были несведущими в понимании сути жизни и того, как следует ее прожить, а скорее наоборот, показали, какой она должна быть. Обычные люди свято верят в это. Именно для таких, погрязших в невежестве людей идея подлинной жизни выглядит абсурдной и противоречащей здравому смыслу.

Да, это утверждение очень смелое, однако оно не становится от этого менее правдивым. Все, кто внес весомый вклад в устройство этого мира, несомненно великие и мудрые люди, но это касается лишь мирских дел. Тогда как в духовном знании, лежащем вне сферы деятельности майи, то есть вне чувственного опыта, такие люди крайне невежественны. Так утверждает «Шримад-Бхагаватам», величайшая из всех Пуран, являющаяся высочайшим и главным авторитетом в трансцендентных вопросах и источником всего чистого и подлинного знания. Знание таких великих людей ограничено этим материальным миром и основано на отождествлении души с материальным телом. Они не имеют никакого представления о своем подлинном «я» (душе), трансцендентной к этой физической оболочке. Они полностью несведущи в вопросах, касающихся Вайкунтхи, трансцендентного мира, лежащего вне материального опыта ума и тела. Поэтому, со всем почтением к их мудрости, давайте все же обратимся к словам «Шримад-Бхагаватам».

Подлинно мудрый человек должен без промедления направить свои усилия на достижение нихшреясы (высочайшего блага жизни) и не отклоняться от этого пути до самой смерти. Следует помнить, что эту человеческую жизнь, которую мы получили после бесчисленных рождений в низших формах жизни, обрести невероятно трудно. К тому же она мимолетна и непредсказуема. Тогда как земные наслаждения этой жизни доступны и в любой другой форме жизни.

Мы человеческие существа, и эта человеческая жизнь — венец творения. Наша нынешняя жизнь лучшая и самая значимая среди всех других. Следовательно, нашей главной и прямой обязанностью будет достижение ее подлинной цели. Наша жизнь намного ценнее простого животного существования, и нам не следует тратить ее на плотские наслаждения, то есть на еду, сон, секс и иные формы чувственных радостей. Человеческая жизнь — это нечто большее, чем просто прием пищи, сон и семейная жизнь; она не должна ограничиваться лишь этим.

Сколько обычно живет человек? Редко, когда он доживает до ста лет. К тому же все слишком непредсказуемо. Поэтому мы не можем позволить себе упустить возможность осознать ценность подлинной жизни, и вместо этого бесцельно растратить ее на мирские наслаждения, доступные даже низшим созданиям. Это недостойно человеческой жизни и сравнимо с самоубийством. Даже если человек живет очень долго, но посвящает все время плотским наслаждениям, такую жизнь нельзя назвать подлинной, поскольку она ничем не лучше животного существования. Такой человек, можно сказать, не живет на самом деле. Какой смысл тогда говорить о долголетии? Лишь тот живет как человек, кто презрел животные наклонности и руководствуется благоразумными и подлинными принципами в своей жизни.

Мы можем возразить: «Почему мы не можем сначала провести некоторое время в чувственных наслаждениях, а затем начать искать подлинную жизнь?» Но такой аргумент не приличествует разумному существу. Как уже говорилось выше, в жизни много неопределенности, и она слишком коротка. Даже если человек проживет полных сто лет, что это в сравнении с вечностью? Это даже меньше, чем капля в океане. Не более, чем короткий миг. Однако этот миг полон бесконечных возможностей, и мы можем прожить его в высшей степени достойно, если своевременно и верно воспользуемся отведенным нам сроком. Возможность осознать вечную жизнь даруется нам лишь однажды. Лишь в этой человеческой жизни мы можем осознать высшее благо, и поэтому нам не стоит тратить бесценные моменты жизни на пустые развлечения. Если мы не воспользуемся выпавшим нам шансом, то неизвестно, когда еще нам представится столь благоприятная возможность. Нет никакой гарантии, что в следующей жизни мы вновь родимся людьми, а не какими-либо иными существами. Мы можем опускаться все ниже и ниже, и могут пройти миллионы жизней, пока мы вновь не обретем положение, подобное нынешнему.

Просто интеллектуальная жизнь, согласно «Шримад-Бхагаватам», также не раскрывает подлинное предназначение человека. Вне всяких сомнений, что в определенном смысле разумное поведение [человека] намного превосходит уровень поведения животного. И в понимании простых людей такая интеллектуальная жизнь достойна называться воистину благоразумной. Но, несмотря на это, материальная жизнь противоположна и полностью отлична от жизни духовной. Суть мирской жизни сводится лишь к проявлению различных чувств и эмоций, и она никогда не сможет быть чем-либо иным. Она основана целиком и полностью на чувственном опыте. Даже в самом высшем понимании она остается жизнью, в которой на первом месте стоят мирские удовольствия тела и ума. Сущность ума полностью материальна, хотя он и более тонкой природы, нежели грубая материя. И поэтому он полностью находится во власти материальной природы. Наши священные писания утверждают, что подобная жизнь никак не затрагивает душу, а пребывает во власти пракрити (материальной природы) или майи (обуславливающей и иллюзорной энергии).

Нам надлежит жить той подлинной благородной жизнью, которая возносит нас над этим миром ограничений, поскольку именно в такой жизни утверждается наше превосходство над всеми иными Божьими созданиями. Подлинное благоразумие состоит в попытке осознать бессмертие вечной жизни в высшей степени блаженной связи с непрестанным, бескорыстным любовным служением трансцендентной Личности Бога, Господу Шри Кришне. Лишь тогда и только тогда мы сможем обратить эту короткую жизнь в длительную. Продолжительность нашей жизни напрямую зависит от тех усилий, которые мы прилагаем для осознания вечного бытия. Таков истинный секрет и смысл долголетия.

Далее наши священные писания говорят, что жизнь в преданности Богу — это единственный ключ к подобному долголетию, являющемуся ничем иным, как вечной жизнью, исполненной высочайшего блаженства. Искать такую долгую жизнь — это высшая наука среди всех наук и высшее искусство среди всех искусств. Такая жизнь трансцендентна и является высшим совершенством науки и искусства. Поэтому ее невозможно достичь, руководствуясь личным выбором или эмоциональными предпочтениями.

Научиться этой жизни можно лишь у духовного учителя, ачарьи, который излагает ее систематически и основательно. В противном случае человек непременно собьется с пути и станет жертвой неотвратимой смерти. Но к нашей величайшей удаче этот трансцендентный учитель, или ачарья, приходит в этот мир, открываясь нашему взору. Он всегда рядом с тем, кто искренне ищет Истину. Воистину удачлив тот, кто ищет такого ачарью, и, найдя его, предается его лотосоподобным стопам, принимая от него посвящение в искусство подлинной человеческой жизни. Такому человеку открывается доступ к чистейшему блаженству вечной жизни, и все тайны становятся понятными. Так гласят шрути.

Переводчик: Вриндавана Чандра Дас

 

 

Prof. Jatindra Mohan Ghose, m.a., b.l.

The Secret of Long Life

Journal ‘The Harmonist’
Edited by
Shrila Bhaktisiddhanta Saraswati Thakur

(No. 12, Vol. XXVI, May 1929)

 

IT is a very patent fact that human life is very short, and that too, most uncertain. The man who walks about with full vigour, hopes, and forms expectations of future, and without the least suspicion of any blast, breathes his last the very next moment. He stops for a good while on his legs as it were. Such occurrences are quite common. Yet they are hardly taken proper notice of, except a passing one. They seem to leave no impression on the minds of the people, as would appear from their usual course of life and modes of activities. Of course, life would, indeed, be miserable and impossible if the horror of death was to haunt the mind at all hours. So our Chanakya said,—‘one should think of the means of acquiring learning and wealth free from all thoughts of infirmity and death.’ Learning and wealth are no doubt two of the ends of life which can not altogether be over-looked, for ensuring a happy worldly life on this side of existence even by those who consider the present life as the only life and end of all existence. But the sages of India—and also her people—have never been so short sighted. They have the perspective of an existence beyond the ken of the present life,—of the true and eternal life—the end and ideal of which substantially and greatly differ from those of this short life. So while advocating those two ends of our present, temporary, mundane life Chanakya did not lose sight of the ultimate one, nor forget to remind and advise at the same breath,—‘that one should practise Dharma (i.e. lead a religious life for truth), caught hold of by hair, as it were, by death.’

But this last advice a man will hardly listen to, although he takes readily to the first one as being conducive to a life of sensuous pleasures. It appears from the manner of his spoiling the precious moments of life, as if he counts upon an endless tenure of life. He never cares, however misspent his time may be. In his eagerness for enjoyment of the pleasures of life, he grows rather impatient and seems to think every moment that time moves very slowly. A boy would be eager to leave behind his boyhood as early as possible in order to live the free youthful life of his elder brothers beyond the tutelage of his parents. A youth would aspire after the active life of a grown-up man occupying a position of honour in society. A grown up man again would look forward to reach the old age full of ripe experience, commanding respect from all, to enjoy a life of retirement and inactivity. A usurer is busy counting the days and watching the expiry of the terms when interests will up his pockets. To an affianced the day of marriage would appear as too far off. A maiden lover would consider the appointed hour of meeting a full year off, and so on. So every body considers his time, and part of life as unnecessarily long—a1though he would consider the life as a whole to be too short.

This is the way of the world. But will anybody stop for a moment and ponder,—what are these activities and eagerness for? They are for momentary sensuous pleasures,—for trash, which would leave nothing permanent, no trace,—behind. If so, are not so much time and energy altogether wasted? But most people do not, and can not, realise this waste, for they are short-sighted and have no conception of the truer and higher life. It does not behove us,—rational human beings,—to be blind and waste the precious moments of life; we should turn every moment into account and live a true life full of worth. We boast of our wisdom in all matters, but it is a pity that we are ignorant of what a true and real life is, and how to live it.

Such an assertion will no doubt appear to many—to almost all—as a bold, arrogant and meaningless one; for there are many great men who have made the world what it is, and have left foot prints for others to follow. Far from being ignorant of the meaning of life and the art of living it, it is rather they who have shown what a life is and should be. To damn them with ignorance of the idea of a true life is surely preposterous.

Yes, such an assertion is a very bold one,—but nonetheless true. And the builders of the world are all great and wise men—no doubt, but in matters worldly only. In spiritual matters beyond the range of Maya or sense-experience, they are all as ignorant as any—so declares the Srimad-Bhagabat, the Lord of all the Puranas, the purest and highest authority in transcendental matters, and the fountain-head of all pure and unadulterated knowledge. The knowledge of the great men of the world was confined to this material world, and centred round their conception of the soul as being identical with the material body; they had no conception of their real selves (their souls) except and beyond the physical encasement. They were altogether blind in regard to matters of Vaikuntha, the transcendental world, lying beyond and above the range of material experiences of mind and body. So with all deference to their wisdom let us for once turn and listen to the words of the Srimad-Bhagabat.—

A truly wise man should strive without any delay after  the surest and highest good of life, till death comes upon him; for he has now obtained the life of a human being after innumerable births as inferior creatures a life which is very, very difficult of attainment, yet transitory and uncertain; but only in which the supreme good is attainable; material objects of enjoyment can be had in the life of all and any other creatures.

We are human beings and the pick of the creation. And our present life is the best and highest of all lives. Hence it is but rational and our bounden duty, to live it truly and attain the proper end of it. Our life is much more than mere animal life and we should not waste it away in animal enjoyments, viz., in eating, sleeping, sexual and other forms of sensuous enjoyment. To eat, drink and be merry is not, and should not be the end of a human life.

And what is the span of a human life? Not more than a hundred years or so at the longest, and that too is quite uncertain. So we can not afford to let slip this opportunity of living and realising the true life scorning base worldly enjoyment available to inferior creatures. It will then really be no human life, but a suicide. A man may live even the longest period in material enjoyment, but that is no proper kind of life, and no better than that of a beast. Such a person does not really live. Then what to speak of his longevity? A man who has not outlived his animal life, and lived a true human i.e., rational life, can not be said to live at all as a man.

We may argue,—‘let us first enjoy the pleasures of the senses for some time, and then we shall seek to live the proper life.’ Such an argument does not lie in the mouth of a rational being. As has been already pointed out, life is most uncertain and very shot too. What is even the fullest period of a hundred years as compared with eternity? It is not even like a drop in the ocean and relatively speaking, no more than the shortest moment. Yet this moment is full of infinite possibility, and we can make it full of worth—if it is properly and timely utilised. For in this life of ‘moment’ only we have the singular opportunity of realsing the eternal life of a jiva-soul. Here in this human life only we can realise the supreme good, and so we can certainly ill afford to waste a single moment of this short but precious life. Then again, once this opportunity is let off, there is no knowing if it will come at the next turn. There is no guarantee whether our next life will be the life of a human being or of any other creature. We may sink down deeper and deeper, and it may be millions of births before we may come up to the present level again.

A mere intellectual life also is not the true human life in the sense of the Srimad-Bhagabat. It is no doubt in a certain sense more rational life than that of beasts. And the popular notion is that an intellectual life is really a truly rational human life. But it is nevertheless a material life opposed to and quite different, from spiritual life. It can never be anything but a sensuous life. It builds itself and rests, upon sense-experiences. Such a life at its best is a life of mental material recreation or enjoyment. Because the stuff of the mind is nothing but matter, although of a finer quality, which is evolved out of, and is under the sway of  or Physical Nature. Our Scriptures say that this also is not the true life of a jiva: it is also a life within and under  (prakriti) Phenomenal Nature or  (the limiting or delusive power).

We should, therefore, live a truly rational life, which is located beyond this world of limitations and therein lies our superiority over all other creatures. True rationality consists in trying to realise, and actually realising, the deathless eternal life in supremely blissful communion with, and constant, selfless, loving service of, the transcendental, personal Godhead, the Supreme Lord Krishna. Then and then only we would have turned this shortest life into the longest one. Our life is lived and prolonged in proportion to our effort to realise the eternal life. This is the true meaning and secret of longevity.

Our Scriptures further declare that a truly devotional life is the only key to such longevity which is an eternal life of supreme bliss. To seek to live such a long life is the science of all sciences and the art of all arts. It is the most perfect, transcendental, science and art. So it can not be acquired by acting according to individual pleasure and choice.

It has to be systematically, properly and thoroughly learnt from a perfect Master,—a true Teacher,—an Acharyya, otherwise there is the surest chance of going astray and succumbing to grim death, fortunately for us such a transcendental master or Acharyya comes into this world and moves amongst us. He is never far away from the sincere seeker. One who has sought after such an Acharyya, and has completely submitted to him when found, for initiation into the art of proper living is really fortunate. To him the gateway to unmixed bliss is opened up for eternity, and all mystery is revealed,—so says the shrutis.

 

← Орск. Программа с участием Хришикеша Махараджа в рамках фестиваля «Yoga&Dance» от 5 ноября 2016 года ·• Архив новостей •· «Любовь земная и любовь небесная». Сахадев Прабху. 25 октября 2016 года. Томск →
Главная | Миссия | Учение | Библиотека | Фотогалерея | Контактная информация
Пожертвования